Гурьев Игорь (egor_23) wrote,
Гурьев Игорь
egor_23

Катынь: Нерешенные вопросы Катыти (IV)

Записка Шелепина Хрущёву от 3 марта 1959 года пролежала в ЦК КПСС шесть лет без регистрации, а в самой записке в каждом абзаце и предложении – масса неточностей, искажений известных фактов и орфографические ошибки. Подобные вопросы имеются по всем основным документам уголовного дела, но ответов на них в рассматриваемом экспертном „Заключении” по понятным причинам нет».

Не нашлось ответов на эти принципиальной важности вопросы и у других адептов геббельсовско-польской версии катынских событий. Документы из «закрытого пакета №1» были рассмотрены на «круглом столе» по теме «Катынская трагедия: правовые и политические аспекты», состоявшимся 19 апреля 2010 года в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации. Заседание вёл заместитель Председателя Комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству В. И. Илюхин. Выступая на нём, генерал-майор юстиции В. М. Крук заявил: «Основное доказательство расстрела польских офицеров сотрудниками НКВД по приказу Сталина – нашумевшая записка на 4 листах, подписанная от имени Берии и якобы представленная Сталину. Как и откуда она появилась в деле, покрыто мраком. Известно, что в деле лежит не оригинал, а цветная светокопия. Об этом знали в аппарате ГВП почти все, хотя делали вид, что это тайна. Я видел её копию. Первое, что бросилось в глаза, – отсутствие на документе даты (стоит только месяц март и год – 1940-й) и регистрация в секретариате НКВД 29 февраля 1940 года. Непонятно, как такое могло быть. Я достаточно много видел документов ЦК КПСС – и ни одного, где были бы такие ляпы. Я знаком с заключением Молокова, проводившего экспертные исследования текста записки Берии. Его выводы о том, что текст записки выполнен на нескольких разных машинописных аппаратах, убедительны и, что самое главное, никем не опровергнуты. Все официальные лица молчат и делают вид, что этих исследований вообще нет. Но это лишь усиливает сомнения в объективности проведенного расследования и достоверности сделанных следствием выводов и порождает новые вопросы. Нельзя, как страус, прятать голову в песок, надеясь, что все рассосётся само по себе, и при этом выдавливать из себя неадекватные оправдания. Не рассосется»
«Страусы» в России, однако, не перевелись. Многочисленные ляпы в катынских документах шокируют многих, но только не директора Государственного архива РФ С. В. Мироненко, который настойчиво отстаивает позицию, что все документы из «закрытого пакета №1» являются подлинными. Он старательно делает вид, что никаких ляпов в них нет. Эта «игра в молчанку» подтолкнула В. Н. Шведа к написанию Открытого письма С. В. Мироненко. В нём говорится: «В записке Берии присутствует немало несуразностей и ошибок. Например, в резолютивной части записки предлагается расстрелять на 36 военнопленных поляков меньше и на 315 арестованных больше, нежели указано в пояснительной части. Зная скрупулёзное отношение Сталина и его помощника Поскрёбышева к точности количественных данных, невозможно представить, чтобы Берия рискнул отправить в Кремль документ с такими ошибками. Также установлено, что отдельные страницы небольшой по объёму записки перепечатывались, причем на разных машинках. Подобное для документов такого уровня недопустимо, как тогда, так и сейчас. Ключевым нарушением в записке является отсутствие конкретной даты. Само по себе это не является чем-то исключительным. Известны записки НКВД, в которых дата проставлена рукой Берии. Возможно, на записке №794/Б просто забыли вписать дату? Бывало и такое. В нашем случае, согласно официальной регистрации в секретариате НКВД СССР, Сталину была направлена записка №794/Б от 29 февраля 1940 г. Фактически он «получил» (как утверждается) записку №794/Б, датированную и отправленную в марте 1940 г., без указания конкретного числа. Ни один нотариус, ни один суд не признают записку Берии, зарегистрированную февралем, а датируемую мартом, достоверной и сочтут её по формальным основаниям подложной. В сталинский период подобное расценивалось как вредительство. Мог ли кто-то в НКВД СССР пойти на такой подлог?».
Публицист Ю. И. Мухин также не верит в подлинность «письма Берии», которое «имеет номер при отсутствии даты. В подлинном документе такое невозможно, поскольку это одна запись». Странным выглядит и то, что, назвав всех 14736 офицеров «заклятыми врагами Советской власти, преисполненными ненавистью к советскому строю», Берия предложил расстрелять 14700. Вопрос о судьбе 36 «заклятых врагов» автором записки даже не был поставлен! Могло ли такое быть, если бы автором был именно Берия?
С.Э. Стрыгин обратил внимание на следующее: «В тексте сомнительного экземпляра, ”письма №794/Б” фигурируют численные данные вечерней поверки пленных 1 марта 1940 года, переданные в Москву лишь 3 марта 1940 года. Очевидно, что попасть в текст подлинного письма от 29 февраля данные от 3 марта не могли, следовательно, широко известное ”письмо Берии № 794/Б” является поддельным». На тот же вывод наводит и обнаруженное несоответствие последней страницы бериевского послания Сталину трём первым страницам. На цифровой фотокопии, размещённой в Интернете, чётко видно, что первые три страницы значительно темнее последней. Стало быть, они не могли быть отпечатаны в одно и то же время и храниться в одной папке. Но вернёмся к письму В. Н. Шведа С. В. Мироненко, в котором имеются указания и на несуразности в других документах из «закрытого пакета №1»: «Два экземпляра выписки с решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. также оформлены с серьёзными нарушениями. На выписке, предназначенной для направления Берии, отсутствует печать Центрального Комитета и оттиск факсимиле Сталина. Фактически это не документ, а простая информационная копия. Направление исполнителю (Берии) незаверенной выписки противоречило элементарным правилам работы партийного аппарата. Этот экземпляр выписки якобы дважды направлялся Берии и он обязан был росписью подтвердить ознакомление с ней. Однако росписи Берии на документе отсутствуют! Почему же именно эта копия выписки попала в ”закрытый пакет”?
Возникают вопросы и после ознакомления с выпиской из протокола заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г., направленной в феврале 1959 г. Председателю КГБ Александру Шелепину. Этот экземпляр также был отпечатан в марте 1940 г. Но в 1959 г. с него удалили дату «5 марта 1940 г.» и фамилию старого адресата, после чего впечатали новую дату 27 февраля 1959 г. и фамилию Шелепина. Получившийся уродливый бюрократический гибрид, ставший выпиской из протокола заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 27 февраля 1959 года, документом считаться не может, так как в феврале 1959 года вместо ВКП(б) была КПСС, а высшим партийным органом был Президиум ЦК КПСС. Помимо этого согласно правилам партийного делопроизводства дата и фамилия адресата указывались только в сопроводительном письме к архивному документу, но ни в коем случае на самом документе!».
Анализируя Выписку с решением Политбюро ЦК ВКП(б) №П13/144 от 5 марта 1940 г. по «Вопросу НКВД СССР», политолог С.Ф. Черняховский заметил, что в ней нет «ни подписи Сталина, как председательствующего, ни подписи Берии, как ознакомившегося перед возвратом документа. Вместо подписи внизу напечатано „Секретарь ЦК”. Подписи нет, печати нет, заверения подлинности выписки кем-либо – нет. На оборотной стороне одним и тем же подчерком указано, что один экземпляр был направлен Берии 4 декабря 1941 года (через полтора года после мнимого расстрела поляков), второй – 27 февраля 1959 года Шелепину». Подводя итог «работы с документами», согласимся с выводом В. Н. Шведа и обоснованностью возникших у него вопросов: «Несмотря на вышеизложенные факты, кремлёвские документы признаны надежными историческими документами. В этой связи следует сформулировать нелицеприятный для российского следствия вопрос: каким образом в 1992 году в Кремле были проведены почерковедческая и криминалистическая экспертизы, которые, подтвердив „подлинность” кремлёвских документов, оставили без внимания все имеющие в них грубейшие ошибки и неточности? Помимо этого возникает вопрос к историкам-сторонникам официальной версии. Почему до сих пор никто не них не дал вразумительного и исчерпывающего ответа относительно ошибок и несуразностей, присутствующих в исторических документах?».
Некоторые свои вопросы В. Н. Швед в 2011 году адресовал знаменитому польскому режиссёру Кшиштофу Занусси: «Почему до сих пор никто из представителей официальной версии не попытался опровергнуть аргументы независимых исследователей и экспертов, ставящих под сомнение подлинность катынских документов из ”закрытого пакета №1” „Особой папки” ЦК КПСС? Почему упорно скрывается официальная экспертиза этих документов, проведенная в конце 1992 г. по поручению Главной военной прокуратуры РФ? Почему российские военные прокуроры не приняли катынские документы из „закрытого пакета №1” в качестве доказательства расстрела 21857 польских граждан в 1940 г.? Почему никто не даёт ответа по поводу противоречия между результатами 14-летнего расследования Катынского дела Главной военной прокуратурой РФ (ГВП) и официальными заявлениями российского руководства? Напомним, что Министерство юстиции РФ в ответах, основанных на результатах расследования ГВП, сообщило в Европейский суд по правам человека (в марте и октябре 2010 г.), что российским
следствием достоверно установлена гибель 1803 польских военнопленных»
.
В декабре 2010 года Д. А. Медведев, будучи президентом РФ, в интервью польским СМИ на радость последних заявил, что за преступление в Катыни «отвечает Сталин и его приспешники. И у меня есть соответствующие документы, которые были получены из так называемой „особой папки”. Эти документы сейчас присутствуют и в интернете, они общедоступны со всеми резолюциями. Попытки поставить эти документы под сомнение, говорить о том, что их кто-то сфальсифицировал, это просто несерьёзно. Это делается теми, кто пытается обелить природу режима, который создал Сталин в определённый период в нашей стране».
Политолог С. Ф. Черняховский так прокомментировал это заявление Д. А. Медведева: «Судя по содержанию того, что сказал Медведев, никаких иных доказательств, кроме материалов доступных в Интернете, – у него нет. То есть, у него нет ничего, кроме набора полудюжины документов раскритикованных, осмеянных, подвергнутых сомнению уже не один год назад. Он утверждает, что оспаривать эти документы – несерьёзно. Но куда более несерьёзно опираться на документы, в которых независимые исследователи находят чуть ли не 50 признаков фальсификации».....

1. Катынь: Нерешенные вопросы Катыти I (ЛИТЕРАТУРА)
              2. Катынь: Нерешенные вопросы Катыти (II) Библиография + начало
                                    3. Катынь: Нерешенные вопросы Катыти (III)

                                                                                      Технология польских раскопок
Сторонники геббельсовско-польской версии катынских событий в подтверждение своих выводов приводят результаты польских раскопок. Выступая на думском «круглом столе», В. А. Сахаров заявил, что немцами «в Козьих Горах практиковалось „сводничество” неизвестных трупов со „счастливо найденными” документами». Эта технология оказалась не чужда и полякам. Их выводы оспаривают В. Н. Швед и С. Э. Стрыгин: «Польские археологи и историки работают в рамках Катынского дела на территории бывшего СССР, начиная с 1991 г. За это время они по итогам эксгумаций „достоверно”(?) установили 66 захоронений расстрелянных польских граждан: 15 – в Пятихатках (Харьков), 25 – в Медном (Тверь), 8 – в Козьих Горах (Смоленск), 18 – в Быковне (Киев). К сожалению, мы не располагаем данными о методике, по которой те или иные захоронения в Пятихатках, Медном и Быковне признавались „польскими” или „советскими”. Надо полагать, методика идентификации „польских” захоронений является традиционной – по документам и предметам, позволяющим установить, что останки в эксгумированных могилах принадлежат польским гражданам». Ясно одно: применённая поляками «методика» оказалась способной творить чудеса. Например, её применение позволяет полякам обнаруживать на месте раскопок обрывки газет, квитанции и письма, которые хорошо сохранились, пролежав в земле более полувека! Причём такие „счастливые” находки встречаются польским „археологам” везде, где бы они не появлялись – в Катыни, Медном или Пятихатках! А в Медном они якобы откопали ещё и списки военнопленных Осташковского лагеря, зачем-то брошенными в яму сталинскими раззявами. По мнению В. Н. Шведа и С. Э. Стрыгина, «действительное количество эксгумированных в 1994 – 1996 гг. в Медном и Пятихатках останков польских военнослужащих существенно меньше официально обнародованных польскими экспертами цифр по этим спецкладбищам и что польские археологи сознательно выдавали останки советских людей за польских военнопленных». Выдвинув столь серьёзное обвинение, В.Н. Швед и С. Э. Стрыгин обратились к опыту польских раскопок в киевской Быковне в 2001 и 2006 гг. Задолго до них было установлено, что близ этого посёлка в 1936 -1941 гг. были захоронены трупы репрессированных советских граждан. Однако 11 ноября 2006 года киевский еженедельник «Зеркало недели» опубликовал статью Сергея Махуна «Быковня: бизнес на костях – тайно расстреляли и тихо похоронили». С. Махун пишет, что, выясняя, на каких основаниях проводились раскопки в Быковне, он нашёл письмо от 20 августа 2001 года, присланное на имя председателя «Межведомственной комиссии Владимира Гусакова польским Советом охраны памяти борьбы и мученичества (за подписью генерального секретаря Анджея Пшевозника). Вот что там написано: „На основании сведений, полученных в ходе следствия, проведённого российской военной прокуратурой, установлено, что в Быковне под Киевом захоронены бренные останки польских граждан, в том числе офицеров, убитых киевским НКВД в 1940 – 1941 гг. на основе решения Политбюро ЦК ВКП (б) Советского Союза от 5 марта 1940 года. Того же решения, на основе которого убиты польские полицейские и офицеры Войска Польского в Катыни, Харькове и Твери. Группа, покоящаяся в Быковне, это около 3500 поляков, погибших на территории Украины”. Я встретился с Владимиром Игнатьевым, следователем по особо важным делам Киевской городской прокуратуры. Именно он вынес в 1989 г. постановление о том, что в Быковне захоронены жертвы НКВД, а не нацистов. И он утверждает: „Шла война, люди эмигрировали, бежали, Польшу Гитлер и Сталин разгромили. Мы нашли в 1989 г. останки 30 польских офицеров. Держали их на Лукъяновке вместе с женщинами. Можно говорить о трагической гибели 100—150 поляков. Но 3500 офицеров в Быковне – это миф”.
Несмотря ни на что, раскопки шли, и в августе 2006 г. секретарь польского Совета охраны памятников борьбы и мученичества Анджей Пшевозник заявил Польскому агентству печати, что в Быковне под Киевом открыты первые могилы поляков, подчеркнув: «Обнаружили то, что искали». То, как велись эти раскопки, привело в ужас журналистов еженедельника «Зеркало недели» – издания, на страницах которого тщетно искать положительные оценки советского прошлого и политики, проводящейся президентом РФ В. В. Путиным. Выяснилось, что раскопки проводились с грубыми нарушениями украинского законодательства и общепринятой методики проведения эксгумаций: не велось полевое описание находок; отсутствовала нумерация захоронений; не производилась фиксация (чертежи); человеческие кости не выкладывались в антропологическом положении возле каждой могилы, а собирались в мешки без указания номера могилы; при эксгумации отсутствовали представители местных властей, МВД, прокуратуры, санитарной службы, судмедэкспертизы и т.д.. На наш взгляд, нет никаких оснований полагать, что ранее в России поляки вели свои раскопки, соблюдая те требования, которые они так бесцеремонно проигнорировали в Быковне. Последовательная сторонница геббельсовско-польской версии катынских событий Н. С. Лебедева уверяет: «Факт расстрела польских военнопленных и узников тюрем органами НКВД неопровержимо подтверждается тем, что могилы 6050 узников Осташковского лагеря, расстрелянных в Калинине (ныне Тверь), находятся в той части Медного, которая ни на один день германскими войсками не занималась».
В.Н. Швед и С. Э. Стрыгин напоминают: «Комплекс „Медное” состоит из двух частей. В одной, как утверждают надписи на мемориальных досках, захоронены 6311 военнопленных поляков, в другой – 5000 советских людей, ставших жертвами репрессий в 1930 – 1940 годы. Помимо этого на территории мемориала находятся два захоронения советских воинов, умерших в госпиталях и медсанбатах.......
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments