Гурьев Игорь (egor_23) wrote,
Гурьев Игорь
egor_23

Categories:

Эпоха лжи. (Хроника преступления)

ПРЕДТЕЧИ (http://egor-23.livejournal.com/32174.html)
Советую (http://egor-23.livejournal.com/30280.html)
22 мая 1993 года, Баранников знакомит Ельцина с бизнесменом Бирштейном, который уже известен и в Молдавии и на Украине, который играл некую роль в Киргизии. Этот бизнесмен берет на себя роль посредника между президентом и парламентом. То время удивительно подлое. Помню, как мы студенты воспринимали встречу наших людей, мелькающих на экранах, с аумсенрике (До сих пор не знаю, как писать название этой секты, и знать не хочу), где были, кажется все. Андрей Макаревич, Иосиф Кобзон и другие наши «звезды». А ведь было время, когда Кобзон ездил по полям и выступал перед хлеборобами,(видел собственными глазами) да и чем обидела Макаревича Советская власть? Кто ответит? Он и сегодня, то собачек жалеет (почему не тараканов?), в разговоре с президентом, а потом заявляет что не бунтарь. Но не прошло и года, как говорится, и уже мелет чушь в поединке Соловьева, выступая за Прохорова. Такая блин биография. А ныне они уже и среди бандеровцев. Но ведь вот что удивительгно-мы же до сих пор с Вами слушаем его! Как сие понять? А губернатор Курганской области Богомолов? Кому интересно, почитайте его биографию. Помню нашу реакцию на такие встречи, и если мягко выразится, они вызывали недоумение. А страна? А страна сидела и смотрела на шрамы после сеансов Кашпировского. И ведь они не стеснялись, все было в открытую, на глазах у миллионов. А секта Саентология (тоже не знаю, как писать)? Продолжим.
На Конституционном совещании, пятого июня, Ельцинская команда не дает выступить оппозиции. Скандал. На напоминание о статусе «неприкосновенности» депутатов, которое делает Степанков, никто не обращает внимание. 16 июня, против основных принципов конституции, выступают регионы. В стране появляются слухи, о готовившимся командой Ельцина, разгона парламента. Баранников эти слухи опровергает.
В Токио происходит заседание «семерки», на котором присутствует Ельцин, которое, открывает свою работу седьмого июля. Россия так и не получает деньги. Но страны семерки, договорились создать в России свое «теневое правительство». Депутаты Верховного Совета уходят в отпуск до осени. До осени же откладывался вопрос о предоставлении кредитов России и отсрочки по платежам.
С восьмого октября, А.В.Руцкой, возглавляет комиссию Совета безопасности по борьбе с коррупцией. 16-го апреля, он выступает с докладом по этим вопросам перед депутатами Верховного Совета. Главным обвиняемым в этом докладе, В.Ф. Шумейко. Сам президент не реагирует на материалы работы комиссии. Сам Шумейко с 1992 года, с июня месяца, курирует все силовые ведомства России. Ельцин в ответ, отстраняет Руцкого, и сам возглавляет комиссию. Верховный Совет передает материалы в прокуратуру, которая вызывает на допрос Дмитрия Олеговича Якубовского. Сам Якубовский до 1990 года, занимает ряд должностей, меняя места работы как перчатки. С 1990 года он возглавляет комиссию по выводу войск из Германии, попадая туда «по блату». После он возглавляет избирательную компанию генерала К. И. Кобеца. И в Швейцарии, работает в фирме Б. И. Бирштейна. С конца 1991 года, он в комиссии Кобеца по военной реформе. С 17-го сентября он занимает пост, который выдумал Шумейко. Отныне он полномочный представитель правоохранительных органов. Но в ходе расследования его работы, он чуть не попадает на нары. И бежит за границу, где руководит Канадским отделением фирмы Бирштейна. 11-го июня он в Москве, чтоб дать показания против Шумейко. Дело о коррупции заводится 22 июня 1993 года. Все обвинения подтверждаются. Руцкой честно исполнил данное ему поручение. 25-го Якубовский покидает Россию, а Шумейко уходит в отпуск.

29 июня Ельцин отправляется в Грецию. Перед этим дает поручение А. Ильюшенко и А. Макарову на собирание компромата на Руцкого. Итог их работы противоположный. Они привозят из–за границы компромат на жен Баранникова и Дунаева, которые, не стесняясь, тратили сотни тысяч долларов, которые давала им фирма «Сиабеко». Сами Баранников и Дунаев с пятого числа в отпуске. Вместе с Шумейко, они отдыхают в Сочи. Ельцин получает все материалы по этим людям, 11-го числа. И президент дает распоряжение о тщательной проверке. Все это происходит не в частной фирме и не на предприятии, а в Правительстве России. Комиссия Ельцина, подтверждает факт того, что фирма Бирштейна «Сиабеко», снабжала деньгами жен сильных мира всего, которые, как лохушки, покупали себе на сумму более трехсот тысяч долларов, разных товаров. В их багаже были и духи, и часы, и шубы.
20 июля, Верховный Совет отменяет Указы Ельцина о переходном периоде. На следующий день, выходит решение о передаче всех прав Госкомимущества по распоряжению имущества, правительству. Были приостановлены все чековые аукционы. На следующий день обыск в кабинете у Полторанина. Началась война компроматов. В результате Баранников в отставке. Вместо него Николай Михайлович Голушко. Сама же фирма «Сиабеко» являлась перевалочным средством, для перевода партийных денег за границу. При этом связь Бирштейна с Израильской разведкой, а Якубовского с Канадской, теперь не вызывает сомнений. Как пишет в своих мемуарах Борис Николаевич, решение о разгоне парламента он принял еще в начале сентября. Читая мемуары нашего президента, невольно становится как-то неловко и стыдно за такого правителя. В написанных не им книгах, только он любимый и никто более. Некоторые его оценки шокируют. По-другому я бы относился к этой писанине, если бы их писал председатель исполкома, который решает конкретные производственные задачи. Но их писал Президент страны, и в некоторых местах «своих» воспоминаний, он проговаривается. (Советую прочитать!Перед Вами возникнет человек, который всю свою жизнь не учился а занимался совсем иными вещами)
Силовой вариант решение проблемы противостояния с парламентом был готов уже давно. И Ельцин отступать от него не собирался. Тут возникает вопрос-а сам ли президент подошел к такому решению, или его кто надоумил? Ответ я думаю очевиден. Посмотрите на пьющих знакомых людей, даже на тех, кто в руководстве. Манипулировать ими, довольно просто. Тонкость в слабости человека. Бутылка сильнее человека. Желание умереть душой и умом, пересиливает желание жить вечно. Я еще проанализирую результаты стрельбы танков по Белому дому. Вся команда Ельцина была не государственным органом. Она только носила такое название. Проблемы России как страны, мало кого волновали. Желания жен и близких стали выше России. США и деятели Европы стали распоряжаться правительством России, как второсортной политической силой. И эта сила стала послушным орудием в руках Америки и Европы. Тысячелетнюю мечту Европы завоевания Руси, осуществила шайка хапуг, пришедших к власти в самой России. Не нужно было ни вооруженной борьбы, ни затрат связанных с этим. Все получилось намного лучше, чем могли мечтать наши недруги. Российские богатства шли сами им в руки. Для этого было достаточно помахать перед носом любого из Правительства России, долларом. Доллар отныне стал мерилом всех ценностей.

В это время, «Демократическая Россия», заявила со страниц печати, что приступает к корректировке реформ в России. После Токийской встречи, создается комиссия Лобова, где рассматриваются меры по выходу из сложившейся ситуации. За корректировку курса выступила промышленная палата. Все политические силы в стране понимали губительность работы Ельцинской команды. Не понимал этого только сам Ельцин. Лившиц уже выступает с опровержением, на усмотрение принимается программа Е.Г. Ясина.(Егор лучше видеть и слушать. Очень показательно) Она и получает одобрение. Седьмого августа в Россию прибывает директор ЦРУ, Д. Вулси. При этом сопровождавшие его офицеры, продолжают оставаться в России, и участвуют в разработке плана силового решения. Ельцин звонит Клинтону, который обеспокоен сворачиванием приватизации в стране. Ельцин заявляет об этом разговоре вслух, как будто отчитывается перед высшим руководством. Он прямо заявляет, что если парламент не примет решения, его примет он сам. И не одного человека не возник вопрос-А имел ли право Ельцин принимать такие решения? Но Борис Николаевич законов не читал, и выполнять их не собирался. Не царское это дело. 13 августа, на встрече с членами Совета глав республик, принимается решение о создании Совета Федерации. Через шесть дней, Ельцин на пресс-конференции, говорит о существовании плана действий у него, на два месяца. Одновременно публикуется компромат на Руцкого, который впоследствии назван фальшивкой. И Ельцин озвучивает эту фальшивку, как истину, зная, что вся эта кутерьма разработана с его подачи и его людьми. Правительство не жалеет средств, и в Москву стягиваются сторонники президента, со всей России. На митингах, Новодворская и Якунина кричат о невозможности терпеть такую угрозу демократии как Верховный Совет. Намечается августовский переворот.
Весь спектакль бы удался. Но Ельцин, и его команда, не были людьми государственными, и вели себя так, как будто весь конфликт происходит в отдельно взятой квартире. Поэтому о планах было известно. А в России всегда есть и были честные люди. Еще 20 марта Союз офицеров создал специальную группу для обороны Белого дома. Руководит ей Александр Алексеевич Марков. Из самого Белого дома, по распоряжению Ельцинской команды, давно уже вынесено и вывезено все оружие. Митинг сторонников назначается на 20 августа. Из недр младореформаторов выходит фальшивка, в которой партии, несогласные с Ельцинским курсом, просят повременить с митингом. Но митинг состоялся и идет часов пять.
Переговоры по урановой сделке, идут в Вашингтоне, с 29 августа. А до этого, с 25 марта, появляется абсурдное распоряжение, до селе неслыханное. Пентагон брал на себя все расходы по строительству единого склада в Челябинске. Именно на объединение «Маяк», где и планировался склад, должны были перевезти все запасы урана. В этот же день, утвержден контракт. Обратного пути у правительства не было. Предательство завершилось. Борис Николаевич был самодуром, да простят меня его родственники. И делить власть он не собирался. Личные черты характера, и алкоголизм, не позволяли ему реально и адекватно оценивать обстановку в стране. Но предательство страны объясняется не только этим. К власти пришли случайные люди, и душа за народ и нации России, у них не болела. Были предложены материальные блага некоторым депутатам, выделены деньги. Были уже договоренности с 60 депутатами, голоса которых не хватало для самовольного роспуска. Но Ельцин уже все решил для себя. Это предложение замораживают. Борису нужна была кровь. Лобов в отсутствии Черномырдина, который предавал страну в Америке, подает записку Ельцину. В ней он отражает свой план перемен. Сократить с 80 до 30 процентов, предназначенные для приватизации предприятия. Индексировать все ваучерные фонды в 150 раз. Цену ваучера поднять в 25 раз.
Но, Россия уже принадлежала другим. Валютный фонд выбрал единственный вариант разговора с Россией. Мы Вам деньги, Вы нам то, что мы хотим. И реформы будут такими, как мы скажем. Как и бывает в жизни, если решился на преступление, и оно прошло безнаказанно, то хочется еще и еще. И вот 21 сентября, на всю страну, Борис Николаевич объявляет о подписании Указа за номером 1400. Запомните этот номер. Это рубеж, до которого еще сохранялись иллюзии о России, как стране и великой цивилизации. После его, Россия превратилась в дачу Ельцина и его семьи. По этому Указу, Ельцин распустил Верховный Совет, и назначил дату выборов в Государственную Думу. А теперь откроем Конституцию и прочитаем. А там четко говорится, что президент не имеет право распускать парламент, если же такое произошло, то президент автоматически становится простым гражданином. И эти статьи той конституции в тот момент действовали. Вывод простой. После 21 сентября, Ельцин автоматически потерял свою должность под названием Президент Российской Федерации. И из лидера нации, избранного народом (или мизерной его частью), он превратился в обыкновенного обывателя.

Но, издав такой Указ, Ельцин не предпринял ни одной меры для блокирования Белого дома, никаких силовых акций. Борис шел к крови. Он давал время, чтоб его противники организовали сопротивление, чтоб потом нанести удар по всем сразу, под бурные овации США и Европы.
В ответ, Президиум принимает постановление, в котором, черным по белому, давалась объективная оценка Указу. Ельцин отныне не президент. Указ противоречит 121 статье Конституции, а по основному закону, полномочия Ельцина переходят к Руцкому. В это же время создается штаб сопротивления парламента. В самом Белом даме уже нет ни связи, ни света, ни тепла, блокированы счета. Возле здания милицейские наряды. Тех людей, которые приходят к Белому дому, в последствии назовут фашистскими элементами. С этого времени, человек защищавший закон, становился в ряд фашистов. Оппозиция стала объединяться. Тут и Трудовая Россия с В. И. Анпиловым во главе, и Партия коммунистов с А. В. Крючковым, и Фронт национального спасения, и Совет офицеров с С.Н. Тереховым. Утором 22-го числа, стали появляться баррикады.
Конституционный суд России признает действия президента не законными. И с 20 часов, 21 числа, Ельцин как президент страны теряет свои полномочия. Но депутаты Верховного Совета торопятся. Руцкого приводят к присяге преждевременно. А это давало возможность Ельцинской «братве», обвинить его в самозванстве. При этом сам Руцкой почему-то не назначает себя Верховным главнокомандующим. И только к вечеру такой Указ выходит, когда к нему приходят генералы, которые еще не забыли, что такое закон. А Верховный Совет уже проводит работу по формированию Временного правительства, и отстраняет от должности Черномырдина. Руцкой надеется на то, что армия его поймет, как бывшего офицера, и обращается к ней не в форме приказа, а в форме призыва защищать Белый дом.
С 22-го сентября, митингом в поддержку Парламента, руководит Крючков. В Останкино отправляются 10 депутатов, которые просят предоставить им эфир. Разумеется, получают отказ. Анализ ситуации, которые провели депутаты в самом здании парламента, привел их к выводу, что успех зависит от поддержки населения. Так как все силовые структуры страны были у Ельцина. Анпилов призывает к маршу на Останкино. То же предлагает Руцкой на совещании с офицерами. Зюганов и его партия осуждают Указ. А. И. Вольский и его «Гражданский Союз», призывает всех к компромиссу. Ельцин сыпет Указами, по которым, новые выборы президента назначаются на 12 июня 1994 года. В новый парламент, под названием, Государственная Дума, на 12 декабря 1993 года. И начинается подкуп депутатов в самом Белом доме. Из под пера Ельцина, и его команды, выходит уникальный документ. В нем после фраз стоят точки, в которые сам желающий мог вписать свою фамилию. И после этого, ему гарантировалась денежное пособие в размере годового оклада. Шел перечет правительственных учреждений, где он хотел бы работать. Шла речь о пенсии, в размере 75% от оклада. Разумеется о закреплении жилья, и медицинском обслуживании себя любимого и семьи. Предали закон и парламент депутаты Н. Т. Рябов, Е. А. Амбарцумов, С. В. Степашин, А. П. Починок, С. А. Ковалев. Из председателей комитетов, большинство предают закон, и меняют мрачные помещения Белого дома, на уютные условия, предложенные Ельцинской командой. Все они получили доступ к телу семьи. Сурков стал председателем комиссии по раздаче материальных благ таким же, как он, Починок министром, Кожокин заместителем министра.(Все они прожили и проживают безбедную жизнь)
Все районные советы Москвы признают Указ под номером 1400, не законным. 23-го сентября, Руцкой обращается ко всем гражданам России с призывом защиты Конституции. Но, Ельцину нужна причина. И вечером этого дня, появляется информация о нападении бандитов, в количестве восьми человек, на Объединенный штаб Вооруженных Сил СНГ.

На помощь летит ОМОН, идет бой. В ходе «войны», гибнет пожилая женщина, решившая посмотреть в окно своей квартиры, и капитан милиции Свириденко. 24-го сентября, начинается пресс-конференция Ю. М. Лужкова, начальника ГУВД Москвы В. И. Панкратова и представителя безопасности Р. Е. Савостьянова. Кобец несет ахинею, о двух автобусах с вооруженными людьми. О том, что для обороны прибыли генералы Самсонов и Родионов, Челышев и Подгорный. Видимо имевшие желание грудью защитить демократию. Что он зафиксировал раздачу патронов боевикам. Вся его записка это бред сумасшедшего и не более. Но напряженность стала нарастать. Все официальные версии этого события пахнут провокацией. В тот же день, с десяти вечера, начинает свою работу десятый съезд народных депутатов. Законный орган власти на тот момент. К утру 24го числа, количество депутатов составило 689 человек. Это не было кворумом. Кворум появился лишь утром 24-го числа. Съезд опять торопится, и принятые им решения, дают возможность Ельцину, говорить о незаконности принятых решений. Решение же было принято в соответствии с основным законом России. Полномочия Ельцина прекращаются, и назначаются выборы, как парламента, так и президента.
В пять сорок, утра 24-го, К. И. Кобец, предъявляет ультиматум Верховному Совету. На исполнение отводится сутки. Лужков объявляет о блокаде Белого дома. В два часа дня, многие депутаты отправляются на предприятия и в организации Москвы. С 21го числа идет формирование ополчения для защиты парламента. Оружия они не получают. Сформированный полк возглавляет А. А. Марков, который заявил, что в его подчинении около 1,5 тысяч человек. Но сам состав постоянно меняется, и ядро защитников не превышает 150 человек. При этом само здание охраняли около пятисот работников милиции. С 24 сентября, вступает в силу Указ Руцкого - «О создании внештатных временных подразделений по охране Верховного Совета РФ». 27-го сентября к Белому дому стягиваются казаки из батальона «Днестр», в количестве 17 человек. Тут же люди Баркашова, из знаменитой партии РНЕ. Они дисциплинированны и в форме, и получают оружие. Появление этих людей дает возможность СМИ России и Запада, обвинить Белый дом в потакании фашистам. И само противостояние теперь разрисовывается как борьба «хорошего» Ельцина с фашистами, которые рвутся во власть. Помните истерику Лии Ахеджаковой по ТВ?

Это к слову о лжи. Она просто истерично кричит о надвигающей фашистской угрозе. В чем ее обидели? Кто ответит? После этого момента, кто ее видел до Украины?
А в самом Белом доме стали происходить загадочные события. 24-го числа, Хасбулатов предлагает депутатам разумное решение, завершить работу съезда. Все уже было обсуждено и решения приняты. Достаточно было оставить членов Верховного Совета, а остальным разойтись. Но тут выступает В. С. Соколов, председатель Совета республик. Совпадение, потрясающее в фамилиях. Та же фамилия Соколов, в 1917 году, и в 1993! Он ставит вопрос об отставке спикера, и выступает против предложения. И его речь находит поддержку у большинства депутатов. Начинается спор. Решение Соколова отвергают. Но то, что сам Соколов перед этим беседовал по телефону с администрацией Ельцина-факт установленный. В десять вечера, в Белом доме отключают свет. А запасов той же солярки в здании, для включения дизельной установки, почти нет. Но решения съезда принимаются. Назначить общероссийскую стачку на 27 число, а 26-го провести многочисленный митинг протеста. С этим обращением к Москвичам, выступает Руцкой. Фраза его о том, что Кремль должен быть Российским, а не принадлежать Ельцину, по своей сути верна. В обращении есть призыв и к пикетированию СМИ, с целью освещения событий, и обращение к правоохранительным органам.
Партии ведут себя странно, Коммунисты Зюганова пассивны, а Фронт национального спасения ни разу не собирается в своем руководящем составе. Оппозицию давно уже прикармливал кремль. Иначе и быть не могло. Катастрофические последствия реформ в России, вынуждали Ельцина и команду, «приручать» все оппозиционные голоса. Поэтому стачка как акция протеста была невозможной. Ее просто не кому было организовывать. А спокойствие в армии и регионах, было основной целью депутатов Белого дома. Все они понимали, к чему приведет гражданская война, и делали все, чтоб успокоить резко настроенных союзников. Но это понимал и Ельцин, и его команда. Шанс пострелять по живым мишеням, а потом все свалить на фашистов в облике законного парламента, был велик. И победа была реальной.
За 23 сентября, на площади возле Белого дома, прошло более 150 тысяч человек. Ельцин прекращает деятельность «Российской газеты», как печатного рупора Верховного Совета. Начинается истерика на телевидении и в СМИ. Можно было использовать листовки, но лидеры парламента мало обращали на такое средство борьбы.

Ночью с 24го на 25е было холодно. Горели костры. Все ждали срока окончание ультиматума. С 25-го, милиция заблокировала все подходы к Белому дому. В тот же день, президент издает Указ, по которому все кто препятствовал его Указам и распоряжениям (все кто был законопослушным гражданином), подлежали увольнению со своих должностей. Не смотря на свои профессиональные качества и трудовой кодекс. Отныне, по мнению президента, качество работы зависело от того, как относиться работник или служащий лично к президенту.
25-го, идет построение полка самообороны перед Белым Домом. Все это снимается телевидением. В одиннадцать вечера, в Белом доме, стали готовиться к штурму. Эту новость принесли «перебежчики». Одновременно появляется информация о поддержке парламента, как флотом, так и многими частями армии. Потом все это выясняется, было, дезинформацией. Провокаторы Ельцинской команды усиливали свою деятельность.
На следующий день, к назначенным 12 часам, на митинг приходит не более 20 тысяч человек. Хасбулатов призывает к поддержке парламента, как население, так и регионы. Ельцин так-же выводит своих сторонников. Ростропович дает концерт. После, под песню «Варяг», 25 тысяч человек, идут, крича только одно слово «Ельцин». Новодворская как обычно шипит, о том, что в первую очередь надо запретить коммунистическую идеологию, обращается к дивизии имени Дзержинского. Степашин уговаривает Руцкого увести людей. Получает отказ. Из Белого дома исчезает провокатор Баранников, который спешит отчитаться перед Черномырдиным. А Руцкому плетет небылицу, что ездил на разведку.
27-го сентября власти принимают решение о полной блокаде Белого дома. Создается штаб под руководством генерал-майора В. И. Панкратова. Есть решение о постановке бетонных ограждений. О прекращении подвоза продуктов питания. ОМОНу дано добро на применение силы. Начинается охота по всей Москве за сторонниками парламента.
Двенадцать часов дня. От станции метро «Баррикадная» к Белому дому, двигается толпа людей. В Петербурге, собираются представители 41 региона из 48.

На этой встрече, принимается решения: требовать отмены Указа 1400, и создания контрольного Совета регионов. До первого октября должен быть созван Совет Федерации. На предложение партии «Демократическая Россия», об идее выборов президента и парламента, Ельцин отвечает отказом. Вечером 27-го начинается дождь. Возле Белого дома защитников не более тысячи. На следующий день начинается операция по полному блокированию здания парламента. Подгоняются и пожарные и поливальные машины, начинается разворачивание специального заграждения, в виде колючей проволоки, которая была устроена таким образом, что ее края резали как бритва. В гостинице «Мир», находится пункт сосредоточения сил ОМОНа и милиции. Идут обыски всех подряд. Молодых людей уводят на допросы. В последующем найти виновных в организации блокады не удалось. Так как все распоряжения по этому поводу отсутствовали. Защитники Белого дома используют подземные коммуникации для подвоза продовольствия и сношения с внешним миром. Эти коммуникации берут под охрану Баркашовцы.
В Кремле идет заседание Совета безопасности. Принято решение продлить ультиматум до 4-го октября. На совещании присутствуют кроме Ельцина, Грачев, В. Ф. Ерин, Н. М. Голушко, Черномырдин. После Степанков предупреждает депутата Р. С. Мухамадиева, о скорой кровавой развязке. При этом подчеркивает, что Ельцин сам пешка в такой игре. Команда Ельцина поехала по регионам. Самару посетил Черномырдин, Хабаровск - Гайдар. В Воронеже А. Х. Заверюха, сам Олег Сосковец в Москве. Тем временем профсоюзы России призывают не допустить выступления против Ельцина. Обосновывая это предложение тем, что гражданская война как реальность уже свершившийся факт. С 28-го числа, вокруг Белого дома начинает курсировать БМП, с громкоговорителями, из которого звучат обещания депутатам безбедного существования. Мотки колючей проволоки раздражали народ, и 28-го были предприняты попытки прорвать блокаду. ОМОН, как всегда геройски, избивает мирных граждан. Начались столкновения в разных местах Москвы. Людей загоняли в метро ударами дубинок.
29-го сентября, блокада усиливается. Закрываются доступ журналистам. В десять часов утра, Совет министров предъявляет ультиматум парламенту, и дает срок до четвертого октября. После семи вечера, ОМОН разгоняет народ на «Баррикадной». Всех задержанных методично избивают в отделениях, по-видимому, выбивая мысли о возможной законности и приручая к будущему России. В восемь вечера идет битва возле памятника героям революции. Битва похожа на избиение младенцев. ОМОН не жалеет никого, ни женщин ни детей ни стариков. Кто-то из них, наверное, до сих пор с гордостью носит награды за столь выдающийся подвиг. Всего за день пострадало более 300 человек. Один человек убит, попавший под машину милиционер В. Г. Рештук.
В это время, Кремль получает ультиматум из Сибири, в котором требуют: отмены Указа, создание переходного органа власти. В противном случае, Сибирь грозит прекратить перечисление налогов, поставку газа и угля, и бойкотировать все выборы. По инициативе Зорькина, все представители регионов собираются в здании Конституционного суда и требуют разблокировать парламент.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments