egor_23

Categories:

ЛИКБЕЗ

Всеобщая политическая забастовка...

20 (7) декабря 1905 года в Москве начинается всеобщая политическая забастовка, переросшая в Декабрьское восстание, «вершину революции» по ленинскому определению.
Непосредственное решение о начале всеобщей политической стачки принял на заседании 19 (6) декабря Московский Совет рабочих депутатов по инициативе местных комитетов РСДРП и эсеров, подчеркнув при этом, что надо «стремиться перевести ее в вооруженное восстание».
В первый день всеобщей забастовки атмосфера в городе была относительно спокойной: «ни запаха пороха, ни крови». Несмотря на обилие угрожающих внешних признаков, настроение москвичей было, скорее, бодрое и радостное.

С полудня 20 (7) 1905 года, согласно постановлению Моссовета, началась всеобщая политическая стачка в Москве: забастовали почти все рабочие крупных фабрик и заводов, служащие железных дорог (кроме Николаевской), рабочие и служащие предприятий городского хозяйства. Всего в этот день забастовало свыше 50 тысяч фабрично-заводских рабочих, а вместе с рабочими железных дорог – около 100 тысяч человек, писали 21 (8) декабря 1905 года «Известия МСРД».
Гудок Брестских железнодорожных мастерских возвестил о начале стачки. На следующий день бастовало уже свыше 150 тысяч человек. Вооружённые выступления происходят по всей России: в Ростове-на-Дону, Харькове, Екатеринославе, Красноярске, Чите, Новороссийске. В Москве дружинники стали разоружать полицию (свои боевые соединения имели все партии и иные организации, принимавшие участие в восстании ).

Первое столкновение, пока без кровопролития, произошло вечером в саду «Аквариум» (возле нынешней Триумфальной площади). Полиция попыталась разогнать многотысячный митинг, разоружив присутствовавших на нем «боевиков». Однако действовала она очень нерешительно, и большинство дружинников сумели скрыться, перемахнув через невысокий забор. Несколько десятков арестованных на следующий день были отпущены. Однако в ту же ночь слухи о массовом расстреле митинговавших подвигли нескольких эсеровских боевиков на совершение первого теракта: пробравшись к зданию охранного отделения в Гнездниковском переулке, они метнули в его окна две бомбы. Один человек был убит, еще несколько ранены.
В ответ на это генерал-губернатор Дубасов ввёл в Москве и в Московской губернии положение чрезвычайной охраны. Правительственные войска занимают вокзал Николаевской железной дороги, почтамт, телефонную станцию, Государственный банк.

22 (9) декабря события приняли уже по-настоящему драматический оборот. Первые кровавые столкновения восставших и правительственных сил произошли на Страстной (ныне — Пушкинская) площади. А вечером войска осадили и расстреляли из орудий училище Фидлера на Чистых прудах, где по обыкновению собирались революционеры. Засевшие там «боевики» поначалу просто не верили, что по ним будет открыт огонь, уповая на нерешительность солдат. Ночью и в течение следующего дня Москва покрылась сотнями баррикад.
Вооруженное восстание началось.

Мифы о декабрьских событиях 1917 г. в Иркутске

Этот период истории нашего города за более чем 25-летний период существования капиталистической власти весьма мифологизирован стараниями либералов и монархистов. Благодаря их публицистическим статьям и книгам большевики и красногвардейцы, которые погибли за советскую власть в Иркутске, представлены, как бандиты, убийцы мирных жителей и поджигатели города.
Приведу фрагмент из статьи, пожалуй, самого главного ненавистника советской власти и антикоммуниста в Иркутске: «А уже в декабре 1917 года "красногвардейцы и анархисты" подожгли город: формальным мотивом для этого, в высшей степени гуманистического деяния, было "подавление юнкерского восстания". На деле же это выглядело так: захватившие власть в городе большевики (т. е., коммунисты) и банды "красных революционных анархистов" под предводительством уголовного ссыльного Нестора Каландаришвили потребовали, чтобы курсанты 1-го и 2-го юнкерских училищ сдали оружие. К их чести, юнкера послали "товарищей" по известному адресу и заняли в своих училищах круговую оборону. Тогда "товарищи", загнав на Петрушину гору артиллерию, стали разносить училища снарядами. А для пущего эффекта подожгли город. Во имя торжества мировой революции, надо полагать».

Причем свое мифотворчество господин монархист строит на двух источниках - «Летописи города Иркутска» Нита Романова и из материалов кадетско-эсеровских журналистов газеты «Иркутская Жизнь», которые не питали особой любви к большевикам и стояли на антисоветских позициях.

Очень тяжело господину монархисту признать, что развязали кровавые декабрьские бои в Иркутске именно эсеры, которые никак не хотели терять власть и решили расправиться с большевиками при помощи юнкеров и казаков. Как известно, во главе гарнизонов, юнкерских училищ и школ прапорщиков стояли сторонники бывшего царского полковника Фелицына и эсера Краковецкого, которые и направили вооруженные силы против большевиков. Начиная с февральской революции эсеры в лице Комитета общественных организаций (КООРГу) последовательно теряли свое влияние в исполнительном комитете Совета рабочих и военных депутатов из-за соглашательской позиции с промышленной буржуазией и установки ведения войны до победного конца.
В итоге на I Всесибирском Съезде Советов эсеры потеряли большинство, и большевики смогли провести свою резолюцию с требованиями немедленной передачи власти Советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, свержения капиталистов и прекращения войны. На съезде Советов был создан свой исполнительный орган – Центросибирь. В ответ на это эсеры распорядились перекрыть руководителям Центросибири доступ к телеграфу для парализации работы с советами на местах. Однако, это не помешало провести перевыборы в Совете рабочих и военных депутатов, где большинство получили сторонники немедленной передачи власти Советам.
С этого момента борьба эсеров с большевиками из демократического русла переросла в вооруженное противостояние. Так, сообщение об октябрьской революции в Петербурге из-за саботажа почтово-телеграфного ведомство пришло в Иркутск с большим опозданием. После этого эсеры стали распространять прокламацию «Ко всем сибирским гражданам» за подписью областного комиссара А. Кругликова и эсера Чичинадзе, в которой они фактически призывали к отделению Сибири от остальной страны, чтобы советская власть не смогла простираться «далее Уральского хребта», и это дало возможность созвать Учредительное собрание и довести войны до победного конца.

В условиях, когда командующий войсками иркутского военного округа генерал Самарин заявил, что он не подчиняется новой власти и готов «обуздать зарвавшихся хамов», а гражданская власть в лице буржуазии и эсеров стала проводить репрессивную политику в отношении рабочих, большевики были вынуждены создать Военно-революционный комитет и оперативный штаб, в которые вошли Б. Шумяцкий, Постышев, Трилиссер, Я. Шумяцкий, Шевцов, Ф. Шумятский, Мельников и др.
29 октября 1917 г. состоялось собрание всех частей Иркутского военного гарнизона, которое показало, что среди военных существует раскол по вопросу перехода власти к Советам. Все пехотные полки высказались за переход власти в руки Советов, а казачий дивизион, 1-я и 2-я школа прапорщиков и военного училища высказались против. Несмотря на это, резолюция Центрального исполнительного комитета Советов солдатских, рабочих и крестьянских депутатов о переходе всей власти Советам была принята большинством 598 голосов.
31 октября прошло заседание Совета рабочих депутатов, на котором иркутские рабочие принятием резолюции в 104 голоса против 64 голосов подтвердили свое решение о передаче власти Советам и отказалась от участия в комитете порядка, созданном для подавления революционной борьбы пролетариата. На заседании также был поднят вопрос о перевыборах Советов рабочих депутатов, которые решили провести в ближайшее время. При участии 500 делегатов перевыборы Советов состоялись 19 ноября и после этого за резолюцию большевиков за немедленный переход власти в руки Советов проголосовало 256 человек против 185 и 7 воздержавшихся.

Как видно, насильственно власть в Иркутске никто не захватывал, а просто большевики вели грамотную разъяснительную работу среди рабочих масс, что позволила им получить большинство в органах Советов. Однако, несмотря на то, что большевики смогли демократическим путем победить в Советах, фактически власть оставалась в руках сторонников промышленной буржуазии, которые опирались на военную силу казаков и юнкеров.
20 ноября 1917 г. Военно-революционный комитет распространил среди населения воззвание, в котором сообщил, что единственной властью в стране является Совет Народных Комиссаров, а его правомочным органом в Иркутске – временный Военно-революционный комитет.
Спустя три дня Городская Дума выступила против большевиков и обратилась к населению с обращением, в котором заявила об избрании 20 ноября Комитета защиты революции против большевистских захватчиков.

В этих условиях руководители Военно-революционного комитета понимали, что сторонники буржуазии и эсеров готовят военный переворот и были вынуждены в срочном порядке создавать Красную гвардию и начать конфискацию оружия на складах. Несмотря на принятые меры, военное положение комитета было тяжелым, поскольку они располагали только тремя батареями артиллерии, у которых был недостаток снарядов, и пехотными частями, вооруженными однозарядными ружьями старинного образца.
Развязка двоевластия в Иркутске произошла 7 декабря 1917 г., когда началось выступление юнкеров и казаков против большевиков. 7 декабря 1917 г. представители юнкеров явились в «Белый дом», где заседал Военно-революционный комитет, и предъявили требования о производстве юнкеров в офицеры, выдача денег на обмундирования и отправка всех в полки. Руководство комитета ответила отказом на эти требования, поскольку офицерство и прежние полки перестали существовать.

После этих переговоров большевики, ожидая вооруженное нападения юнкеров, решили Белый дом не защищать и покинуть здание, но часть членов партии (П. Постышев, Г. Соболевский, М. Трилиссер, Я. Шумяцкий, С. Лебедев, Н. Чужак, С. Блюменфельд и С. Зотов) и красногвардейцев приняли решение остаться и тут же оказались осажденными в доме. На группу, покинувших здание красногвардейцев, было совершенно нападение со стороны юнкеров. Это стало точкой начала выступления юнкеров и казаков против Советов.
Сохранилось много воспоминаний защитников «Белого дом» в каких условиях им приходилось отбивать атаки юнкеров, которые не гнушались обстреливать здание из всех орудий и бросать в его окна бомбы. Приведу воспоминания одной из защитниц «Белого дома» - М. И. Заболоцкой-Ламкиной, которая была сестрой милосердия в красногвардейском отряде.

Эти воспоминания о зверствах юнкеров, почему-то господин монархист не очень любит приводит. Основной упор он делает на обстрелы города и поджоги зданий, хотя артиллерийское вооружение было и юнкеров, а факты, преднамеренных поджогов зданий, совершались и со стороны юнкеров.
К сожалению, защитники «Белого дома» были вынуждены сдаться в плен к юнкерам на 7 седьмой день осады, поскольку у них закончилось продовольствие, вооружение и было много раненных. Впоследствии, они были обменены на военнопленных юнкеров и казаков, захваченных большевиками. С 9 декабря 1917 г. в Иркутске проходили вооруженные столкновения между красногвардейцами и юнкерами, которые сопровождались артиллерийскими обстрелами и пожарами городских зданий. Плохо вооруженные малочисленные отряды красногвардейцев с 10-13 декабря 1917 г. стали утрачивать стратегические позиции в городе и, если бы им на помощь не пришли рабочие Черемховский копий, то они потерпели бы поражение. Переломным моментом в городских декабрьских боях в пользу большевиков стало прибытие подкрепление из солдат, направленных Канским и Красноярским Советами.
17 декабря 1917 г. было заключено перемирие, а 20 декабря подписан мирный договор на условиях, которые не устроили большинство революционных рабочих, а именно: создание коалиционного правительства, отзыв из всех учреждений комиссаров Советов, роспуск местных Советов и удаление из города Красногвардейских частей. Поэтому договор был разорван и красногвардейские отряды потребовали полного разоружение и признания Советской власти.

В результате декабрьских боев в Иркутске общее число жертв достигало около тысячи человек. Пожары и обстрелы уничтожили много зданий в городе.
При этом всю ответственность за эти жертвы либералы и монархисты перекладывают на большевиков. Хотя вооруженную борьбу спровоцировали юнкера и казаки и именно они обладали более современным вооружением, применение которого привелок к таким человеческим жертвам.

Материалы для статьи использовались из книги:
Сборник. Как мы боролись за власть Советов в Иркутской губернии. Составитель сборника Г. А. Вендрих. Иркутское книжное издательство. 1957 г.

Источник

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.