Гурьев Игорь (egor_23) wrote,
Гурьев Игорь
egor_23

Categories:

Россия в четырёх словах. Третье слово. (Мой архив 1993)

(НАЧАЛО-ПЕРВОЕ СЛОВО: ВТОРОЕ СЛОВО)
Известных сект России было мало. Основными, были прозванные официальной властью, «хлыстами», секта «Веры Христовой». Основателем ее считается Муромский крестьянин Иван Суслов. С 1740 года, в Москве появился проповедник секты, Андрей Петров. Члены этой секты известны тем, что в основу своей веры приняли обряд очищения через истязание себя самих через самобичевание. Власть проводила следствие в 1745 году, в результате которого, к расправе было привлечено более ста человек. Идеология сектантов основывалась на аскетизме всех ее членов. При этом акт супружества рассматривался ими как грех идущий с Адама. Они отвергали все священные писания, бросая их в реку, как еретические.

Сектанты мало участвовали в бунте Пугачева, но их ряды возросли после восстания. Скопцы предавали кастрации важное значение, так как миф о том, что Петр третий ушел в мир под именем Кондратия Селиванова, и был одним из них, распространялся последователями новой секты. Сектанты, борясь с миром и отказываясь от благ цивилизации, сами со временем, превращались в довольно успешных и богатых членов общества. В этом же рядустоит секта субботников. Но к 18 веку, все секты становятся на новый уровень развития. Появилось духоборчество и молоканство. В селе Никольское Екатеринославской губернии, Силуан Колесников и его последователи, объявили себя «духовными христианами», продолжатель их дела, Побирохин проповедовал на Тамбовщине. Представителями этих верований были закабаленные крестьяне, не имевшие статуса крепостных. Выступая за общность имущества и мифический идеал общества, секта довольно быстро распространилась по стране. В 30х годах 19 века, была организованна коммуна. Ее организатор, крестьянин Михаил Попов, основал на Молочных Водах общину, которая жила по "коммунистическим" принципам. Если духоборчество это крестьянская идеология, то молоканство распространялось и в городе. Для них Библия и святые писания имели священную роль во всем, в отличие от духоборство, где с писаниями обращались довольно просто и по своему уразумению. После 1861 года, эти движения пошли на убыль. Вместо них, стал появляться штундизм. Это течение возникло в немецких поселениях, где уже проповедовался баптизм. Главным догматом для членов этой идеологии, был труд. Частная собственность это зло, так как все что есть на Земле, сотворено Богом для людей. Роль их в экономике страны была огромной. В экономическом плане сектанты и приверженцы старообрядчества, выиграли у официальной церкви. Тем самым они доказывали что, не смотря на многие противоречия в своих взглядах, их идеология была передовой в плане производства и торговых отношений. Это движение привело к тому, что в России появился новый тип крестьянина. Этот крестьянин являлся крупным производителем. Его трудолюбие и бережливость, приводили в его стан богатых и значимых людей в обществе. Сектанты, имея базы в городах и ячейки своих сообщников, охватывали связями деревню и города. Накопленные средства шли на выкуп крестьян из крепостной зависимости. Крестьяне видя, что вступление в ту или иную секту дарит им такой шанс обрести свободу, не просто вступали в ее ряды, но и являлись ее активными участниками. Мощное единение всех членов сект, образовывало в стране, что-то вроде экономических замкнутых сообществ, которые начинали играть не последнюю роль в производственных отношениях России. К примеру, Иван Богдашев и его сестра, имели довольно большой дом в Москве и владели целой фабрикой. Приказчики в таких домах обладали чертами характера, которые позволяли им не просто сопротивляться конкуренции, но и выходить из нее победителями. Такие черты даже отмечал Синод. Главными чертами таких домов, он выделял это общность интересов и дел. Христоверы в Москве имели очень хороший доход. При этом главы домов не гнушались жестокой эксплуатацией своих работников. Да и рабочие были ими выкуплены из крепостной зависимости, и разделяя взгляды секты, они работали на совесть, видя перед собой примеры выхода на новый уровень человека. Стал появляться на Руси новый тип работника, успехи которого зависели от него самого, от его желаний и смекалки. Но в отличие от Европы, стремление к богатству таких людей играло второстепенную роль. Менталитет крестьянина и душа государственного человека, не приводили такие секты к сопротивлению существующим порядкам. Ее члены вписывались в Российскую экономику и играли в ней заметную роль. При этом эти сектанты были проповедниками по стране политики нового класса в России, класса промышленников и буржуазии. Связь между сектами в разных городах, позволяло без всяких проволочек знать и цены в данном регионе и спрос, который в них возникал. Размах финансовых спекуляций в то время достиг довольно больших размеров. Интересен в этом отношении способ наживы менял из скопцов, который использовали в Петербурге и Москве. Они по сговору, в конце каждого года забирали себе огромное количество монет новой чеканки, отказывая в приеме стершихся монет. Стертая монета падал в цене в разы. Через определенное время, скупленная за бесценок стертая монета использовалась на ярмарках, таких как Нижегородская, с целью наживы. Дело в том, что наличные деньги очень ценятся на таких ярмарках. И с этих же торгов, она расходится по империи. В результате таких спекуляций, доходы менял превышали двести тысяч рублей.

Идеологом сектантства, была деревня. Движения, основанные на взаимной помощи, приводили не просто к упрощению реализации продукции и спекуляции на финансовом рынке, но и являлись выигрышными по отношению к единоличным хозяйствам России. Главную роль начинает играть купец. Государственные крестьяне в империи не имели крепостную закрепощенность. Этот крестьянин стремился к увеличению товарности и благосостояния своего хозяйства. С началом 19 века, власти начинают политику выселения духоборческих сект в Таврическую губернию и в Закавказье. При этом никто не сжигает еретиков и не убивает их, приклеивая им ярлык еретика. И в этих местностях начинается с одной стороны развитие сект и с другой стороны подъем экономических отношений во всех областях регионов. В сектах того времени уже не было идеи аскетизма, ее заменила идея умеренности во всем. Молоканство все свои действия объясняло с Библией в руках. Такие действия требовали от представителей секты отличное знание писания и умение пользоваться написанным во благо себе. Поэтому библия стала настольной книгой всех членов секты. Это приводило к тому, что трактовку священных слов из писания, мог преподнести каждый человек. Молокане относились к жизни терпеливо и с пониманием. Их повседневность выражалась в верности семье в умеренности во всем, в честности перед людьми. В середине 19 века, молокане стали переселяться в Нижнее Поволжье. За счет членов этих сект, начинается заселение Кавказа. Они перемещались по стране и в регионы Сибири, на Енисей и в Якутию, в Иркутск и Амур. В новых регионах и местах, переселенцы стали показывать хорошие успехи во всех областях производственных отношений. В Приамурье даже стали возникать фермерские хозяйства, где уже использовались машины и труд рабочих. Такие же успехи были и в Тифлисе и в Грузии, где сектанты подняли местное производство в разы. В Якутии появилось товарное земледелие. Не смотря на то, что идеология старообрядчества и сектантства в России менялось со временем, в их рядах происходили расколы, которые продолжались вплоть до 1917 года.
Заканчивая разговор о движениях против церкви, надо отметить еще ряд важных направлений. Дело в том, что крестьянская мысль до реформ 1861 года, крутилась вокруг безнадежного своего положения в обществе, в котором будущее не просматривалось. Обыкновенные мирские средства, которые бы позволили крестьянину выбраться из тяжелого положения, были не реальными и не рассматривались. Крестьянские восстания были обречены на поражение. Поэтому, в России развивались уникальные течения в сопротивлении современности. В 18 столетии, Выговская община раскололась, дав начало новому течению в протесте, названное Филипповцами, по фамилии его основателя, Филиппова. Считая царя антихристом, и осуждая рекрутские наборы, они ушли в тайгу, где пытались скрыться от мира. Спасаясь от преследования, члены секты дошли до Устюга. Используя метод самосожжения как протест, они оставались независимыми вплоть до сороковых годов 19 века. Крестьянин России не мог помыслить себя в отдельности от религиозной мысли. Наследие язычества и жизнь в «природе», гонения церкви и властей, создавали в России новый тип человека. Этом человеку все было по плечу. Вооружившись религиозной идеологией, превращая православие в домашнюю религию, крестьянин являл собой тип человека, резко отличавшимся от Европейского обывателя. Во второй половине 18 века, распространилась секта «бегунов», которую основал беглый солдат Евфимий. Этот солдат из крестьян создал уникальную идеологию, в которой тема антихристианского мира отступала на второй план. Никон в его проповедях был выразителем Сатаны, имя которого соответствовало трем шестеркам. В антихристы он записал всех последующих царей, введя принцип преемственности Сатаны. Со временем, церковь превратилась в сатану, а повседневность в жизнь каждого человека, стала подчиняться извращению, благодаря политике властей. При этом введение паспорта и размежевание людей по принципу доходов, воспринималось им как власть Сатаны. Чтобы спастись от дьявола, нужно просто убежать и скрыться от мира. Эта идеология пришлась ко времени, когда в России получила распространение странничества и бегства крестьян. Теперь такое явление получила религиозное обоснование. Что бы спастись, таким людям нужно было жить и умереть странниками. Все это приводило к тому, что нередки были случаи, когда смертельно больных людей уносили в леса, докладывая о них как о беглых, тем самым, давая возможность умереть не в царстве антихриста. Маршруты бегства обозначались сказочными названиями, принимая паспорт, представители секты записывались в них по своему усмотрению. В двадцатых годах 19 века, это движение получает новое развитие. Теперь «бегунов» представляли грамотные люди, которые излагали их идеологию письменно. Странничество должно было идти до тех пор, пока не наступит сигнал о борьбе против антихриста. Такого сигнала все не было. И на это вопрос попытался ответить Василий Москвин в своем труде «Разглагольствование тюменского странника». В этой работе все свелось к понятию «666», которое охватило все стороны жизни России. Призвание автора к молчаливой борьбе основано на том, что в открытую бороться нельзя, при этом писалось, что время решающей битвы уже на подходе. В результате дух на белом коне сойдет с небес и возглавит армию Христа и «бегуны» обретут царствие Божье в Новом Иерусалиме.

Характерно для России и появление странствующих Христов. Самым удачливым воплощением Христа, был проповедовавший в 40-х годах 19 века, Радаев, выходец из Нижегородской губернии. Его отличительной чертой, была проповедь о том, что благодать Христа не сходит на всех, а только на избранного человека, который и достоин такой благодати. Тем самым он отрицал общинное движение Христианства, считая, что только один человек, может нести истину, который дал сын Божий. Дух, по его мнению, сходит на такого хлыста, который таинственно умер и так же таинственно воскрес. Смерть во Христе означало полное самоотречение от мира и небесного одновременно. Когда человек почувствует в себе такой дух, он становился безгрешным и святым. В 1856 году, он был приговорен к ссылке, где и скончался. Но его проповедь дала толчок к новой идеологии Хлыстов. Новые веяния в развитии России, наступление эры денег, заставляло сопротивление официальной церкви видоизменяться. В это время встал вопрос о легальной деятельности поповщины в России. В Екатеринбурге, стали проявляться тенденции отделения и самостоятельности в такой старообрядческой идеологии. При этом, Урал и Сибирь мало была связанно с Москвой в плане финансовых капиталов и развития региона. Такая связь происходила раз в году на ярмарках, когда товары из этих регионов поступали к общему рассмотрению. При этом все заводы Уралы были собственностью представителей старообрядчества. В двадцатых годах 19 века, главным в легализации такой церкви выступил купец Рязанов из Екатеринбурга, который начал переговоры с Пермским епископом Иустином. В 1818 году, такая доктрина церкви была в основном принята. Смысл ей состоял в том, что старообрядчество в Сибири могло строить церкви, иметь своего патриарха с разрешения Синода страны. При этом главными управляющими, над церковью ставились мирские власти в Екатеринбурге. Это было копирование строения управления официального православия в России. Князь Голицын требовал полного подчинения старообрядческой церкви Синоду. В результате, представители старой веры избрали выигрышную тактику действия. Переговоры с Москвой не привели к воплощению идеи архиерейской централизованной власти, поэтому церковь, основанная на догматах старой веры, стала принимать в сове лоно беглых священников. Этот показатель таких переходов, позволил им обращаться к власти о строительстве церквей и молельных домов, где бы беглые священники вели службы и выполняли обряды. И это привело к тому, что священники получали от губернатора такие разрешения. В 1822 году, были утверждены правила, по которым розыск беглых попов прекращался, но строить им новые церкви воспрещалось. Такая инструкция принималась только в тех положениях, которые касались беглых попов. А так как ее положения носили рекомендательный характер, то открытие церквей и часовен продолжалось. Но к власти пришел Николай и реакция, которую развязало его правительство, коснулось в первую очередь и раскольничества. В начале правления Николая первого, только официально признанных старообрядцев в России, было более шестисот тысяч человек. При этом старообрядчество в лице отдельных ее представителей рвалось к власти, так как финансы и промышленное развитие выдвигали их в передовые люди того времени. На самом деле приверженцев старой веры в России было не менее трех миллионов человек. Николай первый озвучил план по уничтожению раскола в церкви. Правительство мало понимало все течения в расколе, но им это не надо было. Поповское направление было на виду, так как такая организация и идеология, обязана была иметь и церкви и организацию. И тут розыском заниматься не надо было. Начался разгром всех организаций от общественных до благотворительных. С 1827 года, попам запрещалось переезжать из уезда в уезд. Начались массовые аресты попов проповедовавших старую веру. Власти обратили внимание и на монастыри по берегам Иргиза. Саратовские власти в союзничестве с церковью, наконец, получили возможность разгрома этой ереси у себя в крае. Такой процесс затянулся до конца 40-х годов. Один Нижне-Воскресенский монастырь сразу же принял веру единения. Остальные монастыри подвергались обыскам и разгромам. В Средне-Воскресенском монастыре, применили обливание водой, в результате около тысячи человек были схвачены в состоянии обморожения. Как обычно бывает в таких случаях, Николай первый был объявлен антихристом, начались ожидания конца света. И последователи Рогожского кладбища, вернулись к идее отыскания архиерея. Для этого в Москве произошло совещание, на которое прибыла делегация из Петербурга. Найти такого человека было нелегко. Мало кто хотел взять на себя такую обязанность. При этом должен был учитываться и международный фактор, так как церковная организация всегда представляла собой международный институт. Этот человек был найден, и им стал босно-сараевский архиерей, Амвросий. Ему предложили должность старообрядческого владыки в Австрии и в Белой Кринице. В Кринице вполне легально уже существовала община, начиная с 1783 года. В 1844 году, Великодворский привез в Криницу указ императора Фердинанда, который разрешал иметь своего епископа. И в 1846 году, Амвросий был перемазан, и тут же назвал своего приемника. Им стал монах Кирилл. В результате этих действий произошли дипломатические осложнения России и Австрии и австрийский власти арестовали Амвросия, который и умер в замке Цилль под замком. Но епископ у старообрядчества был. И законность его избрания не вызывала сомнений. Трудность заключалась в том, что зависимость от иностранной общины русским старообрядчеством, не принималась в России. Встал вопрос о назначении митрополита для России. Кандидатом стал Дмитрий Рахманов, который принял монашество в Керженце и получил имя Дионисий. Но скит Дионисия был разгромлен, сам монах бежал за границу, и тогда появилась новая кандидатура в лице Степана Жарова. В 1847 году, под именем Софрония, он был посвящен Кириллом на должность русского архиепископа. Вслед за этим событием, Россия получили еще десять епископов в десяти епархиях. Это явилось ударом для Синодальной церкви, и началась борьба официального православия со старой верой. Но старообрядцы не жалели денег для подкупа, и смогли спасти почти всех. Пострадали только два епископа, которые были арестованы в середине 19 века. В 1854 году, митрополит Филарет вынес из своего ведомства донос о том, что на Рогожском кладбище идет совращение людей в старую веру. Но царь прекрасно осознавал, что представители старой веры обладали помимо прочего еще и огромными денежными средствами. Поэтому были осуждены только публичные богослужения, которые были разрешены в домашних церквях. С 1883 года, было разрешено публичное богослужение только без колокольного звона. С этого времени в России стало существовать как бы две церкви, где представители старой веры уже имели неплохие имения и церкви, где совершались службы, основанные на старых канонах веры Христовой. Такая ситуация уже требовала церковной организации и общей идеологии для всех прихожан. Поэтому организация церкви стала строиться по проекту Рязанова, который уже давно существовал. Главным органом стал съезд делегатов от общин, вводились освещенные соборы из клириков, где участвовали делегаты из мирян, и где решались вопросы культа и веры. Все текущие дела возлагались на духовный совет. При этом, этот Совет полностью зависел от Московских богатых людей. Гордостью старообрядчество было то, что в деятельности их веры допускались миряне, в отличие от официальной церкви. В идеологии же творилась неразбериха. Дело в том, что идеология старой веры уже отставала от новых веяний в общественной жизни. С одной стороны, старые книги являлись символом, под знаком которого старообрядцы и вытерпели все лишения, именно почитание догматов старой веры помогли им одержать победу. С другой стороны, основу такой веры составляли суеверия и традиции. Постепенно в умы мыслителей старообрядчества проникала мысль, что основа, как официальной церкви, так и их веры, это общий святой источник веры. Что это по сути и есть Русское православие. Разница лишь была в обрядности и в отношении к государственной власти. 24 февраля 1862 года, появился труд, в котором разъяснялись некоторые положения идеологии веры. Автором его был мирянин Ксенов, и тираж составлял более 800 тысяч экземпляров. В этом труде ставилась точка в спорах. Император теперь считался лицом, хранимым Богом, и венчанным Богом на власть. Грех официальной церкви состоял только в том, что она не признавала старообрядческой церкви. Был введен догмат о том, что о конце света и о втором пришествии Христа не знает никто кроме самого Иисуса Христа. Призвав почитать власть, и молиться за нее, церковь тем самым поставила себя в ранг государственной. Так как все действия властей отныне считались правильными и верными. Такой труд вызвал в недрах церкви раздоры и прения. Изложенный за злоупотребления, Софроний, начал агитацию на Волге, говоря о поруганной вере. Софроний даже выпустил свой труд, который вошел в историю как труд раздорников. Он вернулся к старой идее, которая гласила что истинный сын Бога Исус, Иисус же родившейся через восемь лет после Исуса, есть сын Сатаны. Но духовный Совет уже утвердил к исполнению новую доктрину. В результате начались раздоры внутри общин старообрядчества. Но сила была на стороне новых веяний. На стороне «Окружного послания» Ксенова, объединились богатые семьи Москвы и Петербурга. Морозовы, Свешниковы, Лазаревы были не просто людьми, которые играли важную роль в церкви. Они уже были неотъемлемой частью политической элиты России. К ним присоединились такие же семьи из Одессы и Воронежа, Самары и Саратова, и из других городов. Но доктрина новых видений и ее победа это еще было половина дела. Главным стал вопрос о полном избавлении зависимости от центра в Кринице. В 1863 году, Кирилл прибыл в Москву для суда над Софронием. Этот приезд грозил дипломатическому скандалу с Австрией. И это использовали российские представители старообрядческой церкви. Сам Кирилл вел себя довольно надменно, игнорируя кандидатуру россиян, выдвинул на главный пост Афанасия в противовес предлагаемому общинами, Антонию Владимирскому. В обвинениях Москвы Кириллу и было то, что он, выдвигая, Сергия в епископы, и рукоположив его, не обратил внимания на его грехи, которые выражались в воровстве. В итоге скандала, Кирилла отправили вновь за границу, при этом, отказываясь выполнять все его распоряжения и условия. Казалось бы, навсегда поставлена точка в решении вопроса зависимости от Криницы. Но не тут то было. Кирилл не хотел лишаться огромных доходов от Москвы. Таким источником стали раздорники Софрония. Его место занял Сергий, который и принял участие в Соборе в 1863 году в Белой Кринице. Собор уничтожил «Окружное послание» высказался за суд его сторонников, и признать все решения Кирилла которые он принял, будучи в Москве. К тому же каким-то чудесным образом удалось достать подпись самого Амвросия, который томился в Цилле. Это придавало Собору законный характер. В ответ, сторонники послания, послали грамоту Кириллу, где просили утвердить все их решения, которые были приняты со времени отъезда Кирилла из Москвы. В такой ситуации, Кирилл показал себя как большая сволочь, пытаясь использовать такое положение в своих интересах. Он утвердил Антония, которого избрали противники Сергия в Москве, и в то же время утвердил раздорникам своего Антония. Оба Антония стали проклинать друг друга. И в России появились две старообрядческие церкви. В конце 1865 года, была сделана попытка примирения, «Послание» уничтожалось и в духовный Совет стали входить представители раздорников. Но раскол только ширился, так как к этому времени появилось новое течение, члены которого утверждали что в понятии «хозяин» есть число «666», а это означало объявление буржуазии представителями антихриста. Кирилл при развитии таких событий, полностью встал на сторону раздорников. Все «окружники» признавались еретиками и подлежали принятию в общину только третьим чином. При этом Антоний Московский не признавался, и главным становился Антоний Гуслицкий. В последующие два года, в 1867 и в 1868 годах, прошло два Собора раздорников, на которых силой и обманом и в результате поведения Кирилла, раздорники получив большинство, признали еретическим все учения «окружников», а самих их предали анафеме. В таких условиях, Москва встала проводить другую политику. Так как примирение с Кириллом стало невозможным, и Гуслицы были потерянны, то нужно было вытеснять постепенно раздорников со всех постов и особенно из Москвы. Трудность была в том, что Рогожское кладбище было в руках раздорников. Бочин, как глава, использовал деньги и возможности кладбища для агитации в пользу раздорников. При этом не скупился на подарки Кириллу и постоянно вносил вклады в общину Криницы. Дело шло к следствию и ревизии, и Бочин пошел на спектакль, в ходе которого разыграл кражу сундука с деньгами, и на все предложения ревизии отмалчивался или давал отказ. В мае 1869 года, он был смещен при помощи двух попечителей из среды окружников. Наступало время выборов, идею которых поддержало Министерство внутренних дел России. И раздорники испугавшись потери основных своих доходов с кладбища, пошли на примирение. Но окружники отказались от повторения всех процедур, и раздорники были вытеснены из Москвы, за ними оставались только Гуслицы и Клинцы, с тремя епископами из десяти. Деньги Кириллу прекратили поступать, и смысла иметь отношения с раздорниками не стало. В 1869 году он полностью порвал с раздорниками, а в 1870 году выпустил грамоту, в которой предавал анафеме на этот раз всех раздорников. Но окружникам, что грамота, что Кирилл были не нужны. После смерти Кирилла, Россияне заставили нового владыку Афанасия отречься от притязаний на Российскую церковь, и роль Криницы ушла в прошлое.

В результате, старообрядческая церковь, обрела независимость, но ее продолжали раздирать противоречия в идеологии.
Таким образом, в России, во-первых: В результате всех передряг, были созданы две православные церкви. Официальная церковь, которой правил государственный орган власти в лице Синода, и старообрядческая, которая обрела свою централизацию. Во-вторых: Официальное православие хоть и считалось основной верой России, на самом деле таковой не являлось. При этом Россия обретала свою вселенскую роль, так как идеологическая и религиозная мысль ее, была направлена на обрядность и традиции спасения после смерти. Не смотря на то, что новые веяния буржуазного общества, ставили перед религией новые тенденции, и заставляли ее приспосабливаться, вырабатывая новые планы и правила игры, вера не потеряла свою главную направленность и предназначение. В-третьих: Само старообрядчество стало раскалываться на тех, кто представлял экономическую составляющую России и на тех, кого эти представители эксплуатировали. Их идеология стала отличаться в таких положениях как отношение к государству. К тому же раздорниками ставился вопрос в полемике о желании окружников уничтожить Послание. По их справедливому мнению, причину уничтожения, которую называли окружники, в виде стремления к единению с властью и церковью, была мизерной в основе послания. Дело в том, что, по их мнению, нужно было принести покаяние окружникам, и вопросы идеологии были бы решены. В-четвертых: Реформы 1861 года, направленные на освобождение крестьян, привели к тому, что крестьянин стал обретать независимость от хозяина. Поэтому переход из православия в раскольники только усиливался. Раскол был понятнее крестьянину, так как соответствовал его устоям и традициям. Дело обстояло так, что в этом переходе, крестьянин видел те же обряды и традиции его предков, при этом он освобождался от государственной опеки в лице священника. В-пятых: Раздоры между окружниками и раздорниками, продолжались вплоть до 1905 года. В последующем 1906 году, из-за малочисленности общин раздорников, состоялось единение старообрядчества. Эти две церкви в России делали шаги навстречу друг другу, но они были недостаточны. Официальная церковь продолжала отделяться от народа, что привело к ее плачевному состоянию после 1917 года.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments