Гурьев Игорь (egor_23) wrote,
Гурьев Игорь
egor_23

Цари и царство 1 (Иоанн IV)

НАЧАЛО - (http://egor-23.livejournal.com/35914.html)
Москва осознала опасность. Пока навстречу буйному князю шел отряд воеводы Бутурлина, а из Москвы выступила еще одна дружина, А в храмах Руси начались службы о спасении страны от назревавшего конфликта. Тем временем противоборствующие силы уже выстроились перед боем, готовые сойтись в схватке. Но Андрей понял, что шутки кончились и не только городов ему не видать, а может и жизни, согласился на переговоры. Князь Оболенский дал клятву, что с головы Старицкого не упадет ни один волос, и они выехали в Москву, где Андрея посадили под замок, а Оболенскому было сказано, что б впредь не давал обещания кому попало. Всех сторонников Андрея секли кнутами прилюдно, кого и пытали, а кого и повесили вдоль дороги от Москвы до Новгорода. Самого Старицкого потихоньку убили в тюрьме, и конфликт был улажен. А в августе, в Литву бегут князь Семен Бельский и окольничий Иван Ляпицкий, от кого, между прочим, и пошли Романовы. Вот такие были времена, когда Русь еще представляла собой территорию, на которой еще появлялись отголоски междоусобицы. В Литве потирали руки, видя такого своего соседа, где правил младенец под руководством своей матери, и Смоленская область уже вписывалась в их захватнические планы. Для этого король Сигизмунд заключил союз с Крымским ханом Саип-Гиреем. Да и Новгород, и Псков, еще помнили времена свободы, и в их недрах начиналось движение за независимость. Летом 1534 года, началась война. Успехи Литвы заключались во взятии Гомеля и Стародуба, при обороне которого отличился брат Ивана, князь Телепнев-Оболенский. Москва построила ряд крепостей на Литовской границе, при этом новую крепость Себеж, Литве взять не удалось. Война затягивалась, и начались переговоры. Литва требовала Новгород и Псков. Москва отказала во всех требованиях, и было заключено перемирие сроком на пять лет.

Елена тем временем проводила блестящую денежную реформу. Дело в том, что на Руси гривны из серебра выделывали 250 денег по счету в Новгороде и 260 по счету в Москве, которые равнялись двум с половиной рублей. Махинация заключалась в том, что в гривну подмешивали олово и выделывали уже вдвое больше монет. В результате при расчетах часто возникали споры о качестве (ИЛИ НЕ КАЧЕСТВЕ) денег, и в торговле начались затруднения. Василий третий не жалел тех людей, кто занимался таким промыслом, им рубили руки, заливали олово в горло, казнили прилюдно. В 1535 году, Елена, запретила хождение порченых денег, а на новых деньгах стал красоваться Великий князь с копьем в руке, и в обиход вошло слово копейка. Но, в 1538 году, Елены не стало, и Русь погрузилась в смуту.
Будущего правителя России, который таковым и формально являлся, игнорировали все. Иван играет со своим младшим братом, Юрием, и тут же князь Иван Шуйский. Он сидит на лавке, в его взгляде нет и намека на почтение, нога на ногу, локоть оперся на постель Василия. Эта сцена запала в душу Ивана, и в последствии он припомнил и это, и многое другое. А как было поступить Ивану со своими приближенными? В то время, думой руководили господа Шуйские, убийцы Елены, так как вскоре за кончиной ее, последовала расправа над ненавистным Иваном Овчина-Телепневым-Оболенским. Его, и его сестру, Агриппину ждала скорая расправа. Иван умер с голоду, сестра заточена в монастырь. Расправа над няней царя было актом игнорирования завещания Василия, и Иван запомнил и это. Василий Шуйский быстро оформил брак с двоюродной сестрой Ивана, будущего Грозного, и тем самым стал числиться в родственниках у царя. Дума тем временем освободила всех заключенных бояр, которые томились в тюрьме по приказу Елены. Бельские, обретя свободу, и возвысившись, увидели в Шуйских своего главного врага, и процесс пошел по новой. У каждого клана были свои соперники и сторонники, и борьба завершилась возвращением Бельского в тюрьму. Вместе с ним в опалу попал и митрополит Даниил, а Мишурина, которого любил Василий, просто линчевали без суда и следствия боярские дети. Иван Шуйский, который после смерти брата, Василия, стал заправлять всеми делами, взял грамоту с митрополита, по которой тот добровольно отрекался от своего сана. Сам Ванька Шуйский не обладал качествами тонких интриг при дворе, и действовал свойственной ему прямолинейностью. Бельский на глазах у всех расхищает казну, из золота плавит себе кубки и посуду, на которых гравируется фамилия рода. Шуйские захватывают себе все ведущие должности в регионах Руси, правя в них так, как им заблагоросудится. Дошло до того, что из Пскова стали убегать люди под защиту Новгорода, так как люди Андрея Шуйского зверствовали, кто на что горазд. Не стесняясь, в городе, были установлены ставки для судебных споров, при этом нападения крымских татар они так и не сумели остановить. Воевать никто не хотел. Дело дошло до того, что новый митрополит, Иосаф, вскоре отвернулся от своих спонсоров, и Бельский увидел свободу, который быстро занял первое место в думе. Его реформы были логичны. Выпустив опальных, он составил так называемые губные грамоты, которые разрешали жителям городов самим выбирать себе старост, и самим же судить разбойников при помощи присяжных людей. Псков вздохнул полной грудью, и люди Шуйского один за другим становились короче на голову. Наведя относительный порядок во внутренних делах, Бельский взялся за захватчиков, коих в то время развелось много. Саип-Герей опустошал Рязанские земли и север страны, требуя дань, Сафа-ГиреЙ был постоянным гостем в Муромской и Владимирском крае, Семен Бельский служа Крымскому хану, все агитировал Орду на поход на Русь. Союз состоялся в 1541 году, когда два хана объединившись, двинулись к Москве.

Иван Шуйский возглавил рать, друга дружина отправилась в Крым. Саип-Герей, получил помощь от Турции в виде пищалей и пушек, и его войско было довольно многочисленным. Дело обретало серьезный оборот, и Дмитрий Бельский, назначенный на должность командующего, возглавил главную часть русского войска, которая стала выдвигаться к берегам Оки. Против казанцев выступили объединенные силы костромских воевод и Ших-Алей со своими касимовскими татарами. Разумеется, Иван, помолившись в Успенском Соборе, вместе с митрополитом отправился в думу, где спросил совета, как ему поступить в данном случае. Большинство бояр склонялись к тому, что малолетний Иван не выдержит испытания и предлагали остаться в Москве. Митрополит убеждал последовать примеру Дмитрия Донского, который в трудный час для державы выступил против захватчиков. В итоге Иван остался в столице, где начались приготовления к осаде. В это время, переправу через Оку охранял отряд князя Турунтая Пронского, и хан пытался, очистить переправу с применением пушек, но к князю стали подходить дополнительные силы, при этом подтягивалась артиллерия. Хан был недоволен предателем Семеном Бельским, который обещал легкую прогулку до Москвы. В итоге все планы по захвату столицы рухнули. Саип-Герей ушел, пытаясь по дороге взять Пронск, где воевода Жулебин уже подготовился, и попытка провалилась.

Дмитрий Бельский правил недолго, около двух лет, при этом главного своего соперника, Ивана Шуйского даже поставил командовать ратью. Но не такие были Шуйские, что бы простить все обиды. Поддержка у рода была внушительная. Тут и Новгородские бояре, так как этот город издавна был опорой рода, тут и князья Кубенские и Палецкие. Так что сторонников хватало, и в Москве состоялся заговор. Третьего января Шуйский приехал в Москву, а до его приезда боярин Шереметев с сынами при поддержке трехсот дружинников, схватили Бельского, которого отправили в Белоозерово, где и придушили потихоньку. Наглели до такой степени, что Петра Щенятева взяли прямо в царских покоях, и в келью митрополита полетели камни, и Иоасаф спасался в покоях у Великого князя, куда ворвались заговорщики и шумом разбудили и напугали Ивана. Иоасаф спасался в Троицком подворье, куда ворвались дети бояр и едва не убили бедного митрополита, который всю ночь мотался по Москве, не зная куда укрыться. Спас его игумен Алексий, который уговорил убийц не заниматься делом противным Богу. В итоге, Иоасаф был сослан в Белозерский монастырь, и вместо него был поставлен Макарий. А эпоха Шуйского была недолгой, уже в 1542 году он исчез, а вместо него стал его родственник Андрей, который нам знаком по делам в Пскове. Так что власть на Руси имела тенденцию меняться с головокружительной быстротой и потому говорить о стабильности не приходится. Но каково было Ивану, который, являясь правителем Руси, часто вместе с братом просто голодовал? (Это не ошибка. Именно голодовал!)
Иван даже плакал, когда уговаривал бояр не трогать любимых ему людей, при этом все документы выходили под его подписью, при приеме послов он был на первом месте. И поэтому не приходится удивляться его забавам, когда он, забавляясь, сбрасывал кошку с высокого терема, или скакал по улицам на лошади, давя прохожих. Правда это или нет, так и останется тайной. Но то, что Иван, являясь правителем ничего не стоил на Руси, факт. Так он и дожил до тринадцати лет, когда рядом с ним появился его любимец, боярин Федор Воронцов, но уже в сентябре 1541 года, Шуйские нанесли новый удар. (Еще раз-пацану 13 лет) Трое Шуйских, и их банда, состоящая из братьев Скопиных, тоже бояр, с князьями Проносим, Шкурлятевым и другими, напали на Воронцова в думе, и стали банально избивать.

Его хлестали по щекам, и в разорванном платье он уже стал прощаться с жизнью, но вошел митрополит, посланный Иваном, который уговорил оставить ему жизнь. Воронцов был сослан в Кострому, не смотря на просьбу Ивана отправить его в Коломну. При этом, митрополиту во время спора, Фома Головин специально наступил на мантию и разорвал ее. Иван уже был не мальчик, и месть последовала жестокая. Вскоре Андрей Шуйский был схвачен, котрого вели до тюрьмы псари царя и по дороге так били, что Андрей скончался, не доходя до стен тюрьмы. Следом пошли ссылки и заточения. Афанасию Бутурлину отрезали язык, Воронцов был возвращен из ссылки, а в думе стали править Глинские. Иван уже осознал главную опасность для России, так как вражда бояр и их меркантильность были первой опасностью для России. Первые звонки прозвучали уже для этой категории паразитов, когда Иоанн в ходе прогулки за город, не пожелал выслушать просителей пищальников из Новгорода. Их разогнали, и в свалке были потери и с той и с другой стороны. Василий Захаров, которому было поручено дело о выявлении тех, кто натравил пищальников, быстро нашел виновных. В итоге, князь Иван Кубенский и Федор Воронцов родственником Василием, лишились головы. Воронцова даже не спасло его приближенность к царю. А тем временем Иван следую обычаю своего отца, объявил о женитьбе, и в столицу стали стекаться невесты на просмотр. По городам России были разосланы грамоты, где проходили конкурсы красоты, и лучшие отправлялись в Москву. В итоге, из всех невест, взгляд Ивана остановился на Анастасии Романовне Захарьиной-Юрьевной, которая была из рода Андрея Кобылы, чей род имел древнее происхождение, еще со времен Симеона Гордого. Третьего февраля в Успенском соборе, пара была обвенчана митрополитом Макарием. Анастасию в последствии будут прославлять за ее милосердие и веру. А начало самостоятельного правления Ивана ознаменовалась страшным пожаром на Москве.

Пожары в то время были делом обычным. Весной и летом 1547 года, Москва горела особенно сильно, да это и не мудрено. Москва ширилась и развивалась, и в столицу стекались люди за более хорошей жизнью, прям как сейчас. Строили деревянные дома, большие подворья, конюшни и сараи для скота. К тому же дома лепились как угодно и куда угодно. Загореться могло от чего угодно и в любом месте, а в совокупности с ветрами, пламя распространялось быстро. До нас дошел факт, что 3 июня к Ивану пришли посланники с жалобами на князя Турунтая Пронского, и жалобщиков приняли Глинский и Иван. Грозный был в гневе, и люди с челобитной уже опасались за свою жизнь, когда в результате пожара упал большой колокол Благовестник, висевший в Кремле. Знак был плохой, и те, кто жаловались, отделались легким испугом. 21 июня новый пожар, на этот раз горело основательно. В пламени были потеряны многие иконы Рублева, сгорела оружейная палата, сгорел с монахами Вознесенский и Чудов монастырь. Бедствие было страшным. Сам митрополит чуть не погиб в дыму. Его, спасая, спускали на веревках с Тайнинской башни, и митрополит, оборвавшись, устремился вниз. Ему повезло, но ударился он сильно и был отправлен в Новоспасский монастырь. Царь уехал в село Воробьево, и до него стали доходить слухи, что Москва горела не просто так. Правда это или нет, теперь уж не известно. Известно, что было проведено следствие, где выяснились подробности использования магии и волшебства. В то время поверить в это не составляло труда. А бояре, явившись на площадь и собрав народ, стали спрашивать их о зачинщиках пожара. Черни это и надо было. В их толпе находились, скорее всего, подставные люди, (механизм известный), которые указали на определенных людей. Обвинили Анну Глинскую, и ее детей, которой в Москве не было. Но вот Юрию не повезло. Сын Глинской как, только услышав обвинение, ринулся в Успенский собор, но был вытащен из храма, и убит толпой. Начался народный мятеж.
Как обычно бывает, простой люд долго не замарачивался, и стал громить усадьбы и убивать. Через три дня мятежники уже были в Воробьево, где требовали выдачи им Анны и ее сына, Михаила. Иоанн такого стерпеть не мог, и несколько бунтовщиков были казнены. Михаил Глинский тоже долго не раздумывал, и сбег в Литву, вместе с Турунтаем Пронским, но в дороге их поймали, и были отданы на поруки. Вот такие были нравы в то время. Грозному надоела это борьба, и его советниками стали знаменитые Сильвестр и Адашев. А жизнь продолжалась, и власти восстановили Москву.
В 1550 году, в Москве была созвана Великая земская дума, где царский титул, уже употребляемый до этого, был официально введен на Руси, тем самым Русь обретала институт управления страной. Сам Иоанн произнес речь, где горько жаловался на судьбу свою. Говорил о трудном детстве и о притеснении его боярами, что было правдой. Изучая время Ивана Грозного, удивляет, прежде всего, его прямолинейность и стремление называть все своим языком. А на следующий день, Алексей Адашев уже принимал челобитные от каждого, кто был обижен. При этом жалобы могли быть поданы на любого, не смотря на положение в обществе и чин. Отныне рядом с Иваном стали появляться люди не знатные, а преданные ему и государству. Юридическую власть укрепил судебник 1550 года, исправленный и дополненный, были введены губные старосты, которые занимались делами разбойными и убийствами. Был наведен порядок в отношениях знати и власти, и подошло время дел церковных. Соборы 1547 и 1549 годов, были призваны решить ряд вопросов. Значение этих Соборов велико, и их решения выполняются до сих пор.
Во-первых, к лику святых было причислено множество русских угодников, что сыграло огромную роль в деле становления единства Руси под эгидой одной веры.
Во-вторых, по результатам этих соборов был созван в 1551 стоглавый собор, который стал решать вопросы веры в деле противоречий в основных догматах и правилах церкви. Царь поставил перед ним аж 69 вопросов, на которые должен был дан ответ. Это говорит о немалой эрудиции правителя и его знаниях. Ответы и были оформлены в сто глав.
Царь боролся против многих суеверий в то время, и был наведен порядок как в правилах иконописи, как в обрядности службы. Были рассмотрены вопросы и о церковных училищах, монастырском землевладении и многих актуальных вопросов того времени. При этом, судебник был призван объединить Русь в единое пространство под едиными законами, при этом Московские традиции и обычаи, учитывались в первую очередь.
Взятие Казани:
Ко времени правления Иоанна Грозного, от былого могущества некогда сильной империи под названием Орда, мало что осталось. Как и любая империя до этого, и после, оставила после себя государственные образования. После Орды на территории будущей Руси, образовалось Астраханской ханство, Казанское и Крым. На осколках этого возникает новая империя.

Теперь Москва проводит политику объединения, а иначе говоря, политику завоевания осколков империи. В этом процессе уже была иная идеология как религиозная, так и геополитическая. Только Крым, еще опираясь на старые традиции, создавал неприятности Московии во всех областях. Местный хан, Сафа-Гирей, в 1539 году и пришел в Казань как полновесный правитель. Мало того, он шлет в Москву послание, в котором выступает как наследник Великой Орды, и требует подчинения. Московия прислушалась и обещала в свою очередь оставить в покое Казань. Но не тут то было. Хан потребовал дани, а это означало, что Москва как центр нового государства, должна была признать свою вассальную зависимость. При этом на стороне хана выступает Бельский, в армию которого вошли множество воинов из Турции. Такой вот расклад. И это еще не все. Турция как союзник стало вооружать эту рать, поставляя огнестрельное оружие и пушки. Дело дошло до того, что в Москве серьезно рассуждали о том, что малолетний Иван не способен спасти отчизну. Слышались и трусливые голоса, которые призывали к компромиссу, что означало сдачу. Но время уже было другое, и церковь в лице митрополита Иоасафа, проводили в жизнь мысль о том, что Москва не просто город, а крепость истинной веры.
Иван дважды разорял Казанские земли в 1548 и 1549 годах. Эти походы к добру не привели, и, начавшись осенью, они по причине природных напастей провалились. Разумеется, что Крым что Казань, видя такую слабину все больше и больше, с каждым годом разоряли Русь. Иван, защищаясь от набегов, строит крепость Свияжск, которая раскинулась на берегах Свияги и Волги. Но и в самой Казани уже дал знать о себе вирус, которым была подвержена вся Европа в то время. Начались разлады, так как знати стало как собак нерезаных, и каждый представитель ее тянул одеяло на себя. Эта беда коснулась всех народов того времени в разное время. Этот вирус прожигал и Европу.

Сегодня бытует мнение, что Казань это некое обособленное государство, которое и завоевал Грозный. На самом деле, Казань, как царство, рассматривать дело неблагодарное. Ибо как осколок империи Чингисхана, оно оформилось во времена Василия Темного. Противостояние в 1432 году, между ханом Улу-Махметом, наследником по линии Чингисхана, и его братьями, которые правили осколками империи, Астраханью, Седи-Ахметом и Кичи-Ахметом, привело к тому, что, Улу-Ахмет вынужден был ретироваться к Дону, где покоя не обрел, так как братья его, решили убить претендента на престол. В результате, мятежный и опальный хан занял Русский город под названием Белев, и бил челом Василию как верный подданный. Это означало то, что наследник империи под названием Орда, признавал верховенство Московской царя, что имело огромное значение. Но Василий увидел в занятии Белева некую агрессию, и в результате небольшой войны, русские дружины потерпели поражение. Дошло дело до того, что сам Василий был пленен ханом, и откупился довольно крупной по тем времена суммой. И тогда, Улу-Ахмет и основал новое государство со столицей в Казани. Именно с этого момента, мы и можем говорить о существовании Казанского царства.
Казань, как известно, стоит на реке Волга, и имеет выгодное положение, как в стратегическом плане, так и в экономическом. Начался расцвет царства. Начало завоевания выхода к Волге начал Иван третий. Он создал зависимое от Москвы Касимовское ханство, которое должно было с одной стороны оберегать окраины Руси от набегов Казанцев, а с другой стороны, союзников у Московского князя стало мусульманское государство, которое противостояло таким же мусульманам. Удивительно, но это ханство верой и правдой служило Москве все последующие годы. В самой Казани, существовали две непримиримые силы. Это те, кто выступал за союз с Москвой и те, кто был категорически против. Казань как центр работорговли имела доход от набегов на Москву, поставляя рабов на невольнические рынки. Этим грехом обладали и некоторые русские купцы и знатные люди. Ничего не поделаешь, времена были такие. С другой стороны и торговля с Москвой имела свои преимущества.
Когда в Казани брала верх партия Москвы, то столица нового государства всячески это приветствовала, но как только к власти приходили противники союза, отношения портились. Было время, когда сам Василий третий, поставил на престол в Казань своих ставленников в лице Шигалея, котрого сверг мечтатель Магмет-Гирей, видя в Казани продолжателя Орды, и стремился к объединению с Астраханью и с Крымом против новой Руси. Сам Василий продолжал строить вокруг ханства крепости, готовя нападение. В результате Казань не взяли, из-за боярских распрей, кто умнее и лучше, а потом настало время Грозного.
Еще младенцем, Иоанн сделал попытку захватить Казань, именно походы 1548 и 1549 года преследовали эту цель. Летом 1552 года начался третий поход.

Самое время сказать об армии Грозного. Как всем известно, на Руси отсутствовал феодализм как система общественных отношений. После средних веков нам в наследство не досталось ни замков феодалов, ни огромных имений местных князей. Все было проще и сложнее одновременно. Иван только начал проводить военную реформу, так как деление армии на местные ополчения не устраивало создаваемое государство. Такая армия воевала под предводительством равных по статусу людей, которые не могли все найти взаимопонимания, как в военном деле, так и в вопросе верховенства. С таким сбродом любая война была обречена на провал. Иван создал стрелецкое войско. Это и был костяк армии. Именно в 1552 году и впервые появляется это название. Стрельцы это стрелки из пищалей, которые со временем превратились в профессиональных военных, ибо служили всю жизнь. За такую службу, они имели свой дом, семью. Государство снабжало их продуктами питания, и разрешало им заниматься той деятельностью, которая позволяла им существовать. Помимо этого, в Руси было создано артиллерийское войско, которое стало считаться в Европе самым умелым. Но главной силой, по-прежнему были служилые люди. Этих людей поставляла провинция, и на каждую область налагалось обязательство предоставить таких людей. Разумеется, эти люди являли собой самое слабое звено, не зная ни дисциплины, ни умения вести боевые действия. Они и выступали как строители на земляных работах, как рабочие руки для основного войска. При этом, хозяин, кому надлежало дать людей, мог отмазать их от тягот службы, заплатив в казну два рубля за человека. Всей мобилизацией заведовал Разряд, некий орган наподобие военкомата, которые и делал соответствующие распоряжения. Вся армия делилась на пять полков, которыми командовали воеводы. Такой институт как офицерство, Русь не знала. Разумеется, во главе был штаб, где помимо знатных людей были и священники, и иностранные советники.

Нам не известно, сколько людей начали поход на Казань, такие сведения до нас не дошли. Источников очень мало, но те которые есть, дают нам картину довольно неприглядную. Это и низкие лошади под седлом у конников, и отсутствие дисциплины, и неприхотливость Русского воина в походе. Есть свидетельства европейских источников, что русский мог воевать только с большим перевесом, и с другой стороны, при осаде или обороне своего города, русские были способны на чудеса храбрости и героизма.
Грозный только начал реформирование, и, конечно же, дисциплина желала иметь лучшие показатели. Но не будем забывать и о том, что, Русь еще отходила от пережитков раскола, и наличие в армии множества знатных людей из разных родов, которые терпеть друг друга не могли, вносила свои коррективы. Но что было на высоте, так это артиллерия. С этим, кажется, согласны все. В самой Москве существовал двор, которые отливал орудия разного назначения и калибра, при этом Русь славится своими артиллеристами.
Время для похода было выбрано удачно. К тому времени в Казани обосновался Астраханский князь по имени Едигер, который стал писать Грозному гневные письма, сыпля смрадными словами на право и налево. Сама Казань представляла собой довольно мощное крепостное сооружение, где толщина стен доходила до восьми метров. (Выйдите во двор и прошагайте). Оборона такой крепости была сделана по последнему слову техники и военной науки того времени. Помимо солдат внутри цитадели, в лесу стояла конница, и по плану Казанцев, русские должны были быть разгромлены двумя мощными ударами из стен города, и конницей из леса. План потерпел фиаско, так как засада была уничтожена сразу. Оставался город. Писать об осаде интересно, и вот почему. До нас дошли довольно красочные описания тех событий. Что здесь, правда, а что нет, не важно. Приведу все как есть. Казань осаждали два месяца. За это время, произошла одна буря, которая уничтожила весь лагерь русских, разметав постройки и шатры. На Волге потерпели крушение множество судов с припасами. Со стен Казани, раздавались ругательства в адрес Ивана, и защитники порой щеголяли в чем мать родила, показывая русским срамные места. Потом начались ливни, которые были вызваны чарами Казанцев, и земля превратилась в месиво. В ответ на это, из Москвы прибыл Христианский крест, и сила веры во Христа оказалась сильнее. Тем временем, осаждающие рыли подкопы под стены, один из подкопов лишил Казань воды. Была взорвана одна из основных башен стены. Еще два подкопа шли к воротам и к стене. Второго октября начался штурм. Как только русские ворвались в город, начался грабеж, и это чуть не закончилось провалом всей компании, ибо татары ударили вновь. Иван Грозный проявив смелость, и встав с флагом у ворот, не дал разрастись паники, и его личная гвардия ворвалась в город. Положение было спасено. В результате город был взят, не смотря на воистину героическое сопротивление его защитников. В результате город пограбили, сам Едигер в последствии довольно неплохо жил на Руси, крестясь, и имея подворье в Москве. В Москве появился Покровский Собор, но еще лет пять в Казанских землях то тут то там, вспыхивали бунты против Руси.

И к 1557 году, наступила тишина. В 1555 году, появился первый Казанский и Свияжский архиепископ по имени Гурий. После службы в Покровском соборе, он плыл под звуки непрекращающихся, божественных песнопений по Волге до Казани, где и начал свою деятельность. Настало время Астрахани, так как границы Московии вплотную подошли к этому государству и взятие ее, было лишь делом времени. А Казань даже в годы смуты вела себя довольно тихо, сражаясь за государство и отстаивая государственность Руси, при этом сами татары, в отличие от многих русских, не метались от одного врага к другому.
Subscribe

  • Резонанс? Просто жизнь...

    (Выделил в тексте я) Курганский городской суд вынес приговор директору и одному из учредителей ООО «СК-Кредит» Алексею Сопегину. Он обвинялся в том,…

  • Преобразователь природы

    Незадолго до смерти И. В. Мичурин обратился к нашей молодежи: «Мои юные друзья, мы живем в такое время, когда высшее призвание человека состоит в…

  • "Я совестью и Родиной не торгую!"

    Их вырастил Сталин на верность народу! Они заслужили право на все... Кроме забвения... Нас в песнях воспели и в бронзе отлили, Легенды…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments