egor_23

Categories:

СТАЛИН (четвертая часть)

СТАЛИН (третья часть)

Вокруг Сталина сплачивается ядро испытанных большевиков, руководителей масс — Орджоникидзе, Спандарян, Джапаридзе, Шаумян и др. Под руководством Сталина бакинский рабочий класс находился в первых рядах общероссийского пролетариата.

Революционную работу среди рабочих Баку в 1907— 1908 гг. товарищ Сталин характеризовал в следующих словах:

«Два года революционной работы среди рабочих нефтяной промышленности закалили меня, как практического борца и одного из практических руководителей. В общении с такими передовыми рабочими Баку, как Вацек, Саратовец и др., с одной стороны, и в буре глубочайших конфликтов между рабочими и нефтепромышленниками — с другой стороны, я впервые узнал, что значит руководить большими массами рабочих».

25 марта 1908 г. И.В. Сталина арестовывают и после месяцев заключения в Баиловской тюрьме (Баку), 20 сентября 1908 г., ссылают на два года в Сольвычегодск, Вологодской губернии.

Через девять месяцев, 24 июня 1909 г., он бежит из ссылки и возвращается снова на партийную работу в Баку.

Товарищ Сталин держал тесную связь с В.И. Лениным. В конце 1909 г., он написал знаменитые «Письма с Кавказа» и послал их Ленину для напечатания в центральном органе партии — газете «Пролетарий».
Одно из «Писем с Кавказа» было непосредственно направлено на разоблачение платформы меньшевиков-ликвидаторов.

Статья товарища Сталина в первую очередь наносила сокрушительный удар закавказским ликвидаторам, наиболее Открыто выступавшим против революционной политики и пролетарской партии.

Как отметил И.В. Сталин, писания лидера закавказских ликвидаторов Ноя Жордания о том, что пролетариату необходимо отбросить свою «радикальную конституцию», т. е. лозунги о демократической республике и 8-часовом рабочем дне, означали полную ревизию социал-демократической программы партии, принятой на II съезде РСДРП. Ликвидаторы хотели подчинить рабочий класс и крестьянство либерально-монархической буржуазии. Они отказались вести подпольную работу и предложили ликвидировать социал-демократическую партию.

Таким образом меньшевики хотели ликвидировать программу партии, ее тактику и нелегальную революционную партию.

Товарищ Сталин, показав буржуазную природу ликвидаторов, закончил свою статью следующими словами:

«Разбирать всю эту пошло-либеральную рухлядь, по-нашему, нет необходимости. Необходимо только отметить, что „новая“ тактика тифлисских меньшевиков является ликвидацией подтвержденной революцией партийной тактики, ликвидацией, требующей превращения пролетариата в хвостик умеренной кадетской буржуазии».

Разоблачая тифлисских ликвидаторов, как наиболее отъявленных оппортунистов, товарищ Сталин метко и крепко бил по всему фронту общероссийского ликвидаторства.

К моменту написания этой статьи, по решению январского пленума ЦК РСДРП 1910 г., был закрыт большевистский «Пролетарий». После V (Лондонского) съезда выходил объединенный печатный орган ЦК РСДРП — «Социал-демократ». Сталинское «Письмо с Кавказа» не было напечатано в «Социал-демократе», так как в состав редакции входили ликвидаторы Мартов и Дан, возражавшие против его опубликования. Тогда В.И. Ленин настоял перед редакционной коллегией о помещении статьи товарища Сталина в «Дискуссионном листке».
О содержании статьи И.В. Сталина члены редколлегии — меньшевики информировали Н. Жордания, который написал свои «возражения».

Вместе со статьей И.В. Сталина, помещенной за подписью «К. С.», в «Дискуссионном листке» № 2 был опубликован ответ Н. Жордания (Ан). Он всячески старался сгладить впечатление от сталинской статьи, неуклюже пытаясь оправдать явно буржуазную линию ликвидаторов как общероссийских, так и особенно закавказских. Но это не удалось. Наоборот, Жордания своим ответом лишь показал правильность обвинений, выдвинутых товарищем Сталиным.

В.И. Ленин полностью солидаризировался со статьей И.В. Сталина. В «Заметках публициста» Ленин писал:

«Тов. Ан. своей статьей подтверждает самые тяжелые обвинения автора „Письма с Кавказа“, т. К. С.».

Ленин и Сталин расценивали ликвидаторство как агентуру контрреволюционной буржуазии в рабочем движении. Ленин и Сталин учили, что без борьбы с ликвидаторами невозможно сплотить партию и организовать рабочий класс для новых боев.

Союзники меньшевиков — «ликвидаторы наизнанку»: отзовисты и ультиматисты — все эти противники теории, тактики и организационной политики партии, находившиеся в рядах большевистской фракции, прикрывали свою ликвидаторскую сущность «левой» фразой. На расширенном совещании редакции большевистской газеты «Пролетарий» (в июне 1909 года) была принята ленинская резолюция, в которой сказано, что отзовисты и ультиматисты ничего общего, с большевиками не имеют, и «ликвидаторы наизнанку» были изгнаны из рядов большевистской фракции.

Товарищ Сталин неуклонно проводил в жизнь ленинскую тактику. Он вел борьбу с ликвидаторами справа и слева. В № 49 большевистского «Пролетария» от 3 октября 1909 г. под заголовком «Бакинские большевики об отзовизме, ультиматизме и богостроительстве» была помещена резолюция Бакинского комитета, до этого напечатанная в № 7 «Бакинского пролетария» от 27 августа 1909 г.

В этой сталинской резолюции сказано:

«1) С точки зрения существа дела позиция большинства редакции по вопросам о думской и вне думской работе является единственно правильной. Б. К. полагает, что только такая позиция может быть названа действительно большевистской, большевистской по духу, а не по букве только.
2) Отзовизм, как течение во фракций, является результатом вредной для партии недооценки легальных возможностей, особенно думской трибуны».

Дальше в резолюции говорится, что ультиматизм есть проявление худшего вида «отзовизма» и что «богостроительство», как привлечение религиозных элементов в социализм, является результатом ненаучного, а потому вредного для пролетариата толкования основ марксизма.

Так бакинские большевики, руководимые товарищем Сталиным, по-ленински вели борьбу с оппортунистами на два фронта, неуклонно проводили в жизнь ленинскую линию.

Принципиальная борьба на два фронта — с ликвидаторами справа и слева — являлась условием, обеспечивающим укрепление связи большевиков с широкими рабочими массами.
В № 11 «Социал-демократа» от 13 февраля 1910 года было опубликовано одно из «Писем с Кавказа» товарища Сталина, указывающее на обострение классовой борьбы в Баку и оживление партийной работы в местной большевистской организации. Товарищ Сталин писал:

«Слуги царской власти, полиция и жандармерия — целиком к услугам нефтяных королей. Наводнение нефтяных районов Баку шпионами и провокаторами, массовая высылка рабочих за малейшую стычку с нефтепромышленниками, полное разрушение фактических „свобод“ — привилегий Баку — и аресты за арестами, — такова картина „конституционной“ работы местной администрации».

И.В. Сталин подчеркнул некоторые особые условия Баку, где, в отличие от других мест благодаря организованным выступлениям рабочих и деятельности союза нефтепромышленных рабочих существовали еще не вполне уничтоженные администрацией промыслово-заводские комиссии. Наличие ограниченных легальных и полулегальных возможностей в Баку облегчало работу партийных организаций. Опыт большевиков Баку должен был быть использован другими партийными организациями. Товарищ Сталин считал необходимым создание общероссийского партийного центра, с которым имел бы тесную, органическую связь Бакинский комитет большевиков. Интересы всей партийной работы в России, всех партийных организаций требовали создания такого центра. И.В. Сталин писал:

«Плохо действует на партийную массу оторванность от партии, полная неосведомленность о делах партийных организаций в России. Общерусский орган, регулярно устраиваемые общепартийные конференции и систематические объезды членов ЦК могли бы помочь делу».

И.В. Сталин отмечал, что Бакинский комитет считает необходимым созыв Всероссийской общепартийной конференции для того, чтобы покончить с меньшевиками-ликвидаторами и сплотить всех большевиков в единую партию. Бакинский комитет также считал, что ликвидировать разобщенность партийных организаций поможет общерусский печатный орган, который должен быть создан в кратчайший срок.

Ленин приветствовал инициативу бакинских большевиков и из руководителя товарища Сталина, одобрял их принципиальную борьбу за партию и партийность.

К этому времени, особенно после январского пленума ЦК 1910 года, подняла голову беспринципная группировка скрытых троцкистов — Каменев, Зиновьев, Рыков, Томский. Эта группка выступила с предложением «объединить», «примирить» большевиков с ликвидаторами, троцкистами, отзовистами и повела борьбу с принципиальной позицией Ленина. Бакинские большевики во главе с товарищем Сталиным резко выступили против Иудушки — Троцкого и его союзников — скрытых троцкистов, так называемых «примиренцев»: Каменева, Зиновьева, Рыкова и др. В № 12 «Социал-демократа» 23 марта 1910 года в редакционной статье под названием «К вопросу о партийной конференции» было сказано:

«Бакинский Комитет принадлежит бесспорно к самым живым и деятельным организациям партии. В с.-д. среде развелась тьма охотников „мирить“ партию с ликвидаторством. Еще больше появилось охотников „мирить“ партию с теми, кто в свою очередь „мирит“ ее с ликвидаторством. Создается специальная „философия“ этого примиренчества. В резолюции Бакинского Комитета замечается реакции против такой полуликвидаторской „философии“».

Укрепление партийной организации на принципиальных ленинских позициях позволило бакинским большевикам, руководимым Сталиным, широко использовать все легальные возможности. Об этом товарищ Сталин обстоятельно рассказывал в третьем «Письме с Кавказа» за подписью «К. Стефин», датированном 20 декабря 1909 г. Эта статья, посланная в центральный орган партии, была перехвачена департаментом полиции.

«Если наша организация, — говорилось в статье, — сравнительно легко справилась с кризисом, если она не прерывала никогда своей деятельности и всегда так или иначе отзывалась на все вопросы дня, — то этим она во многом обязана окружающим ее „легальным возможностям“, до сих пор продолжающим свое существование. Конечно, „легальные возможности“ в свою очередь обязаны своим существованием особенным условиям нефтяной промышленности, её особенной роли в общенациональном хозяйстве».

Так в Закавказье, в Баку товарищ Сталин, укрепляя большевистские организации, вел борьбу с ликвидаторством всех мастей, блестяще осуществлял ленинскую тактику использования подпольной партией всех легальных возможностей.

23 марта 1910 г. в Баку товарищ Сталин вновь был арестован. Царская охранка сообщала:

«Джугашвили является членом Бак. Комитета РСДРП, известный в организации, под кличкой „Коба“ ввиду упорного его участия, несмотря на все административного характера взыскания, в деятельности революционных партий, в коих он занимал всегда весьма видное положение, и ввиду двукратного его побега из мест административной высылки, благодаря чему он ни одного из принятых в отношении его административных взысканий не отбыл, я полагал бы принять высшую меру взыскания — высылку в самые отдаленные места Сибири на пять лет».

И снова этапный путь в сольвычегодскую ссылку. Сибирь была заменена Вологодской губернией.

Находясь в ссылке, И.В. Сталин пристально следил за партийной жизнью и установил тесную связь с В.И. Лениным.

Борясь за партию и партийность, разоблачая ликвидаторов справа и слева, Ленин считал необходимым собрать воедино все революционные элементы российской социал-демократии. Среди меньшевиков была группа «партийцев», возглавляемая Плехановым, стоящая за сохранение нелегальной партийной организации. В основных вопросах тактики — гегемония пролетариата, отношение к крестьянству, к буржуазии — Плеханов стоял на общих меньшевистских позициях, но он разошелся с ликвидаторами по одному важному вопросу — о подпольной партии. Плехановцы выступили за сохранение партийной организации. В ряде местных организаций России, например, в Выборгском районе Петербурга, в Екатеринославе, Харькове, Киеве и других местах, рабочие-меньшевики шли вместе с большевиками и выступали против ликвидаторов. Для того чтобы отвоевать меньшевистских лидеров и сплотить их вокруг большевистского знамени, Ленин считал возможным заключить принципиальный блок с меньшевиками-партийцами (плехановцами). Ленин писал, что сближение с плехановцами должно произойти

«на основе борьбы за партию и за партийность против ликвидаторства, без всяких идейных компромиссов, без всякого замазывания тактических и иных разногласий в пределах партийной линии».

И.В. Сталин целиком поддерживал ленинскую тактику принципиального блока с меньшевиками-партийцами в борьбе с ликвидаторами для полного их разгрома. Еще до ареста, весной 1910 года, И.В. Сталин в Баку начал кампанию за блок с меньшевиками-партийцами. Этот блок был осуществлен несколько позднее, в начале 1911 года, созданием объединенного Бакинского исполнительного комитета из 16 членов (из них 9 большевиков). Возглавлял большевиков в этом комитете Степан Шаумян.

В письме к Ленину из сольвычегодской ссылки от 31 декабря 1910 г. товарищ Сталин, ознакомившись с позицией Ленина и используя опыт партийной работы в Закавказье, отметил важность и принципиальное значение блока большевиков с меньшевиками-партийцами.

«По моему мнению, — писал товарищ Сталин, — линия блока (Ленин — Плеханов) единственно правильная: 1) она, и только она, отвечает действительным интересам работы в России, требующим сплочения всех действительно партийных элементов; 2) она, и только она ускоряет процесс освобождения легальных организаций из-под гнета ликвидаторов, вырывая яму между рабочими-меками и ликвидаторами, рассеивая и убивая последних. Борьба за влияние в легальных организациях является злобой дня, необходимым этапом на пути к возрождению партии, а блок составляет единственное средство для очищения таких организаций от мусора ликвидаторства. В плане блока видна рука Ленина, — он мужик умный и знает, где раки зимуют».

Приветствуя принципиальный блок большевиков с меньшевиками-партийцами в интересах укрепления партии, товарищ Сталин писал:

«Блок Ленин — Плеханов потому и является жизненным, что он глубоко принципиален, основан на единстве взглядов по вопросу о путях возрождения партии».

Но это был блок двух разных партийных течении, имевших разные тактические платформы и объединившихся только по вопросу о сохранении подпольной партии для общей борьбы против ликвидаторов. Поэтому нельзя было ни в коем случае слить большевиков с плехановцами в одну организацию. Надо было завоевать на сторону большевиков меньшевиков-партийцев, но не сливать обе фракции.

Блок большевиков с плехановцами ничего общего не имел с беспринципным блоком, который сколачивал ликвидатор Троцкий при помощи своих подручных — Каменева, Зиновьева и других.

«Троцковский блок (он бы сказал — „синтез“), — писал товарищ Сталин, — это тухлая беспринципность, маниловская амальгама разнородных принципов, беспомощная тоска беспринципного человека по „хорошему“ принципу. Логика вещей строго принципиальна по своей природе и она не потерпит амальгам».

Так товарищ Сталин еще в 1910 году разоблачил беспринципную. антипартийную позицию Иудушки-Троцкого.

В противовес антипартийному, беспринципному блоку ликвидаторов, отзовистов, богостроителей, ленинцы создавали принципиальный партийный блок сторонников сохранения и укрепления подпольной партии.

В том же письме к Ленину из сольвычегодской ссылки товарищ Сталин писал, что главная задача заключается в создании общепартийного центра в России.

«История нашей партии, — писал товарищ Сталин, — показывает, что вопросы разногласий разрешаются не в прениях, а главным Образом в ходе работы, в ходе применения принципов».

Вновь поднимая вопросы, о которых говорилось в резолюций Бакинского комитета, напечатанной в № 12 «Социал-демократа» за 1910 год, товарищ Сталин писал Ленину:

«По-моему, для нас очередной задачей, не терпящей отлагательства, является организация центральной (русской) группы, объединяющей нелегальную, полулегальную и легальную работу на первых порах в главных центрах (Питер, Москва, Урал, Юг). Назовите ее как хотите — „русской частью Цека“ или „вспомогательной группой при Цека“ — это безразлично. Но такая группа нужна как воздух, как хлеб».

Особенно подчеркивал Сталин, что возрождение партийности должно начаться с организации партийного руководящего центра в России.

«А действовать придется неуклонно и беспощадно, не боясь нареканий со стороны ликвидаторов, троцкистов, впередовцев».

О себе Сталин писал, что ему осталось еще шесть месяцев ссылки, но, если Ленин считает нужным, он готов «сняться немедленно».

Через очень короткое время, 24 января 1911 года, товарищ Сталин в письме к В. Бобровскому (партийному работнику в Баку в 1904 году) писал:

«Я недавно вернулся в ссылку („обратник“). Кончаю в июле этого года. Ильич и Ко зазывают в один из двух центров… О заграничной „буре в стакане“, конечно, слышали… блоки Ленина — Плеханова, с одной стороны, Троцкого — Мартова — Богданова, с другой. Отношение рабочих к первому блоку, насколько я знаю, благоприятное».

По окончании ссылки И.В. Сталин получил проходное свидетельство в Вологду. Но он совершил побег и 6 сентября 1911 года был в Петербурге.

Ленин горячо откликался на деятельность товарища Сталина, одобряя его борьбу с ликвидаторством в России. Свою статью «Из лагеря столыпинской „рабочей“ партии», написанную в сентябре 1911 года и направленную против ликвидаторов и Троцкого, Ленин начал с блестящей оценки корреспонденции товарища Сталина, опубликованной в «Социал-демократе». В этой корреспонденции подробно описывалось собрание партийных работников Выборгского района Петербурга, обсуждавшее вопрос о создании и укреплении партийных организаций. Собравшиеся рабочие, в том числе и сами меньшевики, с треском провалили докладчика-ликвидатора и единогласно (кроме одного лишь докладчика) высказались за укрепление нелегальной партийной организации, ведущей нелегальную работу с использованием всех легальных возможностей.

«Корреспонденция тов. К., — писал Ленин, — заслуживает величайшего внимания всех, кто дорожит нашей партией. Лучшее разоблачение „голосовской“ политики (и голосовской дипломатии), лучшее опровержение взглядов и надежд наших „примирителей и соглашателей“ трудно себе представить. Не всегда эти ликвидаторы попадают к рабочим партийцам, очень редко об их позорных выступлениях партия получает такие точные сообщения, за которое мы должны быть благодарны товарищу К.».

***

Недолго пришлось И.В. Сталину пробыть на свободе. 9 сентября 1911 года его арестовывают и 14 декабря вновь ссылают в Сольвычегодск.

Несмотря ни на какие полицейские рогатки, И.В. Сталин держал связь с В.И. Лениным, с партийными организациями и находился в курсе хода подготовки к Всероссийской партийной конференции. Подготовка проводилась учеником Ленина и Сталина — Серго Орджоникидзе, стоящим во главе Российской организационной комиссии.

Всероссийский партийный центр, о котором писал И.В. Сталин в «Письмах с Кавказа» и в письме к В.И. Ленину из сольвычегодской ссылки, был создан на VI (Пражской) конференции РСДРП в январе 1912 года.

Пражская конференция подвела итог всей предшествующей борьбе большевиков с меньшевиками и изгнала меньшевиков-ликвидаторов из партии. Пражская конференция оформила самостоятельное существование большевистской партии, партии нового типа, партии ленинизма.

Фактический разрыв с меньшевиками-ликвидаторами был доведен до формально-организационного разрыва с ними. В состав большевистского Центрального Комитета партии вошли: Ленин, Сталин, Орджоникидзе, Свердлов, Спандарян и другие.

И.В. Сталин и Я.М. Свердлов, находившиеся в это время в ссылке, по предложению Ленина были заочно избраны в состав ЦК партии. Для руководства партийной работой в России конференция выделила русское бюро ЦК во главе с И.В. Сталиным. В Русское бюро ЦК вошли, кроме Сталина, Я. Свердлов, С. Спандарян, С. Орджоникидзе, М. Калинин. В начале февраля 1912 года, по окончании работы Пражской конференции, член ЦК С. Орджоникидзе, по поручению Ленина, едет в Россию и устанавливает связь с товарищем Сталиным, находящимся в это время в ссылке в Вологде.

В письме в Заграничный большевистский центр 24 февраля 1912 г. С. Орджоникидзе писал, что он ездил в Вологду к Ивановичу (Сталину), рассказал о решениях Пражской конференции. Сталин остался доволен исходом дела, извещение произвело великолепное впечатление.

Совершив в четвертый раз (29 февраля 1912. г.) побег из ссылки, товарищ Сталин развертывает большую работу по ознакомлению местных организаций с решениями Пражской конференции, мобилизует бакинских большевиков на проведение в жизнь решений этой конференции. В марте 1912 года Сталин нелегально приезжает в Тифлис. Написанная им листовка «За партию!», изданная за подписью ЦК партии, содержит горячий призыв к объединению и укреплению партии с тем, чтобы пролетариат «мог с честью выполнить высокую роль объединителя и руководителя будущих выступлений». В листовке отмечается, что состоявшаяся Всероссийская партийная конференция является фактом чрезвычайной важности, свидетельствующим о пробуждении среди пролетариата интереса к политической жизни.

Подлинное сплочение партии, подчеркивается далее, может быть осуществлено лишь при условии существования Центрального Комитета, тесно связанного и осуществляющего руководство местными организациями.

«Центральный Комитет, неустанно вмешивающийся во все дела общепролетарских выступлений, Комитет располагающий для целей широкой политической агитации, выходящей в России нелегально газетой — вот в какую сторону должно пойти дело обновления и сплочения партии».

После объезда ряда партийных организаций Иосиф Виссарионович Сталин прибыл в Петербург — центр революционного рабочего движения — и возглавит русского бюро ЦК партии.

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.