Гурьев Игорь (egor_23) wrote,
Гурьев Игорь
egor_23

Categories:

1993 Позор крови VII

1993 Позор крови VI
По свидетельству Качановой Ж.П., она
пошла с группой людей к метро “Улица 1905 года”... появился ОМОН и стал избивать всех, кто попадал под руку. ... Через некоторое время ОМОНовцев собрали и куда-то увезли. Мы собрались и решили ехать на Пушкинскую площадь. Когда мы вышли из подземного перехода на улицу Горького... то увидели, что.. полно ОМОНа. Оценив обстановку, решили ехать по домам. ... Я побежала через улицу Горького поверху, а остальные стали спускаться по лестнице в подземный переход в метро. Находясь на середине улицы я услышала крики. Обернувшись увидела, как ОМОН бросился на людей, которые стояли на лестнице и не могли никуда разбежаться. Другая часть ОМОНа закрыла противоположный выход из подземного перехода и погнала людей навстречу первой партии. О том, что происходило между этими лестницами, можно только догадываться. Крики оттуда неслись ужасные”.
По свидетельству Кузовкова А.С. и Кузовковой Л.С., на площади Белорусского вокзала манифестанты
“перекрыли дорогу контейнерами, лавками и т.д. На некоторое время... это удалось. Привезли на автобусах ОМОНовцев, которые погнались с дубинками за манифестантами. Манифестанты уходили через сквер, потом через поток двигавшихся машин к метро”.
Одновременно периодические “зачистки” продолжались и в районе станции метро “Баррикадная”. Согласно Справке Министерства внутренних дел Российской Федерации за 29 сентября 1993 года, в этот день было задержано 106 манифестантов, 6 гражданских лиц обратились за помощью в медицинские учреждения города. Во время операций по разгону манифестантов от противоправных действий сотрудников милиции пострадали гражданские лица, не являвшиеся участниками акций протеста, в том числе:
Култанов В.В., житель г.Москвы – избит и ограблен сотрудниками милиции.
Из Заявления Култанова В.В. на имя бывшего Прокурора города Москвы Пономарева Г.С.:
“29 сентября около 20 часов недалеко от станции метро “Улица 1905 года” я и несколько незнакомых мне прохожих были избиты дубинками и доставлены в 43 отделение милиции. На каждого был написан рапорт, уже в отделении, человеком, который бил нас возле метро. Произошло следующее. Я шел по улице Красная Пресня от магазина “Олимп” по направлению от центра. На улице прохожих было очень мало. Машины по проезжей части двигались беспрепятственно. Когда я подошел к улице Трехгорный вал, машины с мигалкой стали поперек улицы и из них отдавались команды, повелевающие остановить движение, не пускать дальше трол¬лейбусы. В это время я уже переходил Трехгорный вал. В сквере увидел несколько человек. Перейдя через улицу, услыхал громкую команду: “Рота, вперед!” Я остановился и стал смотреть на площадь перед метро “Улица 1905 года”, где стояло подразделение со щитами, в касках, с автоматами и дубинками. Человек пятьдесят головорезов цепью двину¬лись в мою сторону, Я решил, что они просто освобождают проезжую часть. Через несколько секунд меня обдало запахами пива и мочи, и два удара в голову свалили с ног. Поднявшись, я увидел перед собой командира и спросил у него: “Как фамилия, бандит?” Он сказал: “Сейчас скажу!” - и ударил дубинкой по правой руке, которой я успел прикрыть лицо. Посыпались удары по спине. Заломили руки и потащили через площадь к метро. Когда меня тащили мимо метро, я кричал, чтобы люди стали свидете¬лями. Несколько человек остановилось. Тут же к ним подбежали с дубинками, и я услышал истошный визг женщины. Со словами “сейчас тебе будут свидетели”, меня поставили лицом к забору и стали бить по спине и бокам, будто мешками с песком или боксерскими перчатками. Дышать до сих пор больно. Вывернули карманы. В результате у меня исчезли деньги, 95000 рублей, водительские права и квитанции на приобретение стройматери¬алов. После этого пинком в зад затолкнули в автобус. Все задержанные в автобусе оказались случайными прохожими, все были избиты. Почти до полуночи задерживались в 43-м отделении милиции. У многих пропали деньги, вещи и документы. Пропавшие деньги лишают мою семью питания. Для лечения травмы головы мне необходимо лекарство на 12000 рублей. Потому я не прошу, а требую найти преступников, возбудить уголовное дело и немедленно обеспечить меня медикаментами”.
В 18 часов 15 минут Совет Министров–Правительство Российской Федерации и Правительство Москвы выступили с требованием о прекращении деятельности российского парламента, угрожая, в случае отказа, “тяжкими последствиями”:
“...Руслану Хасбулатову и Александру Руцкому в срок до 4 октября организовать вывод из здания и прилегающей к нему территории находящихся там лиц. При этом все, в том числе граждане, находящиеся на территории, прилегающей к Дому Советов, и в помещениях, прилегающих к зданию, сдают оружие и боеприпасы представителям Генеральной прокуратуры и Министерства внутренних дел. Со своей стороны Правительство РФ и правительство Москвы во всех действиях по освобождению здания гарантируют неприменение оружия. ...Правительство РФ и правительство Москвы предупреждают, что невыполнение настоящего требования может повлечь за собой тяжкие последствия. В этом случае вся ответственность за такие последствия ложится на Руслана Хасбулатова и Александра Руцкого”.

                                                                      В сложившейся обстановке Моссовет принял:
Обращение к департаменту инженерного обеспечения, энергетики и энергоснабжения мэрии Москвы с требованием наладить нормальное функционирование инженерных коммуникаций Дома Советов Российской Федерации;
Обращение к Ельцину Б.Н. с призывом отдать приказ немедленно прекратить вооруженную блокаду здания парламента, включить систему жизнеобеспечения Дома Советов, его связи со страной и миром, убрать колючую проволоку;
Обращение к депутатам Моссовета с призывом в разъяснение избирателям сложной обстановки в городе и всем пойти к Дому Советов.
Около 18 часов 30 минут вход в Моссовет был фактически перекрыт военнослужащими внутренних войск, не пропускавшими в здание даже депутатов районных Советов города Москвы по их служебным удостоверениям.
Патриарх Московский и всея Руси Алексий II обратился с Воззванием, в котором призвал не пытаться решить политические проблемы силой, ослабить политическое противостояние, возобновить снабжение находящихся в Доме Советов медикаментами, теплом и связью, и начать диалог. Патриарх предложил свое посредничество в переговорах и Свято-Данилов монастырь в Москве в качестве места для их проведения. На вечернем заседании X внеочередного (чрезвычайного) Съезда народных депутатов Российской Федерации, начавшемся в 20 часов, были приняты:
Заявление “О выступлении в США Министра иностранных дел Российской Федерации А.В.Козырева”, в котором было осуждено оправдание Козыревым А.В. в его выступлении на 48-й Сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных наций 28 сентября 1993 года государственного переворота, совершенного Ельциным Б.Н. Было заявлено, что, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Съезд народных депутатов, как высший государственный орган, определяющий внешнюю политику страны, извещает все делегации государств мира в ООН о том, что деятельность Козырева А.В. не отражает позиции Российской Федерации в ее взаимоотношениях с другими странами и международными организациями. В Москву были приглашены полномочные представители Организации Объединенных Наций, чтобы объективно оценить последствия государственного переворота и факты надругательства над конституционными правами граждан;
Обращение к Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II, в котором была выражена готовность немедленно начать переговоры с “президентской стороной” при его посредничестве в Свято-Даниловом монастыре.
И.о.Президента Российской Федерации Руцкой А.В. также направил Обращение к Патриарху Алексию II, в котором заявил, что сделает все возможное для преодоления кризиса мирными политическими средствами, для сохранения жизни людей, и о своей безусловной поддержке усилий Патриарха организовать посредническую встречу в Свято-Даниловом монастыре.
30 сентября 1993 года в 00 часов 50 минут по радио из здания мэрии Москвы, со ссылкой на ОМОН, была распространена не соответствовавшая действительности информация, что в этот день планируется вооруженное нападение защитников Верховного Совета на городские объекты, которое будет осуществляться под прикрытием гражданских лиц, в связи с чем к Дому Советов Российской Федерации подтягивается бронетехника. К утру в район Дома Советов были выдвинуты 12 БТРов ОМСДОН.
В связи с этими действиями “президентской стороны” и.о.Президента Российской Федерации Руцкой А.В. издал Распоряжение №10 “О передислокации войск с целью создания условий для преодоления последствий государственного переворота”, в котором приказал командиру 39 мотострелковой дивизии генерал-майору Фролову В.Д. к 1-3 октября 1993 года выдвинуть к Дому Советов два мотострелковых полка.
В Доме Советов Российской Федерации был ужесточен пропускной режим, взяты под охрану входы на этажи и в коридоры.
                                      В целях дальнейшей реализации Указа №1400, Ельцин Б.Н., не имея законных полномочий, издал:
Указ Президента Российской Федерации №1508 “О повышении должностных окладов работников органов представительной и судебной власти, прокуратуры Российской Федерации” в 1,8 раза с 1 сентября 1993 года;
Указ Президента Российской Федерации №1511 “О повышении размеров социальных пособий и компенсационных выплат семьям с детьми и другим категориям граждан” в 1,81 раза с 1 октября 1993 года;
Распоряжение №668-рп “Об образовании рабочей группы по правовому обеспечению выполнения Указа Президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 г. №1400 “О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации”, в соответствии с которым в состав указанной группы были включены Шахрай С.М. (руководитель группы), Батурин Ю.М., Калмыков Ю.Х., Котенков А.А., Митюков М.А., Хохлов С.А. и Цыганенко И.Г.;
Указ Президента Российской Федерации №1514 “О дополнении Указа Президента Российской Федерации от 23 сентября 1993 г. №1435 “О социальных гарантиях народных депутатов Российской Федерации созыва 1990-1995 годов”. согласно которому народные депутаты, осуществлявшие депутатскую деятельность в Верховном Совете или его органах на постоянной основе при об¬ращении за содействием в трудоустройстве должны быть приняты на работу органами исполнительной власти субъектов Федерации до 11 октяб¬ря 1993 года, а Министерством труда Российской Федерации и иными центральными органами феде¬ральной исполнительной власти – до 5 октября 1993 года;
Распоряжение №669-рн, которым предоставил отстраненному от должности руководителя Администрации Президента Российской Федерации Филатову С.А. право включать народных депутатов Российской Федерации в координационные и консультативные органы, действующие при Президенте Российской Федерации, с оформлением на штатной основе и приравняв по условиям оплаты труда к консультантам подразделений Администрации Президента Российской Федерации.
Ельцин Б.Н. провел также встречу с руководством Объединенного комитета Демократических организаций России, во время которой заявил о неприемлемости “нулевого варианта” решения политического кризиса, предусматривавшего отмену Указа №1400 и связанных с ним решений X внеочередного (чрезвычайного) Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации с последующим проведением одновременных выборов парламента и Президента Российской Федерации.
В тот же день Ельцин Б.Н. назначил отстраненного от должности руководителя Администрации Президента Российской Федерации Филатова С.А. и первого заместителя Председателя Совета Министров – Правительства Российской Федерации Сосковца О.В. своими представителями на переговорах в Свято-Даниловом монастыре.
Мэрия Москвы выступила с Заявлением о поддержке инициативы Патриарха Московского и всея Руси Алексия II “по поводу переговоров между властями и лицами, находящимися в Белом доме”, отметив, что “была вынуждена принять экстренные меры” с целью предотвращения катастрофических последствий, которые могли возникнуть в результате сосредоточения большого ко¬личества огнестрельного оружия внутри Белого дома, а также учитывая трагические последствия событий у штаба ОВС СНГ. Было также заявлено, что “если будут предприняты шаги по сдаче оружия, мэрия Москвы предпримет конкретные действия по снятию оцепления вокруг Белого Дома”.
В то же время мэр Москвы Лужков Ю.М. издал Распоряжение №530-рм, которым выделил в/ч 3111, принимавшей активное участие в блокаде Дома Советов Российской Федерации, 200 млн. рублей из резервного фонда правительства Москвы “на оказание материальной помощи личному составу”.
Лужков Ю.М. издал также распоряжение о размещении около 1000 сотрудников милиции (в том числе – ОМОН) из других регионов России, приданных органам внутренних дел города Москвы “на период проведения оперативно-профилактической операции “Сигнал” с 30 сентября “до особого распоряжения”, об обеспечении их жильем, автотранспортом, доброкачественным питанием и коммунально-бытовым обслуживанием”. По свидетельству назначенного впоследствии комендантом Москвы генерал-полковника Куликова А.Н., официально дополнительные силы милиции были стянуты в Москву к 15 сентября 1993 года “для оказания помощи милиции Москвы в завершении девяти месяцев борьбы с преступностью”; после начала событий прибывшим в Москву сотрудникам милиции “выдавали средства защиты, табельное оружие для применения против “бесчинствующей толпы”. Указанные сотрудники милиции вызывались в Москву телеграммой: прибыть с индивидуальными средствами защиты, что значит – с бронежилетом и резиновой палкой.
В первой половине дня ряд руководителей субъектов Федерации провели совещание в здании Конституционного Суда Российской Федерации. Участники совещания потребовали от Совета Министров – Правительства Российской Федерации и правительства Москвы немедленно прекратить блокаду Дома Советов Российской Федерации, восстановить функционирование систем его жизнеобеспечения и отвести воинские части и подразделения милиции, включая ОМОН. Совету Министров – Правительству Российской Федерации было предложено до выборов Президента Российской Федерации и высшего законодательного органа сосредоточиться на вопросах оперативного управления народным хозяйством, обеспечить возможность выступлений на государственном радио и телевидении представителей различных общественных и политических сил, возобновить издание газет, выход которых прекращен, а также выпуск программ радио и телевидения “Парламентский час”. Федеральным органам исполнительной и законодательной власти было предложено восстановить конституционную законность, отменить акты, принятые в связи с Указом Президента №1400 от 21 сентября, утратившего силу на основании заключения Конституционного Суда Российской федерации. Съезду народных депутатов Российской Федерации было предложено, по согласованию с субъектами Федерации, установить дату одновременных досрочных выборов парламента и Президента Российской Федерации не позднее первого квартала 1994 года и отказаться на это время от внесения изменений и дополнений в Конституцию Российской Федерации. Участники совещания предупредили, что в случае невыполнения указанных требований до 24 часов 30 сентября 1993 года ими будут приняты “все необходимые меры экономического и политического воздействия, обеспечивающие восстановление конституционной законности в полном объеме”.
С 9 часов со станции метро “Баррикадная” начали прибывать манифестанты, которые поодиночке или группами до 50-100 человек стали направляться к оцеплению вокруг Дома Советов Российской Федерации. Основная масса манифестантов не совершала агрессивных действий, люди пытались разъяснить стоявшим в оцеплении сотрудникам милиции свою позицию, требовали пропустить их к зданию парламента. Несмотря на очевидно мирный характер манифестаций, сотрудники милиции неоднократно жестоко разгоняли манифестантов, активно применяя резиновые дубинки. Были произведены массовые задержания граждан. При этом некоторые сотрудники милиции совершали противоправные, уголовно наказуемые деяния, жертвами которых становились не только манифестанты, но и граждане, только наблюдавшие за событиями:
так, Камейко П.И., 1942 г.р., пенсионер, житель Московской области – около 10 часов 30 минут, находясь у станции метро “Баррикадная”, пошел к оцеплению у Дома Советов, где неустановленные сотрудники милиции, затащив его в автобус, подвергли избиению и во время личного обыска похитили 30000 рублей, причинив ушибленную рану головы и гематому левого плеча.
Из заявления П.И.Камейко на имя бывшего Прокурора г. Москвы Пономарева Г.С.: “Я, Камейко Павел Иванович, 30 сентября в 10 часов 30 минут находился в районе станции метро “Баррикадная”. После того, как я ради любопытства подошел к оцеплению у Дома Советов, увидел, что сотруд¬ники милиции избивают дубинками людей. Я обратил на это внимание майора милиции, который назвался Гавриловым. Я предъявил ему свое удостоверение. Он в нецензурной форме обругал меня и я стал уходить. Но меня догнали сотрудники милиции, затащили в служебный автобус, где обыскали и зверски избили кулаками и резиновыми дубинками. При обыске у меня было похищено 30 тысяч рублей. Во время избиения грозили убить, а ночью труп мой выбросить в Москва-реку. Кричали: “Вы, сволочи, комитетчики (я бывший офицер КГБ), вас надо убивать! Придет диктатура, мы вас всех перестреляем!..” В медпункте метро “Баррикадная” мне была оказана медпомощь. Затем меня перевезли в травмпункт 4-й городской больницы, где я был освидетельствован на предмет нанесения мне побоев. Прошу вас возбудить уголовное дело по факту избиения и похищения 30 тысяч рублей. Свидетели происшедшего у меня имеются”;
Русляков В.И., 1954 г.р., начальник Управления Комитета Российской Федерации по пищевой и перерабатывающей промышленности, житель города Москвы – в районе Дома Советов получил от неустановленного сотрудника милиции удар в область поясницы, от которого упал и потерял сознание.
СотруднBками милиции была блокирована площадь перед станцией метро “Баррикадная”. По сообщению агентства “Постфактум” от 30 сентября 1993 года,
“В районе станции метро “Баррикадная” подразделения ОМОНа и милиции не позволяют гражданам собираться группами более 10 человек. Представители милиции обращаются к прохожим с призывами не останавливаться на площади перед станцией метро. Тех, кто не прислушивается к этим призывам, рассеивают. При этом милиция и ОМОН применяют дубинки и щиты. Наиболее активных сторонников... Верховного Совета России заталкивают в автобусы и куда-то увозят. Корреспонденты наблюдали отъезд двух автобусов, заполненных задержанными”.
От этих чрезмерно жестких, нередко противоправных действий сотрудников милиции пострадали не только манифестанты, но и случайные прохожие:
так, неустановленными следствием Прокуратуры г.Москвы сотрудниками милиции был зверски избит житель города Москвы Навроцкий Н.А., получивший множественные гематомы по всему телу и сотрясение головного мозга.
Из заявления Н.А.Навроцкого на имя бывшего прокурора г.Москвы Пономарева Г.С.: “30 сентября 1993 года я вышел из метро “Баррикадная”,, хотел пройти в гастроном в высотном здании, у которого меня должен был ждать мой товарищ, чтобы передать мне продовольственный заказ. У входа в метро я увидел милиционеров, которые били пожилого мужчину резиновой палкой по спине и толкали металлическими щитами. Я сделал им замечание: как можно так себя вести?! Они догнали меня, когда я остановился, чтобы перейти улицу, и, выкрутив руки, поволокли в автобус (милицейский). Я спросил их, за что они такое творят. На это милиционеры (их было двое) ответили, что в автобусе они мне все объяснят. Затолкнув а автобус, они повалили меня на сиденье. Один держал за руки, другой медленно душил меня за горло. Автобус уже ехал куда-то. Я просил их представиться. Они только хохотали и ругались нецензурной бранью. “Сейчас мы тебе покажем демократию, правозащитник сраный!” Стали бить по голове, в пах, в живот. Один из них все сильнее душил меня. Когда я чуть не потерял сознание, он отпустил меня и ударил в нос. У меня в глазах появились розовые круги, на плащ полилась кровь. Заболела голова. Я сказал, что пойду в больницу и в суд, заявлю на их бандитские действия. Они приказали водителю везти меня в отделение. Привезли в 43-е отделение, опять выкрутили руки, выволокли из автобуса, поставили у стенки с поднятыми вверх руками и стали обыскивать. Ничего не нашли и бросили в КПЗ. Продержали 6 часов. Предложили написать, что больше так не буду (чего не буду?). Если “покаюсь”, меня отпустят домой, а иначе будут держать всю ночь и повезут в суд утром в 10 часов. У меня лилась кровь, болели ушибы, я просил милицию вызвать врача – бесполезно. От милиционеров пахло перегаром, в автобусе валялись пустые бутылки. А когда они узнали, что моя фамилия Навроцкий, стали орать в автобусе, чтобы я валил в Израиль, “поганый жид”. Вели себя, как натуральные фашисты. Когда били, то оглядывались по сторонам, даже в своем автобусе. Прошу найти и привлечь к уголовной ответственности этих садистов”.
                                                                           По сообщению агентства “Постфактум” от 30 сентября 1993 года,
“уже с середины дня милиция стала затаскивать в снятые с линий автобусы людей, которые, как им кажется, “представляют угрозу общественному порядку”. Цепи ОМОНа со щитами и дубинками выстроились вдоль проезжей части, отделяющей станцию метро от высотного здания на площади Восстания. Каждые 10-20 минут, ударяя дубинками о щиты, бойцы ОМОНа начинаю быстро продвигаться к выходу станции, заставляя людей в панике скрываться в метро”.
                                                     Согласно Сводке Временного оперативного штаба Моссовета от 30 сентября 1993 года,
“12.01. ...Собираются люди у метро “Баррикадная”. Там выставляют дополнительные силы ОМОНа.
13.30. Начинают разгон отдельных групп граждан у метро.
13.41. Приехали автозаки (“воронки”) пять штук – к оцеплению и к метро “Баррикадная”.
13.44. В 43 о/м направлен автобус с задержанными.
Около 14 часов в районе метро “Баррикадная” собралось 300 митингующих. ...
14.40. Начался разгон. Хватают всякого, кто подвернется под руку.
14.45. Операция у метро закончена. Задержанных в автозаках доставили в 43 отделение милиции. Для всех задержанных места в милицейских автобусах не хватило, оставшихся доставили пешком под конвоем. ...
15.12. Около Зоопарка собралось до 300 граждан. Двинулись в сторону Верховного Совета. В толпе много корреспондентов. Туда направляют дополнительные полсотни ОМОНа... . Задержали 9 человек. ...
16.10. Рядом с высотным зданием – свыше 200 граждан”
.
                                                     Около 17 часов, по сообщению агентства “Постфактум”,
“у входа на станцию “Баррикадная” после очередного разгона собираются 500-700 активных манифестантов, выкрикивающих антипрезидентские лозунги. Приблизительно такое же количество людей наблюдают за происходящим со стороны. Однако и они становятся жертвой агрессивно настроенных ОМОНовцев... Наиболее активных из манифестантов ОМОНовцы вырывают из толпы и затаскивают в стоящие у высотного здания автобусы. Одного из манифестантов на глазах толпы ОМОНовцы волоком протащили по асфальту. Позднее часть демонстрантов переместилась на Пушкинскую площадь, где их встретило каре ОМОНа. Серьезные травмы получили по меньшей мере три демонстранта”.
По свидетельству Ермохиной Н.В.,
митинг, собранный у метро “Баррикадная” 30 сентября Ильей Константиновым, был перенесен (ОМОНовцы вытеснили людей с помощью дубинок) на Пушкинскую площадь. Мы приехали туда одними из первых и стояли в скверике, ожидая, когда подтянутся остальные участники. Внезапно подъехал автобус, оттуда вышли рослые военные в камуфляже и в голубых беретах... и выстроились в шеренгу в нескольких шагах от нас. Вдруг раздалась короткая команда и военные, подняв дубинки, резко двинулись на людей, в ужасе бросившихся врассыпную. Удары наносились... – по голове, на поражение. Я увидела как пожилая невысокая женщина рухнула, получив удар по голове. Кто-то из участников митинга (видно, врач) пытался оказать ей помощь. ...Она была без сознания. ОМОНовцы остановили легковую машину и отправили женщину в больницу. ... Под ударами спецназовцев часть людей бросилась в метро (где их преследовали с дубинками на эскалаторе и даже на платформе), а другая часть (в том числе и я) укрылась в арке здания, где помещались редакции газет. Мы видели, как двое ОМОНовцев били дубинками по голове упавшего мужчину, пытавшегося закрыться руками. ... Я бросилась к ОМОНовцам и стала отчаянно кричать: что вы делаете, вы его убьете! Они оставили жертву и отступили. Я подбежала к мужчине (у него была окровавлена голова, он не мог двигаться) и дотащила его до укрытия. Здесь ему оказали помощь. Он назвался сотрудником госбезопасности. Когда он немного оправился, мужчины помогли ему добраться до метро”.
По свидетельству Хныкиной В.С., она
“пришла на Пушкинскую на митинг. Там было много народу. И сразу увидела ОМОН. Они на моих глазах разгоняли народ, били дубинками. Люди прыгали через ограду и кустарники. Я побежала в метро и увидела как ОМОН схватил мальчика и стал его бить. Народ стал кричать: что вы бьете ребенка!? Но они бежали за ним по эскалатору. И тогда там были милиционеры и один из них сказал ОМОНовцам: хватит за ним бежать, это территория наша. И они его оставили”.
Разгоны и задержания манифестантов сотрудниками милиции продолжались до позднего вечера. Согласно Сводке Временного оперативного штаба Моссовета от 30 сентября 1993 года,
“18.05. Задержанные на Пушкинской площади доставляются в 108 o/м, на Баррикадной перегружены 43 и 11 о/м, отправляют в 122 и 18.
19.40. Около Зоопарка и около Баррикадной – человек по 70 граждан, в основном – пожилые люди.
19.54. На Лубянской площади митинг из 50 человек. Разогнали. Задержали 4-х”
.
                                                             По информации Министерства внутренних дел Российской Федерации,
“за различные правонарушения, а также за попытки проникнуть через заграждения милиции к Белому дому были доставлены от станции метро “Баррикадная” и с Пушкинской площади в подразделения милиции 161 человек, 65 из которых привлечены к административной ответственности... К оставшимся приняты меры профилактического характера. На 02.00 часа 1 октября в медицинские учреждения города за оказанием помощи обратилось 4 человека, получившие травмы во время указанных событий, в том числе 2 сотрудника милиции”.
По данным Временного оперативного штаба Моссовета, были задержаны и избиты 6 депутатов Моссовета – Шалыгин Г.Ф., Филимонов М.Б., Кузнецов В.И., Колбанов С.Г., Бабушкин А.В. и Икещели В.А. Избит депутат Воронежского городского Совета народных депутатов Толчеев В.Т.
Действия руководства Министерства внутренних дел Российской Федерации и ГУВД Москвы, фактически направленные на силовое подавление любых акций в поддержку Верховного Совета, вели к резкому обострению обстановки, которое, в сложившихся условиях, не могло не вылиться в массовые столкновения. При этом рост агрессивных настроений провоцировался не только у манифестантов, но и у противостоявших им сотрудников милиции и военнослужащих внутренних войск. Так, по свидетельству бывшего начальника Московского уголовного розыска Федосеева Ю.Г., “у милиционеров (от рядового до генерала) накапливалась усталость. Постоянное недосыпание, многосуточное противостояние с возмущенной массой людей или с “бесчинствующей толпой”, как их называли средства массовой информации и милицейские сводки. Дождь, тяжесть мокрой одежды, бронежилетов, касок и другой амуниции буквально раздражали. Неосознанное чувство собственной вины за участие в чем-то нехорошем, бессилие что-либо изменить, и, наконец, чуть ли не скотское послушание будоражили мысль на поиск хоть каких-нибудь оправданий и смягчающих вину обстоятельств. Не находя их, люди озлоблялись против себя, против других”.
В ночь с 30 сентября на 1 октября 1993 года в гостинице “Мир”, в соответствии с ранее достигнутой договоренностью с Председателем Совета Министров – Правительства Российской Федерации Черномырдиным В.С., состоялись переговоры между полномочными представителями X внеочередного (чрезвычайного) Съезда народных депутатов Российской Федерации и “президентской стороны”. Съезд представляли председатель Совета Национальностей Верховного Совета Российской Федерации Абдулатипов Р.Г. и председатель подкомиссии Комиссии Совета Республики Верховного Совета по бюджету, планам, налогам и ценам Соколов В.С. Со стороны Ельцина Б.Н. участвовали отстраненный от должности руководителя Администрации Президента Российской Федерации Филатов С.А., заместитель председателя Совета Министров – Правительства Российской Федерации Сосковец О.В. и мэр Москвы Лужков Ю.М. В результате переговоров около 4 часов 1 октября 1993 года был подписан Протокол №1, предусматривавший сбор и складирование находившегося в Доме Советов Российской Федерации нештатного оружия под охраной совместных контрольных групп, сформированных из сотрудников ГУВД Москвы и Департамента охраны Верховного Совета Российской Федерации, а также сокращение сил и средств наружной охраны здания парламента. В ответ “президентская сторона” соглашалась незамедлительно включить электроэнергию и теплоснабжение, а также необходимое количество городских телефонов для оперативной связи. После реализации первого этапа стороны должны были приступить к одновременному выводу из Дома Советов всех охранных формирований и снятию наружной охраны ГУВД, а также окончательно решить вопрос вывоза нештатного оружия из здания парламента. Второй этап предусматривал “согласование и выполнение правовых и политических гарантий”.
1 октября 1993 года около 6 часов в Доме Советов Российской Федерации состоялось заседание Военного совета обороны Дома Советов России, на котором были обсуждены результаты переговоров делегации X внеочередного (чрезвычайного) Съезда народных депутатов Российской Федерации с представителями руководства “президентской стороны”. По результатам обсуждения министром обороны Российской Федерации Ачаловым В.А., министром безопасности Российской Федерации Баранниковым В.П. и министром внутренних дел Российской Федерации Дунаевым А.Ф. был подписан протокол, в котором подписание Протокола №1 было расценено как ошибочный шаг и превышение Абдулатиповым Р.Г. и Соколовым В.С. своих полномочий. Было предложено до 8 часов 1 октября 1993 года денонсировать Протокол №1, до 10 часов того же дня – руководству Верховного Совета Российской Федерации провести пресс-конференцию об ошибочной позиции, занятой делегацией Съезда на переговорах. Предлагалось создать комиссию Съезда по выработке стратегии и тактики ведения переговоров с Советом Министров – Правительством Российской Федерации. В качестве предварительных условий таких переговоров были названы обеспечение широких возможностей по изложению позиции Съезда в средствах массовой информации, подключение всех систем снабжения Дома Советов Российской Федерации, восстановление издания незаконно закрытых газет и программ телевидения, снятие вооруженной блокады здания парламента на ближних и дальних подступах, а также вступление в должность министров, назначенных Съездом. Было также подчеркнуто, что: “постановка вопроса о нештатном оружии, находящемся в Доме Советов России, неправомочна, так как все имеющееся оружие – штатное и принадлежит Департаменту охраны Верховного Совета”.
Около 9 часов Президиум Верховного Совета Российской Федерации признал, что подписав Протокол №1 Абдулатипов Р.Г. и Соколов В.С. превысили свои полномочия. Было принято Заявление, в котором указано, что проблема оружия является составной частью общего урегулирования политического кризиса, вызванного государственным переворотом и насильственным захватом власти, не имеет самостоятельного значения и не подлежит вычленению из общей ситуации. Предварительным условием для последующего ведения каких бы то ни было переговоров политического характера было названо включение телефонной связи, ввод энерго- и теплоснабжения, подвоз питания и медицинское обеспечение. В Заявлении был отмечен “спекулятивный характер кампании, поднятой вокруг “проблемы оружия”, направленный на попытку переложить ответственность, вытекающую из последствий государственного переворота, совершенного Ельциным Б.Н. и его приспешниками, на десятый съезд, Верховный Совет Российской Федерации и ее субъектов, обмануть в очередной раз народ”.
Около 10 часов X внеочередной (чрезвычайный) Съезд народных депутатов Российской Федерации денонсировал Протокол №1 и поддержал указанное Заявление Президиума Верховного Совета Российской Федерации. В состав делегации на переговоры в Свято-Даниловом монастыре были включены первый заместитель Председателя Верховного Совета Российской Федерации Воронин Ю.М., председатель Совета Национальностей Верховного Совета Российской Федерации Абдулатипов Р.Г., председатель Совета Республики Верховного Совета Российской Федерации Соколов В.С., председатель Комитета Верховного Совета по обороне Чеботаревский Р.Г. и народный депутат Российской Федерации Домнина В.А.
   Продолжение следует.....
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments