Гурьев Игорь (egor_23) wrote,
Гурьев Игорь
egor_23

Categories:

В СССР было плохо...

Мне надоело слушать нытье тех, кто утверждает, что в СССР было плохо, не давали свободы, была символическая зарплата и каждую ночь у подъезда стоял черный воронок (читала тут и такое). Про материальные блага рассуждать и доказывать надоело. (ТУТ)

Лично у меня свобода была. Я не пряталась по углам, шепотом обсуждая страну и строй. Спокойно обсуждали и мои родители. И их знакомые. И Райкин у нас был и Жванецкий, которые могли с юмором говорить о недостатках государства. Песен не давали петь? Ух... откуда же мы знали песни Высоцкого, Окуджавы, Никитиных, Матвеевой? Вроде как никакого прославления СССР в них не было. Книги не давали читать? Вроде как Булгакова, Стругацких - читали. И за эти книги никого не посадили. Даже лживого Солженицына печатали. А может, иностранных писателей не печатали? Так откуда у нас в доме были Ремарк, Хемингуэй, О Генри? А откуда, простите, знали таких исполнителей как Джо Дассен, Битлз, Шарль Азнавур, Эдит Пиаф? Что вас не устраивает - Лолиту не печатали (кстати, первый раз напечатали еще в СССР) или "Это я-Эдичка"? Мечтали про педофилию и жесткое порно почитать? А может, плохие фильмы создавали? Чего не хватало? Экзорциста и Фредди Крюгера? Для особенно любящих такие фильмы - они губительно воздействуют на человеческую психику. Или так сильно медсестер и чистильщиков бассейнов не хватало? Что, своей фантазии не было? А может, вам сильно мешала пресловутая "дружба народов"? Или вас расстраивали ключи под ковриком? А может, беспокоило то, что двери можно было не запирать? Вы очень переживали, что у незнакомого человека можно попросить 2 копейки для "позвонить из автомата"? Подойдите сейчас к какому-нибудь владельцу сотового, попросите позвонить. В 99% на вас посмотрят как на сумасшедшего. Или кружков детских и юношеских для вас было мало? Или музыкальных школ? Или кучи библиотек вам мешали? Вам крови не хватало, которой залили земли бывших советских республик и землю самой России? Беженцев из того же Казахстана? Чечни?

Отсюда делаем вывод, у вас (нас) было всё, что нужно для развития интеллекта, здоровой психики и душевного спокойствия. (Фальшивки от имени Ленина) Выходит, вам не хватало грязи и насилия. Да, да, именно грязи, которую вы называете свободой слова. Вам не хватало возможности совершать махинации и преступления. Неизвестно, что хуже, изнасиловать тело человека или его душу. Так вот, сейчас изнасилована душа народа.
СССР был развален потому, что подавляющая часть народа была слишком чиста душой. И подобные вам прокрались и заразили эту душу, а люди не были к этому готовы. Они просто растерялись. И даже при всей своей растерянности, в 91 году, во время проведения референдума, проголосовало 148,5 миллиона (79,5 %), из них 113,5 миллиона (76,43 %) ответив «Да», высказались за сохранение обновлённого СССР. Это при всем при том, что после Горбачевских реформ, страна наполовину была уничтожена. Но три алкоголика наплевали на мнение людей. На мнение государства, которое этих иуд вырастило. И вы, которые подпеваете до сих пор Ельцину (не царствие ему и не небесное) -живите теперь со своей грязью, но помните, что к вам с презрением относится бОльшая часть народа.
Ещё в СССР, — вы знаете? — не было джинсов. Точнее, были, но их очень сильно не хватало. А те, которых хватало, были совсем ненастоящими. Поэтому люди покупали джинсы «Левис» за три зарплаты. Если не знаете, так вам расскажут. И дополнят: это всё потому, что в неэффективная социалистическая экономика не могла справиться с выпуском джинсов и жвачки. А тоталитарная социалистическая идеология так и вообще всё это запрещала. Не совсем ясно, каким образом при столь адских запретах и препонах на советских предприятиях всё-таки выпускалась жвачка с джинсами, каким образом они совершенно официально продавались в магазинах и каким образом всем этим пользовались советские граждане, но концепцию неэффективного тоталитаризма это, конечно, пошатнуть не может. Внутри жвачки «Дональд» был вкладыш с комиксом, а пузыри из неё лучше выдувались. Иностранные джинсы имели чуть отличающиеся фасоны и немного другие цвета. Надо быть совсем слабоумным, чтобы думать, будто советская промышленность могла выпускать десятимиллионными тиражами отлично иллюстрированную Большую Советскую Энциклопедию, но не осиливала напечатать одностраничные комиксы для жвачки. Или, что Советский Союз справлялся с выпуском космических и водолазных скафандров, но с джинсами ввиду их зашкаливающей технологичности у него никак не получалось. «Сумасшедший спрос» на жвачку и джинсы из зарубежа обусловлен совершенно не этим. Сами подумайте, иностранные туристы расхватывают на Арбате матрёшек исключительно потому, что иностранная промышленность не умеет их изготавливать? Всю из себя косую статуэтку, вырезанную из бревна неграмотным африканцем, покупают по причине сложности её изготовления? Или где-то там в США адский дефицит деревянных статуэток, который не может устранить эффективная рыночная экономика? Кто-то, наконец, покупает себе Айфон по цене, в десять раз большей, чем у точно такого же коммуникатора, выпущенного чуть не на том же предприятии, по причине его десятикратного превосходства? Быть может, вы ещё верите, что сок, перелитый из пакета в стакан кем-то из ресторанных поваров на подхвате, сразу же прибавляет в качестве столько же, сколько он прибавляет в цене? Внутри жвачки «Дональд» был вкладыш, а снаружи её — фантик с иностранной надписью и буковками, подтверждавшими иностранность происхождения. А на джинсах был ярлычок — тоже с иностранными буковками. Это их покупали. Многие ценители иностранного качества так далеко заходили в собственном ценительстве, что запросто покупали и обычные советские джинсы, к которым подпольные мастера аналогичные ярлычки приделывали самостоятельно. Покупали по той же цене в три зарплаты. И ходили страшно гордые своим зашкаливающим вкусом, пока им кто-то не сообщал, что ярлычок — того. Просто пришит. Джинсы, то есть, «не настоящие».

Советская промышленность могла производить и жвачку и джинсы, но не могла производить американские «дональды» и «левисы». А их точная копия пользовалась бы ровно таким же спросом, как «не настоящая» пепси-кола, которая отличалась от «настоящей» только русскими буковками на этикетке. Никто бы за такое три зарплаты бы не отдал. Собственно, сумасшедший спрос, он не большой, он — сумасшедший. Буквально. Спрос был — у сумасшедших. Но сколь эффективной бы ни была промышленность, она не может удовлетворить желания купить иностранное и брэндовое — тут даже медицина бессильна.  Отсюда и хай энд техника, звучащая как дешёвый китайский магнитофон начала девяностых. Отсюда блевотное, убогое кино, которое, тем не менее, обсуждают одарённые особым вкусом эстеты. Отсюда тряпки по цене автомобиля и автомобили по цене авианосцев.  (Алексей Кравецкий)
«И я держу равнение, даже целуясь На скованных одной цепью…»  Из репертуара группы «Наутилус-Помпилиус».
У каждого образованного (хотя, почему только у образованного?) человека есть любимые и нелюбимые исторические периоды. Например, я питаю отвращение к Великой Французской революции. Объяснение сей ненависти – простое: я с детства увлекаюсь Галантным Веком и мне противно смотреть на его гибель. Знаю людей, которые считают рубеж XIX и XX столетий – дьявольским, разрушительным временем, упадком и деградацией, а вовсе не расцветом «серебряной» поэзии. Один товарищ люто возненавидел Викторианскую эру, когда узнал о таком популярном тогдашнем явлении, как post-mortem-photo. Многие шарахаются от Средневековья из-за разгула Инквизиции, хотя звёздным часом этой интересной во всех отношениях организации стал «человеколюбивый» Ренессанс, а вовсе не «тёмные» средние века.
На мой взгляд, истеричное неприятие СССР – это не особое мнение, а – диагноз. Православные монархисты, не отворачиваются от серпа-молота и фильма «Коммунист», а доподлинно знают историю белогвардейского движения и даже могут спокойно объяснить, почему (с их точки зрения) большевизм – это гибель для русской идентичности. Основная же масса оппонентов и прочих борцов с исторической памятью об СССР – это клинические образцы глупости, подлости и неблагодарного беспамятства.
В первом акте на сцену выруливает расслабленный и свободолюбивый… Лентяй. Это ныне он благородный рантье, модный блогер, немножечко дизайнер и слегка оппозиционер. Он может вставать в час дня, дабы до пяти зависать в Твиттере и в Живом Журнале, а вечерком – идти развинченной походкой в популярную хипстерскую кафешку. Вкусить маффинов, продегустировать новый вид смузи, запечатлеть свой «полдник аристократа» для девчонок с Инстаграма, которые уже заждались новых креативных фоток.  Благо, прабабушкина квартира, доставшаяся по завещанию, даёт ему некоторые приятные возможности. Креативное ничегонеделание. Dolce far niente. Хипстер-лентяй ненавидит СССР за один только лозунг о бесспорной ценности труда. За созидательный пафос. За презрение к таким, как он. Лентяй взрывается от одного вида карикатур на тунеядцев. Он раздражается от мысли, что если бы не 1991 год, ему бы пришлось…работать. Да. Его «блистающий мир» при Советах был бы невозможен.
Далее на сцену выскакивает не менее занятный персонаж – лощёный, упакованный в остромодные шмотки Потребленец (не путать с потребителем). Он меняет айпады и планшеты, как в старину денди меняли платки и перчатки. Его выбор – деликатесы, бренды, тренды. Он крепко запомнил «нищую юность», когда дожёвывал бананово-лимонный баббл-гам после одноклассника-мажора. Пополам с обидой. Ему когда-то снились джинсы, Бьюики и 150 сортов колбасы. Теперь он дорвался и даже объелся, но до сих пор не может простить Советской Власти, что она, запуская человека в Космос, так не осилила производство баночного пива и солёного арахиса в ярких пакетиках. При этом его претензия к дефициту рокфора и «Птичьего молока», разрастается до катастрофических объёмов, ибо любимый рефрен таков: «При Советах полки были пустыми, люди голодали и по ночам торчали в очередях за серыми макаронами».
Завидев красочный фолиант «Книга о вкусной и здоровой пище» 1957 года, наш герой непременно гавкнет: «Вся эта лепота оказывалась недоступна простому народу. Сие жрали исключительно хари из Политбюро!» Потребленец обязательно вспомнит и заунывную песню о дамских панталонах, которые, якобы, в своё время накупил насмешливый галл Жерар Филипп, дабы показать стильным, благоуханно-нежным парижанкам, во что одеты несчастные москвички. Или это был Ив Монтан? Потребленцу без разницы. Он готов по тысячу раз пересказывать идиотские байки об «ужасной советской колбасе», которая делалась из туалетной бумаги, хрящей и …крыс, участвовавших в производственном процессе из-за немыслимой антисанитарии. Ему, разумеется, обидно, что хапуги и спекулянты в те времена именовались именно так, а не бизнесменами и джентльменами. Он считает фарцовщиков – лихими парнями, а работяг – лохами и покорным дубьём. При этом он как-то забывает, что его родители тоже никогда не фарцевали, но никогда не чувствовали себя вторым сортом. И не в коммуналке жили, а в отдельной трёхкомнатной квартире с видом на лесопарковую зону.
А вот и новый фигурант нашей пьесы – снулый, уродливый Извращенец. Все его реплики начинаются излюбленной мантрой: «В СССР секса не было!» Под собственно сексом он подразумевает все мыслимые и немыслимые девиации, коими перенасыщена его теперешняя жизнь. По счастью, только виртуально. Он плюётся ядом в сторону жизнелюбивых и солнечных советских женщин, обзывая их «колхозными свиноматками», а их мужей – «бездарным пушечным мясом». Все его мыслеформы сводятся к следующему: «Хомо-советкусу не полагалось красивого белья, ароматного мыла и дезодорантов – а зачем при отсутствии секса-то?! Безобразные толстые бабы укладывали шпалы, а их корявые мужики – пили денатурат. Эстеты задыхались! За просмотр невинной «Эммануэли» здравомыслящий индивидуум попадал на зону!» Когда Извращенца просишь объяснить, какого-такого секса не было и почему он, болезный, всё-таки появился на свет в конце 1960-х, тот наливается неистовой злобой и принимается кидать оскорбления. Обвиняет он смачно и умело. Выясняется, что его лучшего друга посадили за мужеложство, а самая красивая одноклассница, которая могла бы украсить своими статями любой «Плейбой» была вынуждена идти в заштатное ПТУ потому что «не волокла» математику, а также все остальные науки. «Это, по-вашему, справедливо?!» Больше того, Извращенец твёрдо уверен в том, что Советская Власть диктовала гражданам нормы брачного поведения в постели и строго запрещала им использовать некоторые непристойные телодвижения. «Тогда секс был нужен только для одного – для воспроизведения быдла, которое им БАМ поедет строить!» - назидательно подытоживает он. Хотя, воспроизведением быдла занимались совершенной в другом месте – в Третьем Рейхе, там, где чёткая селекция и расовая гигиена заслонили саму суть супружества. Вот уж где воистину не было секса! Но разве объяснить сие упёртому Извращенцу? Он-то считает эсэсовскую форму – невероятно эротичной, а Ирму Грезе – «симпатичной стройненькой тёлочкой – не, что наши бабы» А твоя мама, родной, тоже была коровой или одной-единственной газелью в СССР?
Внимание! Под громовые овации зал встречает наиболее отвратительного, но при этом самого яркого персонажа действа – Предателя с недвусмысленной с косой чёлочкой. Он сходу огорошивает всех репликой: «Если бы не вы – я бы ещё в детстве пил баварское!» Поклонник писателя Резуна и генерала Власова, утончённый знаток линий Шпеера и Торака, адепт некоего условно-обобщённого западного пути, с которого Россия окончательно свернула при Советах. По большому счёту, Предатель вообще не выносит «эту страну», как данность. Он даже любит цитировать из Чаадаева – о вторичности русской культуры и русских смыслов. Вспоминает другую мыслеформу,  из Остапа Бендера: «Крепитесь! …Заграница нам поможет!» Научит правильно жить, грамотно жрать и даже носить панталоны цвета cuisse de nymphe effrayee. Итак, Россия для него - это гнусная Рашка. Она и при царях была всё той же Рашкой, особенно при этих …затянутых в мундиры чудищах с бакенбардами. «Как то бишь их звали? Всегда Николашек и Алексашек путаю!» Но именно СССР для Предателя – точно кость в горле. Ибо – Победа. Ибо – Космос. Ибо явное противостояние с Западом. «Умные французы быстренько сдались и даже сохранили индустрию красоты, а какой навар получили наивные «ватники»? Голод и холод? Людские потери? Пиррову победу?» - снисходительно спрашивает Предатель.
А вот, почёсываясьи вытряхивая крошки из неопрятной бороды, ковыляет старый борец с системой - Перманентный Диссидент. Он ещё в детстве начал слушать Би-Би-Си и зарыл свой пионерский галстук где-то на замусоренном пустыре близ гаражей. Ему наплевать на общественный строй – просто ему всегда не нравилась система. Он даже в пятом классе желал быть «против всех», за что регулярно получал по физиономии от окружавших его ребят. Когда-то очень давно его раздражал Брежнев, потом – Андропов и даже невнятный Черненко успел вызвать у него неприкрытое раздражение. Горбачёва он почти принял, но тот оказался слабаком. Не до конца развалил. Не везде – руины. Ельцин? Был на правильном пути, расстрелял коммуно-фашистов в 93-м, предоставил тотальную свободу самовыражения, да и сам любил станцевать в пьяном виде, но… и он не смог разметать клочки по закоулочкам. А наш Диссидент жаждет разрушения и тлена. Натура у него такая – бунтарская.  Диссидент никогда не хвалит «цивилизованно-эстетичный Рейх», ибо для него оба – хуже. Сталин, Гитлер,…Наполеон, Людовик-Солнце – это всё тоталитарные сволочи, меченые одной чёрной краской. Опять же, Предатель кричит, что «Крым – не наш!» потому что на Западе вопят: «Крым не их!», тогда как Диссида выступает против «оккупации украинских территорий», ибо он вообще привык выступать по другую сторону баррикад. Предатель болеет за Украину потому, что там окопались его духовные братья и «камрады по расе», а Диссидентушке вдруг понравились вышиванки из-за их …антипутинского содержания. И «Пусси Райот» хороши не потому, что они pussy, а потому что они – riot. Когда-то он неистово носил привозную бейсболку с надписью USA поверх нечёсаных длинных лохм, ибо сие считалось предосудительным. Его «менты» тормозили; его в ректорат вызывали – просили немного подстричься; мама в уголке плакала – рассказывала, как дядю Васю – стилягу из Москвы – в 1958-м году за рок-н-ролл и полосатые носки из МЭИ выгнали. С 5-го курса. Диссида, правда, привирает, ибо дядю Васю выгнали не за рок-н-ролл, а за фарцу, но это – семейная тайна. Тс-с-с-с. Так вот, наш Перманентный Диссидент до сих пор вздрагивает при воспоминании о коммунистических субботниках, об истмате-диамате, а также о вездесущем КГБ, который ему запрещал слушать ‘Deep Purple’. Никому не запрещал, а ему – постоянно.
Ах! На сцену выпархивает очаровательное, невыносимо наивное существо по имени Французская Булочка. Этакая молодая инженю в кисее, кружевцах и бантиках цвета перванш. Почему вдруг именно булочка, а не эклер и не какая-нибудь ещё профитроль? Всё просто. В 1990-х годах, на волне ностальгии по России, которую мы потеряли, сделался популярен попсово-надрывный хит о той самой, утраченной дореволюционной бытности. Утончённость, блеск и - упоительность. С шампанским, да под вальсы Шуберта. Среди невосполнимых потерь особым пунктом значился «хруст французской булки», выдуманный авторами для складной рифмы к слову «переулки», но оказавшийся самым запоминающимся моментом в безликой череде «балов, красавиц, лакеев, юнкеров». Этаким символом всех ностальгирующих идиотов, у которых если и затесался в роду какой-нибудь корнет Оболенский (из другой песни), так исключительно в качестве мимолётного любовника дворовой девки Маланьи, случайно подвернувшейся под руку - по пути из флигеля на конюшню. Но разве нашей Булочке сие объяснишь? Она твёрдо уверена, что кабы не большевики, она была бы не студенточкой платного ВУЗа, а фрейлиной двора, и её руки добивались бы усатые кавалергарды. А ещё в её активе - богатые поместья, благовонные будуары, поездки в Ниццу и шёлковые панталоны с кружевами шантильи. Она трагически застряла где-то в районе 1890-х годов и слабо представляет себе путь человечества в XX веке.  Она морщит носик при виде картин соцреализма и считает, что аристократка Любовь Орлова – типичная жертва режима, ибо оказалась вынуждена играть в дурацких фильмах, вместо того чтобы вальсировать в Зимнем Дворце с государем-императором.

Тот факт, что в наступавшем XX столетии многие дворянки играли в кино (например, Мария-Магдалена фон Лош, она же – Марлен Дитрих), для Булочки – не резон. В её кисейно-кисельном сознании царит страшный кавардак. Нечто вроде: «Серым Совком правил усатый Слава КПСС, а за интерес к западной моде людей раскулачивали и отправляли на Байконур!» Разумеется, я утрирую, но их представления о советской цивилизации выглядят просто комично. Впрочем, о других исторических периодах у них примерно такие же соображения – о временах Людовика XIV они судят по «Анжелике», а об американской войне Севера и Юга – по описанию платьев Скарлетт О`Хары. Миленько и лупоглазо. Но ужасно противно......
Subscribe

  • Юморина 43

    ( ТЕМА) ( для «ПУЩЕГО» смеха выделяю «куски» я) Уход Анатолия Чубайс с должности главы «Роснано» объясняется естественным ротационным процессом.…

  • 29 НОЯБРЯ...

    ( ТЕМА ) 29 ноября 1847 года 29 ноября 1847 года в Лондоне открылся II конгресс Союза коммунистов, руководимого К. Марксом. На нём К. Марксу и Ф.…

  • Зоя Космодемьянская

    79-я годовщина мученической смерти комсомолки-партизанки... 29 ноября 1941-29 ноября 2020 Зоя Анатольевна Космодемьянская (…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments