Гурьев Игорь (egor_23) wrote,
Гурьев Игорь
egor_23

Categories:

Цари и царство 2 (Иоанн IV)

Начало (http://egor-23.livejournal.com/36316.html)
Астрахань: Весной 1554 года, этот город довольно быстро взяли. Командовал походом Пронский Григорий Михайлович. 29 августа Иван отмечал свой день рождение в Коломне, известие о взятии Астрахани было большим подарком. На хана наложили дань и взяли с него обязательство для беспрепятственного прохода по Волге русских купцов. Запрещалась работорговля русскими людьми, и рыбаки из Руси появились в Каспийском море. Русская армия ушла из Астрахани, оставив в ней только казаков. Но не прошло и года, как Дербиш-Али, перебил казаков, и вступил в переговоры с Крымом, ища там союзника для отпора притязаний Москвы. Его союзниками выступали ногайские татары, где не могли поделить власть два брата, Юсуф и Измаил. Последнего, Москва подкупила подношением трех охотничьих птиц, к которым прилагались подарки посущественней. А именно, пол миллиона гвоздей, свинец, материи и бумага. Измаил, получив это, тут же забыл про данные им обещания. В результате мятежный хан бежал в Крым, Астрахань вновь заняли, и летом 1566 года, она вошла в состав России. Отныне Волга и стала и Великой русской рекой. Но на этом дело не закончилось, и Русь стала продвигаться дальше, и на горизонте уже маячил Кавказ, и на историческую арену уже выходили казаки как уникальное явление русской действительности.

Помимо Астрахани, была завоевана Ногайская Орда, в Москву пожаловал сам хан Сибири Едигер, с богатыми подарками, прося признать себя вассалом Москвы. Дело в том, что его ханство терпело немало лишений от набегов соседей из Азии. Сибирь была далеко, и помощь Грозный оказать хану не мог. Потому Сибирь и платила дань спустя рукава. Этот богатый край еще ждал своего героя двадцать лет. А пока Русь обрела новую силу, в лице казачества, которыми так любили пугать детей в Европе. Эта сила нуждалась в управлении, и в 1570 году, наместник Грозного, Новосельцев придал ей более четкую организацию. До сих пор те события отмечаются казаками как создание Донского войска. Но не все так гладко происходило, и царь даже вынужден был посылать армию для подавления движения казаков, в 1577 году. А на горизонте уже была Азия, а с казачеством покончила Екатерина вторая, приведя эту ораву в Божеский и государственный вид. Тем временем, новая экспедиция Москвы уже достигла Приднепровья, наведя в той области настоящий переполох. Дьяк Ржевский, со своей дружиной, даже показался возле Очакова. Даниил Адашев дойдя до Днепра, умудрился захватить два турецких корабля, и стал угрожать Крыму.

Крым и Ливония: Удивительно, но сегодня слышны голоса, которые обвиняют Ивана Грозного во втягивание в эту затяжную войну, хотя то, что делал Петр первый, есть продолжение мыслей и чаяний первого царя России. Разобраться в тех событиях не мудрено. Итак, существовало Крымское ханство и Ливония. То, что Иван не мог воевать на два фронта, и то что, проблемы существовали в двух этих регионах, есть исторический факт. Как и то, что противоречие это нужно было разрешать, ибо вопрос то имел стратегическое, и первостепенное значение для страны в целом. Крым находился далеко от Москвы и поход к нему имел большие трудности. Это и просторы, которые армия должна была преодолеть, и дорога от Тулы представляла собой почти безжизненное пространство. Это обстоятельство вплоть до конца 18 века, являлось препятствием для России. В то время, Крым поддерживала Турция и воевать со столь мощным противником, значит обречь государство на гибель. Турция это уже Европа. При этом, с 1554 года, Иван вел войну со Швецией и вынужден был отражать постоянные набеги Польши. С одной стороны, Крым как угроза являла собой опасность для страны, ведь в 1571 году, хан Крыма, Давлет-Гирей, даже взял Москву, а с другой стороны проход к Балтийскому морю, был необходим. Русь обретала бы статус мощного международного объединения. И такая задача на первый взгляд была вполне выполнима, так как Ливония в то время, представляла собой территорию довольно хаотичную, не имеющую четкой организации и намека на государственность. В Ливонии заправлял Ливонский орден, наследник меченосцев. Что такое рыцарь? Если кто не знает, скажу, это своего рода феодал, имеющий замок как столицу своей империи и армию в качестве своих защитников. Военизированная экономика, основанная на эксплуатации крестьян, это и есть феодализм. В последствии по Европе стали шататься рыцари без земли, ища господина для своего меча и готовые продать свои услуги. Разумеется, рыцарей объединяли создаваемые ордена под знаменем католической веры. Эти ордена являли собой еще один тип государства и играли в Европе не последнюю роль. К рассматриваемому нами периоду времени, от былого величия Ордена остались лишь воспоминания. Рыцарь теперь уже представлял собой, зажравшееся животное, которое существовало за счет набегов на Русь и грабежа, и которое предавалось разным утехам. Помимо этой банды, в Ливонии правил ряд архиепископов, каждый из которых видел в себе любимом единственно верного правителя. Разумеется, у каждого был город или несколько городов, земли и замки.

Главой над этой мафией был Римский папа. К тому же, в Ливонии был, и ряд феодалов посерьезней. Все они считали себя рыцарями и имели во владениях замок и окружные земли. Города Рига, Дерпт вообще представляли собой единицу правления во всех отношениях. Всем этим хаосом пытался управлять парламент в городе Вольмере, и толку от него было мало. Главную скрипку во всем играли немцы, были славяне и другие представители наций, но их процент был мал. При этом, Ливония, а точнее ее часть, когда то принадлежали Руси, да и сами Ливонцы обнаглели до такой степени, что их набеги на Русь стали носить регулярный характер, а парламент даже выдавал вознаграждение за каждого убитого русского. Но эти факты как-то позабылись нынешними деятелями истории. Как позабылись и события после 1917 года в России, когда Поляки уничтожали целые селения, на нашей территории включая женщин и детей. К чему это я? Да все к той же Катыни, доказательством которой служат копии документов. А теперь зададимся вопросом, а зачем нужно создавать копии, не имея копировальной техники? Я к тому, что вопросы, поднимаемые ныне, вызывают, мягко выражаясь, недоумение. Отвлечемся немного. Если я Вам сейчас скажу что Украина проект с целью разделить Россию и надумана был именно для этого? Что украинцев как нации нет? Поверите? Вот по телевидению идет обсуждение вопроса о портретах Сталина и страдалец, махая сухоньким кулачком, обвиняет Сталина во всех грехах. И господин Макаров не отстает, ведя передачу, так как ему надо. Жуков, который воровал эшелонами, и который требовал расстрела для дезертиров, включая всех членов их семей, в их глазах велик, а Сталин, который сохранил Русь, подонок и негодяй.
Но мы отвлеклись. Время мало, что меняет в истории. Может только вооружение получше, но стремления стран и политической элиты неизменны из года в год, из века в век. Иван Грозный рассуждал верно, и был уверен в успехе. В этой истории есть еще одна тонкость. В Ливонии существовал еще один закон, по которому все специалисты в разных областях, которые желали работать в Руси, подлежали задержанию. Ивану нужны были специалисты, и этих специалистов он привлекал на Русь, но их не пускали, порой даже арестовывая и, они вынуждены были томиться в Ливонских тюрьмах. К тому же, Юрьевский регион Руси, теперь превращенный в Дерптскую волость, обещанную дань не платил. Был договор, где черным по белому оговаривались суммы платежей. Но Ливонцы всячески отговаривались от своих обязательств. А деньжата в Ливонии были, и еще какие. Именно этот регион славился своими знаменитыми праздниками и кутежами в неделю, а то и больше, к тому же обида православию, которые в свою очередь нанес этот регион, разоряя церкви и превращая их в руины, была сильна, и требовала мщения.
Итак, ситуация складывалась удачно. Война со Швецией окончилась к 1557 году полной победой, и опасаться вроде было некого, Дания как основной игрок в Европе, относилась к Ивану дружески, и в январе 1558 года война началась.

Все складывалось как нельзя лучше, и на первых порах, успехи русского оружия впечатляют. Московская армия, где воевала армия Шигалея, Касимовского царя, начала неплохо. Этот тот самый Шигалей, который одно время, возглавляя трон Казани, и которого охраняла охрана из Москвы. Это тот самый Шигалей, который просто вырезал всех заговорщиков, намеривавших его свергнуть, прямо на пиру, оставив под накрытыми столами около восьмидесяти трупов. Это тот самый Шигалей, от которого стонали подданные, прося у Грозного защиты, и который, видя надвигавшийся гнев Русского царя, бежал в Свияжск. Теперь у него в заместителях находятся Михаил Глинский, и даже брат царицы. Вот такие зигзаги судьбы. И, разумеется, части Шигалея гумманостью не отличались. Но не спешите возмущаться, ибо в то время так воевали все без исключения, и даже Европа, которую сегодня принято оценивать с положительной стороны, намного была кровавей и варварской, чем Россия. Первый этап войны, это обыкновенный набег, в результате которого, русская армия довольно глубоко вторглась в Ливонию, и, пограбив, вернулась в Псков. При этом, Иван, обращаясь к Ливанцам, подчеркнул, что это только демонстрация, ибо договор выполнять нужно. И, конечно же, в Москву тронулось посольство, с намерением закрыть проблему. В это время, немцы, имея идеологию уже протестантскую, убили несколько жителей Ивангорода, которые чтили пост. Ивана это привело в бешенство, и месть не заставила себя долго ждать. Досталось городу Нарве. В результате Нарву взяли, а это уже порт на Балтике. Иван все быстро понял, и вскоре на Балтике уже появился русский флот, при этом сам город Нарва получил такие привилегии, о которых не мог помыслить и в самых отдаленных мечтах. И вот тут проснулась Европа. Неожиданно у ее окраин появился не просто новый игрок, который уже был выше некоторых правителей, но и с амбициями, которые не устраивали никого, разве только Англию. Которая с успехом торговала с Россией, да Испанию, которая утонула в собственных проблемах. Остальные же встревожились не на шутку. Тем временем в Ливонию вступила уже регулярная армия Руси, и вскоре пал Дерпт, и хваленые рыцари, перепугавшись не на шутку, видимо помня на каких осколках возникла Русь, не помышляли о сопротивлении.

Как обычно бывает, все в свои руки взял Рим, где и собрался некий совет. Вопрос стоял серьезный, а именно отражение агрессии Руси в Ливонии. Всех возмущало, что кроме их кто-то посмел что-то присоединить к себе, и что кто-то кроме них, может иметь свой флот. А тем временем, ставленники папы в Ливонии, продавали свои владения Дании, не спросив разрешения у папы, набивая себе карман, а епископ Эзельский, быстро приняв протестантство, в последствии превратился в некого земельного капиталиста. В целом, процесс развивался по всем правилам таких событий. Магистр Кетлер, который возглавляя Ливонский орден, объявил Курляндию царством во главе с собой, и принес присягу Польше. Оставалась Рига, которая пока держалась. В итоге, Ливонии не стало. И вот тут пора познакомиться с еще одним Великим деятелем. Знакомьтесь, правитель Польши, господин Баторий. О Польше в то время говорить серьезно никто не собирался, и появление на арене нового государства, Речи Посполитой, было неожиданностью для всей Европы. Итак, что же произошло? Балтика как стратегический район явилось лакомым куском для многих игроков того времени. Будем помнить, что протестантская идеология принесла с собой новую идеологию в Европу. А именно идеологию денег, которая как-то еще тормозилась тем же католичеством. Отныне капитал требовал и морских путей. Русь в этом противостоянии выступала исключительно как союзник многих игроков. Вплоть до 1540 года, она поддерживала Скандинавские страны, при этом претензии Руси были основательнее, ибо, что Эстония, что Ливония, есть часть земель Руси, когда-то ей потерянные, и память об этом была жива. Вплоть до 1435 года, история Ливонии это история захвата ее немецкими рыцарями. Первого сентября 1435 года, Свидригайло, который командовал отрядами русских и литовцев, вступили в схватку с орденом Меченосцев. В результате две силы почти полностью истребили сами себя. А потом грянула и Грюнвальдская битва, где от ордена остались ошметки. Поле боя осталось за Польшей, которая воевала вместе с Литовскими рыцарями. Вплоть до 1525 года, борьба с Польшей продолжалась, так как немцы не могли признать славян, своих кровных врагов, как силу выше их. К этому времени, протестантизм уже проник во все города ордена, потрясая его основы. В 1554 году, Фюрстенберг даже заключает союз с Москвой, тем самым, оставляя Ливонию как арену битвы между двумя славянскими народами. Не забудем и то, что сам факт присоединения к Москве Новгорода, поставило вопрос Ливонии в плоскость быстрого решения. Иначе Русь и не могла. Другого пути у нее не было. Иван не мог просчитать дальнейшие события, не мог просчитать и позицию католичества, которые видели в той войне шанс покончить с протестантизмом. В январе 1559 года, потерпев все неудачи на попытках объединения против Москвы, посланник ордена и явился перед очами Польского короля, Сигизмунда-Августа. В результате Польша согласилась защитить Ливонию, в ответ, получив обещание передачи в свою собственность некоторых городов. На горизонте замаячила идея великой Польши. Кетлер еще пытался оставить Польшу в стороне, но вскоре были подписаны пакты, по которым Польше переходило более половины Ливонии. Сигизмунд перехитрил сам себя, и пока строил планы и комбинации, в дело вмешалась Швеция, которая прибрала к рукам и Ревель, и многие другие города. Узел продолжался запутываться. А тут на сцену выступила и Дания. Представитель этой страны, прохвост и авантюрист, и принял на себя титул короля Ливонии. В 1560 году, Польский воевода Радзивилл Черный, появился в Риге и объявил, что Ливония отныне и есть Польша. В результате возле Ливонии столкнулись интересы, как Европейских стран, так и России, при этом Русь рассматривалась как враг под номером один всеми игроками. Но не все так страшно на первый взгляд. Игроки в Ливонии, пока не представляли собой мощную силу, и Иван понимал это.

Удар он получил в спину, от своего сторонника и можно сказать, друга, Алексея Адашева. Адашев заведовал всеми иностранными делами, и, не смотря на самодурство Грозного, которым нам его сегодня представляют, вел самостоятельную политику. Он был сторонником завоевания Крыма, и, распыляя армию, устроил поход в те степи, который возглавлял его брат. В результате Москва чуть не заполучила себе во враги Османскую империю. В самой Ливонии он то воевал, то договаривался до перемирий, которых было очень много. И в то время, когда армия Ивана, поддерживаемая между прочим местным населением, уже заняли резиденцию ордена в замке Феллин, Адашев так и не тронул свою часть войска, и не пошел на Ревель, а ведь шанс был, и еще какой. На этом, успехи русского оружия закончились, пока за дело не взялся сам царь Иван.
Нет времени останавливаться на всех дипломатических переговорах того времени. Отметим главное. Ливония, по сути, являлась землями немцев, а войну вокруг нее вели страны, которые стремились поделить эту территорию, или захватить ее полностью. Немцам же оставалось только лавировать между разными силами. При этом, Иван Грозный, оперировал к общественности Европы тем, что озвучивал цели своей борьбы не иначе как против ереси протестантской, что соответствовало интересам папы. В 1514 году, Смоленск вновь стал русским, и Польша, потеряв такой город, не опустила руки, и с Россией поддерживала отношения, которые выразились просто, ни мира, ни войны. И такое положение долго продолжаться не могло. При этом в бесконечных переговорах с Москвой, Польша требовала не только Смоленск, но и Новгород, и Псков, утверждая, что это исконные Литовские владения, к тому же, Польша не хотела называть Ивана царем, и отрицала за ним такую должность. Интересно и то, что Иван, снаряжая посольство в Польшу, для переговоров о мире, велел им повлиять на Сигизмунда, у котрого было две дочери. В то время, Иван потерял Анастасию, и вопрос о женитьбе имел место. Выбор пал на младшую, Екатерину, красоту которой удалось рассмотреть Сукину, тем более, Екатерина владела всей Литовской землей, и брак сей намечался громкий. Сигизмунд конечно же видел, что этот брак ставит крест на всех его мечтах по овладению Ливонией, и Екатерина вышла за муж за брата Шведского короля. В результате война. В феврале 1563 года, сам Иван повел русскую рать, за которой везли специально приготовленный гроб для польского короля. Русские захватили и Смоленск, и Полоцк, и Иван уже говорил о возврате Киева в лоно Руси. Через год ситуация изменилась, и войско русских было разбито на берегу Углы. Иван стал искать сближения со Шведским королем Эриком 14-м, который пошел на сближение, видя в Польше главного соперника. Начался дележ Ливонии между Русью и Эриком. В 1561 году, Дания и Польша стали сближаться, создавая новую коалицию. Через два года союз оформился, к которому присоединился весь Ганзейский союз, а Иван подписал договор с Данией, признавая права Дании на Эстонию. И война началась с новой силой. Шведы берут, и опустошают Эзель, Польша захватывает Пернау, в это же время увидел свет и манифест императора Максимилиана, который обвиняет шведов в том, что они действуют на стороне варваров, то бишь России. В 1562 году, не без помощи Курбского, который командовал русской армией, Русь терпит поражение при Невеле. Курбский сразу же бежит, а Иван созывает Собор 1566 года, который и высказался за продолжение политики в Ливонии и в невозможность уступок в этом регионе.

Потом бои и переговоры, коалиции и перемирия. Полякам так и не удавалось воплотить свои мечты в реальность, и создание флота под их флагом, имело туманные перспективы. Все что удалось Сигизмунду, так это создать союз с Литвой против Москвы, а в самой Польше во всю разгоралась борьба с протестантами, которые проникали во все щели Европы, неся с собой человеческое. На острие этой борьбы стояли иезуиты, и не забудем, что у Польши не было регулярного войска. После смерти Сигизмунда, трон мог занять и сам Иван Грозный, и это ему предложил Воропай, который в Москве представлял Польско-Литовский союз. Удивительное время, ибо тут же в Варшаве стала входить мода на все Московское. И такое положение было не новым. На горизонте замаячил новый союз, Польша и Русь, при объединении представляли собой, пожалуй, непобедимую силу в то время. Иван уже расточал обещания Польскому народу, при этом требовал, что бы Киев стал Русским, и титул царя отныне звучал впереди его королевского титула, который казался уже делом решенным. Но не тут то было. Польша раскололась. Польские феодалы это особый тип человека, и лишаться своих привилегий никто из них не собирался, к тому же они и был костяк государства. Встал вопрос веры. Польша католическая страна, и поляки видели Ивана уже в лоне своей церкви, но Иван ужу видел Польшу в православных церквях. Потому все рухнуло так и оставшись в мечтах. Скажем честно, что Польша к этому моменту являла собой жалкое зрелище, впрочем, как и вся Европа, и именно Ливонская война сделала ее империей с большой буквы. Но все по порядку. Победила мысль, что Иван варвар и не достоин, править Европейской державой. Победу стала одерживать партия Генриха Валуа, и избрание его было ударом для русского царя. Тень Франции все больше надвигалась на Ливонию, ибо она прекрасно видела, что есть шанс ослабить Москву с помощью той же Дании, что она могла убрать конкурента в лице Нидерландов, и что для этого нужно поддержать Фридриха второго. В результате всех дипломатических комбинаций, которые проводились в то время, в Польше к власти пришел Баторий. Неизвестно бы что бы было, если бы Батория не было, именно ему Польша обязана своим могуществом и следом в истории. После избрания Батория, Иван предложил даже ему союз, и в это время в Данциге начался мятеж, который отвлек Батория, и Иван как заправский полководец ударил по Ливонии. Взяты Руен и Пуркель, осада Пярны увенчалась успехом. По его плану нужно было вывести шведов из игры, и армия Москвы двинулась в Эстонию. Победа следовала за победой, города сдавались, и уже сам Ревель был осажден, но город так и не взяли, не смотря на шесть месяцев осады. Сам Иван возглавил войско, которое двинулись со стороны Новгорода. Тут досталось Польше, и кроме Риги, вся польская Ливония была быстро захвачена. С другой стороны, Магнус тоже не сидел, сложа руки, и уже грозил Ивану бедами, требуя от него не беспокоить своих подданных. Но Иван, казнив пяток десятков немцев, привел Магнуса в чувство, который, кстати, был женат на племяннице Ивана, и для острастки продержал его в тюрьме. Потом пал Венден, где был захвачен в плен знатный господин Георг Вике. Этого Вике посадили на кол, а армия двинулась к Дерпту. Был прощен Магнус, владение которого рассыпалось под ударами шведов, и в результате король превратился в жалкого оборванца, а его жена, племянница Грозного, вернулась в Москву имея двух детей на руках. В последствии она умрет в монастыре. Баторий тем временем разделался с Данцигом, и переключился на Москву.

А теперь как действуют гении в мировой политике. Баторий был знатным господином и к своим сорока имел неплохой послужной список, но во всей красе он проявил себя на троне Польши. У него постоянно болела нога, рана не заживала, болезнь прогрессировала, к тому же он страдал эпилепсией и апоплексией. Такой вот царь. К примеру, когда встал вопрос о казаках, которые возмущались его правлением, он, не задумываясь, стал казнить их сотнями, при этом трупы разрубались на куски. Его жестокость проявлялась во всем, но в то же время он слыл добрым католиком в Польше, а в Трансильвании пользовался популярностью за сочувствие к протестантам. Именно он основал Виленскую академию, провел судебную реформу и денежную, был впечатлительным человеком и впадал в слезы от вести про смерть друзей. Такая вот личность. При этом в самой Польше о Батории мало кто знал, и явившись к ним, он был для поляков темной лошадкой.
Для начала он отправляет посольства в Москву с целью выиграть время. Иван на переговоры не идет, так как Киев как город являлся основным требованием Ивана. Первое столкновение произошло возле города Венден. Баторий уже имел в кармане договоренность со Шведами, и поляк Андрей Сапега, вместе со шведом Боэ, громят русские войска. Временем, в Польской армии происходят реформы, она усиливается Венграми и Литовской помощью, в ней воюют французы и испанцы, и их количество исчисляется десятками тысяч. В итоге Русь осталась одна против всей Европы. Это Иван и не мог предвидеть, как не могли предвидеть и Европейские политики. Баторий стал искать союзников, но даже визирь Магомет Соколли, отказался от войны. Баторию пели в уши о Пскове, но царь начал с Полоцка. Его компания проходила по всем правилам. Маскировка армии была проведена блестяще, и, располагая ее между дорогами, он скрыл сосредоточение основных сил. При этом он не жалел и чернил. Его объявление войны Москве было развернутым. В нем писалось о исторической справедливости, о целях, были и едкие замечания по поводу происхождения русского царя. Данное послание отпечатали на многих европейских языках, 12 июня 1579 года, Баторий пишет манифест, который обращен ко всем без исключения. Он пишет о том, что именно он является благодетелем будущих завоеваний, что именно он даст покоренным все права, он будет бороться с насилием и уважать национальные достоинства. Пиар ход на уровне современности. И в последствии из пера Батория вышло много манифестов, в том числе и обращение к дворянству Полоцка, и надо сказать, что Баторий в основном свое слово держал. Так начался новый этап Ливонской войны, и не вина Ивана, что задуманное не получилось, и что война в Ливонии в итоге закончилась плачевно для России.
Сибирь: Это сегодня Сибирь огромна территория, а в то время, ей называлась Тобольская земля, которая до 16 века принадлежала татарским ханствам.

Сибирь и Зауралье, уже были русскими землями. Но со временем, по причинам усобицы, они отошли от Руси, продолжая иметь сходства культурные и языковые. Другими словами, это был очередной осколок некогда великой империи. Известный хан Кучум, с которым и воевала Москва руками казаков, просто был узурпатором, и ставленником Казахов и Киргизов. Сверг он мало известного хана Едигера, и не просто сверг, а убил в 1563 году, и захотел быть независимым от Руси. Вот и получил, что ожидалось, ибо любая власть, кроме Ельцина, всегда стремится к восстановлению своей территориальной независимости. Русские уже были на Урале, и экспедиция Новгорода, еще в 1334 году, дошла до Оби. Дошло дело до того, что земли за Уралом платили дань Новгороду, в которую входило и серебро. В 1472 году, Пермская земля уже входила в состав Руси, через двадцать лет русские дружины уже были за Уралом. Сибирский хан Едигер, платил дань Руси, но, видя, что Русь увязает в Ливонии, стал убивать послов Москвы. Потому вопрос о завоевании этого края рано или поздно возник бы. Но было ли это завоеванием? На Руси жил и правил род Строгановых, который и получил неограниченные права на все пустынные земли к северу от Вятки. Их льготы были огромными, и в результате в пустынном краю стали возникать города и селения. Это требовало эмиграции крестьян. В права Строгановых входило и владение промышленностью. Они лили пушки, имели армию, и воевали с Сибирскими ханами. В 1558 году, царь дает право Григорию Строганову на строительство ряда крепостей по берегам Камы. Нужно тут учитывать и то, что политика Грозного по отношению к своим границам была проста. Он создал пограничные войска, которые лично подчинялись ему, и таким образом, Московской царство обрело границы. Но это на Западе. Строгонов стоил крепости с размахом, и вскоре он просит о включении в опричнину, по одной причине, так как это было выгодно. А так как, набеги ханов и всеразличных халявщиков, стали регулярными, то, начинается создание казаческого войска, которые и перешли за Урал. Казаки были покруче, чем все ханы вместе взятые, и обладали особой психологией. В это же время, Едигер был низложен, и место его занял Кучум, который и правил, начиная с 1556 года, имея столицу, под названием Сибирь. В результате, его набеги стали иметь организованный характер, и такая катавасия продолжалась вплоть до 1582 года, когда Иван пожаловал Строгановым еще и земли реки Тобола и всех его притоков. Строгановы нашли выход, и призвали банды с Дона, обещая им всяческие льготы, в том числе и прощение за все грехи. Так появился в этих краях Ермак, о жизни которого нам мало известно. То что Ермак жил, не вызывает сомнения, и его образ это скорее символ прихода Руси в Сибирь. Помимо Ермака там хватало отчаянных ребят и атаманов, имена которых до нас не дошли. Казаки на Руси это своего рода бродяги в то время. Формально они зависели от Москвы, и представляли Москву как сила. Но практически они считали себя вольными людьми, и в поисках счастья в своем видении забирались в самые отдаленные уголки, тем самым, расширяя Русь в его владениях. Они не только основывали селения и военные общины, но и активно нападали на ближайшие царства и ханства. Тем самым и стала возникать новая культура, в центре которой стояла воинская доблесть. В 1579 году, Иван дал добро, и 640 человек, под предводительством Ивана Кольцо, приговоренного к смерти, и Ермака Тимофеевича, появились перед Строгановыми. Первого сентября 1581 года они двинулись в путь. В это же день, начался набег на Пермскую землю князя Пелыма, и Строгановы были не в состоянии спасти просящего помощь воеводу. Иван Грозный был недоволен Строгановыми, но те не имели военной силы, которая двигалась уже за Уралом. Махметкул был побежден на Тоболе, на Иртыше был разгромлен сам Кучум, и в октябре столица Сибирь, была взята. Помните фильм Ермак? Там показана историческая, правда, когда посланник Ермака, Иван Кольцо прибыл в Москву. Кольцо простили, а Иван посылает двух воевод вступить во владение новыми землями. Их имена, Иван Глухов и Семен Волховский, и тем самым, Москва прикрепляла к себе далекие земли. Тут нужно сделать оговорку и сказать о том, что все земли, которые объединил Иван, до сих пор находятся в составе Руси, и не одна территория не отошла от Москвы под лозунгами свободы и национальных капризов. В 1584 году Ермак погиб, и тот последний его бой не известен. По преданию он утонул, спасаясь от засады. Потом его тело татары использовали как мишень для упражнения по стрельбе из лука, и по преданию, даже птицы не прикасались к его телу, настолько он бы свят. Эта легенда или нет, кто знает? Ермак превратился в образец для подражания. И результаты этого движения, Ивану уже не суждено было увидеть. Ну а Русь заполучила себе богатые земли, на которые сегодня смотрят миллионы голодных ртов во всем мире.

Продолжение следует. А пока задумаемся вот над чем. То что Вы прочитали, заслуга одного человека-Ивана Грозного. Разве этого мало? Можете с ходу привести мне пример иного правителя, который бы сделал столько много для своей страны?
Subscribe

  • Если бы сейчас на выборы 2021?

    Программа РСДРП... Программа Российской Социал-Демократической Рабочей Партии, принятая на втором съезде партии (1903 год)…

  • Выборы 2021

    Выборы 2021 или как голосовать (МОЙ РОЛИК С МОИМИ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО МНЕНИЕМ) ( МОЙ ВТОРОЙ КАНАЛ)

  • 16.04... или современные цели...

    ( ТЕМА ) 16 апреля 1866 года (4 апреля 1866 года) - выстрел Дмитрия Каракозова, первое покушение на «Царя-освободителя» Александра II Покушения…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments