Гурьев Игорь (egor_23) wrote,
Гурьев Игорь
egor_23

Categories:

Дума: Оценка 1993 года (Выводы)

Официальный отчет о событиях 1993 года (Страшная осень 1993 (2) +ссылки на все предыдущие....)

Выявлены случаи призыва пострадавших на действительную военную службу с такими диагнозами, как ограничение движений в пальцах правой руки. Некоторые пострадавшие, достигшие призывного возраста, могут быть призваны в ближайшее время:
так, Г-й Д., 1975 г.р., 4 октября 1993 года в районе Дома Советов получил огнестрельный перелом костей обеих голеней, тяжкие телесные повреждения; в настоящее время имеет 3 группу инвалидности и отсрочку от призыва на 1 год; страдает выраженным болевым синдромом в обеих голенях.
Некоторым военнослужащим срочной службы полученные ранения были оформлены как травмы, не связанные с исполнением обязанностей военной службы. В результате, на них не были распространены социальные гарантии, предусмотренные для лиц, получивших ранения при исполнении воинских обязанностей или во время боевых действий:
так, К-в А., 1973 г.р., 4 октября 1993 года при штурме Дома Советов получил огнестрельное пулевое ранение левой голени с оскольчатым переломом обеих костей в средней трети со смещением костных отломков, тяжкие телесные повреждения; в связи с ранением была установлена 2 группа инвалидности, в 1995 году–3 группа, в 1996 году инвалидность снята совсем; в связи с последствиями ранения (повреждение сухожилий) нуждается в дополнительном лечении; в документах не отмечено участие в боевых действиях и получение в связи с этим ранения;
Т-о А., 1975 г.р., 4 октября 1993 года в Доме Советов при попытке оказать помощь раненому получил огнестрельное ранение левой голени с оскольчатым переломом большеберцовой кости, тяжкие телесные повреждения; после прохождения лечения в выписном эпикризе было указано, что “травма получена вследствии несчастного случая, не связанного с исполнением обязанностей военной службы”. (Ошибки не исправляю-так в документе-прим. мое) Материальная помощь пострадавшим оказывалась в незначительном объеме, в основном общественными объединениями, благотворительными фондами и гражданами.
Сразу после событий 3-4 октября 1993 года десятки граждан по собственной инициативе начали оказывать помощь лекарствами, продуктами питания, одеждой и небольшими денежными суммами пострадавшим, находившимся в лечебных учреждениях города Москвы. Возле многих пострадавших, особенно одиноких и проживавщих в других городах Российской Федерации и странах ближнего зарубежья, было организовано добровольное дежурство. Среди граждан, оказывавших безвозмездную помощь пострадавшим, Алексеева Т.И., Бирюлин В.П., Быстрова Н.А., Бычкова Л.И., Васильченко К.В., Величко Г.П., Голованова Н.Н., Гребенюк Н.Н., Гусева Е.Г., Деева З.В., Ермакова Л.В., Ермакова С., Ефимова Л., Жданова Л.В., Жур Н.Г., Зеленина Л.А., Иванова З.К., Качанова Ж.М., Кононенко В.П., Крылатова Т.А., Кузина А.Н., Кузнецова М., Лебедев А.В., Лебедева М.П., Липкина Г.А., Микрюков В.Д., Микрюкова А.Р., Назарова Е., Николаева Л.Е., Пушич С.М., Рожнова Н.В., Свешникова Л.И., Семенова Г.К., Солдатова М.М., Сосенкина О.Н., Стадникова Н.А., Тихонова Л.В., Федченко Е.Г., Филиппова Е.К., Цветкова Л.А., Ярошенко Г.С. и другие.
В соответствии с изданным Ельциным Б.Н. Указом Президента Российской Федерации от 7 октября 1993 года №1596 “Об оказании материальной помощи семьям погибших (умерших) и гражданам, получившим увечье в ходе ликвидации попытки вооруженного государственного переворота 3-4 октября 1993 года” )в дальнейшем – Указом №1596), материальная помощь была оказана в основном семьям погибших военнослужащих и сотрудников милиции, а также части пострадавших военнослужащих и сотрудников милиции, находившихся на стороне “правительственных сил”.
Тем же Указом членам семей погибших–женам (мужьям), детям, не достигшим 18 лет (учащимся в возрасте до 23 лет), либо старше этого возраста, если они стали инвалидами до 18 лет, отцам, матерям, предписывалось выплатить единовременное пособие в сумме, равной 120-кратному размеру минимальной месячной оплаты труда, установленной на день гибели (смерти) в равных долях каждому члену семьи.
Лицам, ставшим инвалидами 1 и 2 групп, было указано выплатить единовременное пособие в сумме равной 60-кратному, а инвалидами 3 группы – 30-кратному размеру минимальной месячной оплаты труда, определенной на день установления инвалидности. При этом речь шла только о погибших и членах их семей, а также о получивших увечья при выполнении трудовых обязанностей. Таким образом, под Указ №1596 не подпадали защитники Дома Советов и члены их семей, а также иные гражданские лица, убитые или получившие ранения не при выполнении трудовых обязанностей – пенсионеры, случайные прохожие, любопытствующие, которые составляют большую часть пострадавших. В соответствии с Указом №1596, факт гибели или получения увечья (кроме военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел) должно было подтвердить ГУВД Москвы–активный участник событий с “правительственной стороны”, что, в условиях давления на сторонников оппозиции, арестов и набиравшего обороты следствия по делу о “массовых беспорядках”, практически исключало обращение за указанной материальной помощью пострадавших гражданских лиц, которые по каким-либо причинам опасались стать жертвой преследований со стороны “победителей”. Некоторые пострадавшие не хотели брать деньги от тех, кто, по их мнению, был непосредственно причастен к гибели их родственников, либо к причиненным им самим ранениям и травмам.
Семьям некоторых погибших сотрудников милиции была оказана дополнительная материальная помощь Министерством внутренних дел Российской Федерации. По имеющейся информации, большая часть этих средств, размещенная получателями в ряде коммерческих банков, “пропала” в результате финансового кризиса августа 1998 года. Большинство семей погибших и пострадавших в октябрьских событиях относится к категории малообеспеченных. Материальные условия на уровне прожиточного минимума имеют не более 20% семей. Некоторые пострадавшие месяцами и даже годами не могут найти работу, в том числе, вследствие полученных увечий или ущерба здоровью, причиненного в связи с событиями 21 сентября–5 октября 1993 года. На сегодняшний день безработными являются не менее четверти всех пострадавших.
В улучшении жилищных условий нуждаются не менее 25 семей пострадавших. Финансовый кризис августа 1998 года отбросил многие семьи погибших и пострадавших за черту бедности. Социальное самочувствие людей тяжелое: ситуация в стране оценивается ими как катастрофическая, многие боятся лишиться последних средств к существованию, не видят для себя и своих детей никаких перспектив.
У некоторых погибших остались несовершеннолетние дети, одинокие престарелые родители или другие ближайшие родственники, потерявшие в их лице единственного кормильца.
Проведенное обследование показывает, что семьи погибших и пострадавших в событиях 21 сентября–5 октября 1993 года нуждаются в неотложных мерах социальной поддержки. Одной из таких мер могло бы стать предоставление пострадавшим в указанных событиях необходимых социальных гарантий в области медицинского обслуживания и протезирования, оплате лекарственных препаратов, улучшения жилищных условий, оплате за коммунальные услуги, пользование телефоном и проезд на общественном транспорте. По существующей практике, подобные льготы обычно устанавливаются специальным постановлением Правительства Российской Федерации или Указом Президента Российской Федерации, что в настоящее время едва ли возможно. Поэтому следует рассмотреть возможность решения этой проблемы законодательным путем.
Выводы
1. Исходной причиной событий 21 сентября–5 октября 1993 года и их тяжких последствий явилась подготовка и издание Президентом Российской Федерации Б.Н.Ельциным Указа Президента Российской Федерации от 21 сентября №1400 “О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации” (в дальнейшем – Указа №1400), озвученного в его телевизионном обращении к гражданам России 21 сентября 1993 года, в котором, в частности, предписывалось прервать осуществление Съездом народных депутатов Российской Федерации (в дальнейшем – Съезда народных депутатов) и Верховным Советом Российской Федерации (в дальнейшем–Верховным Советом) законодательной, распорядительной и контрольной функций, не созывать Съезд народных депутатов, а также прекратить полномочия народных депутатов Российской Федерации.
С политической точки зрения действия Б.Н.Ельцина, связанные с подготовкой, изданием и реализацией Указа №1400 являются антиконституционным государственным переворотом, совершенным с целью удержания и перераспределения в свою пользу властных полномочий, а также отстранения от власти ряда высших должностных лиц органов государственной власти Российской Федерации.
После подписания Указа №1400, в соответствии со статьей 121-6 действовавшей Конституции (Основного Закона) Российской Федерации–России, президентские полномочия Б.Н.Ельцина прекратились немедленно. Последующее использование Б.Н.Ельциным полномочий Президента Российской Федерации носило неправовой характер. Изданные им указы и распоряжения не имели юридической силы и не подлежали исполнению.
Заключением Конституционного Суда Российской Федерации от 21 сентября 1993 года Указ №1400 и связанное с ним обращение Президента Российской Федерации Б.Н.Ельцина к гражданам России от 21 сентября были признаны не соответствующими части второй статьи 1, части второй статьи 2, статье 3, части второй статьи 4, частям первой и третьей статьи 104, части третьей пункта 11 статьи 121-5, статье 121-6, части второй статьи 121-8, статьям 165-1, 177 действовавшей Конституции Российской Федерации и служащими основанием для отрешения Б.Н.Ельцина от должности Президента Российской Федерации или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности в порядке статьи 121-10 или 121-6 действовавшей Конституции Российской Федерации.
Антиконституционное прекращение деятельности законно избранных Съезда народных депутатов и Верховного Совета было заранее согласовано Б.Н.Ельциным с Президентом Соединенных Штатов Америки Б.Клинтоном и канцлером Федеративной Республики Германии Г.Колем. Во время подготовки Указа №1400 и последующих событий руководство и некоторые сотрудники Министерства иностранных дел Российской Федерации предпринимали меры, направленные на обеспечение международной поддержки реализации упомянутого Указа.
2. Главной причиной тяжких последстви событий 21 сентября–5 октября 1993 года стали действия Б.Н.Ельцина и некоторых должностных лиц Администрация Президента Российской Федерации, Совета Министров–Правительства Российской Федерации (в дальнейшем–Правительства), Министерства внутренних дел Российской Федерации (в дальнейшем–МВД), Министерства связи Российской Федерации, Министерства иностранных дел Российской Федерации, правительства Москвы, Главного управления внутренних дел города Москвы (в дальнейшем–ГУВД Москвы) и ряда других государственных органов, учреждений и организаций, направленные на реализацию Указа №1400, в частности – на прекращение деятельности законно избранных Верховного Совета и Съезда народных депутатов.
Уже 21 сентября руководством и некоторыми членами Правительства (Е.Т.Гайдаром, А.В.Козыревым, А.Б.Чубайсом, С.А.Шахраем, В.Ф.Шумейко, В.С.Черномырдиным, Ю.В.Яровым) было принято и начало осуществляться решение об установлении блокады здания Верховного Совета, отключении в нем всех систем жизнеобеспечения и связи, недопущении выхода представителей Верховного Совета в телевизионный эфир, а также о пресечении проявлений неповиновения в органах исполнительной власти субъектов Российской Федерации. В последующие дни активно предпринимались меры, направленные на ликвидацию Департамента охраны и Аппарата Верховного Совета, велась политика, направленная на раскалывание депутатского корпуса. Все это сопровождалось наращиванием сил милиции и внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации (в дальнейшем–внутренних войск) в районе здания Верховного Совета и усилением психологического давления на сторонников Верховного Совета.
При этом Правительство отказывалось выполнять законные решения Верховного Совета и Съезда народных депутатов. Руководство “правительственной стороны” неоднократно отвергало предложения Конституционного Суда Российской Федерации, руководства Верховного Совета и Съезда народных депутатов отменить Указ №1400 и другие нормативные акты, направленные на его реализацию, а также связанные с ними нормативные правовые акты Верховного Совета и Съезда Народных депутатов, вернуться к положению на момент обнародования Указа №1400 и провести одновременные досрочные выборы Президента Российской Федерации и народных депутатов Российской Федерации.
3. В этой ситуации руководство Верховного Совета, и.о. Президента Российской Федерации А.В.Руцкой, назначенные Съездом “силовые министры” В.А.Ачалов, В.П.Баранников и А.Ф.Дунаев были вынуждены принимать решения, которые в некоторых случаях объективно вели к обострению обстановки, чему активно содействовала “правительственная сторона”. Так, для охраны здания Верховного Совета из числа добровольцев были сформированы дополнительные охранные подразделения, членам которых, по специальному разрешению, выдавалось огнестрельное оружие, принадлежавшее Департаменту охраны Верховного Совета. Это дало повод для развертывания “правительственной стороной” массированной информационной кампании вокруг оружия сторонников Верховного Совета и возможности его неконтролируемого распространения, направленной на оправдание своих действий по блокаде здания Верховного Совета. Вместе с тем продолжающиеся действия, направленные на реализацию Указа №1400, недоверие к руководству “правительственной стороны” и отсутствие сколько-нибудь надежных внешних гарантий соблюдения достигнутых договоренностей делали разоружение дополнительных охранных подразделений Верховного Совета практически неосуществимым. 22 сентября 1993 года, после отказа министра связи В.Ф.Булгака восстановить отключенную связь в здании Верховного Совета, с целью восстановления связи на закрытый объект №18 Министерства по чрезвычайным ситуациям Российской Федерации прибыла группа сторонников Верховного Совета, имевших при себе оружие. Сила при проникновении на объект не применялась. Поняв, что объект как узел связи использовать нельзя, сторонники Верховного Совета покинули его. Эти действия сторонников Верховного Совета были целенаправленно истолкованы руководством “правительственной стороны” как “прямая вооруженная провокация”.
В то же время среди сторонников Верховного Совета находились отдельные лица, которых условия блокады, слухи о готовящемся штурме и растущий психологический стресс могли подтолкнуть к совершению неадекватных, самовольных действий.
23 сентября 1993 года группой таких лиц под руководством лидера “Союза офицеров” С.Н.Терехова, имевших при себе оружие, по собственной инициативе было совершено нападение на штаб Объединенных вооруженных сил СНГ. Во время нападения был убит один из нападавших и находившаяся в своей квартире пенсионерка. Этот инцидент был использован “правительственной стороной” для усиления блокады и давления на сторонников Верховного Совета под предлогом защиты жителей города Москвы от “незаконных вооруженных формирований”. Ответственность за нападение и гибель капитана милиции В.В.Свириденко была возложена на руководство и сторонников Верховного Совета.
27 сентября 1993 года здание Верховного Совета было окружено сплошным кольцом оцепления из сотрудников милиции и военнослужащих внутренних войск, вокруг здания было установлено заграждение из колючей проволоки АСКЛ. Пропуск людей, транспортных средств (включая машины “скорой помощи”), продовольствия и медикаментов внутрь зоны оцепления был фактически прекращен. Для информационно-психологического и психогенного воздействия на находившихся внутри зоны оцепления использовался бронетранспортер со смонтированной на нем звуковещательной станцией.
4. По мере ужесточения блокады внутри зоны оцепления вокруг здания парламента сложилась чрезвычайная медицинская обстановка, обусловленная скоплением значительного количества заболевших, уходом из здания Верховного Совета штатного медицинского персонала, острым дефицитом медикаментов и медицинского оборудования. Возникла повышенная вероятность эпидемической вспышки вследствие отключения в здании Верховного Совета водоснабжения, отопления, электричества, связи, канализации, а также недостатка дезинфекционных средств.
Руководство Главного медицинского управления города Москвы и Центра экстренной медицинской помощи Правительства Москвы фактически встали на сторону “правительственных сил”. Их самоустранение от оказания медицинской помощи находившимся внутри зоны оцепления и отказ обеспечить работавших там врачей-добровольцев необходимыми медикаментами, медицинским оборудованием, санитарным транспортом, а также запоздалая эвакуация 3-4 октября 1993 года раненых из Останкино и района Дома Советов на случайном, неприспособленном для подобных перевозок транспорте привели к тяжелым последствиям для жизни и здоровья людей.
5. Обострению обстановки способствовала действия центральных электронных средств массовой информации и некоторых периодических печатных изданий. Пресс-служба Президента Российской Федерации и Федеральный информационный центр вели информационную войну против Верховного Совета. В отношении Верховного Совета, Съезда народных депутатов и их сторонников в столице и на местах развернута массированная дезинформационная кампания. “Правительственной стороной” была фактически введена цензура, закрыты некоторые газетные издания и телевизионные программы.
6. Значительную роль в дальнейшем обострении обстановки и возникновении первых массовых столкновений сторонников Верховного Совета с милицией стали действия сотрудников милиции по разгону митингов и манифестаций в поддержку Верховного Совета и задержанию их активных участников в период с 27 октября по 2 октября 1993 года, что в некоторых случаях приобретало характер массовых избиений манифестантов с применением спецсредств. От противоправных действий сотрудников милиции пострадали гражданские лица, в том числе, случайные прохожие и лица, наблюдавшие за событиями. При этом сотрудниками милиции не принимались во внимание Постановления Верховного Совета и разрешения Московского Совета народных депутатов, санкционировавшие проведение массовых акций в поддержку Верховного Совета.
28 сентября 1993 года при разборе баррикады, возведенной сторонниками Верховного Совета, вследствие неосторожных действий сотрудников милиции погиб подполковник милиции В.Г.Рештук. Этот инцидент был целенаправленно истолкован “правительственной стороной” как убийство сотрудника милиции сторонниками Верховного Совета.
Жестокий разгон массовых акций в поддержку Верховного Совета в районе кольца оцепления вокруг здания Верховного Совета привел к переносу места проведения или стихийного возникновения этих акций в более удаленные районы Москвы, что, соответственно, расширило зону конфликта.
Действия сотрудников милиции и военнослужащих внутренних войск по блокаде здания Верховного Совета и подавлению массовых акций в поддержку Верховного Совета квалифицировались “правительственной стороной” как мероприятия по охране правопорядка и поручались исполнителям через приказы их непосредственных начальников, что практически исключало проявления неподчинения приказам и распоряжениям руководства “правительственных сил”.
Психологическим фактором, способствовавшим повышению агрессии сотрудников милиции и возникновению эксцессов явились осознание многими милиционерами неправомерности своих действий при невозможности уклониться от выполнения приказа, длительное непосредственное соприкосновение с возбужденной, не всегда лояльно настроенной массой сторонников Верховного Совета, усталость, а также распространявшиеся руководством МВД, руководством ГУВД Москвы и некоторыми средствами массовой информации не соответствовавшие действительности сведения о гибели сотрудников милиции от рук сторонников Верховного Совета.
7. Полная блокада здания Верховного Совета и резкое обострение обстановки привели к утрате контроля за массовыми акциями в поддержку Верховного Совета со стороны руководства Верховного Совета, и.о. Президента Российской Федерации А.В.Руцкого, народных депутатов Российской Федерации, Московского городского и районных Советов, а также руководства некоторых умеренных оппозиционных партий, и, в то же время–к росту неконтролируемой активности лидеров некоторых радикальных партий, стремившихся использовать энергию масс для борьбы с антиконституционными действиями. В результате, 3 октября 1993 года, при попытке провести колонну участников митинга в поддержку Верховного Совета с Октябрьской площади к зданию Верховного Совета, произошли массовые столкновения с сотрудниками милиции и военнослужащими внутренних войск, в ходе которых было разблокировано здание Верховного Совета и захвачено несколько автобусов и автомашин, принадлежавших подразделениям милиции и внутренних войск. При прорыве оцепления в районе мэрии города Москвы сотрудники милиции применили против демонстрантов огнестрельное оружие на поражение. В результате получили ранения различной степени тяжести несколько гражданских лиц и сотрудников милиции. Двое сотрудников милиции были убиты.
Стрельба по демонстрантам стала причиной стихийного захвата здания мэрии города Москвы некоторыми членами дополнительных охранных подразделений Верховного Совета и демонстрантами. Захват здания мэрии и располагавшегося рядом здания гостиницы “Мир”, в котором находился оперативный штаб ГУВД Москвы, руководивший действиями по блокаде здания Верховного Совета, был осуществлен ранее и вне причинной связи с призывами “взять штурмом мэрию и Останкино”, прозвучавшими в выступлениях и.о.Президента Российской Федерации А.В.Руцкого и Председателя Верховного Совета Р.И.Хасбулатова на начинавшемся практически одновременно с этими событиями митинге сторонников Верховного Совета.
С целью добиться предоставления “прямого эфира” для руководства Верховного Совета, по распоряжению и.о.Президента Российской Федерации А.В.Руцкого к телецентру “Останкино” была направлена автоколонна сторонников Верховного Совета, возглавлявшаяся уполномоченными для ведения переговоров с руководством и охраной телецентра народным депутатом Российской Федерации И.В.Константиновым и генерал-полковником А.М.Макашовым. Для обеспечения охраны при переговорах и поддержания порядка среди манифестантов в составе колонны находились 16 членов дополнительных охранных подразделений Верховного Совета, имевших при себе оружие и подчинявшихся А.М.Макашову. Насильственного захвата телецентра “Останкино” не планировалось.
8. Во время событий у телецентра “Останкино” 3 октября 1993 года руководители телецентра и находившихся в нем военнослужащих внутренних войск и сотрудников милиции в течение двух с половиной часов уклонялись от переговоров с уполномоченными представителями Верховного Совета о предоставлении возможности выступить в “прямом эфире”, одновременно требуя от руководства “правительственных сил” все новых подкреплений. Эти действия привели к росту напряженности и отдельным, в основном стихийным, противоправным действиям некоторых сторонников Верховного Совета, которые, однако, не могут рассматриваться как “штурм” телецентра.
Опасаясь за исход противостояния командование внутренних войск приняло решение о применении против сторонников Верховного Совета огнестрельного оружия и бронетехники. После неудачной попытки спровоцировать огонь со стороны членов дополнительных охранных подразделений Верховного Совета, ранив выстрелом одного из них, взрывом свето-шумовой гранаты был подан сигнал к открытия огня на поражение. Непосредственный приказ об открытии огня на поражение был отдан заместителем командующего внутренними войсками генерал-майором П.В.Голубецом по согласованию с командующим внутренними войсками генерал-полковником А.С.Куликовым.
Выстрела из гранатомета сторонниками Верховного Совета, которым, по утверждениям “правительственной стороны”, якобы был убит рядовой 6-го отряда специального назначения “Витязь” Н.Ю.Ситников, что послужило поводом для открытия огня на поражение, в действительности не было. Причиной гибели Н.Ю.Ситникова, по-видимому, стали неосторожные действия с оружием кого-то из его сослуживцев.
В начале стрельбы по людям внутри здания АСК-3 телецентра кем-то из находившихся там военнослужащих внутренних войск и сотрудников милиции был убит видеоинженер АВЗИ-18 С.Н.Красильников. Нельзя исключить, что этот акт был направлен на запугивание остававшихся в указанном здании сотрудников телецентра.
Происходившее после начала стрельбы являлось фактически расстрелом из автоматического оружия и с бронетранспортеров в большинстве своем не имевших огнестрельного оружия сторонников Верховного Совета и всех, кто находился у телецентра. Ответный огонь со стороны членов дополнительных охранных подразделений Верховного Совета, прибывших с генерал-полковником А.М.Макашовым, практически не велся. Стрельба по людям стала причиной попыток некоторых лиц поджечь бутылками с бензином одно из зданий телецентра, откуда велся огонь, и бронетранспортеры внутренних войск, что вызвало усиление стрельбы по людям.
Некоторые военнослужащие внутренних войск и сотрудники милиции применяли огнестрельное оружие и бронетехнику против гражданских лиц, не принимавших участия в массовых акциях у телецентра, наблюдавших за событиями и случайных прохожих, безоружных женщин и несовершеннолетних, людей, оказывавших помощь раненым, исполнявших свой профессиональный долг медицинских работников, журналистов и сотрудников телецентра, обстреливали проезжавшие автомашины и городской транспорт, что привело к многочисленным человеческим жертвам и не было предусмотрено никакими действовавшими нормативными правовыми актами. В ряде случаев такое применение оружия являлось, по-видимому, умышленным и целенаправленным. Имели место случаи раздавливания людей бронетранспортерами, закалывания штыком, умышленного убийства, избиений и ограбления при этом сотрудников телецентра некоторыми военнослужащими внутренних войск. Многие пострадавшие пришли в Останкино после просмотра телевизионного обращения к москвичам Е.Т.Гайдара, в том числе, для “защиты” телецентра от сторонников Верховного Совета.
В ходе событий у телецентра “Останкино” был причинен значительный материальный ущерб государству, коммерческим структурам и частным лицам. По данным Генеральной прокуратуры Российской Федерации, только телецентру “Останкино” был причинен ущерб на сумму 1 млрд. 700 млн. рублей в ценах 1994 года.
В районе телецентра “Останкино” были убиты или впоследствии скончались от полученных ранений не менее 46 человек. Телесные повреждения различной степени тяжести по¬лучили не менее 124 человек.
9. Ввод подразделений российской армии в город Москву и их использование против гражданских лиц 4 октября 1993 года не был предусмотрен действовавшими нормативными правовыми актами. Приказ об использовании российской армии для подавления сторонников Верховного Совета был отдан Б.Н.Ельциным и продублирован устным приказом №081 от 4 октября 1993 года генералом армии П.С.Грачевым, ранее отстраненным Верховным Советом от должности министра обороны Российской Федерации. Общий план операции по захвату здания Верховного Совета был предложен сотрудником Службы безопасности Президента Российской Федерации капитаном первого ранга И.Г.Захаровым. Планирование военной операции по блокированию здания Верховного Совета было осуществлено в Генеральном штабе Министерства обороны Российской Федерации под руководством заместителя министра обороны Российской Федерации генерал-полковника Г.Г.Кондратьева, который в дальнейшем осуществлял непосредственное руководство действиями подразделений российской армии, привлеченных для проведения операции.
Дополнительные жертвы среди гражданских лиц, военнослужащих и сотрудников милиции вызвали не налаженное взаимодействие между подразделениями российской армии и внутренних войск, использование на начальном этапе операции в качестве ударной силы отряда добровольцев из числа членов “Союза ветеранов Афганистана”, которым по приказу генерала армии П.С.Грачева было передано автоматическое оружие и бронетехника мотострелковой Таманской дивизии, что вызвало столкновения между собой подразделений российской армии и внутренних войск и интенсивный снайперский огонь по всем подозрительным целям, а также решение руководства операцией использовать для захвата здания Верховного Совета неподготовленных для этой цели военнослужащих срочной службы десантных войск и сотрудников милиции.......
Subscribe

  • Совет рабочих депутатов

    С первых же дней своей деятельности Петербургский Совет рабочих депутатов завоевал большой авторитет среди рабочих столицы. Депутаты Совета были…

  • Можно вздохнуть спокойно...

    Патриарх Кирилл в проповеди по случаю праздника Покрова Богородицы заявил, что защита России Богородицей — реальный факт. « Не фантазия, не…

  • Писарев Дмитрий Иванович

    "Жизнь есть постоянный труд, и только тот понимает ее вполне по-человечески, кто смотрит на нее с этой точки зрения"... (Д.И. Писарев)…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments