Гурьев Игорь (egor_23) wrote,
Гурьев Игорь
egor_23

Categories:

1993 Позор крови XVI (18+)

Продолжаю публикацию официального расследования событий в Москве в октябре 1993 года.
               1. 1993 Позор крови XV
                    2. 1993 Позор крови XIV
                        3. 1993 Позор крови XIII
                             4. 1993 Позор крови XII (Остальные ссылки тут)
Прорвавшиеся со стороны улицы Конюшковской БТРы, окончательно разрушив баррикаду на пересечении улицы Рочдельской и переулка Глубокого, ведя огонь, вышли к указанному переулку. Командир находившейся здесь группы БТРов Таманской дивизии передал командиру дивизии генерал-майору Евневичу В.Г., что со стороны Дома Советов, ведя интенсивный огонь, в их сторону движутся неизвестные БТРы. Не зная, кому принадлежат эти БТРы, Евневич В.Г. приказал огонь не открывать. Пока происходили эти события 4 БТРа мобильной группы дивизии внутренних войск МВД РФ по улице Николаева вышла на Краснопресненскую набережную. На пересечении набережной и переулка Глубокого БТРы столкнулись с баррикадой из железобетонных блоков и поставленных поперек набережной рефрижератора “МАЗ-54322” и поливальной машины. Баррикада охранялась одетыми в гражданскую одежду вооруженными автоматами членами “Союза ветеранов Афганистана”. Приняв членов Союза ветеранов Афганистана за “вооруженных боевиков” из Дома Советов командир группы БТРов внутренних войск приказал открыть огонь на поражение. При обстреле погиб находившийся кабине МАЗа шофер–Юргеленис Б.Ж.:
Юргеленис Бронюс Жоно, 1940 г.р., водитель АО “Паневежеский автотранспорт”, житель города Панавежиса (Республика Литва), гражданин Республики Литвы – 04.10.93 г. находился в кабине автомобиля МАЗ-54322, охраняя груз кондитерских изделий, привезенный им в Москву для фирмы “Гринфилд”. В результате прямого попадания пуль в автомобиль получил множественные огнестрельные пулевые ранения и погиб. Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, у Юргелениса Бронюса имелись: огнестрельные пулевые ранения таза, левой поясничной области, живота, позвоночника, левого локтевого сустава, правого коленного сустава, правой голени. Смерть Юргелениса Бронюса наступила от множественных огнестрельных пулевых ранений тела с повреждением внутренних органов. Обстоятельства гибели Юргеленюса Бронюса расследовались Главной военной прокуратурой в рамках уголовного дела №09/14/0155-93 о перестрелке между подразделениями ВВ МВД РФ и Таманской дивизии МО РФ. Уголовное дело прекращено 3 февраля 1995 года на основании пункта 2 статьи 5 УПК РСФСР (за отсутствием в деянии состава преступления). О принятом решении в тот же день уведомлен посол Республики Литва в Москве. Находившийся в этот момент на противоположном берегу Москва-реки в своем штабе командир Таманской дивизии генерал-майор Евневич В.Г. увидел, что в направлении подчиненных ему подразделений, дислоцированных на Краснопресненской набережной, движутся и ведут огонь 4 неизвестных БТРа, судя по темно-зеленой окраске принадлежавшие внутренним войскам. Вспомнив о циркулировавших слухах о переходе на сторону Верховного Совета каких-то подразделений внутренних войск, а также о том, что его люди уже были обстреляны в районе пересечения улицы Рочдельской с переулком Глубоким неизвестными БТРами, Евневич В.Г. предположил, что атакующая баррикаду бронегруппа идет на помощь Верховному Совету. Исходя из этого, Евневич В.Г. приказал выдвинуть навстречу неизвестным БТРам несколько БТРов Таманской дивизии и встретить их огнем на поражение.
Выполняя приказ, БТРы Таманской дивизии №180 и №189, открыв огонь из всех видов оружия, двинулись навстречу БТРам внутренних войск. Завязался бой, в ходе которого БТР №444, в котором находился командир мобильной группы внутренних войск, при попытке обогнуть с левой стороны баррикаду был подбит, а сам командир–подполковник Савченко А.Р.–получил серьезные ранения, не смог покинуть горящую машину и погиб. В БТРе внутренних войск №412 был убит рядовой. Получили ранения различной степени тяжести военнослужащие внутренних войск, находившиеся в остальных двух машинах. По свидетельству находившихся в БТРе №444 военнослужащих внутренних войск рядового Киппы В. и Домашнева Д., “нашу машину прошила очередь из крупнокалиберного пулемета. Подполковник Савченко приказал нам покинуть БТР. Как потом оказалось, в это время он уже был ранен...Мы выпрыгнули из машины и начали искать места, удобные для того, чтобы укрыться и продолжать бой. Я забежал за угол дома и увидел–в пятидесяти метрах ничто не говорило о ведущемся рядом бое. В сторонке стояли ОМОНовцы и спокойно перекидывались редкими фразами. Мы все в крови, тащим на себе раненых, а они любопытно спрашивают: “Откуда это вы, ребятки?”...Подполковник Савченко начал вылезать из горящего БТРа и в этот момент его поразила еще одна очередь. Плотность огня...была настолько высокой, что при попытке вытащить охваченный пламенем бронетранспортер едва не была подбита и вторая машина”.
В ходе столкновения получил ранение и один из военнослужащих Таманской дивизии:
Матюшин О.В., 1970 г.р., военнослужащий в/ч 61896–около 8 часов, находясь в БТРе на Краснопресненской набережной, из БТРов внутренних войск получил ранение в кисть руки осколком разорвавшейся пули. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3-4 октября 1993 года;
По свидетельству командира Таманской дивизии генерал-майора Евневича В.Г., “из-за неразберихи несколько БТРов, неизвестно чьих, обстреляли нас. Я сообщил Кондратьеву. Он пытался выяснить, но не мог узнать, чьи они”.

Встретив отпор оставшиеся на ходу БТРы внутренних войск развернулись и въехав на улицу Николаева укрылись во дворе жилого дома. О случившемся было доложено заместителю командира дивизии внутренних войск МВД РФ, который приказал вывести мобильную группу в резерв. Одновременно с подразделениями внутренних войск и Таманской дивизии около 7 часов подъезд к Дому Советов Российской Федерации со стороны улицы Рочдельской, включая территорию стадиона “Красная Пресня”, был блокирован разведротой 119-го парашютно-десантного полка. Командующим операцией заместителем министра обороны Российской Федерации генерал-полковником Кондратьевым Г.Г. командиру полка была поставлена задача во взаимодействии с подразделениями Таманской дивизии обеспечить проход к Дому Советов сил ОМОН. При этом о наличии и действиях в этом районе подразделений и бронетехники внутренних войск ему сообщено не было. Выполняя поставленную перед его подразделением задачу заместитель командира дивизии внутренних войск МВД РФ приказал силами одного из батальонов дивизии перекрыть территорию от сквера им.Павлика Морозова до стадиона “Красная Пресня” включительно. При этом ему также не было известно о наличии и действиях в этом районе подразделений Министерства обороны Российской Федерации. Для выполнения этой задачи около 7 часов мобильная группа из 3 БТРов и 1 БМП внутренних войск вышла к стадиону “Красная Пресня” и протаранив ворота въехала на его территорию. Попав под начавшуюся к тому времени перестрелку бронемашины внутренних войск приняли в ней участие, стреляя по всем направлениям, откуда, как им казалось, по ним велся огонь. Эти действия привели к тому, что находившиеся на стадионе военнослужащие 119 парашютно-десантного полка приняли бронемашины внутренних войск за противника, пришедшего на помощь Верховному Совету. Командованию полка было доложено, что на стадионе находятся и ведут огонь чужие БТРы и БМП. Было решено вступить с ними в бой. Командир 2-го батальона 119 парашютно-десантного полка попытался подбить один из БТРов из гранатомета, что вызвало усиление огня со стороны военнослужащих внутренних войск. В результате были убиты двое и ранены несколько военнослужащих Министерства обороны (вопреки действующему законодательству, данные об этих лицах Генеральной прокуратурой Российской Федерации не предоставлены). По свидетельству участвовавшего в столкновении младшего сержанта 119 парашютно-десантного полка Шлотгауэра В., “мы работали в парах. Комполка поставил задачу уничтожить БТР. Гранатометом “Муха” мы подбили его, но экипаж продолжал отстреливаться из крупнокалиберного пулемета и тяжело ранил командира роты Смирнова (капитана Смирнова С.О.– Авт.), который вскоре умер на моих руках”.
Генеральной прокуратурой Российской Федерации было выделено в отдельное производство уголовное дело по факту перестрелки между сотрудниками милиции и военнослужащими в/ч 3500 (на БТРе) и причинения телесных повреждений Баранцикову В.Г., Кудряшову В.М., Пронину В.А., Ломоносову Е.М., Лыкову И.В., Герасимову А.Н., Харитонову И.А., Лапшину Ю.Ю., Поткину В.А., Мухаммеду Интиху и Адамлюк О.Ю (убит):
Адамлюк О.Ю., 1973 г.р., механизатор, житель города Пушкино Московской области–погиб от огнестрельного пулевого ранения живота.
Информации о результатах расследования указанного уголовного дела, вопреки действующему законодательству, Генеральной прокуратурой предоставлено не было.
К началу военной операции “правительственных сил” централизованной обороны Дома Советов организовано не было. Огневые позиции вне Дома Советов не оборудовались. Конкретный план по отражению вооруженного нападения отсутствовал–вместо этого обсуждались неопределенные планы длительной обороны внутри здания с постепенным отходом на верхние этажи, оказавшиеся несостоятельными после обстрела этих этажей из танков и начавшегося пожара. По свидетельству очевидцев, в ночь с 3 на 4 октября министр обороны Российской Федерации Ачалов В.А. и его первый заместитель генерал-полковник Макашов А.М. были заметно подавлены произошедшим в Останкино и, по-видимому, не могли принимать адекватных военных решений. В то же время, в ходе штурма Макашов А.М. лично, наравне с рядовыми защитниками парламента, принимал участие в обороне и, по свидетельству очевидцев, был готов сражаться до конца. Накануне и во время штурма и.о.Президента Российской Федерации Руцкой А.В. находился в возбужденном состоянии и отдавал противоречивые, спонтанные распоряжения. В течение ночи перед штурмом многие из находившихся в Доме Советов Российской Федерации вместо подготовки к отражению возможного нападения продолжали праздновать победу над государственным переворотом.
Около 5 часов к Ачалову В.А. пришли сотрудники Министерства обороны Российской Федерации и Министерства безопасности Российской Федерации, сообщили о назначенном штурме и предложили создать несколько центров сопротивления, переведя в них народных депутатов, защитников парламента и их военное руководство. Эти предложения приняты не были. Несмотря на просьбы находившихся в здании медицинских работников, опасавшихся вооруженного штурма, витринные окна первого этажа Дома Советов Российской Федерации не были закрыты имевшимися для подобных случаев металлическими пуленепробиваемыми щитами. В результате 20 подъезд, в котором после начала обстрела пытались укрыться находившиеся перед Домом Советов люди и где был расположен один из медицинских пунктов, оказался полностью простреливаемым. По той же причине оборонять первый этаж оказалось фактически невозможным. В основном уже после начала штурма в разных частях здания начали сооружаться завалы из мебели и других предметов, баррикадироваться оконные проемы.
По свидетельству очевидцев, после начала обстрела и выдвижения к зданию подразделений “правительственных сил” в руках защитников Дома Советов находилось менее 200 единиц легкого стрелкового оружия, в том числе автоматов типа АКС-74У, ограниченный запас патронов и ни одного гранатомета для борьбы с бронетехникой. Около 7 часов, с началом обстрела Дома Советов из бронетехники, остававшиеся в здании сотрудники Департамента охраны Верховного Совета Российской Федерации распоряжением своего руководства были сняты с постов и отправлены в укрытие. В результате, вооруженное сопротивление штурмовавшим могли оказать лишь небольшие группы добровольцев из дополнительных охранных подразделений, охранявшие подъезды, этажи и отдельные помещения, личная охрана высших должностных лиц Российской Федерации и некоторые другие добровольцы. Взаимодействие и связь между руководством обороны Дома Советов и указанными группами добровольцев налажены не были. После начала штурма руководство обороной Дома Советов отдавало противоречивые приказы о ведении или, напротив, неведении огня, открытии огня на поражении только по военнослужащим, проникшим в здание, или только упреждающего огня по лестницам, ведущим на этажи. В этих условиях лишь некоторые защитники Дома Советов вели стихийный, беспорядочный ответный огонь. Так, по свидетельству одного руководителей обороны 20 подъезда Дома Советов, после начала штурма и прорыва на площадь перед зданием БТРов, разрушивших баррикаду со стороны улицы Конюшковской, команд от руководства обороной Дома Советов не поступало, связи с ним не было. Стали защищаться по собственной инициативе: делать завалы из подручных металлических предметов, готовиться к стрельбе. Женщинам и детям было приказано укрыться в подвале. Около 8 часов в районе Горбатого моста было замечено передвижение в сторону Дома Советов военнослужащих и сотрудников милиции “правительственных сил”. Доложили министру безопасности Российской Федерации Баранникову В.П. Он приказал огонь не открывать. Доложили и.о.Президента Российской Федерации Руцкому А.В. н приказал остановить атакующих огнем. В результате на месте приняли решение на поражение не стрелять. С целью устрашения велся огонь над головами штурмующих. По свидетельству другого очевидца, находившиеся в Доме Советов и вооруженные в основном пистолетами члены отряда “Русского Национального Единства” вообще не стреляли, сосредоточившись в безопасных, мало простреливаемых местах здания парламента.
По информации Генеральной прокуратуры Российской Федерации о результатах расследования уголовного дела №18/123669-93 о массовых беспорядках в городе Москве 3-4 октября 1993 года, “при проведении судебно-баллистических экспертиз установлено, что на момент проведения данных экспертиз продукты выстрела имелись в стволах 122 единиц оружия, в их числе – 64 ПМ, 12 ПСМ, 13 АПС, 3 АКС-74, 2 АКМ, 1 АКС, 16 АКСМ, 65 АКС-74у, 3 карабина КС-23. Судебно-баллистическими экспертизами, проведенными с фрагментами пуль, оболочек пуль, извлеченных из пострадавших, не было идентифицировано оружие, прошедшее экспертизу”.
После начала штурма в район Дома Советов Российской Федерации выдвинулись спецподразделения “Альфа” и “Вымпел”, но активного участия в боевых действиях не приняли.
Около 10 часов с Ново-Арбатского (Калининского) моста начался обстрел верхних этажей Дома Советов из танков Кантемировской дивизии. Разрывы танковых снарядов вызвали разрушения и пожар в здании. Среди части людей, находившихся в Доме Советов, началась паника. Большая часть народных депутатов Российской Федерации, сотрудников Аппарата и обслуживающего персонала Верховного Совета Российской Федерации, а также граждан были эвакуированы в зал Совета Национальностей. По свидетельству народного депутата Российской Федерации Андронова И.И., “Почти все депутаты провели день штурма внутри зала Палаты национальностей. Там нет окон, туда не влетают пули, а крепкие стены только вздрагивали от бронетанкового обстрела верхних этажей. В полутемном зале, будто в катакомбе, тлели огоньки свечей. Было тесно и душно: сюда сошлось около сотни депутатов и триста оставшихся с ними и в “Белом доме” канцеляристов, секретарш, стенографистов, официанток парламентской столовой. Помню, как в сумрачном зале две женщины запели старинную русскую песню. Им подпевали хором. И снова пели. Однако голоса звучали печально. Кое-кто молился. Некоторые писали прощальные записки своим семьям. Но слез на лицах я не видел. Эти люди, пережив стойко двухнедельную блокаду, смирились как бы с ожиданием теперь самого худшего для них. И так похоронно тянулось тут время час за часом, пока продолжался штурм”.
Около 10 часов 30 минут и.о.Президента Российской Федерации Руцкой А.В. запросил переговоры с Ельциным Б.Н., но тот от переговоров отказался, потребовав “полной капитуляции”. (Поняли? Прим мое.) Стремясь завершить операцию в кратчайшие сроки и оказавшись не в состоянии добиться активных действий со стороны спецподразделений “Альфа” и “Вымпел”, руководство “правительственными силами” приняло решение использовать для захвата Дома Советов подразделения Министерства обороны Российской Федерации, которые, по первоначальному плану операции, должны были решать задачи по блокированию здания. Простреливавшийся снаружи первый этаж Дома Советов был захвачен военнослужащими 119 парашютно-десантного полка практически без боя. Около 10 часов штурмовавшим был отдан приказ не стрелять по нижним этажам, где находились брошенные на захват здания военнослужащие. Позже поступила команда стрелять не ниже 4 этажа. При этом обстрел Дома Советов, в том числе с БТРов и БМП-2, был усилен. В результате защитники Дома Советов были вынуждены оставить 2 и часть 3 этажа. По свидетельству народного депутата Российской Федерации Андронова И.И., “к двум часам по полудни... мы еще удерживали на третьем этаже зал Палаты национальностей, примыкающие к нему холл и лестницу парадного подъезда, а над ними – апартаменты Хасбулатова на пятом этаже, где засели спикер и Руцкой с их охранниками. Возле палаты национальностей на мраморной лестнице, ведущей вниз к парадному входу, лежали за белокаменными перилами наши поредевшие бойцы. Они отгоняли пулями солдат, наседавших на нас с речной набережной. Этим последним оплотом сопротивления командовал генерал Макашов. Он расстался со своим неразлучным мегафоном, предпочтя ему бесприкладный автомат. Но остался по-прежнему в черном берете Че Гевары и генеральской униформе с алыми лампасами. Усатое лицо Макашова выражало суровую решимость и стальное спокойствие. Окружавшие его стрелки подчинялись генералу беспрекословно с очевидным почтением. Было ясно, что он готов умереть с автоматом в руках. ..Прочие наши генералы в конце штурма растерянно стушевались и отстранились от военного руководства. Генерал Баранников облачился в штатское кожанное пальто, генерал Дунаев – в спортивную курточку, генерал Ачалов внезапно сказался больным и редко появлялся, прихрамывая и опираясь на трость”.
Решение захватить Дом Советов неподготовленными к этому военнослужащими Министерства обороны Российской Федерации привело к дополнительным жертвам с обеих сторон, как на подступах, так и внутри здания:
так, Басков М.А., 1975 г.р., рядовой срочной службы в/ч № 36929, житель города Камышина–25 сентября со своими сослуживцами самовольно оставил часть и приехал на защиту Дом Советов, был записан в комендантский взвод, стоял в охранении Макашова А.М. и Ачалова В.А., при штурме Дома Советов примерно в 10 часов на 2 этаже получил от ворвавшихся в здание десантников огнестрельное ранение левого плеча, причинено пулевое сквозное ранение мягких тканей левого плеча в средней трети, менее тяжкое телесное повреждение. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3-4 октября 1993 года;
Козенков А.И., 1973 г.р., военнослужащий в/ч 59236, житель города Вологды–примерно в 12 часов при выдвижении к входу в Дом Советов получил огнестрельное ранение левой голени, причинено огнестрельное пулевое ранение левой голени с оскольчатым переломом обеих костей в средней трети со смещением костных отломков, тяжкие телесные повреждения. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3-4 октября 1993 года;
Мосягин Р.Ю., 1975 г.р., рядовой срочной службы в/ч 36929, житель города Камышина–25 сентября самовольно покинув часть со своими сослуживцами прибыл в Дом Советов, нес службу по охране приемной назначенного министром обороны Российской Федерации Ачалова В.А., 4 октября после начала обстрела из танков помогал эвакуировать Ачалова В.А., народных депутатов и гражданских лиц, примерно в 11 часов на 2-ом этаже Дома Советов был ранен ворвавшимися в здание десантниками, причинены множественные огнестрельные осколочные и пулевые огнестрельные сквозные и слепые ранения верхней и нижней трети обеих бедер, правой ягодичной области, менее тяжкие телесные повреждения. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3-4 октября 1993 года;

Прокудин В.Ф., 1973 г.р., военнослужащий в/ч 59236, житель города Ульяновска– римерно в 13 часов во время штурма 2-го этажа Дома Советов на лестничной площадке был ранен в ногу выстрелом с 3-го этажа здания, причинено огнестрельное пулевое сквозное ранение левой стопы с оскольчато-дырчатым переломом 1-й плюсневой кости без смещения отломков, ме-нее тяжкие телесные повреждения. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3-4 октября 1993 года;
Сеткин А.А., 1971 г.р., безработный, житель города Лобня Московской области–  ночь на 4 октября находился на баррикаде у Дома Советов, утром, когда поднялась стрельба, вместе с другими забежал в здание, примерно в 12 часов, когда спускался с 5 этажа на первый, в него из-за угла неожиданно из автомата очередью выстрелил солдат, получил множественные ранения руки и груди, причинены огнестрельное пулевое проникающее сквозное ранение левой половины грудной клетки с повреждением ткани легкого, огнестрельный оскольчатый перелом левой лопатки со смещением передне-бокового отдела 11 ребра слева, огнестрельное пулевое касательное ранение мягких тканей правой половины груди, огнестрельное сквозное ранение правого плеча и предп¬лечья с многооскольчатым переломом плечевой и лучевой костей с повреж¬дением ветвей правой плечевой артерии, тяжкие телесные повреждения. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3-4 октября 1993 года;
Урусов Х.Х.А., 1972 г.р., военнослужащий в/ч 59236, житель станицы Зеленчукской Карачаево-Черкесской Республики–примерно в 12 часов около 48 подъезда Дома Советов, за клумбой, выстрелами из окон Дома Советов был ранен в плечо, причинено огнестрельное пулевое касательное ранение мягких тканей левого плеча, легкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расс¬тройство здоровья. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3-4 октября 1993 года;
Шагманов А.Р., 1973 г.р., рядовой в/ч 59236, житель города Мелеуза (Башкортостан) – около 13 часов при обстреле подъездов и окон Дома Советов получил ранение головы, причинено касательное огнестрельное пулевое ранение левой височной области и левой ушной раковины, легкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3-4 октября 1993 года;
Шнитко Е.Г., 1974 г.р., военнослужащий в/ч 59236, житель поселка Комы Краснодарского края–примерно в 14 часов при ведении стрельбы по окнам 5 этажа Дома Советов выстрелом из здания был ранен в ногу, причинено слепое осколочное ранение мягких тканей левого бедра в средней трети, легкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3-4 октября 1993 года.
Одновременно с началом танкового обстрела 2 БТРа дивизии внутренних войск МВД РФ, по приказу заместителя командира дивизии, выдвинулись к Краснопресненской набережной для прикрытия подхода к Дому Советов Российской Федерации подразделений ОМОН. Дислоцированные на Краснопресненской набережной военнослужащие Таманской дивизии, вспомнив, что накануне они вели бой с такими же БТРами, встретили бронегруппу внутренних войск огнем из всех видов оружия. В завязавшейся перестрелке были убиты командир бронегруппы, 2 военнослужащих внутренних войск и сотрудник милиции, осуществлявший радиосвязь с ОМОНом (вопреки действующему законодательству, данные об этих людях Генеральной прокуратурой Российской Федерации не предоставлено). Были также повреждены и уничтожены стоявшие поблизости от места столкновения личные автомобили граждан. Подобная несогласованность действий, по-видимому, явилась причиной взаимных обстрелов, в том числе снайперами, между различными подразделениями “правительственных сил”, в ходе которых были убиты и получили ранения военнослужащие и сотрудники милиции, принимавшие участие в штурме, в том числе:
Беляев Н.А., 1958 г.р., заместитель командира полка, в/ч 59236, житель города Наро-Фоминска Московской области–примерно в 8 часов 30 минут от выстрела снайпера со стороны мэрии города Москвы получил огнестрельное оскольчатое проникающее ранение правой лобной пазухи черепа с повреждением внутренней стенки и межпазушной перегородки и сотрясение головно¬го мозга, тяжкие телесные повреждения. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3-4 октября 1993 года;
Зернов С.А., 1970 г.р., сержант милиции 2 батальона ОМОНа города Москвы–4 октября в составе своего батальона был поднят по тревоге и выдвинулся на улицу Рочдельскую, находился на крыше здания фабрики “Трехгорная ману¬фактура”, где примерно в 14 часов, когда начался автоматный обстрел со стороны здания мэрии города Москвы, был ранен в левую руку, причинено слепое огнестрельное ранение верхней трети левого плеча, легкие телесные поврежде¬ния, повлекшие кратковременное расстройство здоровья. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3-4 октября 1993 года;
Исайкин А.П., 1946 г.р., 1-й заместитель начальника спецподразделения “Вымпел”–4 октября примерно в 18 часов во время обстрела с Конюшковской улицы напротив гостиницы “Мир” в направлении Дома Советов и гостиницы “Мир”, зная, что в здании Дома Советов находятся сотрудники “Вымпела” и “Альфы”, вышел из баррикады, пытался уставным жестом прекратить огонь и получил огнестрельное ранение левой голени, причинено огнестрельное пулевое ранение левой голени в нижней трети с мелкооскольчатыми переломами обеих ее костей, тяжкие телесные повреждения. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3-4 октября 1993 года;
Майоров А.В., 1974 г.р., военнослужащий в/ч 83590 Таманской дивизии, житель поселка Ракитное Белгородской области–примерно в 13 часов находился на расстоянии 80-100 метров от мэрии города Москвы и со стороны мэрии получил ранение мягких тканей ягодичной области, причинено огнестрельное сквозное ранение мягких тканей левой ягодицы, легкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3-4 октября 1993 года;
Мовчанюк В.В., 1966 г.р., военнослужа¬щий в/ч 59236 - примерно в 17 часов при подходе к 24 подъезду Верховного Совета был ранен выстрелом со здания мэрии города Москвы причинено ранение мягких тканей тыльной поверхности правой кисти. Признан потерпевшим по уголовному делу №18/123669-93 о массовых беспорядках в г.Москве 3-4 октября 1993 года;
Сергеев Г.Н., 1964 г.р., оперуполномоченный спецподразделения “Альфа”, житель города Москвы–4 октября в составе своего подразделения прибыл в район Дома Советов, примерно в 14 час. при оказании помощи раненому получил смертельное огнестрельное ранение живота с повреждением нисхо¬дящей толстой кишки, петель тонкой кишки, от которого скончался на месте.
Во время штурма некоторые граждане стихийно пытались помешать передвижениям бронетехники и военнослужащих “президентской стороны”, прорваться к зданию парламента. По свидетельству американского журналиста С.Джоуба, “к одиннадцати часам утра я пошел к Белому Дому. Также как и резиденция мэра, он был охвачен пламенем. Атака не была массированной, но и этого было слишком много... Ниже по скверу, ведущему к Белому дому, я смешался с примерно двумя тысячами людей. Они выглядели, как любопытствующие: невооруженные молодые парни, которым не было и двадцати. Но они действовали, как протестующие. ОМОН не мог оттеснить их назад. Они рвались в гущу схватки. К ним присоединялось все больше людей в стремлении остановить танки, заставить умолкнуть пулеметы. Я был изумлен их усилиями повернуть ход событий, противопоставить решимость гражданского населения силе оружия... И ельцинские снайперы начали убивать их. Они побежали. Затем вернулись. Снова и снова. Еще больше убитых. Молодые люди, внезапно застигнутые смертью. Их теле и тела раненых в спешке проносили мимо меня к “Скорой помощи”, ожидавшей под мостом. Их унесли только тогда, когда Белый дом капитулировал”.
По свидетельству Кулагина Ю.Н., “около девяти часов... по мере того, как я приближался к концу улицы Красная Пресня в сторону Зоопарка, стрельба усиливалась... были слышны автоматные очереди. Напротив по улице перед павильоном станции метро “Краснопресненская” вдоль проезда напротив входа в Зоопарк и до кинотеатра “Баррикадный” выстроилась плотная цепь солдат внутренних войск. В этой части улицы напротив движение людей придержалось, люди стояли вдоль стены, окружающей Зоопарк, и можно было слышать, как через улицу в сторону солдат неслось: “...продались жидам...”. Я остановился, возле меня стояли встревоженные происходящим люди, полные решимости что-то делать, не оставаться пассивными наблюдателями происходящего. Неожиданно (по времени это было начало десятого) со стороны Кудринской площади от Садового кольца вниз по брусчатке показалась колонна движущихся в нашу сторону бронетранспортеров, около двенадцати машин. Их появление как будто подтолкнуло людей, рядом со мной кто-то сказал: “...да, что мы не русские...” и мы, не сговариваясь, человек двадцать, сошли с тротуара навстречу движущимся бронетранспортерам. Вид расчехленных пушек вызывал желание противостоять, не пропустить их к Белому дому. Это был естественный порыв людей. Никто их к этому не подталкивал. Это было самостоятельное осознанное решение. Колонна бронемашин притормозилась перед въездом в проезд напротив входа в Зоопарк. ... Человек пять из вышедших навстречу бронетранспортерам людей решительно встали перед развернувшейся в сторону проезда передней машиной, между цепью солдат и передним бронетранспортером, я встал перед вторым бронетранспортером, развернувшимся в сторону проезда. ... Неожиданно капитан, полусидящий в люке передней машины, после какого-то выяснения по рации повернулся назад в мою сторону и стал показывать мне и другим людям, стоящим на перекрестке, чтобы освободили движение назад. Машины развернулись и пошли обратно в сторону Кудринской площади... На перекрестке продолжали оставаться люди, человек двадцать. Неожиданно перед цепью стоящих в оцеплении солдат, мимо них просочилась небольшая группа, человек десять, значительно более серьезно экипированных солдат в камуфляжных касках, быстро развернулась в нашу сторону, прозвучала какая-то невнятная армейская команда... тут же солдаты передернули затворы автоматов и... бросились с автоматами наперевес на оставшихся на перекрестке людей. ... Перекресток был очень быстро очищен”.
Продолжу скоро....
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • 7 мая...

    ( ТЕМА) День радио... 7 мая 1895 года впервые в истории человечества был произведен сеанс радиосвязи! Изобрел аппаратуру и провел сеанс русский…

  • Мои новые ролики на канале...

    Канал Коммуниста Где правдивая ложь и лживая правда? Стендап... Радио " Комсомольская правда" о правде Мир…

  • В Германии фашизма не было....

    " А вот в Германии фашизма не было, там был нацизм, а фашизм был в Италии, и вообще, фашизм в Германии придумала советская пропаганда".…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments