egor_23

Category:

Интервенты в Советской России (Часть пятая)

Интервенты в Советской России (Часть четвертая)

Если большинство действий интервентов касалось окраин страны (зачастую инонациональных), то чехословацкий мятеж, начавшийся в конце мая 1918 г. на несколько лет определил события на всем востоке России, перешедшем под власть белых, и создал угрозу Советской власти в самом центре страны, когда было захвачено Поволжье.

На тот момент проантантовские белые в целом были слабы и серьезной угрозы не представляли - Добровольческая армия, хотя и избежала разгрома в апреле, не контролировала ни Кубань, ни Дон (последний в том же мае 1918 г. перешел под контроль германских оккупантов и ориентировавшегося на них Краснова), и именно выступление насчитывавшего несколько десятков тысяч человек Чехословацкого корпуса (сформированного из бывших военнопленных австро-венгерской армии) смогло переломить ситуацию в пользу белых, когда все силы только начинавшей формироваться Красной армии были брошены туда, где интервенция того или иного лагеря империалистов уже началась.

Сам корпус после революции стал считаться часть французской армии; Советское правительство было заинтересовано в скорейшем его выводе, при этом все его пути были опасны для Советской власти - по воспоминаниям М.Д.Бонч-Бруевича:

Жаркий спор на заседании ВВС [Высшего военного совета] завязался и по вопросу о том, как вывести чехословацкий корпус из пределов Республики и переотправить его во Францию. Последнее можно было сделать только морским путем, а следовательно, либо через Мурманск, либо через Одессу или другой черноморский порт и, наконец, избрав самый дальний маршрут,- через Владивосток.
Последний маршрут вызвал самые категорические возражения мои и других военспецов. Выйдя уже из пределов Украины, чехословацкие эшелоны вот-вот могли оказаться в опасной близости от главной базы наших вооруженных сил и, в случае мятежа, захватить эту базу. Наконец, добравшись до Дальнего Востока, они могли столковаться с японцами, враждебно относившимися к Советской республике. Путь на юг, казавшийся мне более безопасным, был решительно отвергнут политическими работниками ВВС, считавшими, что направление туда чехословацких эшелонов резко усилит враждебные Советской России силы, действовавшие на Украине. Направление на Мурманск вызывало не менее обоснованные возражения: прибыв в незамерзающий северный порт чехословаки могли стакнуться с англичанами, уже начавшими в этом районе интервенционистские военные действия в сторону Архангельска.

Тем не менее, в марте 1918 г. было достигнуто соглашение о выводе легиона через Дальний Восток, бОльшая часть оружия должна была быть сдана, тем не менее оружие было спрятано, а эшелоны с чехословаками на момент начала мятежа растянулись от Пензы до Владивостока. Среди командования чехословаков имелось и немало контрреволюционно настроенных русских офицеров (например, подполковник Войцеховский - будущий генерал-майор у белых и генерал чехословацкой армии), тогда как прогрессивно настроенная часть чехословаков покинула корпус и вступила в ряды Красной армии (включая Ярослава Гашека).

17 мая 1918 г. в результате убийства чехословацкими легионерами возвращавшегося из плена венгра несколько чехословаков было арестовано в Челябинске - формально восстание началось после этого эпизода, однако синхронность действий на больших расстояниях не оставляют сомнений в том, что восстание готовилось заранее.

Советских сил в Челябинске не было из-за борьбы с дутовским мятежом в Оренбуржье, поэтому чехословаки легко захватили арсенал и после нескольких дней переговоров ликвидировали советскую власть в городе.

29 мая 1918 г. мятежники заняли Пензу, откуда в последующие дни ушли, захватив мост через Аолгу и переправившись к Самаре, захваченной 8 июня.

В течение последующих двух месяцев чехословаки приняли активное и решающее участие в свержении Советской власти почти на всём пространстве России к Востоку от Волги (кроме Туркестана) - Томск и Новониколаевск были взяты уже в мае 1918 г., 29 июня 1918 г. чехословаки вместо с другими союзными интервентами ликвидировали Советскую власть во Владивостоке, также в июне - в Иркутске и Чите, в июле - в Уфе, Симбирске и Екатеринбурге (именно в этих условиях, менее чем за неделю до падения города, были расстреляны Николай II и его семья).

Успехам мятежников способствовал тот факт, что командующий Восточным фронтом Муравьев сам готовил мятеж - само его выступление, начатое 9 июля, провалилось (уже 11 июля Муравьев был убит), но действия красных он дезорганизовал.

7 августа чехословаки добились наибольших успехов, захватив Казань (где, помимо прочего, располагался золотой запас России). На захваченных чехословаками территориях вначале восторжествовала в основном "демократическая контрреволюция" во главе с эсерами, однако командование сформированных КОМУЧем (Комитет членов учредительного собрания, образовался и провозгласил себя общероссийским органом власти 8 июня в Самаре) и другими местными самозваными правительствами воинских частей было куда более правым.

Уже в ноябре 1918 г. после переворота Колчака на востоке России была установлена военная диктатура откровенно правого толка (слишком правая даже для большинства чехословаков), а после создания независимой Чехословакии в конце 1918 г. стимулы воевать в России для большинства чехословацких солдат практически отсутствовали. Утратившие боеспособность чехословаки были в основном отведены в тыл - впоследствии чехословаки выдадут Колчака эсеровскому Политцентру (зная, чем ему это грозит - после организованного им террора Колчак мог рассчитывать на милость от эсеров не более, чем от большевиков), а их командование будет обеспокоено прежде всего тем, чтобы вывезти из России как можно больше ценностей.

7 февраля 1920 г. чехословаки подписали перемирие с красными, позволившее им выехать из России через Владивосток.

Наиболее продолжительной из интервенций стран Антанты оказались действия Японии - хотя вначале ввод японских войск был санкционирован всеми союзниками, то затем японцы действовали на свой страх и риск - в итоге их действия в России (как и в Китае) настроили бывших союзников против Японии.

Началась японская интервенция 5 апреля 1918 г., поводом для ввода войск во Владивосток стало убийство двух японских подданных. К октябрю японские силы в России насчитывали 73 тысячи человек, а впоследствии дошли до 120. Ставленником Японии на Дальнем Востоке стал атаман Семенов, действия которого против красных до чехословацкого мятежа не были удачными - силы Лазо дважды выбивали его в Манчжурию. Когда же белые победили во всей восточной части страны, Семенов смог захватить Читу (август 1918 г.). Противоречия между Японией с одной стороны и сделавшими ставку на Колчака Англией и Францией с другой проявились в ноябре 1918 г., когда Семенов вышел из подчинения Колчаку и был снят им с должности командующего корпусом - эмиссаров Колчака в Забайкалье японцы попросту не пропустили, и в конце концов конфликт был формально улажен, хотя в реальности Забайкалье под властью Семенова и японцев осталось фактически независимым от "верховного правителя". Аналогичный режим был сформирован и в окрестностях Хабаровска под руководством атамана Калмыкова (японцы и Калмыков захватили Хабаровск 4 сентября, а Благовещенск 18 сентября 1918 г.).

В жестокости Семенов и Колчак могли бы соревноваться друг с другом - самым кровавым из преступлений японцев и семеновцев стало сожжение деревни Ивановка в Прииамурье в марте 1918 г. - тогда погибло более 200 человек, включая детей и стариков. Неподчинение же Семенова изрядно ослабляло силы Колчака, однако в конечном счете именно его Колчак был вынужден назначить преемником как правителя "Российской восточной окраины" в январе 1920 г.

Вскоре белогвардейская власть была свергнута и во Владивостоке (на смену ей пришла Приморская областная земская управа, вначале с правосоциалистическим, затем с большевистским большинством), а затем - в феврале 1920 г. - в Благовещенске. Между контролировавшимися просоветскими (хотя и не советскими по государственному устройству) буферными образованиями осталась лишь "Читинская пробка" Семенова. После освобождения Благовещенска японцы ушли из Приамурья, а в июле 1920 г. заключили соглашение с ДВР о выводе войск из Забайкалья (после их вывода в октябре 1920 г. силы Семенова были разбиты, сам он бежал).

Однако японцы сохранили свои войска в Приморье и Хабаровске, а помимо этого после Николаевского инцидента (в марте 1918 г. ранее объявивший о нейтралитете японский гарнизон напал на занимавший Николаевск-на-Амуре партизанский отряд поддерживавшего красных анархиста Тряпицына, и Тряпицын после подавления японского выступления истребил не только пленных японцев, но и гражданское японское население города, за что был расстрелян красными) оккупировали Северный Сахалин, на котором остались до 1925 г., а также напали на силы красных по всему Приморью (в частности, ими был схвачен и выдан белым Сергей Лазо, после этого убитый белогвардейцами). Весной 1920 г. японцы остались единственными интервентами на Дальнем Востоке - остальные страны Антанты вывели свои войска. Власти Приморья вынуждены были санкционировать интервенцию японцев, установив демаркационную линию территории, находившейся под японским контролем. В этой зоне японцы начали накапливать подконтрольные им белогвардейские формирования.

В мае 1921 г. японцы оказали содействие белогвардейским мятежникам в захвате Владивостока, власть в Приморье от ДВР (местным органом которой с осени 1920 г. являлась Приморская областная земская управа) перешла к белому Приамурскому временному правительству. В декабре 1921 г. белые захватили Хабаровск, но уже в феврале 1922 г. были выбиты оттуда. 19 октября 1922 г. войска ДВР подошли к Владивостоку, после чего японцы вынуждены были заключить соглашение с ДВР о выводе войск. После взятия Владивостока ДВР вошла в состав РСФСР.

Лишь январе 1925 г. Япония дипломатически признала СССР и обязалась вывести войска с Северного Сахалина. Последние японские войска покинули нашу страну лишь в мае 1925 г.


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.