Гурьев Игорь (egor_23) wrote,
Гурьев Игорь
egor_23

Categories:

1993 Позор крови X

Отчет о событиях октября 1993 года.

        1. 1993 Позор крови IX
              2. 1993 Позор крови VIII
                    3. 1993 Позор крови VII
                          4. 1993 Позор крови VI (Ссылки на начало)

Обеспечение охраны при ведении переговоров и поддержание порядка среди демонстрантов у телецентра было возложено на генерал-полковника Макашова А.М. С этой целью его личная охрана, по распоряжению Руцкого А.В., была усилена группой “Север”. Макашов А.М. выехал в Останкино на брошенном сотрудниками милиции “УАЗе” 66-11 МКМ, в котором находились также народный депутат Российской Федерации Константинов И.В. и лидер “Трудовой России” Анпилов В.И. Непосредственно в подчинении у Макашова А.М. находилось 16 человек из его личной охраны и группы “Север”, вооруженных автоматами с укороченным стволом АКС-74У и имевших ограниченный запас патронов. Охрана Макашова А.М. и группа “Север” ехали на двух брошенных военнослужащими внутренних войск грузовых автомобилях, шедших во главе колонны. У члена группы “Север” Абраменкова Н.А. находился ручной противотанковый гранатомет РПГ-7В-1, заводской номер АД528, взятый после прорыва блокады Дома Советов Российской Федерации у неизвестного полковника милиции, вылезшего с ним из милицейского автобуса. К нему имелись два штатных боеприпаса – тандемные кумулятивные гранаты ПГ-7 ВР. Ни сам Абраменков Н.А., ни кто-либо другой из подчиненных Макашова А.М. не умел обращаться с этим гранатометом. Подствольных гранатометов у подчиненных Макашова А.М. не было. За автоколонной в Останкино пешком двинулась основная масса демонстрантов. Прохождение пешей колонны демонстрантов по улицам Москвы проходило в основном спокойно. По свидетельству очевидцев, настроение людей было праздничное, царила эйфория победы. По свидетельству народного депутата РСФСР Тарасова В.Б., “на Садовом кольце со стороны Смоленской площади к нам присоединилась другая большая колонна. Образовалось мощное шествие, целое море народа...Уже одна сопричастность к такой массе охваченных одним порывом людей рождает сильное чувство подъема. Мы все тогда пережили его. Шли, скандируя лозунги: “Порядок и закон”, “Народ победит!”, “Вся власть Советам!”... Пели песни. Еще на Садовом кольце к колонне начали подъезжать автобусы, автомобили, сажали демонстрантов и уезжали в сторону Останкино”. Произошли лишь единичные инциденты, во время которых пострадали люди, в том числе:
Лисеенко А.М., 1935 г.р., житель города Москвы – между 16 и 17 часами на Садовом кольце, находясь в колонне демонстрантов, шедшей в Останкино, был сбит автомашиной “Мерседес”, которая наехала на колонну, получил ушибленную рану затылочной области головы, легкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья;
Царегородцев О.С., 1966 г.р., водитель троллейбуса 4-го парка города Москвы, житель города Мариу¬поля – работал на маршруте по Садо¬вому кольцу, примерно в 16 часов 15 минут его остановил сотрудник ГАИ и сообщил, что дальше ехать нельзя; примерно в 18 часов 30 минут другой сотрудник ГАИ предупредил его, что идет большая толпа и троллейбус придется убрать с проезжей части; сидел в троллейбусе, когда люди из подошедшей толпы стали раскачивать троллейбус, чтобы его перевернуть, он вышел из машины, кто-то ударил его резиновой палкой по голове, повели с собой в Останкино. Впоследствии был ранен военнослужащими и сотрудниками милиции, находившимися в телецентре. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года.
После начала движения манифестантов к телецентру “Останкино” и.о. Президента Российской Федерации Руцкой А.В. издал:
Указ и.о.Президента Российской Федерации №34, в котором, распорядился всем государственным органам и организациям Российской Федерации и должностным лицам “с целью привлечения к ответственности перед Законом Российской Федерации... воспрепятствовать выезду за пределы Российской Федерации Черномырдина В.С., Шумейко В.Ф., Полторанина М.Н., Чубайса А.Б., Шахрая С.М., Филатова С.А., Костикова В.В., Ильюшенко А.А., Макарова А.М., Калмыкова Ю.Х., Федорова Б.Г., Коржакова А.В., Барсукова М.И., Козырева А.В., Собчака А.А., Лужкова Ю.М., Ерина В.Ф., Голушко Н.М., Котенкова А.В., а также
Указ и.о.Президента Российской Федерации №2 “О Трушине В.П.”, которым назначил генерал-полковника внутренней службы Трушина В.П. министром внутренних дел Российской Федерации.
Руцкой А.В. и Председатель Верховного Совета Российской Федерации Хасбулатов Р.И. выступили с Воззванием к народу, в котором призвали к бдительности и стойкости, невыполнению преступных приказов и распоряжений ельцинистов, а также поддержать конкретными действиями народовластие и законность. Руцкой А.В. и Хасбулатов Р.И. издали также Обращение к гражданам России, в котором сообщили о ликвидации государственного переворота Ельцина Б.Н. и призвали немедленно приступить к делу возрождения России, обеспечению “попранных хунтой краеугольных прав и свобод человека”. При этом была подчеркнута необходимость недопущения самосуда, актов мести и произвольных расправ.
После потери мэрии и гостиницы “Мир” командующий внутренними войсками генерал-полковник Куликов А.С. принял решение о перегруппировке и подготовке внутренних войск для действий в складывавшейся, по его мнению, ситуации–посадить военнослужащих на броню, вооружить и вернуть в город для взятия под контроль важных объектов и борьбы с вооруженными группами. Это решение было утверждено освобожденным от должности министра внутренних дел Российской Федерации Ериным В.Ф. К концу дня была осуществлена перегруппировка и перевооружение внутренних войск, в частности, подразделений ОМСДОН. Куликовым А.С. были приняты меры для усиления контроля над телецентром “Останкино”, куда, как ему стало известно, для получения “прямого эфира” направились представители Верховного Совета и колонны демонстрантов. До этого телецентр уже охранялся по усиленному варианту 87 сотрудниками 4-го отдела Управления охраны ГУВД Москвы, вооруженными 37 автоматами и 84 пистолетами с достаточным количеством патронов, имевшими, помимо этого, необходимые средства связи, индивидуальной защиты и спецсредства. Сотрудникам милиции были приданы 20 военнослужащих внутренних войск в/ ч 3179, на вооружении которых находилось 19 автоматов и 1 пистолет. Военнослужащие и сотрудники милиции готовились к применению огнестрельного оружия, для чего, в частности, изнутри корпуса АСК-1 производились пробные выстрелы через витринное стекло первого этажа для проверки влияния стекла на полет пули.
Около 16 часов отстраненный от должности министра обороны Российской Федерации Грачев П.С. связался по телефону с командиром мотострелковой Таманской дивизии генерал-майором Евневичем В.Г., сообщил ему, что в Москве беспорядки, милиция не справляется, потому что вооруженные группы бродят по городу, что якобы участились попытки проникнуть в Министерство обороны Российской Федерации, которое охраняют безоружные солдаты-часовые, и приказал быть в готовности на автомобилях или на БТРах выдвинуть часть дивизии к Министерству обороны и взять его под охрану.
В 16 часов Ельцин Б.Н., не имея законных полномочий, издал Указ Президента Российской Федерации №1575 “О введении чрезвычайного положения в городе Москве”, в котором, в частности, Совету Министров – Правительству Российской Федерации (Черномырдину В.С.), Министерству внутренних дел Российской Федерации (Ерину В.Ф.), Министерству безопасности Российской Федерации (Голушко Н.М.), Министерству обороны Российской Федерации (Грачеву П.С.), правительству Москвы (Лужкову Ю.М.) предписывалось принимать меры, необходимые для обеспечения режима чрезвычайного положения и с этой целью разрешалось устанавливать меры, предусмотренные статьями 22, 23, 24 Закона Российской Федерации “О чрезвычайном положении”. Министерству иностранных дел Российской Федерации (Козыреву А.В.) предписывалось информировать другие государства и Генерального секретаря Организации Объединенных Наций о том, что Российская Федерация в соответствии с п.1 ст.4 Международного пакта о гражданских и политических правах использует право отступления от обязательств по Пакту в такой степени, в которой требуется остротой обстановки. Указ вступил в силу с момента подписания. По центральному телевидению он был оглашен только в 18 часов. Текст Указа был подготовлен освобожденным от должности заместителя Председателя Совета Министров– равительства Российской Федерации Шахраем С.М.

Около 16 часов 5 минут командующий внутренними войсками генерал-полковник Куликов А.С. по радио приказал командиру 6-го ОСН “Витязь” подполковнику Лысюку С.И. выдвинуться к телецентру Останкино для усиления его охраны. Получив задачу отряд “Витязь” начал продвижение по Садовому кольцу. В районе Московского Планетария БТРы “Витязя” догнали направлявшуюся в Останкино колонну машин и автобусов сторонников Верховного Совета. Увидев вооруженных людей из охраны генерал-полковника Макашова А.М. Лысюк С.И. по рации запросил Куликова А.С., применить ли оружие. Ему было приказано оружие не применять. По пути следования автоколонны сторонников Верховного Совета сотрудниками 21-го отделения ГАИ были сделаны попытки выставить заградительные “ежи” на пересечении улицы Новомосковской с проездом Дубовой рощи, проезда Дубовой рощи с Ботанической улицей, Ботанической улицы с 1-й Останкинской улицей и 1-й Останкинской улицы с Новомосковской улицей, но во всех случаях сотрудники милиции опоздали.
В 16 часов 30 минут по приказу Куликова А.С. в Останкино прибыли 84 военнослужащих внутренних войск в/ч 3641 (Софринская бригада внутренних войск), имевших только бронежилеты, каски и резиновые дубинки. Около 17 часов с целью восстановления работы связи в Доме Советов Российской Федерации на Миусский узел на улице Заморенова пришли 6 сторонников Верховного Совета, вооруженные автоматами. Они потребовали от начальника узла связи включить АТС-205, обслуживавшую здание парламента. Однако сделать это с Миусского узла связи, а позднее – с диспетчерского узла связи Московской городской телефонной сети на Беговой аллее не удалось. По свидетельству министра связи Российской Федерации Булгака В.Б., “в 5 часов вечера... в кабинет к начальнику узла пришел какой-то майор из Белого дома с пятью гражданскими автоматчиками и потребовал включить 205-ю станцию, которая обслуживает Белый дом. Начальник узла сказал, что станция отключена не здесь и включить ее может только тот, кто ее выключал. Они не поверили, потребовали выложить на стол все технические схемы. ... Среди них был довольно компетентный человек, задававший правильные вопросы. В течение пяти часов изучали схемы, выясняли, как и где выключено. Смогли все-таки выяснить у начальника, что есть диспетчерский узел управления Московской сети – на Беговой аллее. Организовали группу..., с ними был один депутат, идвинулись туда. Получив это сообщение, мы позвонили нашим работникам, чтобы приняли меры безопасности. Те погасили свет, зашторили окна, настольные лампы поставили на пол. Стеклянные двери закрыли и изнутри забаррикадировались старой мебелью, успев перед этим снять наружную вывеску – “МГТС”. ... Подошедшая группа нашла среди жилых домов этот узел. Но ни вывески, вокруг темно. Походили вокруг, засомневались, а туда ли пришли... ...и ушли”.
В 17 часов 105 военнослужащих “Витязя” со штатным вооружением, включавшим, в том числе, ручные пулеметы РПК, автоматы, гранатометы и снайперские винтовки, на 6 БТРах, с ходу взломав бетонное ограждение со стороны Останкинского пруда заняли здание АСК-1. Войдя в здание военнослужащие заняли позицию у 17-го подъезда, выходящего на улицу Академика Королева. Они блокировали вход изнутри с помощью столов, сейфов и других подручных средств, соорудили преграды в других частях здания. БТРы были расставлены вокруг здания, заняв круговую оборону. Вскоре после этого в телецентр для усиления охраны прибыли 23 сотрудника 3-го отдела Управления охраны, вооруженные 23 пистолетами и одним автоматом. Первые машины со сторонниками Верховного Совета, в том числе с Макашовым А.М. и подчиненными ему вооруженными людьми, прибыли к зданию АСК-1 около 17 часов, почти одновременно с отрядом “Витязь”. Ворота наружной ограды здания были закрыты. Макашов А.М. в мегафон потребовал от охраны АСК-1 открыть ворота. Не дождавшись ответа, водитель “УАЗа” Морозов В.И. бампером порвал цепь, соединявшую створки ворот, и въехал на территорию телецентра. Вслед за “УАЗом” вошли сторонники Верховного Совета. Около здания АСК-1 начались стихийные митинги. Макашов А.М. призвал митингующих соблюдать порядок, ничего не ломать и не бить, поскольку имущество телецентра является народным достоянием.
Сотрудники милиции сообщили председателю Государственной телерадиокомпании “Останкино” Брагину В.И., что прибывшие демонстранты тре¬буют предоставления “прямого эфира”. Он дал указание вступить в пере¬говоры и “тянуть время”. Одновременно начались переговоры по телефону между Черномырдиным В.С., Шумейко В.Ф., Ериным В.Ф., Булгаком В.Б. и Брагиным В.И., в ходе которых было решено, что в крайней ситуации (возможности выхода в “прямой эфир” представителей Верховного Совета) по команде Черномырдина В.С. будет произведено отключение первого телеканала сразу в двух точках.
Тем временем Макашов А.М. в сопровождении своей охраны прошел в застекленный вестибюль 17-го подъезда здания АСК-1. Там он приказал своим охранникам поставить автоматы на предохранитель и, демонстрируя мирные намерения, снял свой автомат и положил его у ног. Через закрытую внутреннюю дверь вестибюля Макашов А.М. потребовал пригласить для переговоров председателя ГТРК “Останкино” Брагина В.И. Вместо Брагина В.И. для переговоров с Макашовым А.М. вышли заместитель начальника Управ¬ления охраны Попович Е.В. и Гоцюк Ю.П. Макашов А.М. сообщил им, что прибыл с официальными полномочиями от руководства Верховного Совета Российской Федерации и и.о. Президента Российской Федерации Руцкого А.В., предложил не оказывать сопротивления и предоставить возможность представителям Верховного Совета выйти в “прямой эфир”, обещав, что после этого сторонники Верховного Совета покинут территорию телецентра. Сотрудники охраны телецентра ответили, что не могут сделать этого без указания, а для этого им необходимо связаться со своим руководством. После этого они ушли и больше не возвращались. Напрасно прождав в 17-м подъезде минут двадцать - тридцать Макашов А.М. со своими охранниками вышли на улицу. Макашов А.М. попытался вступить в переговоры с военнослужащими на БТРах, стоявших у здания АСК-1 со стороны Останкинского пруда, но безрезультатно. Пока затягивались переговоры к 18 часам в телецентр прибыли 31 сотрудник ОМОНа Московского УВД на железнодорожном транспорте с 27 автоматами и 3 пистолетами, во главе с подполковником Столяровым.
В 18 часов 30 минут в телецентр прибыли 111 военнослужащих Софринской бригады внутренних войск (в/ч 3641) во главе с командиром бригады полковником Васильевым В.А. С ними приехал заместитель командующего внутренними войсками по кадрам генерал-майор Голубец П.В., который по распоряжению командующего внутренними войсками Куликова А.С. принял на себя общее командование силами, контролировавшими телецентр. Голубец П.В. поручил Васильеву В.А. возглавить оборону АСК-1, а сам с 35 военнослужащими “Витязя”, в том числе – командиром отряда подполковником Лысюком С.И., перешел по подземному переходу в здание АСК-3, где военнослужащие заняли огневые позиции напротив входа в здание. Ранее в здание АСК-3 Голубцом П.В. были направлены сотрудники ОМОНа Московского УВД на железнодорожном транспорте с задачей охранять и оборонять здание, не допускать его захвата. Военнослужащим и сотрудникам милиции разъяснялась якобы правомерность применения оружия.
После ухода Голубца П.В. Васильев В.А. с частью своих подчиненных убыл по его приказу за оружием и боеприпасами для остальных своих подчиненных, находившихся в телецентре, а также чтобы дополнительно привести к телецентру самые боеспособные части своей бригады – разведывательную роту, роту спецназа, роту регулирования движения и комендантской службы, а также БТРы. Кроме того ему было приказано доставить боеприпасы в здание АСК-3, поскольку перешедшие туда военнослужащие “Витязя” имели при себе лишь один боекомплект, а Голубцом П.В., по его собственному опубликованному признанию, предполагалось длительное ведение огня на поражение. В течение трех с половиной часов после убытия Васильев В.А. не объявлялся, оружие, боеприпасы и БТРы им доставлены не были. В результате к началу стрельбы телецентр контролировали 480 сотрудников милиции и военнослужащих внутренних войск из которых около трети составляли ОМОНовцы и спецназовцы. Они были вооружены 320 автоматами, пулеметами и снайперскими винтовками, 130 пистолетами, 12 гранатометами, в том числе – одним ручным противотанковым гранатометом РПГ-7. К стрелковому оружию имелось достаточное количество боеприпасов. Телецентр охраняли 6 БТРов. У военнослужащих и сотрудников милиции имелись штатные средства связи, индивидуальной защиты, а также спецсредства. После неудавшихся переговоров с военнослужащими на БТРах Макашов А.М. со своей охраной вернулся к 17-му подъезду здания АСК-1. К ним подошли двое незнакомых мужчин и спросили, что они здесь делают. Один из подошедших, представившись сотрудником телестудии, объяснил, что АСК-1 – административное здание, а в “прямой эфир” выходят из здания напротив – АСК-3, где находятся передающие устройства и практически нет охраны. Узнав об этом Макашов А.М. со своей охраной и группой “Север” направился ко входу в АСК-3. Туда же переместились большинство митингующих, журналистов и просто любопытствующих. Когда Макашов А.М. со своей охраной и группой “Север” подошел к металлическим ограждениям, выставленным перед фасадом здания АСК-3, из центрального входа в здание к ним вышел начальник 2 отделения 4 отдела Управления охраны майор милиции Финогенов В.С. Макашов А.М. предложил ему не оказывать сопротивления, открыть двери и предоставить возможность представителям законной власти выйти в “прямой эфир”. Финогенов В.С. замялся, а потом пошел посоветоваться со своим руководством. Больше Финогенов В.С. на переговоры не выходил.
Митингующие стали перелезать через временное ограждение, выставленное перед зданием АСК-3. Мужчина в гражданской одежде с красной повязкой на рукаве (добровольный народный дружинник) просил этого не делать, но его не послушали. Кто-то предложил убрать ограждение, чтобы люди не подавили друг друга. Митингующие стали разбирать ограждение, но поскольку каждое звено было сковано с соседними ограждение подняли и целиком оттащили в сторону. Все сгрудились у входа в здание АСК-3.
Независимо от Макашова А.М. в переговоры с руководством телецентра пытался вступить народный депутат Российской Федерации Константинов И.В. Подойдя ко входу в здание он показал стоявшему в дверях офицеру спецназа депутатское удостоверение и попросил позвать кого-либо из руководства. В ответ офицер захлопнул перед ним дверь и передернул затвор автомата. Уклонение руководства телецентра и командования контролировавших его военнослужащих и сотрудников милиции от переговоров с Макашовым А.М., о чем сразу становилось известно на продолжавшемся митинге, фактический отказ предоставить “прямой эфир”, привели к усилению напряженности. Отдельные граждане, по собственной инициативе, временно заблокировали движение по улице Академика Королева, имели место случаи остановки ими проезжавших троллейбусов, высаживания пассажиров.
Подойдя ко входу в АСК-3 Макашов А.М. в мегафон объявил находившимся в здании военнослужащим и сотрудникам милиции, что пришли представители законной власти для выхода в “прямой эфир” и предложил им покинуть здание, предупредив об ответственности за применение огнестрельного оружия. Ответа не последовало. Тогда некоторыми лицами, по примеру взятия мэрии Москвы, по собственной инициативе, двумя грузовыми машинами были разбиты наружные стеклянные двери центрального входа в АСК-3 и окно рядом с ним. Отвечавший за этот участок офицер “ВитязяНикишин А.Н. запросил разрешения на открытие огня. Командир “Витязя” подполковник Лысюк С.И. и заместитель командующего внутренними войсками генерал-майор Голубец П.В. запретили это делать. Обо всем происходившем Голубец П.В. докладывал по рации командующему внутренними войсками генерал-полковнику Куликову А.С. Макашов А.М., воспользовавшись ситуацией, подошел к разбитым дверям в здание, положил свой автомат на землю и в мегафон предложил выйти для переговоров командиру военнослужащих, дав две минуты на исполнение своего требования. Находившиеся в здании ответили ему, что пошли за командиром. Услышав, что у находившихся перед входом в АСК-3 есть гранатомет, Макашов А.М. предупредил военнослужащих, что в случае открытия ими огня они будут подавлены из гранатомета. В подтверждение своих слов Макашов А.М. вслух отдал команду: “Гранатометчику, подготовиться!” Одновременно он приказал своей охране и группе “Север” оттеснить в сторону митингующих, журналистов и любопытствующих. Его распоряжение было выполнено. В это время гранатомет РПГ-7 В-1 и одна граната к не¬му находились у члена группы “Север” Абраменкова Н.А.:
Абраменков Н.А., 1962 г.р., уроженец г.Москвы, начальник отдела НПП “Фармэк” – примерно в 19 часов 30 минут находился в составе группы “Север” у входа в здание АСК-3, в первые секунды обстрела был тяжело контужен взрывом и ранен осколками гранаты из подствольного гранатомета, выпущенной кем-то из военнослужащих “Витязя”, находившихся в здании АСК-3, причинено сквозное огнестрельное ранение правого предплечья с закрытым оскольчатым переломом правой лучевой кости в средней трети со смещением, повреждением правого локтевого нерва на границе средней и нижней трети, менее тяжкие телесные повреждения. Привлекался в качестве обвиняемого по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 - 4 октября 1993 года.
Услышав команду Макашова А.М. Абраменков Н.А. взял гранатомет на плечо и присел на одно колено. Являясь сугубо гражданским человеком, никогда не служившим в армии, он не мог взвести гранатомет и зарядить гранату. Из толпы ему начали кричать, что нужно снять колпачок гранаты, а также давать другие советы. Подошедший к Абраменкову Н.А Смирнов М.А., после короткого спора, взял у него гранатомет и одну гранату к нему, а затем демонстративно произвел перед входом в здание АСК-3 манипуляции, имитирующие подготовку к прицельной стрельбе из гранатомета.
Смирнов М.А., 1959 г.р., уроженец города Ленинграда, участковый инспектор 72 о/м города Санкт-Петербурга. Ранее служил офицером во внутренних войсках. Привлекался в качестве обвиняемого по уголовному делу №18/23669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 - 4 октября 1993 года по ст. 79 и ч. 1 ст. 218 УК РСФСР. В ходе предварительного следствия Смирнов М.А. вину в предъявленных ему обвинениях не признал и показал, что прибыл в Москву к отцу, однако 25 сентября 1993 года по призыву назначенного Верховным Советом министром внутренних дел Российской Федерации Дунаева А.Ф. явился к последнему и был зачислен в число лиц, охранявших Дом Советов, сопровождал Дунаева А.Ф.
Смирнов М.А. был задержан 4 октября 1993 года в Москве и содержался под стражей до 1 декабря 1993 года, после чего мера пресечения была ему изменена на подписку о невыезде.
Уголовное дело в отношении Смирнова М.А. вначале было прекращено за недоказанностью в части его участия в массовых беспорядках (по ст.79 УК РСФСР). Позднее это уголовное дело было прекра¬щено и по обвинению по ч. 1 ст. 218 УК РСФСР, поскольку следствием не были собраны достоверные доказатель¬ства приобретения и хранения Смирновым М.А. без надлежащего разрешения автомата АКС -74У и гранатомета РПГ-7В-1. В частности, указанный гранатомет был представлен следствию работниками ГУО РФ только 12 января 1994 года, поэтому определить, был ли он исправен и пригоден для стрельбы на 3 октября 1993 года не представилось возможным.
Увидев гранатомет офицер “Витязя” Чекулаев приказал снайперам своей группы держать гранатометчика на прицеле. Он получил также приказ командира отряда подполковника Лысюка С.И. в случае штурма оказать сопротивление. Военнослужащие “Витязя” поднялись из вестибюля на первый этаж и укрылись за бетонным парапетом внутреннего балкона.
Совершив манипуляции с гранатометом Смирнов М.А. вплоть до начала обстрела продолжал находиться перед входом в здание АСК-3. Макашов А.М. и три человека из его охраны через разбитое окно вошли в здание АСК-3. Охранявшие Макашова А.М. заняли позицию под лестницей, а сам он сделал несколько шагов внутрь здания. Военнослужащие “Витязя”, занимавшие позиции на внутреннем балконе вестибюля АСК-3, затаились и взяли вошедших на прицел. Охранявшие Макашова А.М. заметили остановившийся на его щеке “зайчик” от лазерного прицела. Штукатуров Е.А., опасаясь за жизнь Макашова А.М., вывел его из здания. За ними вышли двое других членов охраны Макашова А.М.
Штукатуров Е.А., 1958 г.р., военнослужащий в/ч 27033 – с начала событий 21 сентября – 5 октября 1993 года находился в Доме Советов, состоял в личной охране назначенного заместителем министра обороны Российской Федерации генерал-полковника Макашова А.М., вооруженный автоматом к телецентру “Останкино”, в дальнейшем принимал участие в отражении штурма Дома Советов. Привлекался в качестве обвиняемого по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3-4 октября 1993 года по статье 79 УК РСФСР (организация массовых беспорядков и активное участие в них).
На переговоры к Макашову А.М. по-прежнему никто не выходил. Макашов А.М. сказал членам группы “Север”, чтобы они стояли у входа в здание АСК-3, а он пойдет оценит обстановку и свяжется с и.о. Президента Российской Федерации Руцким А.В. После этого он ушел в сопровождении Штукатурова Е.А и еще 3 членов своей охраны. Больше у входа в здание АСК-3 они не появлялись. Через несколько минут после того как Макашов А.М. покинул площадку перед входом в АСК-3, выстрелом с внутреннего балкона 1-го этажа указанного здания через разбитое окно был ранен в ногу один из оставшихся у входа членов его охраны – Крестинин Н.Н.
Крестинин Н.Н., 1953 г.р., уроженец города Полтавы, офицер сил ПВО в запасе, место работы и жительства следствием не установлено – как член личной охраны генерал-полковника Макашова А.М. вооруженный автоматом прибыл к телецентру “Останкино”, где примерно в 19 часов 30 минут до взрыва и начала обстрела из телецентра у входа в здание АСК-3 был ранен в ногу первым выстрелом со стороны военнослужащих и сотрудников милиции, причинено слепое огнестрельное пулевое ране¬ние правой голени в верхней трети с оскольчатым переломом головки ма¬лоберцовой кости и повреждением малоберцового нерва, менее тяжкие телесные повреждения. Стрелявший в Крестинина Н.Н. следствием установлен не был. Как активный участник событий и уклонившийся от следствия Крестинин Н.Н. потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года не признавался.
Крестинин Н.Н. крикнул, что ранен в ногу. К нему подбежали остававшиеся перед входом в здание АСК-3 члены личной охраны Макашова А.М. и группы “Север”. Он отдал им свой автомат и противогаз. В толпе стали кричать, что есть раненый и нужна медицинская помощь. Через несколько минут появились санитары с носилками. Машина “скорой помощи” с медицинской бригадой, сформированной врачами Дома Советов, стояла на улице Академика Королева напротив центрального входа в АСК-3. Крестинина Н.Н. донесли до указанной машины “скорой помощи” и в этот момент раздалось два или три почти одновременных взрыва, один из которых, произошедший в холле здания АСК-3, сопровождался ярким свечением в течение нескольких секунд. По имеющимся данным, по крайней мере два взрыва были вызваны разрывами гранат, выпущенных из подствольных гранатометов кем-то из военнослужащих внутренних войск. Одним из этих выстрелов была разбита бетонная цветочная клумба перед входом в здание АСК-3. Осколками были ранены некоторые из находившихся здесь людей, в том числе:
Аносов А.Н., 1960 г.р., безработный, житель поселка Горки Ленинские Московской области – примерно в 19 час. 30 мин. находился непосредственно у входа в здание АСК-3, контужен взрывом гранаты из подствольного гранатомета, выпущенной кем-то из военнослужащих, при отходе от здания был ранен военнослужащими и сотрудниками милиции в бедро, причи¬нены огнестрельные ранения лица, правого коленного сустава, мягких тканей правого бедра, сопровождавшиеся переломом седалищной кости справа и наличием металлических осколков, менее тяжкие телесные пов¬реждения. По свидетельству Аносова А.Н., раздался сильный взрыв (не свето-шумовая граната), который разворотил бетонную цветочную клумбу перед входом, обломки которой, довольно крупные, упали ему на спину. В результате взрыва гранаты он был контужен, а его лицо, голова и руки – посечены осколками. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года;
Михалев И.В., 1951 г.р., фотокорреспондент агентства “РИА-Новости” – вместе с демонстрантами прошел от Ка¬лужской площади до Дома Советов, поехал в Останкино снимать происходя¬щее, примерно в 19 часов 30 минут находился напротив здания АСК-3, когда произошел взрыв осколком ранило в руку, причинено слепое осколочное ранение левой кисти, легкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года;
Петров В.А., 1951 г.р., безработный, житель города Обнинска Калужской области – около 19 час. 30 мин. у здания АСК-3 получил множественные оско¬лочные ранения головы и конечностей, в результате воздействия осколков гранаты от подствольного гранатомета, причинены множественные непроникающие осколоч¬ные ранения головы с наличием ран мягких тканей 0,4х0,3 см в левой те¬менной, лобно-теменной, височной, височно-скуловой областях и на левой щеке, с наличием инородных тел металлической плотности в проекции ле¬вой орбиты и передней стенки лобной пазухи слева, ссадин кожи лица и носовой раковины с наличием в них осколков стекла, подкожной и субконъюнктивальной гематомой левого глаза, разрывом левой барабанной пе¬репонки и возникновением левостороннего посттравматического отита с потерей слуха на это ухо, контузия головного мозга; множественные сле¬пые осколочные ранения мягких тканей левой верхней и обоих нижних ко¬нечностей с наличием 12 ран от 0,5 до 2 см на наружных поверхностях левых бедра и голени, внутренней стороны правого бедра, менее тяжкие телесные повреждения. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года;
Филатов П.И., 1970 г.р., грузчик в АО “Ясенево” – в 19 часов из любопытства пришел к телецентру “Останкино”, находился перед входом в АСК-3, при взрыве один из осколков попал ему в лицо, причинены крово¬подтеки в области лба, носа, поверхностная рана в области внутреннего угла глаза на нижнем веке, легкие телесные повреждения, повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года.
Взрыв, сопровождавшийся ярким свечением, был вызван, по-видимому, разрывом свето-шумовой гранаты (так называемого “изделия “Пламя”), которая, по свидетельству бывших военнослужащих “Витязя”, находится у командира их отряда. Бросок этой гранаты является командным действием – сигналом к началу активных боевых операций. Разрыв свето-шумовой гранаты оставил обширное пятно копоти на каменном полу в холле первого этажа здания АСК-3. По версии следствия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, в это же время, около 19 часов 30 минут, среди бойцов отряда “Витязь”, которые находились на балконе первого этажа здания АСК-3 у входа, произошел взрыв неуста-новленного взрывного устройства, в результате которого погиб рядовой “Витязя” Ситников Н.Ю. Этот взрыв был принят военнослужащими “Витязя” за разрыв гранаты, выстрелянной со стороны нападавших, и послужил поводом для открытия огня по людям, находившимся перед телецентром.
Ситников Н.Ю., 1974 г.р., уроженец поселка Маслянино Новосибирской области, рядовой в/ч 3485 (6-й ОСН “Витязь”) – в составе своего подразделения прибыл к телецентру “Останкино”, после того как сторонниками Верховного Совета были пробиты грузовиком наружные двери центрального входа в здание АСК-3 занял позицию в положении лежа за бетонным парапетом балкона 1 этажа указанного здания, которая практически исключала возможность прямого попадания в него при выстреле с улицы; получил обширную смер¬тельную рану груди, с повреждением верхней доли и корня левого легко¬го, кровоизлиянием в корень правого легкого, сосудисто-нервного пучка левой над и подключичной области, оскольчатыми переломами поперечных и остистых отростков 3-7 шейных позвонков, оскольчатыми переломами 4-5 и 1-6 ребер, от которой скончался на месте. Имелось также огнестрельное ранение нижней трети левого предплечья с дефектом ткани, многооскольчатыми переломами лучевой и локтевой кости с дефектом костной ткани, с размозжением мышц, повреждением сосудисто-нервного пучка.

Subscribe

  • 7 мая...

    ( ТЕМА) День радио... 7 мая 1895 года впервые в истории человечества был произведен сеанс радиосвязи! Изобрел аппаратуру и провел сеанс русский…

  • Мои новые ролики на канале...

    Канал Коммуниста Где правдивая ложь и лживая правда? Стендап... Радио " Комсомольская правда" о правде Мир…

  • В Германии фашизма не было....

    " А вот в Германии фашизма не было, там был нацизм, а фашизм был в Италии, и вообще, фашизм в Германии придумала советская пропаганда".…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments