Гурьев Игорь (egor_23) wrote,
Гурьев Игорь
egor_23

Categories:

1993 Позор крови XII

Продолжаю публикацию официального отчета о событиях в Москве в октябре 1993 года. Тут нет ни одного моего вывода и слова.
             1. 1993 Позор крови XI
                      2. 1993 Позор крови X (Ссылки до 6-й)
                            3. 1993 Позор крови VI (Ссылки до первой)

Ответный огонь со стороны вооруженных людей, приехавших с генерал-полковником Макашовым А.М., практически не велся. Некоторыми членами личной охраны Макашова М.А. под шквальным огнем были сделаны отдельные, фактически неприцельные выстрелы, которые, по данным следствия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, не причинили сколько-нибудь значительного вреда находившимся в здании АСК-3 военнослужащим и сотрудникам милиции. Большинство членов личной охраны Макашова А.М., находившихся в момент начала обстрела перед входом в здание АСК-3, были контужены взрывами гранат, ранены и фактически не могли оказать сопротивление, в том числе:
Бахтияров О.Г., 1948 г.р., ди¬ректор МП “Мир”, житель города Киева–состоял в личной охране генерал-полковника Макашова А.М., вместе с Макашовым А.М вооруженный автоматом приехал в Останкино, около 19 часов 30 минут в результате взрыва получил сильную контузию, повреждение барабанной перепонки, после начала обстрела получил огнестрельные пулевые ранения грудной клетки справа, с повреждением легкого, и слева – с повреждением мягких тканей грудной клетки и поясничной области на границе с крестцовой областью, тяжкие телесные повреждения.
Из 10 человек группы “Север” с первых минут обстрела были ранены 6 и убит один человек:
Яремко Д.Г., 1975 г.р., безработный, житель города Ступино Московской области – в сентябре 1993 года при¬ехал в Москву и остался добровольцем в Доме Советов, составе группы “Север” прибыл к телецентру “Останкино”, вместе с демонстрантами находился у входа в здание АСК-3, после на¬чала шквальной стрельбы из автоматов из телецентра примерно в 19 часов 30 минут получил смертельное огнест¬рельное ранение груди, проникающее в плевральную полость, с ранением ле¬вого легкого, сопровождавшееся острой кровопотерей, от которого скон¬чался на месте. Ответный огонь члены группы “Север” не вели.
По свидетельству очевидцев, в перерывах между периодами интенсивного огня некоторые военнослужащие, находившиеся в здании АСК-3, выходили на улицу через разбитые окна первого этажа. Во время одного из таких выходов получил травму военнослужащий “Витязя”:
Орипов А.Г., 1967 г.р., военнослужащий в/ч 3485 (6-й ОСН “Витязь”), житель города Реутово Московской области–в составе своей части прибыл к телецентру “Останкино”, когда около АСК-3 велась стрельба при входе в здание ударился коленом о проем витража, причинена гематома мягких тканей в области правого ко¬ленного сустава, легкие телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3–4 октября 1993 года. Нельзя исключить, что в связи с одним из таких выходов из здания кем-то из военнослужащих был заколот штык-ножом погибший Пономарев Г.П.:
Пономарев Г.П., 1933 г.р., пенсионер, офицер ВМФ в отставке, житель города Таллина–приехал в гости к бывшему сослуживцу по флоту, во время событий сентября-октября 1993 года неоднократно бывал у Дома Советов, около 20 часов у центрального входа в здание АСК-3 получил смертельное штыковое ранение груди со сквозным повреждением верхней доли левого легкого, сердечной сорочки, повреждением левого желудочка сердца, левого купола диафрагмы и селезенки, от которого скончался на месте. Обстоятельства и очевидцы гибели Пономарева Г.П. следствием Генеральной прокуратуры Российской Федерации не установлены.
Как установлено следствием Генеральной прокуратуры Российской Федерации, почти одновременно с открытием шквального огня по людям, находившимся между зданиями АСК-1 и АСК-3, в здании АСК-3 военнослужащими и сотрудниками милиции был убит сотрудник телецентра видеоинженер Красильников С.Н.:
Красильников С.Н., 1948 г.р., руководитель аппаратной видеозаписи АВЗИ-18–находился на рабочем месте в кабинете №1276 на первом этаже здания АСК-3, примерно в 19 часов 30 минут вышел из кабинета и выглянул из ниши, в которой находилась дверь кабинета, в коридор, получил от военнослужащих и сотрудников милиции, находившихся в холле центрального входа в здание АСК-3, смертельное сквозное огнестрельное ранение головы с разрушением вещества головного мозга, от которого скончался на месте.
По показаниям начальника смены отдела оперативных информационных программ телецентра, данным во время предварительного следствия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, находившиеся в холле центрального входа в здание АСК-3 военнослужащие и сотрудники милиции не позволили ему подойти к лежавшему Красильникову С.Н. для оказания помощи, угрожая открыть огонь на поражение. Разрешение оказать помощь не было дано даже тогда, когда он, надев взятый в медпункте белый халат, попытался представиться медработником.
Одновременно с началом стрельбы, около 19 часов 30 минут, по команде Черномырдина В.С. было произведено отключение первого телеканала и выдана в эфир заставка, сообщавшая не соответствовавшую действительности информацию, что “вещание по первому и четвертому каналам нарушено ворвавшейся в здание вооруженной толпой”. Примерно в это же время неустановленными военнослужащими “правительственных сил” была сделана попытка повредить или вывести из строя находившийся в районе телецентра Центр управления магистральных связей. По свидетельству Министра связи Российской Федерации Булгака В.Б., “к одному из наших объектов у “Останкино” подъехал какой-то бронетранспортер. А на объекте, где находятся средства управления не только Москвы, но и всей России, тоже работала постоянная группа людей – в основном женщины. Прибывший бронетранспортер проутюжил забор у этого десятиэтажного объекта. Затем из БТРа вышли люди, стали вскрывать некоторые колодцы. Разговор был слышен стоявшему у окна начальнику объекта Королеву. “Какой колодец нам сказали здесь взорвать? Их здесь столько на тротуаре!” ... Не разобравшись в колодцах, говорят: “Ну, тогда надо разобраться вообще с этим зданием”. “Но, ты помнишь, тут должна быть вывеска: главный центр управления магистральных связей?!” – заметил другой. Сели на бронетранспортер, заехали во двор. И вот какой казус случился. Заместитель начальника этого объекта по хозяйственной части, человек несколько недисциплинированный, все никак не мог собраться повесить вывеску. И на здании была только вывеска – “Советско-американское совместное предприятие”, которое одну комнату арендует в помещении. Посмотрели, говорят: “Нет, в иностранцев нам приказано не стрелять, значит, мы не туда приехали”
К 20 часам к телецентру прибыли еще 58 военнослужащих “Витязя” на 3 БТРах. У них имелось 52 автомата и снайперских винтовки, 6 пулеметов и 3 гранатомета. Одновременно прибыли 100 военнослужащих в/ч 3186 на 10 БТРах. Периоды интенсивной стрельбы, вызвавшие многочисленные человеческие жертвы, не привели к рассеиванию собравшихся у телецентра. Люди выходили из зон обстрела, поодиночке и группами собирались вне простреливаемых участков и за различными укрытиями–в Дубовой роще, за трансформаторной подстанцией, располагавшейся рядом со зданием АСК-3, за стоявшими на улице Академика Королева транспортными средствами. Основная масса людей укрылась в Дубовой роще. Добровольцы оказывали помощь пострадавшим. По свидетельству очевидцев, царило возбуждение, паники и страха не было. Среди оставшихся было много молодых людей. Ждали подмоги, которая, по их представлениям, вот-вот должна была прибыть. После начала стрельбы проезд транспорта по улице Академика Королева сотрудниками милиции перекрыт не был. Некоторые наиболее решительно настроенные люди, не имея оружия, пытались защититься путем оказания активного сопротивления стрелявшим. Они сливали бензин из стоявшего на улице Академика Королева автотранспорта в бутылки, взятые в расположенной в Дубовой роще пивной, и, бросая их в окна, подожгли некоторые помещения АСК-3. По свидетельству одного из участников этой акции самообороны: “в сторону к ВДНХ стояли поливалки, из которых мы сливали бензин в бутылки, которыми удалось поджечь угол здания. Мы пытались попасть в окна, из которых велся огонь”. Чтобы добыть бензин для бутылок останавливали и проезжавшие автомашины. Возбужденное состояние некоторых участников акции самообороны, усиливавшееся вследствие продолжавшейся стрельбы из телецентра, вида крови и страданий раненых, стало причиной отдельных эксцессов с автовладельцами, которые впоследствии сами становились жертвами обстрела:
так, Веневцев В.Е., 1974 г.р., житель города Москвы–примерно в 20 часов вместе со знакомым проезжал на автомашине по улице Академика Королева, был остановлен группой демонстрантов, угрожавших поджечь автомашину, вышли из машины, находились напротив АСК-1, после возобновления стрельбы из телецентра его знакомый был ранен, когда оттаскивал последнего из-под огня был ранен сам, причинены огнестрельные ранения грудной клетки, не проникающие в плевральную полость, огнестрельное ранение левой кисти с ампутацией 1 пальца и переломами 1-2-3 пястных костей, менее тяжкие телесные повреждения. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года;
Спура А.А., 1975 г.р., житель города Мытищи Московской области–примерно в 20 часов ехал на машине в сторону Останкино, машину остановили, слили бензин, дальше пошел пешком, когда был недалеко от Останкинской телебашни начали стрелять, стал убегать, но был ранен в грудь, причинено слепое огнестрельное проникающее ранение в левую плевральную полость, в брюшную полость и забрюшное пространство с разрывом левой почки, тяжкие телесные повреждения. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3–4 октября 1993 года.
К 20 часам 30 минутам 4 военнослужащих “Витязя” доставили в телецентр боеприпасы и дополнительное вооружение–17 автоматов, пулеметов, снайперских винтовок, 5 подствольных гранатометов и 1 пистолет. В распоряжение генерал-лейтенанта Голубца П.В. прибыли также 90 военнослужащих в/ч 5401 и 89 военнослужащих в/ч 5476, имевших на вооружении 155 автоматов и снайперских винтовок, а также 26 пистолетов.
Около 21 часа к телецентру на 5 БТРах прибыли еще 10 военнослужащих в/ч 3485. Таким образом, к 21 часу в телецентре было сосредоточено около 900 военнослужащих и сотрудников милиции, вооруженных штатным оружием с достаточным количеством боеприпасов, при 24 БТРах. Попытки сопротивления со стороны манифестантов лишь подхлестнули новое усиление стрельбы, которая вновь велась фактически по всем людям, находившимся возле телецентра, в том числе из БТРов. Ситуация усугубилась тем обстоятельством, что к этому времени к телецентру подошла основная колонна манифестантов, двигавшаяся пешком от Дома Советов Российской Федерации. Подходившие к телецентру колонны БТРов внутренних войск принимались манифестантами за долгожданную помощь. Так, по свидетельству пострадавшего Попова В.В., когда он около 20 часов 40 минут шел пешком по улице Академика Королева и примерно в 100 м от здания АСК-1 встретил колонну БТРов, шедшую к телецентру по 1-й Останкинской улице, большинство людей не поняли, что это не помощь демонстрантам. Они были охвачены эйфорией, думали, что это победа. Иллюзия рассеялась только тогда, когда эти БТРы открыли огонь по людям. По свидетельству Ермохиной Н.В.,“к вечеру мирная колонна демонстрантов подошла к Останкино. Вдруг небо расколол страшный грохот. Мы не сразу поняли, в чем дело. Зазвучали пулеметные очереди. Люди бросились врассыпную, ближе к пруду, стараясь укрыться за деревьями и кустами. Без конца звучала стрельба, метались люди. От телебашни машины все время вывозили раненых. К Останкино подтягивались бронетранспортеры. К одному из них я бросилась с приветствием (наивно полагая, что это – защитники Конституции), но солдат навел на меня автомат. Я тогда даже не испугалась, а оторопела от удивления. ... В.Анпилов призывал демонстрантов не расходиться, и мы оставались у Останкино до ночи. Когда мы с группой людей, совершенно без сил, брели к метро, высказывались предположения, что все происходящее у Останкино – временная задержка, вот-вот к Москве подтянутся воинские подразделения, верные Конституции, и помогут восстановить конституционный порядок”.
По свидетельству Хныкиной В.С., “когда мы дошли до пруда Останкинского, то нам кто-то крикнул: ложитесь! И раздавались выстрелы, которые мы могли видеть над головой. Я лежала на земле минут 10-15, а потом поползла к Хованской улице. Затем я бежала к метро “ВДНХ”. Уже было темно и я видела людей, которые спасались тоже”.
После подхода основной колонны манифестантов командование военнослужащими и сотрудниками милиции, находившимися в телецентре, уклонилось от переговоров о прекращении огня по безоружным людям. По свидетельству народного депутата Российской Федерации Тарасова В.Б., шедшего во главе указанной колоны, “свернув на улицу Королева, уже в наступающей темноте мы услышали интенсивную стрельбу. Стало ясно, что происходит. Наша колонна начала таять. Сам я решил идти до конца. Оказавшись в зоне интенсивного обстрела, пришлось пережить едва ли не самые тяжелые в нравственном отношении мгновения. Ко мне, человеку в генеральской форме, подбегали люди, требовали для защиты оружие. Отвечал, что пришел вместе с ними безоружный, как народный депутат. Заверял: буду добиваться встречи с командованием и руководством телерадиокомпании, чтобы по крайней мере прекратить зверский расстрел ни в чем не повинных безоружных российских граждан. Вместе с несколькими товарищами проникаем в вестибюль центрального административного здания. Тут же мы были остановлены истошными криками: “Стоять! Стреляем без предупреждения!” На нас были направлены автоматы спецназовцев доблестного “Витязя”. Я предъявил свое депутатское удостоверение и принялся убеждать старшего группы доложить о нашей просьбе командованию. После долгих отказов и оскорблений в мой адрес, он, наконец, согласился и ушел. Прождав значительное время мы поняли, что он не вернется. С нами просто не захотели встречаться. Надо было довести кровавую бойню до конца. На улицу мы вышли, когда появились здесь бронетранспортеры и начали сходу вести огонь из крупнокалиберных пулеметов. Огонь вылетал из окон и с крыш административного и технического зданий. Бронетранспортеры ходили кругами и также длинными очередями били по кустам, по деревьям, за которыми пытались укрыться манифестанты.С горечью убеждаюсь, что каких-то центров управления сопротивлением нет (впрочем, их и не могло быть, к такому кровавому повороту событий не готовились) и лишь стихийно возникали группы, стремящиеся организовать отпор. Но не было оружия. Меня окружили человек пятьдесят и стали спрашивать, можно ли организовать изготовление бутылок с горящей смесью... ”.

В результате подвоза боеприпасов и подхода дополнительных сил внутренних войск количество жертв среди гражданских лиц стало стремительно расти:
так, Гречишкин М.М., 1940 г.р., пенсионер, житель города Москвы – возвращаясь домой, из-за отсутствия транспорта пошел к станции “Останкинская” по улице Академика Королева, примерно в 20 часов находился в Дубовой роще, огонь из автоматического оружия велся со стороны АСК-1 и АСК-3, а также из БТРов, получил ранение в колено, причинено сквозное огнест¬рельное пулевое ранение мягких тканей нижней трети правого бедра, про¬никающее в полость коленного сустава с повреждением его капсулы, менее тяжкие телесные повреждения. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года;
Зотов С.Я., 1952 г.р., наладчик полиграфического оборудования, житель г.Москвы – примерно в 20 часов у здания АСК-3 получил от военнослужащих смертельное огнестрельное ранение головы с повреждением костей черепа, оболочек и вещества головного мозга, от которого скончался в тот же день в 21 час в ГКБ № 33 при проведении реанимационных мероприятий.
Ивановский Л.С., 1931 г.р., пенсионер, житель города Москвы – приехал в гости к дочери на улицу Академика Королева. В 20 часов поехал домой, находясь на пересечении улиц Академика Королева и Ботанической почувствовал удар в голову, причинено огнестрельное ранение левой височной области с разрывом ушной раковины, переломом чешуи левой височной кости, ушибом базальных отделов левой височnoной доли и теменно-затылочной области головного мозга слева с отеком вещества головного мозга слева и дислокационным синдромом, тяжкие те¬лесные повреждения. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3-4 октября 1993 года;
Конкин С.А., 1968 г.р., помощник машиниста электровоза Депо им.Ильича, житель города Москвы; возвращался с работы домой, в 20 часов выйдя на станции метро "Алексеевская" услышал стрельбу в Останкино, пошел посмотреть, что происходит, около здания АСК-3 был ранен в спину, причинено сквозное огнестрельное ранение левой половины грудной клетки, проникающее в левую плевральную полость с ранением левого легкого, с наличием гемопневмоторакса, переломы 4-го ребра слева по околопозвоночной линии и 2-го ребра слева по лопаточной линии, тяжкие телесные повреждения. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года.
По свидетельству С.А.Конкина, в момент получения ранения он находился за каменным ограждением у здания АСК-3. Когда собрался уходить и повернулся спиной к зданию оттуда раздалась очередь и он почувствовал, что ранен в спину. Незнакомые ребята донесли его до машины "скорой помощи", доставившей его в ГКБ №40, где ему была сделана экстренная операция;
Малкин Е.Е., 1958 г.р., безработный, проживал на улице Академика Королева – примерно в 20 часов, когда возвращался домой с прогулки с собакой и проходил мимо 1-го подъезда здания АСК-1 начали стрелять из здания АСК-3, получил от военнослужащих и сотрудников милиции смертельное огнестрельное проникающее ранение живота, с повреждением ободочной кишки. Доставлен бригадой “скорой помощи” в ГКБ №20, где скончался 5 октября 1993 года в 15 часов 40 минут после двух операций;
Омельянов К.А., 1973 г.р., студент МГИЭиМ, житель города Москвы – до 19 часов со своим знакомым Полупаровым Д.Л. находился на ВДНХ, потом один пошел в Останкино, откуда слышались выстрелы, в Дубовой роще был ранен в левую ягодичную область выстрелами из БТРа, который ехал по улице Академика Королева, причинено огнестрельное слепое пулевое ранение левой ягодичной области, легкие телесные повреждения, повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года;
Попов С.В., 1973 г.р., сту¬дент Тамбовского автотранспортного техникума, житель города Тамбова – примерно в 20 часов со своим знакомым Савельевым С.В. пришел к телецентру “Останкино”, после начала стрельбы спрятались за трансформаторной будкой, получил ранение груди, причинено огнестрельное пулевое сквозное проникающее ранение правой половины грудной клетки с ранением правого легкого, кровотечением в правую плевральную полость, тяжкие телесные повреждения. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года;
Титаренко А.К., 1972 г.р., студент МАИ, - примерно в 20 часов получил смертельное огнестрельное ранение головы с повреждением костей черепа, правого полушария головного мозга с кровоизлиянием в желудочки мозга и вещество стволового отдела головного мозга, от которого скончался на месте.
С целью защиты от БТРов на пересечении улиц Новомосковской и Академика Королева гражданами была возведена баррикада из подручных материалов. Обстрел этой баррикады привел к новым человеческим жертвам:
так, Павлов С.М., 1947 г.р., инспектор по туризму ТОО “Юриодль”, житель г.Москвы – из сообщений по радио узнал о событиях, происходящих в Останкино, приехал туда, помогал демонстрантам строить баррикаду на пересе¬чении улиц Академика Королева и Новомосковской, примерно в 20 часов 30 минут, когда стоял у баррикады, был ранен в левое плечо, причинено огнестрельное слепое непроникающее ранение левой подключичной области, огнестрельный перелом левой ключицы, менее тяжкие телесные повреждения. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года.
Баррикада была разрушена одним из БТРов. Между 20 и 21 часами в Дом Советов Российской Федерации стали поступать раненые из Останкино, а также прибывать граждане с просьбой об оказании вооруженной помощи. По свидетельству Председателя Верховного Совета Российской Федерации Хасбулатова Р.И., он “направился в кабинет Ачалова. ... Попросил рассказать о ситуации у “Останкино”. ... В это время вошел ...Баркашов. Обратился к Ачалову: “Владислав Алексеевич, Макашов просит подкрепления... ”.
Я: “Вы что, с ума все посходили! Какие еще подкрепления? Немедленно отзовите Макашова! Немедленно. Прекратить всякий огонь! Чтобы ни одного выстрела не раздавалось из этих стен! Кто не подчиняется – выгнать вон! Это Парламент, а не поле боя. Расположите людей вокруг “Белого дома” – это все, что вам надлежит сделать теперь!
Где войска, которые, вы утверждали, “идут” сюда уже две недели? Где? Взяли бы Кремль, где сидит мятежник – я бы не возразил. И люди бы поняли. Почему министры не в своих министерских зданиях? Пора бы! На кой черт вам сдалось это “Останкино”? Какой дурак это вам посоветовал?” Баркашов, не слушая пытающегося что-то сказать Ачалова, выбежал”.

Непосредственно перед этим эпизодом, командующий Московским военным округом генерал-полковник Кузнецов Л.В. в телефонном разговоре с Председателем Верховного Совета Российской Федерации Хасбулатовым Р.И., ссылаясь на решение Коллегии Министерства обороны Российской Федерации о нейтралитете, отказался выдвинуть подчиненные ему воинские части для прекращения кровопролития в Останкино и предотвращения возможного штурма Дома Советов Российской Федерации. По свидетельству одного из очевидцев-члена казачьих формирований, “Ни Дунаев, ни Ачалов никаких согласованных действий не предпринимали, потом нашлись автомобили ...по мегафону объявили, что эти машины идут на помощь тем, кого убивают в Останкино”.
Была сделана неудачная попытка получить оружие для готовых ехать в Останкино добровольцев в Краснопресненском РУВД. Подъехав к зданию РУВД руководители группы добровольцев вступили в переговоры с руководством управления, которое вначале всячески тянуло время, требуя привезти мандат от и.о. Президента Российской Федерации Руцкого А.В., а затем задержало находившихся в здании РУВД сторонников Верховного Совета, предложив остававшейся на улице основной части добровольцев разойтись в обмен на освобождение указанных лиц. После прибытия сотрудников милиции, давших очередь из автомата поверх голов сторонников Верховного Совета, последние, так и не получив оружия, покинули район здания РУВД. Неудачей закончились и несколько других аналогичных попыток. В результате вооруженная помощь к телецентру “Останкино” направлена не была.
В период с 21 до 23 часов от огня БТРов, ездивших по улице Академика Королева, пострадало большое число безоружных гражданских лиц, в том числе, случайных прохожих и наблюдавших за событиями:
Кирюхин А.В., 1975 г.р., электрик 1 ГПЗ, житель города Москвы–узнав из телепередач о готовящемся штурме Останкино приехал туда из любопытства, в 23 часа находился на улице Академика Королева у Останкинского пруда, его осветили прожектором с БТРа после чего он был ранен в живот, причинены два огнестрельных ранения передней брюшной стенки, одно из них – касательное с повреждением мышц пристеночной брюшины, второе – с повреждением брюшной стенки и пристеночной брюшины, проникающее в брюшную полость, тяжкие телесные повреждения. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года;
Межоннов Ю.Г., 1964 г.р., безработный, житель города Протвино Московской области–находился в Москве по личным делам, после того, что видел у здания Верховного Совета приехал на автобусе с демонстрантами к телецентру, примерно в 22 часа, когда прятался в Дубовой роще, был ранен выстрелами из БТРа в правое плечо и ногу, причинены огнестрельное касательное непроникающее ранение передней поверхности правой половины грудной клетки с переходом на правое плечо, сквозное огнестрельное ранение правого бедра, огнестрельное касательное ранение передне-внутренней поверхности левого коленного сустава, задней поверхности левой голени в верхней трети и внутренней поверхности сред-ней трети левой голени, менее тяжкие телесные повреждения. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года. По свидетельстму Межоннова Ю.Г., когда основная масса людей перебежала в Дубовую рощу, по роще стали стрелять со всех сторон. БТР ездил вдоль рощи и освещая прожектором стрелял прямо по лежавшим людям;
Проскуренко А.А., 1953 г.р., инженер санатория им.Э.Тельмана, житель города Лермонтова Ставропольского края–вместе со своим двоюродным братом Кузнецовым И.А. после 20 часов возвращался домой к последнему. Они стояли на троллейбусной остановке на улице Академика Королева когда от здания АСК-3 началась стрельба, подошли БТРы. Выстрелом из пулемета был ранен в левый бок, причинено сквозное огнестрельное ранение туловища с наличием ран в области грудной клетки слева соответственно по 10-му межреберью, поясничной области слева, сквозное ранение тонкой кишки, ранение левой почки (с последующим ее удалением), внутрибрюшное кровотечение, забрюшинная гематома, тяжкие телесные повреждения. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года;
Таболин И.В., 1961 г.р., аспирант РГСИ – фотографировал происходящее у Останкино, около 23 часов находился в Дубовой роще, когда начался обстрел из БТРов был ранен в правую половину груди, причинено касательное огнестрельное ранение правой ключичной области, легкие телесные повреждения, повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года;
Улькин И.В., 1972 г.р., безработный, житель города Москвы – примерно в 23 часа приехал к телецентру “Останкино” посмотреть на происходящее, у автомобильной стоянки попал под обстрел БТРов, был ранен в ноги и правую руку, причинены сквозное огнестрельное ранение мягких тканей обоих бедер с повреждением седалищного нерва слева и слепое пулевое огнестрельное ранение правого локтевого сустава с переломом мыщелков правой плечевой кости, менее тяжкие телесные повреждения. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года;
Ульянов П.А., 1971 г.р., безработный, житель города Москвы – примерно в 21 час 30 минут около Останкинского пруда при оказании помощи раненым получил ранение в спину из крупнокалиберного пулемета БТР, причинено слепое огнестрельное пулевое ранение правой половины грудной клетки, проникающее в правую плевральную и брюшную полости с повреждением печени и внутрибрюшным кровотечением, тяжкие телесные повреждения. Признан потерпевшим и гражданским истцом по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года. По свидетельству Ульянова П.А., БТР выехал на улицу Академика Королева и вел интенсивный огонь по безоружным людям, которые пытались спрятаться. Затем БТР уехал, огонь несколько спал и он с другими людьми стал перетаскивать раненых к Останкинскому пруду, где был кустарник, а из кустарника врачи-добровольцы вывозили их на каком-то иностранном автобусе. Неожиданно появился БТР и метров с 50-ти стал расстреливать раненых и прячущихся людей. Одной из очередей он был ранен. Неизвестный ему медик-доброволец дотащил его до другого конца пруда, к трамвайному кольцу, а оттуда на машине его довезли до больницы;
Фомин Ю.В., 1941 г.р., председатель кооператива “Реставратор-Люкс”, житель г.Москва – примерно в 21 час из любопытства пришел к Останкинскому пруду со стороны 1-й Останкинской улицы, стоял у здания подстанции на краю пруда, попал под обстрел БТРов, был ранен в левую ногу, причинено огнестрельное осколочное ранение мягких тканей средней трети левой голени по ее наружно-боковой поверхности, легкие телесные пов¬реждения, повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года;
Шастун И.Д., 1967 г.р., шофер ВНИИ “Алмаз”, житель города Москвы – из любопытства вместе со своей знакомой пришел в Останкино, после начала стрельбы они решили вернуться домой, на пересечении улиц Ботаническая и Академика Королева попали под обстрел БТРов, получил ранение в голову и плечо, причинены огнестрельная касательная рана правого плеча и огнестрельная рана затылочной области справа с повреждением наружной костной пластинки затылочной кости, легкие телесные повреждения, повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3-4 октября 1993 года.
По свидетельству пострадавшего Шарухина Б.П., около 21 часа 30 минут 2 БТРа обстреляли 2-й и 3-й этажи здания АСК-3. Попыток поджечь эти машины со стороны военнослужащих внутренних войск и сотрудников милиции вновь предпринято не было, что заставляет предполагать, что этот обстрел, как и аналогичный предыдущий, был санкционирован их командованием, находившимся в телецентре. Из БТРов были обстреляны находившиеся поблизости от телецентра жилые дома, Останкинская телебашня и Храм Троицы Живоначальной в Останкине. Этот обстрел также принес человеческие жертвы, в том числе:
Крутов Ю.В., 1941 г.р., мастер отдела релейных линий телецентра “Останкино” - примерно в 22 часа 20 минут, находясь на своем рабочем месте в Аппаратной на 7 этаже Останкинской телебашни, был ранен пулей БТРа, влетевшей в окно, причинено слепое пулевое огнестрельное ранение скуловой области и шеи слева, легкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года.
По свидетельству Крутова Ю.В., выстрел был произведен со стороны улицы Академика Королева, пуля пробила два стекла окна, каждое толщиной 8 мм.
Находились люди, пытавшиеся оказать сопротивление БТРам. Так, по свидетельству пострадавшего Воскресенского М. Г., примерно в 24 часа когда он находился около Останкинского пруда со стороны АСК-3 кто-то бросил бутылку с бензином в БТР, после чего из БТРа начали стрелять и он был ранен в бедро, причинено сквозное огнестрельное ранение мягких тканей ягодицы и зак¬рытый перелом лонной кости, менее тяжкие телесные повреждения. К 22-23 часам морально-психологическое состояние некоторых военнослужащих внутренних войск и сотрудников милиции, находившихся в телецентре, достигло, по-видимому, крайней степени озверения, о чем свидетельствуют следующие факты:
Валетов Г.А., 1964 г.р., видеооператор телестудии “Останкино”, житель города Москвы – примерно в 22 часа на личной автомашине приехал на работу в АСК-1, у главного входа был остановлен и избит солдатами из БТРа, охранявшего телецентр, когда уезжал от здания по его автомобилю была выпущена автоматная очередь, автомобиль поврежден, причинено слепое огнестрельное ра¬нение 1-2 пальцев правой кисти, легкие телесные повреждения, повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3 – 4 октября 1993 года;
Железнов Е.Н., 1949 г.р., помощник кинооператора ЦДСФ, житель города Москвы–вместе с оператором Двойниковым И.Б. приехал для съемок в Останкино, примерно в 22 часа, когда находился у здания АСК-1, был избит солдатами, у него отобрали фотоаппарат, часы и 5 тысяч рублей. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3–4 октября 1993 года. С подобными преступными проявлениями, возможно, связана гибель белорусского предпринимателя Мокина С.И.:
Мокин С.И., 1960 г.р., директор ассоциации “МОКА-Данфелд”, житель города Минска–приехал в Москву 3 октября 1993 года, в ночь на 4 октября у здания АСК-1 получил от военнослужащих смертельное огнестрельное ранение груди и живота с повреждениями левой ключицы, дуги аорты, правой доли печени, сопровождавшееся кровоизлиянием в плевральную полость, от которого скончался на месте. У погибшего пропали деньги и фотоаппарат “Зенит”....Продолжение следует...

Subscribe

  • 7 мая...

    ( ТЕМА) День радио... 7 мая 1895 года впервые в истории человечества был произведен сеанс радиосвязи! Изобрел аппаратуру и провел сеанс русский…

  • Мои новые ролики на канале...

    Канал Коммуниста Где правдивая ложь и лживая правда? Стендап... Радио " Комсомольская правда" о правде Мир…

  • В Германии фашизма не было....

    " А вот в Германии фашизма не было, там был нацизм, а фашизм был в Италии, и вообще, фашизм в Германии придумала советская пропаганда".…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments