egor_23

Category:

Репрессии в СССР V часть

Репрессии в СССР IV часть

Начавшиеся в конце лета 1937 г. "массовые операции" и "национальные операции" стали наиболее массовыми политическими репрессиями за всю историю СССР - за 1937-38 гг. было приговорено к расстрелу около 700 тысяч человек (близкие к 682 тыс. цифры назывались независимыми друг от друга источниками - партийной комиссий Поспелова, историком-демографом Земсковым и т.д., тогда как "Мемориал" указывает превышающую цифру 724 тыс. человек), всего репрессировано около 1,5 миллионов человек.

Частично оценку произошедшим событиям дало Политбюро ЦК ВКП(б) (фактически - Сталин и Молотов) в постановлении 18 ноября 1938 г. (через неделю Ежов будет снят с должности), прекратившем массовые операции и ликвидировавшем "тройки":

Главнейшими недостатками, выявленными за последнее время в работе органов НКВД и Прокуратуры, являются следующие:

Во-первых, работники НКВД совершенно забросили агентурно-осведомительную работу, предпочитая действовать более упрощенным способом, путем практики массовых арестов, не заботясь при этом о полноте и высоком качестве расследования.
Работники НКВД настолько отвыкли от кропотливой, систематической агентурно-осведомительной работы и так вошли во вкус упрощенного порядка производства дел, что до самого последнего времени возбуждают вопросы о предоставлении им так называемых «лимитов» для производства массовых арестов.

Во-вторых, крупнейшим недостатком работы органов НКВД является глубоко укоренившийся упрощенный порядок расследования, при котором, как правило, следователь ограничивается получением от обвиняемого признания своей вины и совершенно не заботится о подкреплении этого признания необходимыми документальными данными (показания свидетелей, акты экспертизы, вещественные доказательства и проч.)

Такого рода безответственным отношением к следственному произволу и грубым нарушениям установленных законом процессуальных правил нередко умело пользовались пробравшиеся в органы НКВД и Прокуратуры — как в центре, так и на местах, — враги народа. Они сознательно извращали советские законы, совершали подлоги, фальсифицировали следственные документы, привлекая к уголовной ответственности и подвергая аресту по пустяковым основаниям и даже вовсе без всяких оснований, создавали с провокационной целью «дела» против невинных людей, а в то же время принимали все меры к тому, чтобы укрыть и спасти от разгрома своих соучастников по преступной антисоветской деятельности. Такого рода факты имели место как в центральном аппарате НКВД, так и на местах.

Все эти отмеченные в работе органов НКВД и Прокуратуры совершенно нетерпимые недостатки были возможны только потому, что пробравшиеся в органы НКВД и Прокуратуры враги народа всячески пытались оторвать работу органов НКВД и Прокуратуры от партийных органов, уйти от партийного контроля и руководства и тем самым облегчить себе и своим сообщникам возможность продолжения своей антисоветской, подрывной деятельности.

Вместе с тем, помимо массовых операций, по замыслу направленных против заведомо враждебных партии и правительству групп (кулаки, оппозиционеры и т.д.), репрессии затронули и партийные кадры, в предшествующий период показавшие свою лояльность.

Оценить масштаб репрессий, затронувших кадры партии, уже никак не связанные с оппозицией прошлых лет, можно по судьбе глав республиканских компартий:

Так, из первых секретарей компартий союзных республик (фактически глав этих республик), занимавших эти посты на начало 1937 г. или в течение 1937-38 г., было репрессировано:

- КП(б) Украины - 1 (С. Косиор - переведен на должность заместителя председателя СНК СССР в январе 1938 г., арестован в мае 1938 г., приговорен и расстрелян в феврале 1939 г. уже после снятия Ежова);
- КП(б) Белоруссии - 3 (возглавлявший партию до марта 1937 г. Гикало арестован в октябре 1937 г., расстрелян в 1938 г., Шарангович (март-июль 1937 г.) - арестован после снятия с дожности и расстрелян в марте 1938 г., Яковлев - и.о. в июле-августе 1937 г. - арестован в октябре 1937 г., расстрелян в июле 1938 г.);
- КП(б) Узбекистана - 1 (Икрамов арестован в сентябре 1937 и расстрелян в марте 1938 г.);
- КП(б) Казахстана - 1 (Мирзоян снят с должности и арестован в мае 1938 г., осужден и расстрелян в феврале 1939 г. также уже при Берии);
- КП(б) Туркмении - 1 (Попок переведен в апреле 1937 г. в АССР Немцев Поволжья, где арестован в апреле 1938 г. и расстрелян в июле 1938 г.);
- КП(б) Киргизии - 2 (Белоцкий снят с должности и арестован в 1937 г., умер в тюрьме в 1944 г., сменивший его Аммосов - арестован в ноябре 1937 г. и расстрелян в июле 1938 г.);
- КП(б) Таджикистана - 1 (Ашуров в сентябре 1937 г. снят с должности и арестован, в 1938 г. расстрелян);
- КП(б) Армении - 1 (Аматуни снят с должности и арестован в сентябре 1937 г., расстрелян в июле 1938 г.)

Единственными республиканскими компартиями, главы которых не были репрессированы, остались КП(б) Грузии и Азербайджана (напротив, Берия ушел на повышение, а сменивший его Чарквиани руководил КП(б)Г до 1952 г.; Багиров руководил КП(б)Аз с 1933 по 1953 г., затем же арестован в 1954 и расстрелян в 1956 г.).

В самих массовых операциях суммарный лимит по количеству расстрелов был установлен в 72,95 тыс. человек, но уже за период с 28 августа по 15 декабря 1937 г. Политбюро по запросам местных органов НКВД увеличило лимиты по первой категории (расстрел) на 22,5 тысячи человек, затем - еще на 48 тысяч; в феврале-августе 1938 г. лимиты (суммарные по первой и второй категориям) были увеличены еще на 90 тыс.человек (данные историка О. Хлевнюка). По данным того же Хлевнюка, в некоторых регионах лимиты были превышены ("тройка" Туркменской СССР осудила 13 тыс. человек при лимите в 6 тыс.).

Также в августе-сентябре 1937 г. состоялась первая из депортаций по национальному признаку - сначала из пограничных районов, затем из всего Дальнего Востока в Среднюю Азию были высланы корейцы (в отличие от народов, высланных во время ВОВ и обвиненных в сотрудничестве с нацистской Германией, корейцы не получили статус спецпереселенцев и могли свободно передвигаться по территории Средней Азии, хотя воинскую повинность им заменили принудительным трудом в Трудовой армии).
Одним из наиболее пострадавших от репрессий времен Ежова ведомств стала армия - подозрительное отношение руководителей страны к ней во многом вызывал куда менее связанное с партией прошлое многих армейских руководителей (однако специально против бывших военспецев репрессии направлены не были: в то врем, как были репрессированы многие командиры, выдвинувшиеся в Гражданскую войну и не являвшиеся офицерами старой армии, полковник старой армии Шапошников стал единственным выжившим во время репрессий командармов 1 ранга) и долгое руководство Троцкого армией; велики у военного командования были и возможности по организации военного переворота, а глава ведомства Ворошилов находися в весьма конфликтных отношениях с некоторыми из своих ближайших подчиненных (прежде всего с первым заместителем Тухачевским).

Если в целом репрессированным оказалось меньшинство командного состава РККА, то в высших эшелонах армия действительно оказалась практически обезглавлена, а при последующем количественном росте армии многие посты заняли люди, прошедшие несколько ступеней за 2-3 года, и не всегда оказавшиеся компетентными (в качестве резко отрицательного примера можно привести Григория Кулика, в 1936 г. командовавшего стрелковым корпусом, а в 1939 г. ставшего заместителем наркома обороны).

Если на февральско-мартовском (1937 г.) пленуме ЦК нарком маршал Ворошилов заявил "В армии к настоящему моменту вскрыто пока не так много врагов. Говорю — к счастью, надеясь, что в Красной Армии врагов вообще немного. Так оно и должно быть, ибо в армию партия посылает лучшие свои кадры; страна выделяет самых здоровых и крепких людей", то в последующем количество репрессированных стало крайне большим.

Рассмотрим поименно носителей трех высших званий (Маршал Советского Союза; командарм 1 ранга, армейский комиссар 1 ранга, флагман флота 1 ранга; командарм 2 ранга, армейский комиссар 2 ранга, флагман флота 2 ранга, армвоенюрист).

Маршалы Советского Союза

В 1935 г. это звание было присвоено 5 военачальникам (наркому обороны Ворошилову, его первому заместителю Тухачевскому, начальнику Генерального штаба Егорову, инспектору кавалерии Буденному, командующему приравненной к округу Дальневосточной армии Блюхеру).

Тухачевский арестован в мае и расстрелян в июне 1937 г. вместе с рядом видных военных деятелей; Егоров, ставший в мае 1937 г. первым заместитеем наркома, в январе 1938 г. после критик Сталина был перемещен на пост командующего войсками Заавказского ВО, в марте 1938 г. арестован и в феврале 1939 г., уже после смещения Ежова, расстрелян. Блюхер, еще в феврале 1938 г. награжденный вторым орденом Ленина и входивший в состав Специального судебного присутствия по делу Тухачевского, был снят с должности после неудачных действий по отражению японской агрессии у озера Хасан в августе 1938 г., арестован в октябре 1938 г. и в ноябре 1938 г. умер в тюрьме.

Итого: 3 из 5.

Командармы, флагманы флота, армейские комиссары 1 ранга.

С 1935 г. командармами 1 ранга были С.Каменев, Якир, Уборевич, Белов, Шапошников. Каменев умер в 1936 г. (посмертно также обвинен в заговоре), бывший в 1935-37 гг. командующим войсками ЛенВО Шапошников в мае 1937 г. стал начальником Генштаба и пережил репрессии (Маршал Советского Союза с 1940 г., умер в 1945 г.), Якир и Уборевич расстреляны вместе с Тухачевским, Белов арестован в январе и расстрелян в июне 1938 г.

В январе 1938 г. это звание также получил новый первый замнаркома обороны Федько, арестованный уже в июле того же года и расстрелянный в феврале 1939 г., в сентябре 1938 г. - чекист Фриновский, переведенный с должности первого заместителя наркома внутренних дел на должность наркома ВМФ (арестован в апреле 1939 г., расстрелян в 1940 г. - также уже при Берии; единственный не реабилитированный из реперссированных командармов 1 ранга).

Звание армейского комиссара 1 ранга с 1935 г. имел начальник ГлавПУр Гамарник (застрелился перед неизбежным арестом по "делу Тухачевского"), в 1937 г. его получил назначенный на должность наркома ВМФ политработник Смирнов (арестован в 1938 г., расстрелян в феврале 1939 г.).

Флагманами флота 1 ранга были с 1935 г. возглавлявший ВМФ Орлов и командующий ТОФ Викторов; в августе 1937 г. Викторов сменил арестованного Орлова в должности, но сам был арестован в декабре того же года и расстрелян в августе 1938 г. (Орлов - месяцем раньше).

Таким образом, из всех носителей 2 по старшинству званий РККА и ВМФ выжил лишь один, а пост главы (начальника, затем наркома) ВМФ стал настоящей могилой (последовательно репрессированы 4 занимавших ту должность человека, 2 из которых до назначения не имели отношения к флоту).

Командармы, флагманы флота, армейские комиссары 2 ранга, армвоенюристы.

Столь же впечатляющая картина - в 1937-38 гг. были репрессированы все 10 носителей этого звания на 1935 г. (включая повышенного до командарма 1 ранга Федько), а также получивший это звание в 1937 г. Великанов; получивший это же звание вместе с Великановым Кулик далее сделал большую карьеру, но в войну понижен с маршала до генерал-майора (не справившись ни с одним из порученных дел), а после фрондерские разговоры стоили ему жизни (в 1950 г.). В июле 1937 г. командаром 2 ранга стал Тимошенко (дослужился до маршала), в 1938 г. - Локтионов (арестован и расстрелян уже в 1941 г.).

Также были поголовно расстреляны все армейские комиссары 2 ранга, имевшие это звание с 1935 г. (14 человек, включая повышенного до командарма 1 ранга Смирнова; 15 носитель звания- Гришин - в ожидании ареста покончил с собой) и 1 из 3 (Берзин) получивших это звание в 1937 г. (остались в живых Мехлис и Щаденко).

Флагманами флота 2 ранга с 1935 г. были командующие БФ и ЧФ Галлер и Кожанов, с 1937 г. - замнаркома ВМФ Смирнов-Светловский. Кожанов был арестован в 1937 г. и расстрелян в 1938 г., Смирнов-Светловский - репрессирован уже при Берии (арестован в 1939, расстрелян в 1940 г.), Галлер - пострадал от репрессий много позже (приговорен к 4 годам тюрьмы в 1948 г., умер в 1950 г.).

И, наконец, единственными обладателями четыре ромбов из числа начальствующего состава были армвоенюристы Ульрих (в звании с 1935 г., председатель Военной коллегии Верховного суда, не репрессирован) и Розовский (главный военный прокурор, получил звание в 1938 г., в 1939 г. арестован, умер в лагере 1942 г., будучи осужденным на 10 лет).

Также почти поголовно были репрессированы первые комкоры (кроме умерших естественной смертью Лациса и Зотова, благополучно переживших репрессии Антонюка, Городовикова, Апанасенко и Тимошенко, а также повышенных в звании и репрессированных впоследствии Локтионова и Кулика). Трое комкоров 1935 г., несмотря на репрессии, выжили, отбыв срок (Богомягков, Лисовский, Тодорский).

Также было репрессировано около трех четвертей комдивов и половины комбригов - при этом бывшие носители этих званий и составили основу руководству РККА на момент начала войны (более высокие звания из командного состава РККА с 1935 г. имели лишь Ворошилов, Буденный, Шапошников, Тимошенко, Городовиков, Антонюк и Апанасенко). Безусловно, и эти слои дали сильных военачальников (так, маршал Василевский в 1935 г. был лишь полковником, получив звание комбрига в 1937 г.), однако насколько бы выше были возможности армии без репрессий высшего командного состава - остается только гадать.

Всего же по политическим мотивам из РККА в 1937-38 гг. было уволено около 30 тысяч командиров. Части из них удалось вернуться в армию - либо не будучи арестованным (уволенный в 1938 г. и восстановленный в 1940 г. комкор Петровский, впоследствии генерал-лейтенант, погиб на фронте в 1941 г.), либо выйдя на свободу (будущий маршал Рокоссовский, под следствием в 1937-40 гг. - до ареста комдив, непосредственно после освобождения - генерал-майор).

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.