Гурьев Игорь (egor_23) wrote,
Гурьев Игорь
egor_23

Истинные "истинщики" или реальность через призму истиноведов......

На вчерашнюю статью, где я описывал сущность антиосоветизма России и реакционную сущность нынешней демократии "а-ля всё как там", я получил удивительные комментарии. Начну со Сталина.

                                   (Рози Харди)
Почти два года назад я стал вести свой блог. Седьмую статью в нем, я посвятил процессу реабилитации "невинных овечек" в СССР.  Потом были статьи про Сталина, про "методику" исследования исторического материала у нас в стране, которая привела к созданию целой эпохи тотальной лжи. Об этом тоже писал статьи. Мало того, я был вынужден потратить почти 6 месяцев, описывая разницу между СССР и современной Россией. (Статистика-1,2,3 (ГУЛАГ)+ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ КИНО СССР,4,5,6.7.) Разумеется, описывал состояние сегодняшней Европы и России, включая США, и даже перечислил все войны которые вели США и СССР (Российская империя) По пунктам и датам. Только это не главное. Вчерашнюю статью я вообще писал не про Сталина, и не о Сталине, упомянув о нем только вскользь. Тем не менее, в упрек мне ставится именно непонимание репрессий при Сталине, "убивая" сам смысл статьи. Ссылаются, что меня радует, оценивая масштаб репрессий на Земскова, которого я приводил неоднократно как исследователя Сталинского времени, подчеркивая что этот историк либерал, и в каком-то роде антисоветчик, что важно, и полностью разрушает и сводит на нет всю деятельность сообщества кретинов от истории "Память" и их гуру Солженицына и всех "историков" начиная от Волкогонова и заканчивая Сванидзе.
Есть и еще один комментарий. В нём меня упрекают в незнании "субкультур" молодежного движения, мол я пишу про одних, а публикую фотографии других. Представляете масштаб мысленных процессов в голове "оппонентов"? Исходя из логики, я видимо должен изучить эти молодежные движения и забыть про Сталина, только изучать я эту молодежную глупость и ущербность не собирался и не собираюсь, ибо не вижу какого-то смысла в этом бесполезном занятии, как с радостью забуду Сталина, если современная Россия достигнет успехов хотя бы в масштабе 5 (пяти) процентов от того времени. Только это сарказм и шутка, а правда состоит в жизни тех, кто сегодня возле меня и тех, кого я лично знаю и знал.
Приведу пример, о котором я уже написал в комментарии. Мой одноклассник Ваня Глушаков. Золотые руки. Слесарь и шофер (не путать с водителем сегодня). Потеряв работу стал пить, и сел за проволоку, затем за формочки которые взял из здания разрушенного хлебозавода села.... жить негде и выйдя снова пьет. Я понимаю, что жизнь ему сломало государство лишив смысла жизни, только его судьба показатель репрессий власти или правильности закона и равенства перед его беззащитным возмездием за преступление? Что-то мне подсказывает что репрессии. Больше писать ответы на комментарии не буду. Думаю Вы мою позицию поняли.

                                                                        (Современное искусство)
Бог с ним с глупостями. Я вроде никогда не претендовал на истину и не пытался ее навязать. У меня есть убеждения, потому и пишу, а Вам оценивать. Это как с упреками в сторону СССР, где женщины выполняли тяжелую работу, при этом не замечая какую они выполняют сегодня. Хотя понимаю, ибо проституция сегодня, к примеру, с точки зрения либералов, свободный выбор женщины и ее право. Впрочем сколько раз зарекался не реагировать на комментарии, а всё не могу слово сдержать. Буду стараться.
Для начала скажу, что, начиная с начала января 1992 года, когда правительством Е.Гайдара были отпущены розничные цены на товары массового спроса, Россия получила новую эпоху и результат этой эпохи. До этого момента в стране была экономика. Ни войны, ни эпидемии, ни голода, ни катаклизмов.... Россия в сырьевой придаток теперь Запада и Востока. Если в 1989 г. в нашем экспорте товары с высокой добавленной стоимостью составляли 38,7%, то в 2010 г. 4,7%. Если в 1991 г. Россия делила второе-третье место в мире среди 38 стран, производящих станки, то в 2010 г. она оказалась третьей от конца и её доля в производстве мирового станкостроения составила менее 0,3%. Если в 1991 году наши самолёты составляли около 40% мирового парка гражданской авиации, то на начало 2010 года менее 2%. Деиндустриализация страны, погружение деревни в феодализм и феодальные отношения.
Директор Института Европы РАН академик Н.Шмелёв: «Сегодня мы самая антисоциальная страна промышленного мира»
Жизнь она "прекрасна"-глубокий упадок общественной морали, деинтеллектуализации общества, кризис образования, падение качества высшего образования. Исчезновение бесплатного образования. Если советская высшая школа была одной из лучших в мире, то сегодня образование, полученное в России, перестало быть ценностью. Криминальная приватизация подняла мощный вал преступности. Уголовные сообщества начали расти как грибы. Уже к середине 1990-х гг. некоторые преступные группировки были известны в стране не меньше, чем новые банки и корпорации. В январе 1995 года на территории России действовали более 15 000 криминальных групп (в 1990 году их было менее 50) Сегодня уголовная мораль, уголовный быт, уголовная лексика и уголовная эстетика характеризуют значительную часть российского общества. Коррупция стала органическим элементом государственного устройства и одним из основных показателей деморализации общества. В июле 2005 г. «Известия» (после этого масштабных исследований не было) опубликовали данные фонда ИНДЕМ и социологической службы «РОМИР мониторинг», которые показывают, что за четыре года после ухода Б.Ельцина объём рынка коррупции продолжал расти, и более чем в 2,5 раза превысил величину федерального бюджета. Если в начале первого срока путинского правления только 14,7% россиян считали, что именно сейчас происходит самый пышный расцвет взяточничества за всю историю страны, то в 2005 году так думали уже 43,4% населения. Более половины граждан (57,6%) лично столкнулись с необходимостью давать взятки, 87% из которых приходится на чиновников исполнительной власти..... Политическая индифферентность, социальная пассивность населения, утрата каких-либо форм общественной солидарности....У нынешних руководителей вместо «развитóго социализма» в ходу не менее звонкие фразеологемы вроде «независимого собственника», «среднего класса», «гражданского общества», «правового государства», «политической элиты» и других....в СССР на 300 миллионов жителей приходилось 400 тысяч государственных служащих, а в современной России на 144 миллиона жителей, т.е. на население вдвое меньшее, приходится 1,8 миллиона чиновников. Зарплата и пенсии чиновников в среднем в 3-5 раз выше, чем у других бюджетников. Только бюрократические отношения – это, прежде всего, отношения строгой зависимости. Страх потерять должность ничуть не меньший, чем страх потерять собственность....российские собственники исходят из того, что общего блага не существует вообще, а, следовательно, он не имеет к этому никакого отношения. Всё, попавшее в его руки, российский современный собственник рассматривает как свою добычу и личную привилегию....Собственность в нынешней России не является надёжным социальным субстратом. По существу, нынешний российский собственник беззащитен. Ни о какой его самостоятельности не может быть речи, он не может быть социально-экономической опорой общества. В отношения конструктивного социального сотрудничества могут вступать только полноценные, уверенные в своём праве собственности, а потому независимые и ответственные за свои поступки граждане. Но возникшие в 1990-х годах отношения собственности полностью исключили такую возможность. В нынешней России нет сообщества законопослушных и независимых предпринимателей, а «независимый собственник в нынешней России» – один из социальных фантомов, призванных облагородить созданную реформаторами экономическую модель....В 2009 году из 143,8 млн. жителей нашей страны лишь 895 тыс. имели акции, что составляет лишь менее 0,7% населения России....Т.е. нынешний российский фондовый рынок существует отдельно от россиян.... «правовое государство» является такой же социальной виртуальностью как и «гражданское общество», «независимый собственник», «средний класс». За пореформенные годы российская судебно-правовая система окончательно деградировала. Она не только не сохранила советскую декоративную независимость суда, и столь же декоративный официальный авторитет, но приобрела столь откровенный ярлык продажности, что это вынуждены признавать и сами руководители страны....при полном сохранении традиций советского «телефонного права» произошёл всплеск коррупционной волны в судебной системе. Более того, исчезла возможность и внесудебной защиты. Если раньше гражданин мог апеллировать в партийные органы (от райкома до ЦК КПСС), обратиться за помощью в печать (в газету «Правда, например), и знал, что на его обращение обязательно последует какая-то реакция, а иногда и помощь, то сегодня ничего этого нет. О том беспределе, который ныне творится в правоохранительных органах, со всей откровенностью сообщают даже политически ангажированные масс-медиа, поэтому понятие «правовое государство» не более чем ещё один социальный фантом современной России...

                                                                         (Сон наяву)
                       Смотрите что делали с нами.
Общественному сознанию были навязаны мифы и ложные стереотипы, оправдывающие как содержание, так и методы проведения этих реформ, и при этом грубо искажающие историю российского предпринимательства. Масс-медиа представляли русских купцов как нравственно нечистоплотных, малообразованных людей, бессовестных обманщиков, что обобщалось и декларировалось как некое неизбежное зло, заложенное в национальном характере. Эта мифология требовалась российским реформаторам, чтобы создать идеологическую базу для оправдания собственных деяний.  Население России через ангажированные СМИ всячески убеждали в том, что исторически другого варианта накопления капитала не существует. Навязанные стереотипы о русском купечестве являются, по существу, оскорбительными для национального достоинства России. На самом же деле первые поколения российского предпринимательского сословия заслуживают более справедливой и уважительной оценки со стороны своих потомков. Русское предпринимательство в основном вышло из старообрядческой среды, которая дала России большинство купеческих династий. В нашей стране ещё в XVII веке появились хозяйственные типажи, не уступающие западноевропейским, с тем же специфическим отношением к труду как к обязанности, долгу и призванию человека. Старообрядцы стали образцом созидательной энергии и культурной инициативы нации. Умеренные во всём, старообрядцы славились в России умением упорно, почти без отдыха, трудиться – и что немаловажно – абсолютным трезвенничеством. Моральные ценности и требования этой среды были не только не ниже, но во многом и выше императивов западной протестантской этики. Абрикосовы, Алексеевы, Бахрушины, Гучковы, Елисеевы, Корзинкины, Мамонтовы, Морозовы, Прохоровы, Рябушинские, Смирновы, Солдатенковы, Строгановы, Третьяковы, Филатовы, Шустовы, Щукины, Якунчиковы .......
По переписи 1897 года общее число старообрядцев в России составило 2 миллиона 570 тысяч . Однако официальная статистика не отражала истинного положения дел, поскольку многие старообрядцы уклонялись от переписи. Современники считали, что истинное количество старообрядцев всех толков (духоборов, молокан, баптистов, пятидесятников и др.) было гораздо больше. Российский статистик Лев Борецкий считал, что в конце XIX века в России их было не менее 20 миллионов.  К началу ХХ века старообрядцы контролировали 65% капитала в России. В российском обществе выходцы из этой среды были не предметом ненависти и насмешек, а образцами для подражания. Свои капиталы они создали не скоропалительными финансовыми махинациями и аферами, а честным трудом, иногда в течение двух-трёх поколений. Для своих рабочих они строили бесплатные больницы, дома престарелых, школы, детские сады, приюты, церкви, делали значительные общественные взносы, активно благотворительствовали, с огромным размахом меценировали отечественную науку и культуру. А российское купеческое слово обладало в Европе не меньшей надёжностью, чем документ с гербовой печатью.....Но российским младореформаторам было крайне необходимо, чтобы в общественном сознании населения сформировалась и укрепилась мысль о безвариантности проводимого ими криминального способа проведения экономических реформ, о том что «так было всегда и везде», что исторически нет иного варианта. Образы ловкого вора, умелого афериста, безжалостного бандита должны были символизировать «естественные», по их мнению, общественные представления о социальном составе новых собственников. «Иначе не бывает», – вбивалось в головы людей. «Первоначальное накопление капитала» – произносятся как знаменитое библейское заклинание «мене, текел, фарес», стоит только коснуться социально-экономических, демографических или нравственных итогов российских реформ. Олигархический капитал, обнищание народа, миллионы беспризорных детей, депопуляция и деградация населения  индоктринируется в общественное сознание как фатальная неизбежность хозяйственной реформации, как обязательная плата за освобождение от планово-распределительной экономики.  Здесь не было никакого накопления, ни первоначального, ни второначального, накопления не было как такового. Была единовременная раздача финансовых и материальных ресурсов для частного (капиталистического) производства. Раздача была одномоментной. Точнее, она занимала столько времени, сколько его требуется для подписи нового владельца на приватизационных документах. Поэтому ссылка на исторические примеры  это очередной демагогический приём (ловкий приём), оправдывающий результаты реформ. Никакого периода первоначального накопления капитала у нынешних крупных собственников не было.

Цитирование Карамзина о том, что в России воруют, ставшее любимым занятием ангажированных российских масс-медиа. Но что эта ссылка означает?  В этом смысловом ряду так же усердно цитируемое, ставшее классическим бальзаковское «все большие состояния нажиты нечестным трудом». Но ведь точно такие же горестные замечания можно найти у классиков английской литературы XVIII века Л.Стерна, Э.Юнга, Дж.Томсона, С.Ричардсона («сентименталистов»), когда в Англии размеры коррупции стали опасными для общества. Усиленно пропагандируемую «фатальность воровства» в России, опровергают многочисленные исторические примеры, которые свидетельствуют о совершенно иных для нашей страны вариантах. В.О.Ключевский «…в борьбе с самими собой, со своими привычками и предубеждениями они одержали несколько важных побед, облегчивших эту борьбу дальнейшим поколениям. Это была их бесспорная заслуга в деле подготовки реформы. Они подготовляли не только и не столько саму реформу, сколько самих себя, свои умы и свои совести к этой реформе» Провал реформ 1990-х годов объясняется вовсе не «российской спецификой», а нравственными качествами руководителей России, которые при переходе от тоталитарного строя к демократическому, оказались значительно ниже, чем при переходе от Средневековья к Новому времени.
Ещё одним расхожим аргументом ревнителей теории особой склонности россиян к коррупции является обращение к существовавшей в России традиции «кормления» воевод. Но человеческое общество совершенствуется, и уж, во всяком случае, постепенно уходит от дикости и варварства. Всего 250 лет назад в Европе отсечение головы было обычным наказанием преступнику, и при этом процедура производилась публично, собирая многотысячные толпы зевак. Ещё какие-нибудь 70-80 лет назад офицерской доблестью считалось умением шашкой разрубить противника на две части. Можно много привести примеров того, от чего нынешнее общество отказывается, чего оно уже стыдится делать. Поэтому апелляция к временам Московского княжества (ибо уже при Петре Великом за «кормление» строго наказывали, а в ХIХ веке это явление практически исчезло – если только не подозревать генерала Ермолова, Державина, Салтыкова-Щедрина, Столыпина или других менее известных русских губернаторов в моральной нечистоплотности) не может служить «историческим» или «национальным» обоснованием коррупции, принявших в 1990-е годы чудовищный в новейшей истории России масштаб.  До кровавых событий Гражданской войны русские крестьяне свои избы не запирали. И в советское время, в 1950-х - 1960-х годах на русском Севере – Архангельская, Вологодская, Кировская области – в деревенских домах не было ни замков, ни железных запоров. Или такой городской уклад, как дореволюционный российский капитализм, в котором тон задавали упомянутые выше старообрядцы, о высокой моральной опрятности которых написано много книг как у нас в России, так и за рубежом. Или сменивший его коммунистический тоталитарный режим, где уголовная преступность вообще, а коррупция и казнокрадство в особенности, были редкими, если не сказать исключительными социальными болезнями. "Новый российский капитализм". Почему  чудовищный взрыв всяческого воровства, казнокрадства и коррупции,– причём взрыв не одномоментный, а растянувшийся (и продолжающий растягиваться) на целый исторический период, какого не знал ни дореволюционный капитализм, ни тоталитарный социализм? Ответ на этот чисто социологический вопрос заключается в том историческом моменте и тех персоналиях, когда возник нынешний российский капитал, когда произошло разграбление государства («распихивание по карманам»), сопровождаемое тотальной эрозией культуры и морали,  событие, столь же прискорбное, сколь и унизительное для нашего отечества.
В сфере общественной морали даже позднесоветская номенклатура при всех её пороках выглядит намного привлекательней современной.  Невозможно вообразить, чтобы кто-то из нынешних высших государственных чиновников оказался в положении В.В.Гришина, многолетнего члена Политбюро ЦК КПСС, первого секретаря МГК КПСС, т.е., по теперешнему, «хозяина» Москвы, окончившего свои дни в 2006 году в райсобесе, куда он пришёл с просьбой о прибавке к пенсии....
Нные не "Кто виноват" и "Что делать"? а "кому делать и зачем?" За минувшие двадцать лет,  были ликвидированы  институты государственного патернализма, но не были созданы условия для самореализации трудоспособного населения. Вместо государственного регулирования экономики Россия получила произвол чиновников, использующих свои должности в корыстных целях. Политическая  система снизу не складывается, подавляющее большинство населения в политической жизни не участвует:. Идеология, запущенная в массовое сознание в начале 1990-х годов об обогащении любой ценой, привела к резкому изменению общественных приоритетов. Реформаторы деформировали базовую ценностную модель россиян. Процесс криминализации общества привёл к снижению статуса умственной деятельности, ценность знания уступила место ценности социальной агрессии, неразборчивости в средствах достижения цели и грубой физической силы. Поэтому среди героев дня современной России не нужно искать созидателей и производителей. Свет социальных юпитеров высвечивает иных героев. В лучшем случае – это банкиры, менеджеры, дилеры, биржевые маклеры, владельцы охранных служб, дизайнеры, визажисты, имиджмейкеры, торговцы зарубежным ширпотребом, и, разумеется, государственные чиновники – наивысший рейтинг! Порочная социальная система может быть в этих условиях законсервирована на многие годы. В насквозь криминализированной и коррумпированной социальной среде вряд ли можно ожидать появления слоя новых собственников, обладающих развитым гражданским самосознанием, руководствующихся государственными интересами, заинтересованных в долгосрочных перспективах развития и процветания страны.
Интеллигенция утратила свой моральный статус в обществе, оказалась в состоянии своеобразного социально-психологического нокдауна.
Парадокс заключается в том, что «российская специфика», и, прежде всего, неевропейская («азиатская») ментальность населения России один из самых популярных аргументов реформаторов, оправдывающих их реформ. В книге Гайдара «Государство и эволюция» ему уделено значительное место. Педалирование «азиатского» менталитета русского этноса – одно из главных объяснений неудачи экономических реформ. Ментальность населения, играя определённую роль в политической организации общества, не имеет решающего влияния в создании механизма свободного рынка, в формировании эффективного предпринимательства, что показали успехи экономики Российской империи в конце XIX – начале ХХ века, и убедительно демонстрируют в течение последнего времени многие азиатские и южноамериканские страны.  Ответ на вопрос «Почему у всех европейских постсоциалистических стран получилось, а у нас нет?»«Потому что мы особые!» уводит российское общество от объективного и остроактуального анализа последнего двадцатилетия. Но, главное, этот ответ необыкновенно удобен для власти. Он устраивает власть, потому что фактически снимает с неё ответственность за произошедшее и одновременно является желанной индульгенцией на будущее.
Традиции могут существовать веками, а вытесняться за считанные годы. Например, традиция сиесты длительных дневных перерывов на отдых всегда была такой же визитной карточкой испанцев, как порядок немцев. Ссылаясь именно на эту традицию, многие великие европейцы утверждали, что Европа кончается за Пиренеями: «не может называться европейцами народ, который спит днём, а бодрствует ночью». Но традиции вовсе не препятствовали бурному развитию Испании после падения франкистского режима. Р.Инглхарт совместно с Х.Вельцелем произвёл тщательнейшие статистические выкладки на основе данных World Values Survey с охватом 60 наций и пришёл к выводу, что «отсутствие западного культурного наследия не препятствует общественному развитию, равно как и предшествующий «опыт авторитаризма».
Навязчивое педалирование «российской специфики» является, по существу, проявлением неуважения к другим большим и малым народам. Эта позиция в неявном виде предполагает, что другие этносы или вообще не имеют своей специфики, или их специфика не может быть равноценной нашей. Французский социолог и этнограф Клод Леви-Стросс справедливо утверждал, что «каждый народ несёт в себе свою тайну и является вечной загадкой для другого»

Представители власти России давно уже не связывают своё будущее с Россией. Принадлежащая им недвижимость находится за рубежом, там же учатся их дети и внуки, там же хранятся их капиталы. Россию они рассматривают как место, откуда можно безнаказанно пополнять свои капиталы. Здесь всплывает аллюзия декабря 1994 года – финал знаменитой финансовой афёры с чеченскими авизо, когда окружение Б.Ельцина уговорило его начать войну на Северном Кавказе. И когда первая бомба, сброшенная на город Грозный, уничтожила государственный банк  Чеченской республики. Но если вчера они «подожгли» Северный Кавказ, чтобы избежать возможной (теоретически!) ответственности за финансовые махинации – а тогда процесс разграбления России только-только набирал ход, то, на что они пойдут завтра, чтобы эта ответственность перестала быть реальной?
Сегодня осознание крайней черты, последнего рубежа становится характерным для общественных настроений. В начале 1990-х гг. началось стремительное отставание России от передовых государств. Точка невозврата уже где-то рядом. И общество это почувствовало. Не только в научных и творческих кругах, но и среди представителей самых широких масс населения начинает доминировать мысль об изменении курса, начатого российскими реформаторами в 1990-х годах. Идея необходимости  кардинальных перемен проникает даже в правящую номенклатуру, в самые верхние её слои.....

А Вы говорите Сталин.....
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments