egor_23

Category:

СТАЛИН (одиннадцатая часть)

СТАЛИН (деcятая часть)

Оторванный от Ленина, загнанный царскими властями в далекий Туруханскнй край, И.В. Сталин по всем вопросам большевистской политики давал безошибочный ленинский анализ и по-ленински определял задачи партийных организаций России. И.В. Сталин использовал все возможности для того, чтобы сообщить Ленину о себе, обменяться вопросами партийной жизни.

Из села Монастырского, находясь в гостях у Сурена Спандаряна, в феврале 1915 г. он послал письмо В.И. Ленину:

«Мой привет Вам, дорогой Ильич, горячий-горячий привет! Как живете, как здоровье? Я живу, как раньше, хлеб жую, доживаю половину срока. Скучновато, да ничего не поделаешь. А как Ваши дела-делишки? У вас-то, должно быть, веселее. Читал я недавно статью Кропоткина,— старый дурак, совсем из ума выжил. Читал также статейку Плеханова в „Речи!“, — старая неисправимая болтунья-баба! Эхма… А ликвидаторы с их депутатами- агентами вольно-экономического общества? Бить их некому, черт меня дери! Неужели так и останутся они безнаказанными?! Обрадуйте нас и сообщите, что в скором времени появится орган, где их будут хлестать по роже, да порядком, да без устали.
Если вздумаете написать, пишите по адресу: Туруханский край (Енисейской губернии), село Монастырское, Сурену Спандаряну.
Ваш Коба (Сталин).
Тимофей (Спандарян) просит передать его кислый привет Гэду, Самба и Вандервельду на славных хе-хе, постах министров».

Так же, как и В.И. Ленин, И.В. Сталин клеймил позором участие «социалистов» в империалистических правительствах. Сталин резко выступал против социал-шовинизма Плеханова и других русских меньшевиков и требовал решительной борьбы с ними, их полного разоблачения.
Письмо И.В. Сталина было переслано в Красноярск на конспиративную квартиру И.И. Самойлова, а оттуда — заграницу В.И. Ленину. Вопреки всем трудностям, В.И. Ленин держал связь с Русским бюро Центрального Комитета партии, находящимся в Петрограде. В бюро ЦК, по предложению Владимира Ильича, работал В.М. Молотов, бежавший из иркутской ссылки. Ленин установил связь с членами Русского бюро ЦК в туруханской ссылке (Сталин, Свердлов, Спандарян).
Большевики Красноярска, Енисейска, Минусинска и других городов Сибири получали непосредственные указания из туруханской ссылки. Из Курейки от Сталина и Свердлова через переписку, встречи с товарищами информация о ходе революционной борьбы доходила до всех большевиков, томящихся в туруханской ссылке.

Как опытные конспираторы, И.В. Сталин и Я.М. Свердлов вели переписку, используя адреса жителей Курейки. В этом отношении любопытно отношение начальника Енисейского губернского управления в Петроград директору департамента полиции от 12 мая 1915 г.:

«Во исполнение предписания департамента полиции от 27 апреля за № 168771 имею честь донести вашему превосходительству, что передаточным адресатом Алексей Яковлевич Тарасеев является крестьянин станка Куренка Туруханского края Тарасеев. Настоящими же адресатами являются известные департаменту полиции высланные под гласный надзор полиции социал-демократы Яков Свердлов и Иосиф Джугашвили, квартирующие у указанного Тарасеева. Тарасеев простой крестьянин-промышленник».

В начале января 1916 года большевики, находящиеся в туруханской ссылке, получили через один из явочных пунктов (с. Рыбное на Ангаре) манифест Циммервальдской конференции, состоявшейся в сентябре 1915 года. Этот документ был затем переписан от руки и распространен по всей туруханской ссылке.
В 1915 году большевикам Петрограда удалось возобновить издание журнала «Вопросы Страхования». История возникновения этого большевистского журнала относится к предвоенным годам, когда шла упорная и успешная борьба за завоевание массовых рабочих организаций. Видное место в этой борьбе занимает участие большевиков в так называемой страховой кампании. Большевики выдвигали требование государственного страхования рабочих. В.И. Ленин писал:

«Та часть производимых наемным рабочим богатств, которую он получает в виде заработной платы, настолько незначительна, что ее едва хватает на удовлетворение его самых насущных жизненных потребностей. Пролетарий лишен таким образом всякой возможности сделать из своей заработной платы сбережения на случай потери им трудоспособности вследствие увечья, болезни, старости, инвалидности, а также в случае безработицы, неразрывно связанной с капиталистическим способом производства».

После долгих проволочек, особенно после расстрела рабочих на Лене, царское правительство вынуждено было издать 23 июня 1912 г. закон о страховании рабочих от болезней и несчастных случаев и об учреждении больничных касс с участием рабочих. Проводиться же в жизнь этот закон стал только с конца 1913 года.
Новый закон социального страхований касался лишь двух видов страхования: от несчастных случаев и от болезней. Закон этот не распространялся на ряд областей— Сибирь, Закавказье — и на ряд категорий труда: сельскохозяйственных рабочих, строительных, железнодорожных, почтово-телеграфных служащих, приказчиков и т. д. Таким образом закон охватывал не более 1/6 части всего пролетариата России.

Большевистская партия, под руководством Ленина и Сталина, звала сознательных рабочих выступить против думского законопроекта. Призывая протестовать против царского издевательского закона о страховании, партия большевиков указывала, что, в случае принятия законопроекта даже в таком виде, нужно использовать те новые организационные формы, которые появятся в связи с законом, для пропаганды большевистских идей, использовать все и всяческие легальные возможности для развития революционной борьбы масс, превратить «и этот закон, задуманный в целях нового закабаления и угнетения пролетариата, в орудие развития его классового сознания, укрепления его организованности, усиления его борьбы за полную политическую свободу и социализм» (Ленин).

Пражская конференция большевиков в январе 1912 года выдвинула требования борьбы за полное государственное страхование рабочих. Оно должно обеспечивать рабочих во всех случаях утраты ими трудоспособности (увечье, болезнь, старость, инвалидность; у работниц, кроме того, беременность и роды; вознаграждение вдов и сирот после смерти добытчика) или в случае потери заработка благодаря безработице, страхование должно охватывать всех лиц наемного труда и их семейств, все застрахованные должны вознаграждаться по принципу возмещения полного заработка, причем все расходы по страхованию должны падать на предпринимателей и государство, всеми делами страхования должны ведать единые страховые организации, построенные по территориальному типу и на началах полного самоуправления застрахованных.

Царское правительство разработало такую систему выборов в органы социального страхования, чтобы не допустить избрания представителей революционных рабочих. Не разрешалось созывать собрания рабочих для обсуждения и выдвижений кандидатов. Большевистская «Правда», руководимая Лениным и Сталиным, местные партийные организации повели борьбу за право рабочих выбирать представителей во все страховые, учреждения, устраивать собрания для широкого обсуждения вопросов страхования и выдвижения своих кандидатур. Петербургский комитет большевиков в листовке от 14 декабря 1912 г. призвал рабочих к однодневной забастовке для защиты рабочих требований.

Совещание ЦК РСДРП с партийными работниками 10 — 14 января 1913 г. в Кракове, на котором участвовал И.В. Сталин, приняло резолюцию о важности страховой кампании, о необходимости борьбы за право предварительно составлять список рабочих-уполномоченных и предлагало рабочим добиваться явочным путем собраний для обсуждения кандидатов в органы социального страхования.

Ликвидаторы выступали против ленинской страховой программы. Они считали, что думский страховой закон вполне отвечал требованиям рабочего класса России. Большевики разоблачали ликвидаторов, как пособников и агентов буржуазии.

Большевистская «Правда» помогала страховому активу издавать и распространять большевистскую литературу, разъяснявшую ленинскую программу страхования рабочих. «Правда» обобщала опыт борьбы рабочего класса других стран за социальное страхование и разъясняла рабочим, что подлинного социального страхования в интересах рабочего класса можно достигнуть только в результате вооруженного свержения царизма, а затем — господства буржуазии.
По инициативе большевиков и отдельных профессиональных организаций проводились выборы в страховые органы. В Петербурге в ноябре 1913 года был образован страховой центральный совет от 58 петербургских заводов и фабрик.
Развертывающаяся страховая кампания и рост страхового движения в России вызывали необходимость создания специального большевистского органа по руководству страховым движением. В газете «Правда» большевики-депутаты IV Государственной думы подняли вопрос об организации страхового журнала. Они писали:

«В последнее время страховому движению стало тесно на страницах существующих органов печати, жизнь выдвинула настоятельную необходимость создания особого страхового органа. Рабочий класс должен создать свой рабочий, орган печати».

Журнал «Вопросы Страхования», будучи детищем «Правды», боролся за дело рабочего класса и оказывал большую помощь в сплочении страхового актива. В его организации принимали активное участие Ленин, Сталин, Молотов, Шверник и другие большевистские деятели.

В начале мировой империалистической войны царским правительством был закрыт вместе с «Правдой» журнал «Вопросы Страхования». Возобновить его выход удалось только в конце 1915 года.
Из туруханской ссылки, приветствуя выход журнала, товарищ Сталин выдвигал перед редакцией задачу вести последовательную принципиальную борьбу с социал-шовинизмом, идейно страховать рабочих от глубоко-враждебной пролетариату и интернационализму политики оборонцев, которые звали рабочих участвовать в военно-промышленных комитетах.

Письмо Сталина в редакцию «Вопросов Страхования»: «Дорогие товарищи! Мы, группа ссыльных Туруханского края, с радостью приветствуем возобновление журнала „Вопросы Страхования“. Мы полагаем, что в переживаемое нами время, когда общественное мнение рабочих масс в России фальсифицируется столь бесцеремонным образом и подлинное рабочее представительство подменяется при деятельном содействии А. Гучкова и П. Рябушинского, отрадно видеть и читать действительно рабочий журнал. Пусть „Вопросы Страхования“ приложат все усилия и старания и к делу идейного страхования рабочего класса нашей страны от глубоко развращающей, антипролетарской и в корне противоречащей принципам международное проповеди г.г. Потресовых, Левицких и Плехановых».

Письмо было подписано И. Сталиным, С. Спандаряном, А. Масленниковым (впоследствии расстрелян Колчаком), В. Швейцер и др. Это сталинское приветствие и деньги, собранные ссыльными для поддержки журнала, были пересланы в Петроград А.С. Аллилуеву с просьбой передать редакции журнала «Вопросы Страхования».
Известно, какое большое значение В.И. Ленин придавал разработке товарищем Сталиным национального вопроса. Ленин указывал, что труд И.В. Сталина «Марксизм и национальный вопрос», опубликованный в 1913 году, имел программное значение для партии большевиков. Находясь в туруханской ссылке, И.В. Сталин продолжал большую теоретическую работу, занимался дальнейшей разработкой национально-колониального вопроса, который в условиях империалистической войны и назревавшего революционного кризиса приобретал особо важное значение. И.В. Сталин работал над второй частью книги «Марксизм и национальный вопрос».
В феврале 1916 г. жандармы перехватили одно из писем И. В. Сталина, в котором он рассказывал о планах своей работы по национальному вопросу. Товарищ Сталин сообщал, что пишет

«две большие статьи: 1) национальное движение в его развитии и 2) война и национальное движение. Если соединить в один сборник 1) мою брошюру „Марксизм и национальный вопрос“, 2) не вышедшую, но одобренную к печатанию большую статью „О культурно-национальной автономии“, 3) постскриптум к предыдущей статье (черновик имеется у меня), 4) национальное движение в его развитии и 5) война и национальное движение — если, говорю, соединить все это в один сборник, то, быть может, получилось бы подходящая для упомянутого в письме Сурену издательства книг «по теории национального движения» (или вопроса). Содержание брошюры „Национальный вопрос и марксизм“ известно, нужно только немного дополнить ее (брошюру)».

И. В. Сталин писал, что содержание статьи «Культурно-национальная автономия» также известно Владимиру Ильичу Ленину. В годы мировой империалистической войны, в борьбе против грабительских захватов и империалистического разбоя, большевики особенно отстаивали свою интернациональную программу в национальном вопросе.
Ленин разработал стройную систему взглядов национально-колониальном вопросе в эпоху империализма. В статье «Итоги дискуссии о самоопределении» (1916 г.) В.И. Ленин писал:

«Отдельные требования демократии, в том числе самоопределение, не абсолют, а частичка общедемократического (ныне: общесоциалистического) мирового движения. Возможно, что в отдельных конкретных случаях частичка противоречит общему, тогда надо отвергнуть ее. Возможно, что республиканское движение в одной из стран является лишь орудием клерикальной или финансово-монархической интриги других стран, — тогда мы должны не поддерживать это данное, конкретное движение, но было бы смешно на таком основании выбрасывать из программы международной социал-демократии лозунг республики.
Как именно изменилась конкретная ситуация с 1848 — 1871 по 1898 —1916 г.г. (беру крупнейшие вехи империализма, как периода: от испано-американской империалистской войны до европейской империалистской войны)? Царизм заведомо и бесспорно перестал быть главным оплотом реакции, во-1-х, вследствие поддержки его международным финансовым капиталом, особенно Франции, во-2-х, в силу 1905 года. Тогда система крупных национальных государств — демократий Европы—несла миру демократию и социализм вопреки царизму. До империализма Маркс и Энгельс не дожили. Теперь сложилась система горстки (5 — 6 числом) „великих“ империалистических держав, из коих каждая угнетает чужие нации, причем это угнетение является одним из источников искусственной задержки падения капитализма, искусственной поддержки оппортунизма и социал-шовинизма господствующих над миром империалистских наций. Тогда западно-европейская демократия, освобождающая крупнейшие нации, была против царизма, использующего в целях реакции отдельные маленькие национальные движения. Теперь союз царистского с передовым капиталистическим, европейским, империализмом, на базе всеобщего угнетения ими ряда наций, стоит против социалистического пролетариата, расколотого на шовинистский, „социал-империалистский“, и на революционный».

В.И. Ленин подчеркнул, что интернациональная политика большевиков, классовые интересы пролетариата требуют выдвинуть лозунг — право наций на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства, но конкретно этот вопрос будет решаться, исходя из интересов пролетарской борьбы за демократию и социализм.

«А каутскианцы, — писал Ленин, — лицемерно признают самоопределение — у нас в России по этому пути идут Троцкий и Мартов. На словах оба за самоопределение, как и Каутский. А на деле? У Троцкого — возьмите его статьи „Нация и хозяйство“ в „Нашем Слове“ — видим обычный его эклектицизм: с одной стороны, хозяйство сливает нации, с другой стороны, национальный гнет разъединяет. Русский социал-демократ, который „признает“ самоопределение наций приблизительно так, как признают его гг. Плеханов, Потресов и Ко, т.-е. не борясь за свободу отделения угнетенных царизмом наций, на деле есть империалист и лакей царизма.
Каковы бы ни были субъективные „благие“ намерения Троцкого и Мартова, объективно они своей уклончивостью поддерживают русский социал-империализм».

И.В. Сталин, который вместе с В.И. Лениным разрабатывал теорию пролетарской революции и особенно такой важный ее раздел, как национально-колониальный вопрос, в это же самое время в туруханской ссылке давал одинаковую с Лениным критику противников большевистской программы в национальном вопросе. Национальный вопрос есть часть общего вопроса о диктатуре пролетариата. Национальный вопрос в эпоху империализма перерос в национально-колониальный вопрос — в вопрос об освобождении угнетенных народов, зависимых стран и колоний от ига империализма. Еще в 1913 году в своей работе «Марксизм и национальный вопрос» товарищ Сталин первый из марксистов-ленинцев связал национальный вопрос с борьбой против империализма.

«Рост империализма в Европе — не случайность. В Европе капиталу становится тесно, и он рвется в чужие страны, ища новых рынков, дешевых рабочих, новых точек приложения. Но это ведет к внешним осложнениям и войне. Никто не может сказать, что Балканская война является концом, а не началом осложнений. Вполне возможно такое сочетание внутренних и внешних конъюнктур, при котором та или иная национальность в России найдет нужным поставить и решить вопрос о своей независимости. И, конечно, не дело марксистов ставить в таких случаях преграды.
Но из этого следует, что русские марксисты не обойдутся без права наций на самоопределение.
Итак, право самоопределения, как необходимый пункт в решении национального вопроса».

В перехваченном жандармами письме товарища Сталина в феврале 1916 г. дана дальнейшая всесторонняя разработка национально-колониального вопроса в эпоху империализма. И. В. Сталин отмечает, что в его готовой работе подвергнута критике статья Жордания в троцкистской газете «Борьба». Схему своей статьи «Национальное движение в его развитие» товарищ Сталин излагает в следующем виде:

«1) Формы национального гнета, 2) зарождение национального движения (эпоха первоначального накопления), 3) расцвет национального движения (первые стадии промышленного капитализма), 4) упадок национального движения (высшая стадия промышленного капитализма), 5) империализм и национальное движений, 6) заключение».

И.В. Сталин пишет схему другой своей статьи «Война и национальное движение». Товарищу Сталину не могла быть известна работа Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма» (которая была написана несколько позднее), где на основе изучения огромного материала дано определение империализма, включающее пять основных его признаков:

«1) Концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни; 2) слияние банкового капитала с промышленным и создание, на базе этого „финансового капитала“, финансовой олигархий; 3) вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение; 4) образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие мир, и 5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими державами. Империализм есть капитализм на той стадий развития, когда сложилось господство монополий и финансового капитала, приобрел выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами».

В перехваченном жандармами письме Сталина от 5 февраля 1916 г. пo-ленински сформулировано положение — империализм, как новый экономический этап в развитии капитализма, хотя и не встречается формулировка империализма, как монополистического капитализма.

В империалистическую эпоху рушатся старые рамки национального государства, крупные европейские страны имеют колонии и полуколоний, они стремятся путем империалистических войн закабалить все новые народы. В эпоху империализма европейские государства превратились из национальных в многонациональные. Товарищ Сталин это отмечает в схеме своей статьи. Он пишет, что происходит ломка старых рамок национального государства и

«стремление к образованию „государств национальностей»“. Отсюда стремление к захвату и война».

Для привлечения на свою сторону невоюющих мелких государств и народностей, империалистические правители часто апеллируют к национальным чувствам и интересам, которые они якобы хотят защищать от других государств.

«Отсюда, — пишет товарищ Сталин, — частые апелляции воюющих государств к национальным инстинктам народностей, долженствующих быть включенными в состав того или другого государства».

Все это не может не вызывать рост национально-освободительного движения среди угнетенных народов, помимо воли и желания затеявших игру империалистов.

«Отсюда, — пишет товарищ Сталин, — вера в национальное освобождение, несомненно пробуждающее национальное движение, желают это или не желают господа игроки».

Империалисты хотят насильственных захватов (аннексий), а пробудившееся национально-освободительное движение выдвигает требование национального государственного самоопределения. Под видом признания автономии буржуазные политики оправдывают аннексию (захват чужой территории). Право же на национальное государственное самоопределение исключает аннексию. Товарищ Сталин писал:

«Популярность принципа национального самоопределения в противовес принципу аннексий. Обнаружившаяся слабость (экономическая и иная) мелких государств и популярность идеи тесного союза не только военного, но и экономического, государств».

Принцип национального государственного самоопределения способствует тесному и добровольному союзу государств на основе взаимного доверия и братских взаимоотношений народов. Мы за свободу отделения угнетенных и неполноправных наций и образование самостоятельного государства только потоку, что за свободное, добровольное, а не насильственное соединение наций.
Национальная сепарация противоречит экономическому и политическому развитию, сотрудничеству наций в едином мировом хозяйстве, противоречит интересам революционного движения. Внутри образовавшегося национального государства для национальных меньшинств выдвигается требование автономии. Но в противовес националистической «культурно-национальной автономии» выдвигается большевистское требование территориальной областной автономии.
Товарищ Сталин писал: «Обнаружившаяся сила „национальных инстинктов“ и популярность идеи автономных областей с преобладанием той или иной национальности, расширенный и углубленный союз государств, с одной стороны, и автономия национальных областей внутри государств — с другой, — таково намечающееся расширение старых политических рамок, уже не, отвечающих новой стадии капитализма. Речь идет здесь о том, что происходит само собой, помимо воли пролетариата. Что касается последней, она должна выразиться в провозглашении автономии национальной территории внутри государственных национальностей. Так, вот, если сборник в таком виде подойдет, то можно сказать, что он почти готов».

В письме И. В. Сталин просит советов и указаний В.И. Ленина. «Пусть Ильич» подробно напишет, «при возможности я постараюсь сделать все от меня зависящее».
Перехваченное жандармами сталинское письмо вызвало большой переполох в полиции. Начали выяснять, кто такой «Иосиф», подписавший письмо. 25 февраля 1916 г. жандармский ротмистр дает указание туруханскому приставу: «Предлагаю принять меры к выяснению автора агентурных сведений за № 30, ввиду его проживания в Туруханском крае, кроме этого в письме имеется подпись „Иосиф“, о последующем мне донести».

Заведующий Енисейским розыскным пунктом 9 марта 1916 г. доносит начальнику Енисейского жандармского управления, что «автор документа за № 30 может быть, по всей вероятности, административно-ссыльный на станке Курейка Туруханского края Иосиф Виссарионович Джугашвили».

В суровых условиях протекала ссылка. Сталин вынужден был наряду с большой теоретической работой заботиться о всех бытовых мелочах. Сам он готовил обед, пёк хлеб, рубил дрова, на железной печке кипятил в чайнике чай. Жил он очень скромно, скудно. Зимой приходилось вместо стекол вставлять в окна дощечки, корочки от книг. С весны заготовлял переметы, снасти. Зимой силками, капканами ловил куропаток. Особенно труден был рыбный промысел зимой, в долгую полярную ночь.
Как-то после удачного лова с посельчанами-рыбаками Сталин, перекинув через плечо связку рыбы, один отправился в Курейку. Стояли сильные морозы. Поднялась пурга. Трудно было идти по глубокому снегу с тяжелой ношей. Но бросить рыбу было жалко: без нее неизбежны голодные дни. Пурга усиливалась. Мороз обжигал лицо, в снежной мгле не было видно признаков жилья. Выбиваясь из сил, коченея на страшном ветру, Сталин продвигался вперед. Только железная воля привела его к селению. Обессиленный, он вошел в избу и опустился на лавку. Хозяин с испугом, не узнавая, смотрел на вошедшего. Сталин был покрыт ледяной корой. Только через несколько часов смог он отогреться после тяжелого пути в пурговой ночи.

«Сталин сам добывал себе пропитание, — вспоминает Лидия Платоновна Давыдова, колхозница из колхоза „Спартак“, Туруханского района. — Летом рыбачил — осетров ловил, зимой немножко пушнину промышлял. Жил в Курейке национал такой — Мартын. Большая у них дружба была с Иосифом Виссарионовичем по рыбалке. То Мартын придет, зовет рыбачить, то Сталин идет к нему приглашать уды бросать. Уедут, бывало, на „Половину“ — место так называется, между Курейкой и Денежкиной, — чум у них там стоял, жили по неделе. Иосиф Виссарионович сам себе осетра солил, а зимой раздавал, кто просил. Любил он осетром гостей угощать. Бывало, с нашей семьей рыбачил или один переметы ставил. Любил он простой труд, тяжелой работой не гнушался».

Надзирателями строго-настрого было запрещено помогать чем-либо ссыльным Сталину и Свердлову, давать им лодки, перевозить от них или к ним письма, даже весла с лодок велено было убирать. Но, несмотря на запрещение, жители, чем могли, помогали им.

Несмотря на очень тщательное наблюдение надзирателей, Сталин и Свердлов отлучались из Курейки на рыбную ловлю. Селькуп Илья Алексеевич Ламбин рассказывал:

«Жил я в чуме, 15 километров от станка Курейка, рыбачил. Иосиф Виссарионович часто бывал у нас, рыбачил, добывал осетров, ловил вьюнов. Сталин и Свердлов заходили ко мне в чум. Сталин кушал с нами».

По вечерам к И.В. Сталину и Я.М. Свердлову заходили поселяне послушать новости из газет. Просто и понятно объясняли они собравшимся об империалистической войне, о всех Событиях в стране.
Была у товарищей Сталина и Свердлова домашняя аптечка. И всегда, кто бы ни обратился, они не отказывали в нужном лекарстве.
Общаясь с местным населением, Сталин внимательно изучал и жизнь, нравы, обычаи. Гнет царского самодержавия накладывал свой отпечаток и на психологию жителей далекой Курейки.

«Я вспоминаю случай в Сибири, где я был одно время в ссылке, — говорил товарищ Сталин 4 мая 1935 г. в своей речи на выпуске академиков Красной Армии. — Дело было весной, во время половодья. Человек тридцать ушло на реку ловить лес, унесенный разбушевавшейся громадной рекой. К вечеру вернулись они в деревню, но без одного товарища. На вопрос о том, где же тридцатый, они равнодушно ответили, что тридцатый „остался там“. На мой вопрос: „как же так, остался?“, они с тем же равнодушием ответили: „чего ж там еще спрашивать, утонул, стало быть“. И тут же один из них стал торопиться куда-то, заявив, что „надо бы пойти кобылу напоить“. На мой упрек, что они скотину жалеют больше, чем людей, один из них ответил при общем одобрении остальных: „Что ж нам жалеть их, людей-то? Людей мы завсегда сделать можем. А вот кобылу… попробуй-ка сделать кобылу“. Вот вам штрих, может быть малозначительный, но очень характерный. Мне кажется, что равнодушное отношение некоторых наших руководителей к людям, к кадрам и неумение ценить людей является пережитком того странного отношения людей к людям, которое сказалось в только что рассказанном эпизоде в далекой Сибири».

Пламенный большевик, ученик и сподвижник Ленина и Сталина, член Центрального Комитета партии Сурен Спандарян, находясь в туруханской ссылке, тяжело заболел. Несмотря на плохое состояние здоровья, Спандарян принимал активное участие в партийной работе, живо реагировал на все вопросы российского и международного рабочего движения, много работал над пополнением своих теоретических познаний.
У Сурена Спандаряна было четверо детей, которые жили в Закавказье. Он нежно любил их, заботился об их учебе и воспитании. Своей старшей дочери Марии он пишет 29 июня 1913 г.: «Я очень хотел с вами, детки, заниматься, чтоб вы, дети мои, стали хорошими людьми, полезными для общества, чтоб ваши сердца были добрыми и отзывчивыми, чтоб вы любили ученье и труд».

В письмах из Сибири он часто спрашивал их об успехах в учебе, интересовался экзаменами, отметками. «Как с новыми языками? С немецким, с французским? — спрашивал он старшую дочь. — Пиши мне чаще, пишите, детки. Я очень часто думаю о вас».

Надорванное тюрьмами и особенно туруханской ссылкой здоровье Сурена Спандаряна все более и более ухудшалось. Ходатайство о переводе его по состоянию здоровья из Туруханского края в один из городов Енисейской губерний было отклонено. Только 4 июня 1916 г., когда наступило резкое ухудшение, здоровья Сурена Спандаряна, Енисейская губернская тюремная инспекция дала разрешение о переводе его в гор. Енисейск. Проходное свидетельство на отъезд в Енисейск было вручено Спандаряну 20 июня 1916 г.

«1916 г. Июня 20 дня. Я, нижеподписавшийся, ссыльно-поселенец за государственное преступление Туруханского края, Сурен Спандаров Спандарян даю настоящую расписку в том, что проходное свидетельство отдельного пристава за № 276 для проследования из края в гор. Енисейск я сего числа получил, которое по прибытии в гор. Енисейск обязуюсь предъявить г. енисейскому уездному исправнику, в чем и подписуюсь».

В этот же день из Енисейского розыскного пункта доносили начальнику Енисейского губернского жандармского управления, что Сурен Спандарян является видным революционером и его опасно держать в гор. Енисейске.

«Спандарян известен широкой массе ссыльных, как видный революционный работник, поддерживает оживленную переписку с ссыльными депутатами, пользовался через них денежной помощью и теперь, по приезде в Енисейск, безусловно, проявит революционную деятельность в сообществе с ссыльными депутатами.

Принимая во внимание изложенное и предписание о его попытках к побегу, ходатайствую о выдворении Спандаряна из г. Енисейска в один из менее населенных пунктов Енисейского уезда».

Наконец, в августе 1916 г. Сурен Спандарян прибыл в Енисейск в тяжелом состоянии, с высокой температурой. Его перевезли в красноярскую городскую больницу. 25 августа Енисейская губернская инспекция сообщила туруханскому приставу о принятом решении царского правительства,

«освободив лишенного прав состояния Сурена Спандарова Спандаряна от дальнейшего пребывания в ссылке, предоставить ему ныне же право повсеместного в пределах империи жительства, за исключением столиц и столичных губерний, с отдачей его на пять лет под надзор полиции и признанием, взамен лишения прав состояния, лишенным по ст. 43 Улож. о нак. всех особенных прав и преимуществ, однако без восстановления в правах по имуществу».

Пока выполнялись все формальности в связи с освобождением, здоровье Спандаряна совершенно ухудшилось. В. Швейцер было выдано временное разрешение на приезд из Канского уезда в г. Красноярск для сопровождения Сурена Спандаряна ввиду его тяжкой болезни.
11 сентября 1916 г. в красноярской городской больнице умер пролетарский революционер, большевик, отдавший все свое пламенное сердце рабочему классу, Сурен Спандарян. Похоронен он на кладбище в Красноярске.

«Настанет время, туман развеется, — писал Спандарян своим детям, — наступит час расплаты за море слез, за океаны крови, за миллионы загубленных жизней».

В победе Великой Октябрьской социалистической революции, в победе социализма, осуществились идеи, за которые боролся Сурен Спандарян.
Третий год продолжалась империалистическая война. На фронте царские войска терпели поражение. В стране усиливалась хозяйственная разруха. Война уносила миллионы человеческих жизней, разрушала народное хозяйство России. Из-за нехватки сырья, топлива фабрики и заводы останавливались. В деревне не хватало рабочих рук. Посевная площадь резко сокращалась. На войне наживались капиталисты, фабриканты, заводчики. Рабочие и крестьяне переносили большую нужду и лишения, наступал голод.
Ненависть и излобление к царскому правительству, растущие среди рабочих, крестьян, солдат и интеллигенции усиливали и обостряли революционное движение народных масс.
Фронт требовал все новых пополнений. Прошли мобилизации старших возрастов мужского населения. Царское правительство решило призвать в армию даже политически-административных ссыльных. Военное командование предложило распределять политических ссыльных поодиночке в разные воинские части, в первую очередь в маршевые роты, с тем, чтобы держать их под контролем. Но царские правители просчитались. Большевики шли в армию для того, чтобы вести революционную пропаганду среди солдат, создавать большевистские армейские организации.

«Большую работу развернули большевики также в армии и флоте. Они разъясняли массам солдат и матросов, кто виноват в неслыханных ужасах войны и страданиях народа, разъясняли, что революция — единственный выход для народа из империалистической бойни. Большевики создавали ячейки в армии и флоте, на фронте и в тыловых частях, распространяли листовки с призывом против войны.
Партия на фронте вела агитацию за братание между солдатами воюющих армий, подчеркивая, что враг — это мировая буржуазия и что войну окончить можно, только превратив войну империалистическую в войну гражданскую и направив оружие против своей собственной буржуазии и ее правительства. Все чаще повторялись случаи отказа отдельных войсковых частей идти в наступление. Такие факты имели место уже в 1915 году и особенно в 1916 году» («Краткий курс»).

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.