egor_23

Category:

Полетаев Николай Гурьевич

рядовой революции... 27 (15) апреля 1872 года родился Николай Гурьевич Полетаев (27(15).04.1872 - 23.10.1930) - рабочий-токарь, революционер-большевик, один из первых российских социал-демократов, депутат от питерских рабочих в III Государственной думе, издатель и редактор большевистской газеты «Звезда», один из организаторов «Правды».

"Но мы ведь из хорошего металла сделаны, мы не согнемся и не сломимся..." (Полетаев Николай Гурьевич)

Николай Гурьевич Полетаев родился 15 апреля (27 апреля по новому стилю) 1872 г. в деревне Кожухово Костромской губернии. Отец его, Гурий Никандрович Полетаев, бывший крепостной крестьянин Галичного уезда Костромской губернии, в свое время был отпущен помещиком на «оброк» с правом проживания в Костроме. Здесь, на городской окраине он построил себе домик в три окна. Работал плотником, а затем столяром. У Полетаева старшего родилось пять детей, сыновья Владимир, Иван, Николай, Александр и дочь Ольга. Жили бедно, так как работы было много, а денег мало. Мать – Агриппина Григорьевна вынуждена была подрабатывать на поденной работе – пекла хлеб и развозила его на тележке заказчикам, стирала белье более зажиточным соседям.

Николай с детства тянулся к книгам. Отец, несмотря на крайнюю бедность, устроил сына в городское одноклассное начальное училище с 3-летним курсом обучения. Любознательный, смышленый парнишка учился с охотой, был прилежным учеником. В 1885 г. окончил низшее начальное училище, но на этом свое образование не закончил и вскоре поступил в ремесленную школу в посаде Большие Соли (ныне посёлок городского типа Некрасовское). Наряду со столярным, резным и живописным (иконопись) ремеслами в школе было введено обучение кузнечно-слесарному делу и Николай выбрал именно это ремесло. В свободное от учебы время ходил на пристань разгружать баржи, в период каникул помогал отцу плотничать.

В 1889 г., по окончанию учебы, Николай вернулся к родителям в Кострому. Повседневная жизнь текла здесь привычно и незаметно, и кто знает, как сложилась бы дальнейшая судьба простого костромского паренька с рабочей окраины, если бы случай не свел его с бывшим токарем механической мастерской Путиловского завода В. В. Буяновым, высланным летом 1890 г. из столицы на родину, в Кострому за участие в кружке, связанном с группой М. И. Бруснева, одного из первых русских марксистов.

В апреле 1891 г. Николай Полетаев покинул тихую, провинциальную Кострому и уехал в столичный Санкт-Петербург, где устроился на Путиловский завод токарем в механические мастерские. Василий Буянов, собственно говоря, и сагитировавший его на этот шаг, написал рекомендательное письмо Егору Афанасьевичу Климанову, одному из рабочих вожаков Путиловского завода, которое помогло юноше довольно быстро адаптироваться на новом месте. Вскоре после приезда он принял участие в нелегальном собрании рабочих в лесу под Петербургом, которое вошло в историю как первая пролетарская маёвка в Российской империи, а несколько позднее вступил в нелегальную социал-демократическую организацию, созданную студентом Петербургского технологического института М. И. Брусневым.

Правительство на первых порах мало внимания обращало на социал-демократию, больше опасаясь террора народников. Однако в апреле 1892 г. группа Бруснева была разгромлена полицией, ее участники, в том числе и Николай Полетаев, арестованы. Осенью того же года Полетаева выслали в Кострому. Двадцатилетнему парню пришлось нелегко. На работу его нигде не брали, «потому как политический». Перебивался случайными заработками. Впрочем, если не считать чтения запрещенной литературы, инкриминировать ему ничего незаконного полиции было нечего, и вскоре он смог снова вернуться в столицу, где вновь устроился на Путиловский завод токарем в лафетно-снарядные мастерские.

К этому времени столичные марксисты начали создавать целую сеть рабочих кружков, особое внимание обращая на крупные предприятия. В начале 1894 г. такой кружок был создан и на Путиловском заводе. Руководил им слесарь Василий Андреевич Шелгунов, ближайшими помощниками которого стали выпущенный из тюрьмы Егор Климанов и возвратившийся в столицу после высылки Николай Полетаев.

Осенью 1895 г. марксистки настроенные студенты столичных вузов во главе с Владимиром Ульяновым, Глебом Кржижановским и Юлием Мартовым (Цедербаумом) создали «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Он просуществовал, впрочем, недолго. В ночь с 8 на 9 декабря 1895 г. полиция провела массовые аресты среди членов этой марксистской организации. Среди двадцати девяти арестованных оказались и 10 рабочих-путиловцев, в их числе и Полетаев. Следствие установило, что он хранил на своей квартире запрещенную литературу, собирал средства для поддержки семей арестованных рабочих, имел связь с подпольной типографией.

Полгода Николая Полетаева продержали в столичном доме предварительного заключения, а затем, до вынесения окончательного приговора отправили под надзор на родину, в Кострому. В январе 1897 г. последовал приговор. Полетаеву запрещалось в течение двух лет проживать в столичных и университетских городах. Он ставился под гласный полицейский надзор. Не найдя работы в Костроме, Полетаев в том же года перебрался в Тифлис (нынче Тбилиси), но и там работы политически неблагонадежному найти не удалось. В 1898 г. он нелегально едет в Санкт-Петербург, но на вокзале его опознали филеры, и Полетаев снова был выслан в Кострому. По совету Буянова он вскоре уезжает за границу в Германию. Здесь, без знания языка, ему также не сразу удается найти работу. Какое-то время, он перебивается на свои скудные сбережения. Наконец, при помощи немецких социал-демократов ему удается устроиться на завод Борзига в Берлине. В 1900 г. к нему в Берлин приехала невеста Анастасия Степановна. Здесь они поженились. В Европе в это время разразился экономический кризис, и Николай Гурьевич в числе многих других лишился работы. Все попытки поступить на какой-либо другой берлинский завод кончались неудачей, и Полетаевы переехали в Бельгию, но работы и здесь не нашлось. В ноябре 1901 г. Николай Гурьевич вместе с женой и сыном вернулись на родину, в Кострому. Дома, однако, не задержались, и вскоре переехали в Киевскую губернию, где Полетаеву удалось, наконец, найти более или менее приличную работу на Ходоровском свекольно-сахарном заводе. В июле 1904 г. Полетаевы перебрались в Санкт-Петербург, где Николай Гурьевич снова устроился на работу в лафетно-снарядные мастерские Путиловского завода. Здесь он официально вступает в Российскую социал-демократическую рабочую партию (РСДРП).

Полетаев принял активное участие в революции 1905-1907 годов. В ходе революции пролетариат создал свои демократические органы руководства – Советы рабочих депутатов. В столице Совет рабочих депутатов начал действовать 13 октября. В числе 26 путиловцев в него был избран и Н. Г. Полетаев, вошедший в состав исполнительного комитета Совета. Однако уже 3 декабря 1905 г. Петербургский Совет был разогнан, полиция арестовала 267 его депутатов, в том числе и Полетаева. После освобождения он с превеликим трудом устроился на электромеханический завод Н. Н. Глебова, где вскоре организовал сильную большевистскую группу.

Летом 1907 г. в центр политической жизни встал вопрос о выборах в III Государственную думу. Социал-демократы, несмотря на все препоны и преследования, сумела использовать избирательную кампанию для провода в Думу своих кандидатов. В Думу прошли 20 социал-демократов, среди которых были четыре большевика и четыре примыкавших к ним. Все большевистские депутаты прошли в Думу по рабочей курии. Сам Полетаев прошел в Думу от рабочей курии Петербургской губернии. Именно он и возглавил большевистскую группу в социал-демократической фракции депутатов.

Свою легальную работу в Думе Николай Гурьевич сочетал с массовой внедумской работой. Он поддерживал непрерывную связь с избирательным округом, много раз посещал Путиловский и другие заводы, выступал на рабочих собраниях с политическими докладами, знакомился с настроениями рабочих, восстанавливал прерванные после поражения революции партийные связи. Неоднократно в этот период встречался с В.И. Лениным, для чего не раз выезжал за границу. Их первая встреча состоялась в 1907 г. на даче Ваза вблизи небольшого финского города Куоккале. Ленин расспрашивал Полетаева о настроениях петербургских рабочих, дал практические советы по работе в Думе. Затем встречи стали довольно часты, завязалась активная переписка.

С начала 1910 г. между Лениным и Полетаевым завязалась переписка о создании массовой легальной рабочей газеты, которая связывала бы партию с пролетарскими массами. На Полетаева была возложена организационная и техническая подготовка издания. Первый номер новой газеты, получившей название «Звезда», вышел 16 (29) декабря 1910 г. Издавалась газета вначале тиражом 7-10 тыс. экземпляров, затем 15-20 тысяч.

Острые, нелицеприятные статьи, появляющиеся на страницах «Звезды» вызывали негативную реакцию со стороны властей. Не раз предпринимались попытки арестовать тираж газеты. В таких случаях Николай Гурьевич использовал свой статус депутата Государственной Думы (до осени 1911 г. «Звезда» являлась печатным органом социал-демократической фракции 3-й Государственной думы).

Газета довольно быстро завоевала популярность в рабочей среде. Однако уже к осени 1911 г. стало ясно, что выходившая раз в неделю и рассчитанная на политически подготовленных членов партии и передовых рабочих, газета «Звезда» уже не удовлетворяла широкой потребности в массовой агитации и пропаганде. В этой связи В.И. Лениным был поставлен вопрос об издании ежедневной легальной массовой рабочей газеты, способной более оперативно реагировать на происходящие в стране события, к тому же более дешевой и рассчитанной даже на самого необразованного читателя.

19 января 1912 г. Полетаев встретился в Лейпциге (Германия) с Лениным, где получил от него план организации новой газеты. Вернувшись в Санкт-Петербург, Полетаев провел совещание с сотрудниками «Звезды», на котором были обсуждены практические вопросы, связанные с созданием новой газеты. Выработали план, составили смету расходов, определили тираж – 40 тысяч экземпляров. Издателем, естественно, стал Полетаев.

Первый номер «Правды» вышел 22 апреля (5 мая) 1912 г. Надо сказать, что «Правда» с самого начала пользовалась большой популярностью в рабочей среде, особенно среди питерских рабочих. Рабочие поддерживали ее материально, были ее активными корреспондентами и распространителями.

Долгие годы напряженной работы вконец измотали и так не отличавшегося крепким здоровьем Полетаева. К лету 1912 г. накопившаяся усталость переросла в резкий упадок сил. Николай Гурьевич, нуждавшийся в длительном отдыхе и серьезном лечении, на время отходит от активной работы. 9 июня истек срок работы III Государственной Думы, но в выборах в следующую Думу Полетаев участия уже не принимал. Лидером большевистской фракции в IV Государственной Думе стал А. Е. Бадаев, сменивший в декабре 1912 г. Полетаева и на посту издателя газеты «Правда».

По рекомендации Л. Б. Красина Полетаев устраивается управляющим на механический завод, где проработал до 1917 г. Однако с революционной деятельностью он не порвал. Будучи членом Петербургского комитета РСДРП (б) он отвечал за организацию переписки с Заграничным бюро ЦК партии. Несмотря на проблемы со здоровьем, Николай Гурьевич продолжал работать и с легальными большевистскими печатными изданиями.

После победы Февральской революции Русское бюро ЦК РСДРП (б) приняло решение возобновить издание газеты «Правда». В состав небольшой группы, взявшейся за это дело, вошел и Полетаев. По поручению бюро он провел с финскими социал-демократами переговоры о поставках оборудования для типографии, первым заведующим которой сам и стал. Первый номер возрожденной «Правды» вышел в Петрограде уже 5(18) марта 1917 г.

После прихода большевиков к власти в октябре 1917 г. Ленин, по некоторым сведениям, предлагал Полетаеву войти в состав первого советского правительства в качестве наркома труда, но Николай Гурьевич отказался по состоянию здоровья. Возможно, на его решение повлияло и то, что он считал себя не вполне готовым для принятия этой должности. Ведь это совершенно другой круг ответственности, профессионализма, кругозора.

В первые месяцы советской власти Полетаев заведовал административной частью редакционно-издательского отдела Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ) РСФСР, участвовал в национализации типографий и выделил лучшие из них для печатания газеты «Правда» и «Известия».

С августа 1918 г. Полетаев член коллегии (в составе трех человек) полиграфического отдела ВСНХ РСФСР, который провёл национализацию крупных и средних предприятий полиграфии и их перестройку. Это, конечно, не пост наркома, но здесь Полетаев, по крайней мере, вполне на своем месте. Однако его здоровье продолжает ухудшаться и в сентябре 1919 г. он перешел техником в Главное управление мукомольно-крупяной промышленности (Главмука) при отделе обработки пищевых веществ ВСНХ. Должность для партийца такого масштаба более чем скромная. Болезнь между тем прогрессирует. Работать становиться все труднее. Врачи признали туберкулез легких и в августе 1921 г. Николай Гурьевич был отправлен для лечения на Кавказ.

С письмом Уполномоченного наркомата Внешней торговли РСФСР на Юго-Востоке России он прибыл к заведующему Армавирской конторы Госторга В. К. Товстенко. В письме говорилось, что Н. Г. Полетаев – ветеран партии и революции – нуждается в отдыхе, и рекомендовалось этот отдых ему обеспечить. Товстенко предложил Полетаеву поселиться на специально отведенной для этой цели даче в Сочи, но Николай Гурьевич отклонил это предложение и настоял на том, чтобы ему поручили небольшую, как он выразился, работу. Так в сентябре 1921 года Н. Г. Полетаев стал заведующим Туапсинским агентством Армавирской конторы Госторга (Внешторга).

Последующие 9 лет жизни Полетаева оказались тесно связаны с Туапсе, в развитии которого он сыграет немалую роль. Оценив большие возможности Туапсинского порта, он вместе с партийной организацией Туапсе берется за его возрождение. Через наркома внешней торговли Л. Б. Красина он добился принятия постановления Совета труда и обороны об отпуске кредитов на оборудование причалов порта, постройку элеватора, складов. Используя свои тесные связи с руководством в Москве, Н.Г. Полетаев доказывает целесообразность вывода грозненского нефтепровода к Туапсе и добивается принятия соответствующего решения. 5 июня 1925 г. вопрос о строительстве нефтепровода Грозный - Черное море решается в пользу Туапсе.

Еще одна страничка туапсинского периода жизни Николая Гурьевича связана с его общественной деятельностью. По его личному настоянию в городе был организован детский дом для беспризорных детей, он явился инициатором создания туапсинской пионерской организации, принимал деятельное участие в организации школ и пунктов по ликвидации безграмотности, в строительстве и оборудовании рабочих клубов.

Несмотря на сравнительно невысокую должность, Полетаев пользовался в Туапсе и крае большим авторитетом. Но уважали Николая Гурьевича, конечно, не только за его грамотную и квалифицированную работу, но за его редкие человеческие качества - скромность, смелость и независимость характера, душевную щедрость, готовность всегда прийти на помощь. И справедливость. В поступках и делах. Ему, как далеко не многим, удалось сохранить эти качества на всю жизнь. По таким людям и судили тогда о первом поколении революционеров.

Николай Гурьевич Полетаев являлся почетным членом районного комитета партии, депутатом горсовета, членом черноморской окружной партийной контрольной комиссии, членом Северо-Кавказской краевой контрольной комиссии ВКП(б). В 1927 г. был избран делегатом на XV съезда ВКП(б) от Черноморской партийной организации с правом совещательного голоса.

В 1930 г. здоровье Николая Гурьевича резко ухудшилось. Как старого заслуженного большевика его направляют в Кремлевскую больницу. Диагноз врачей не оставляет надежд: быстро прогрессирующий рак легких. Проведя в московской больнице два месяца, и чувствуя приближение смерти, Николай Гурьевич просит увезти его в Туапсе. 23 октября 1930 г. в первую ночь по возвращении Николая Гурьевича в Туапсе его не стало.

Судьба Николая Гурьевича Полетаева, как и судьбы других революционеров, была неотделима от бурной истории века и такой противоречивой судьбы Родины. Пытаясь безоговорочно отвергнуть советское прошлое, мы на самом деле ставим под сомнение и свое настоящее, и свое будущее. Поэтому, принимая или отвергая, тот или иной период нашей истории, нельзя терять ни объективности, ни рассудка. А в заключение позволю себе привести слова Николая Гурьевича, которые вполне подходят и к нашему времени: «Но мы ведь из хорошего металла сделаны, мы не согнемся и не сломимся».

Источник

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.