Гурьев Игорь (egor_23) wrote,
Гурьев Игорь
egor_23

Categories:

Статья Нузгара "Вредители"

Не успел еще закончиться процесс по «Делу Тухачевского», а следственные органы НКВД (НКВД, НКВД) уже готовили новое судебное дело по
обвинению в государственной измене.

На сей раз в орбиту следствия попали члены высшего звена заговорщической организации: Н.И. Бухарин, А.И. Рыков, Г.Г. Ягода, Н.Н. Крестинский и другие. И сколь много не вопили бы «разоблачители сталинизма» о необоснованных якобы многомиллионных жертвах «кровавого тирана», все три судебных процесса 1936, 37 и 38 годов стали звеньями одной цепи заговора против советского политического и государственного строя. А руководителем и вдохновителем противостояния ленинской линии при строительстве
социализма в стране Советов был Троцкий, тень которого и сегодня дробит коммунистическое движение в современной России.
Сегодня, не имея на руках все документы того времени, трудно сказать, какие показания на Бухарина и К* дали Тухачевский и его
военные коллеги, ибо процесс был закрытым и материалы не публиковались, но можно с уверенностью предположить, что данных о заговорщической деятельности членов новой группы у следствия было вполне достаточно. Органы госбезопасности длительное время следили за оппозицией, все сношения Троцкого со своими связями внутри страны давно были взяты под оперативный контроль, в чем большую помощь им оказали показания выявленных, арестованных и осужденных ранее его эмиссаров Блюмкина, Лурье и других. Нарком Ежов не раз докладывал Сталину схему связей Троцкого с его единомышленниками и заговорщиками в Москве и других городах Советского Союза. И, естественно, главное место в ней занимали связи Троцкого с Зиновьевым, Каменевым, Бухариным,
Рыковым, Томским, военными
. В центре внимания на сей раз был Бухарин, бывший идеолог партии, коллега Троцкого по соперничеству в этой области с Лениным. В самые критические моменты истории Бухарин почти всегда был против Ленина, выступал за его явку в суд в июле 1917 года, что означало для Ленина идти на гильотину. Он умело лавировал в годы НЭПа, но настойчиво пробивал свою "кулацкую идеологию". Он отступал, но вновь лез напролом. ЦК не раз поправлял Бухарина и, наконец, вывел его из Политбюро и своего состава. Бухарин осуждает свою прежнюю деятельность, что позволило ему сначала работать в Наркомтяжпроме, а затем стать редактором "Известий". Он был избран кандидатом в члены ЦК ВКП(б). В который раз Советская власть давала возможность прекратить свою антинародную деятельность. Да все оказалось бесполезным. Троцкисты с упорством, достойного лучшего применения, все больше и больше старались навредить советскому народу, только встающему на ноги. Они всеми фибрами своей душонки, как было доказано следствием, готовы были предать всё и вся ради удовлетворения своих низменных амбиций, ради уничтожения своего врага, коим был в их глазах Сталин.
Еще в ходе следственных мероприятий в августе 1936 года Бухарин, Рыков и Томский прошли по делу Зиновьева и Каменева. По всей вероятности, в то время еще не было у следствия необходимой доказательной базы для предъявления им обвинения. В январе 1937 года на втором процессе Пятаков, Сокольников и Радек дали показания на Бухарина и Рыкова как на изменников Родины. Арест Ягоды и следствие, несомненно, добавили на них немало новых обвинений. 23 февраля состоялся Пленум ЦК ВКП(б), на котором с докладом по делу Бухарина и Рыкова выступил Ежов. Оба они были выведены из состава ЦК и исключены из партии как наемные убийцы, вредители, диверсанты, находившиеся на службе у фашизма. Для выработки постановления по этому вопросу была создана авторитетная комиссия, в которую вошли 36 членов Центрального Комитета партии.
27 февраля Бухарин и Рыков были приглашены на заседание комиссии. Бухарин объявил голодовку. Все обвинения против него и Рыкова основывались на показаниях следствия по другим делам и на материалах НКВД. На предложение председателя комиссии А.И. Микояна признать чистосердечно свое участие в антигосударственной деятельности Бухарин ответил отказом и заявил: "Я не Зиновьев и Каменев, и лгать на себя не буду". Мало того, он стал обвинять НКВД в произволе и насилии. Бухарин и Рыков по окончании заседания комиссии сразу же были арестованы, после чего в течение более года по их делу шло следствие. Оно велось с тщательной скрупулезностью, сверялись новые материалы с данными прежних процессов, проводились очные ставки со свидетелями и подробные опросы арестованных.
2 марта 1938 года в Октябрьском зале Дома Союзов начался открытый Третий Московский процесс по делу группы заговорщиков антисоветского "правотроцкистского блока". Этот процесс известен также как Процесс двадцати одного или Большой процесс. Судебный процесс вели В.В. Ульрих и А.Я. Вышинский. Заседания судебного процесса проходили трижды в течение дня и продолжались десять дней. На них присутствовало ежедневно более 300 иностранных корреспондентов и дипломатов. Фигурантами
дела были Бухарин Н.Н., Рыков А.И., Ягода Г.Г., Крестинский Н.Н., Раковский X.Г., Розенгольц А.Г., Иванов В.И., Чернов М.А.,
Гринько Г.Ф., Зеленский И.А., Бессонов С.А., Икрамов А., Ходжаев Ф., Шарангович В.Ф., Зубарев П.Т., Буланов П.П., Левин Л.Г., Плетнев Д.Д., Казаков И.Н., Максимов-Диковский В.А. и Крючков П.П
. Им инкриминировались обвинения в измене
Родине, шпионаже, диверсии, терроре, вредительстве, подрыве военной мощи СССР, провокации военного нападения иностранных государств на СССР, т.е. в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58; 58-2; 58-8; 58-9; 58-11 УК РСФСР. Все подсудимые подтвердили получение обвинительного заключения. Кроме Левина, Плетнева и Казакова, другие обвиняемые отказались от защиты. Дела в
отношении Осинского В.В., Яковлевой В.Н., Манцева В.Н., Карелина В.А., Камкова Б.Д., Стукова И.Н., Артеменко Е.В., Запорожца И.В., Саволайнена И.М., Семенова Г.И. и Членова С.Б. были выделены в особое производство. Дело в отношении
доктора Виноградова А.И. за его смертью производством прекращено. Дело в отношении Енукидзе А.С. рассмотрено было военной коллегией Верховного суда Союза ССР 15 декабря 1937 года.
В дальнейшем вся процедура суда осуществлялась в строгом соответствии с установленными процессуальными положениями и не вызывала в этом отношении никаких сомнений. В ходе процесса были выдвинуты следующие обвинения:
- составление заговорщицкой группы под названием «право-троцкистский блок», поставившей себе названные цели, а также восстановление капитализма и отторжение от СССР союзных республик и Приморья;
- связь с иностранными разведками, в частности, с немецко-фашистской (непосредственно или через Троцкого), подготовка вооружённой агрессии против СССР, получение помощи от иностранных правительств и антисоветской и троцкистской эмиграции;
- целенаправленное вредительство на производстве и в сельском хозяйстве;
- организация кулацких восстаний в тылу Красной Армии в случае будущей войны;
- убийства деятелей советского государства: С.М. Кирова, В.Р. Менжинского, В.В. Куйбышева;
- убийство Максима Горького и его сына М.А. Пешкова;
- покушение на В.И. Ленина в 1918 году, подготовка покушений на И.В. Сталина и Н.И. Ежова.
Кроме того, Бухарин обвинялся в организации заговора против советского правительства в 1918 году, чтобы «сорвать Брестский мир, свергнуть Советское правительство, арестовать и убить В.И. Ленина, И.В. Сталина и Я.М. Свердлова и сформировать новое правительство из бухаринцев... троцкистов и "левых" эсеров». Ряду подсудимых (Зелинский, Иванов, Зубарев) вменялось в вину сотрудничество с царской охранкой.

Мы столь подробно останавливаемся на ходе судебных процессов по той простой причине, что ярые и принципиальнейшие злопыхатели Советской власти без зазрения совести все доказанные и выдвинутые обвинения следствием на открытых судебных
процессах против троцкистов разных мастей сегодня перекладывают на счет сталинского режима. В обвинительном заключении, которое на процессе огласил военюрист 1 ранга А.А. Батнер, говорилось: "Следствием установлено, что "правотроцкистский блок" объединял в своих рядах подпольные антисоветские группы троцкистов, правых, зиновьевцев, меньшевиков, эсеров, буржуазных националистов Украины, Белоруссии, Армении, Азербайджана, Среднеазиатских республик, что подтвердилось материалами не только настоящего следствия, но и материалами судебных процессов, прошедших в различных местах СССР и, в частности, судебных процессов по делу группы военных заговорщиков - Тухачевского и других, осужденных Специальным Присутствием Верховного суда СССР 11 июня 1937 года, грузинских буржуазных националистов - Мдивани, Окуджавы, осужденных Верховным судом Грузинской ССР 9 июня 1937 года. Лишенные всякой опоры внутри СССР участники "правотроцкистского блока" все свои надежды возлагали на захват власти в стране, полагаясь исключительно на вооруженную помощь иностранных агрессоров взамен расчленения СССР и отторжения от него Украины, Приморья, Белоруссии, Средней Азии, Грузии, Армении, Азербайджана. Мало того, многие из них, по их признаниям, являлись давними агентами иностранных разведок и оказывали им шпионскую помощь (Крестинский, Раковский, Розенгольц, Чернов, Шарангович, Гринько и другие), а некоторые (Зеленский -"Очкастый", "Салаф", Иванов - "Самарин", Зубарев -"Василий", "Прохор", "Палин") еще до революции являлись платными агентами царской охранки, а затем активно сотрудничали с разведками Германии и Японии.
На основе показаний Крестинского, Раковского и других следствием установлено, что "Троцкий был связан с германской разведкой с 1921 года, а с английской "Интеллидженс сервис" - с 1926 года. Руководители "правотроцкистского блока" Рыков, Бухарин и другие были полностью осведомлены о шпионских связях своих соучастников и всячески поощряли их деятельность. В своих действиях они руководствовались указаниями и планами Троцкого, разработанными в генштабах некоторых иностранных государств.
"На шпионскую связь с немцами я пошел по прямому заданию Троцкого, который поручил мне начать по этому поводу переговоры с генералом Сектом", - показал на следствии Н.Н. Крестинский (т.3, л.д.102).
                                                  Статьи Нузгара: (в моем блоге)
1. Троцкизм и К
     2. о том кто рушил церкви на Руси и революция глазами Ленина
           3. Отношение в КПРФ к парламентским методам работы
                   4. Хрущев – результат кадровой политики большевизма?
Обвиняемый Бессонов, принимавший участие в нелегальных переговорах троцкистов с германскими фашистами, преимущественно с военными кругами, о совместной борьбе против СССР, не только лично вел переговоры о поддержке антисоветского заговора с ближайшим сотрудником Розенберга по внешнеполитическому отделу нацистской партии Дайцем, но и был в курсе встреч и переговоров Л. Троцкого с Гессом, Нидермайером и проф. Хаусховером, с которыми Троцкий достиг соглашения на условиях, о которых говорил Пятаков на судебном процессе по делу антисоветского троцкистского центра.
О сотрудничестве с польской разведкой показали обвиняемые Рыков, Гринько и Шарангович. Последний сказал, что "к 1933 году сгладились какие-либо разногласия между правыми, троцкистами и национал-фашистами ... Конечный целью всех этих трех организаций, действовавших на территории национальной республики, было отторжение Белоруссии от Советского Союза и создание "независимого" буферного государства, которое, несомненно, находилось бы целиком в руках Польши и Германии"
(т.4, л.д.27).
Осуществляя свои преступные замыслы, заговорщики по директивам иностранных фашистских разведок и указаний Троцкого организовали в различных регионах СССР разветвленную сеть диверсионных и террористических гнезд на предприятиях промышленности, транспорта и сельского хозяйства, готовили подрыв оборонной промышленности, намеревались парализовать хозяйственную жизнь страны, снабжение Красной Армии, организовали ряд крупных диверсий и крушений железнодорожных воинских поездов с массовыми человеческими жертвами. Такими диверсиями были: крушение товарного поезда с воинскими грузами на ст. Волочаевка и на перегоне Хор-Дормидонтовка поезда ╧501, совершены диверсии на шахтах ╧20-21 в Сучане (т.45, л.д.1-14). По этому поводу обвиняемый Розенгольц показал: "Наряду с директивой Троцкого, полученной мною через Крестинского и Седова, о проведении вредительской работы во Внешторге, направленной на оказание прямой помощи Германии и Японии, характер моей вредительской деятельности определяли послы в СССР N и N. После установления контакта с Тухачевским и Рыковым я известил первого через Крестинского, а последнего лично о директиве Троцкого по вредительской работе, и оба они одобрили проведение мною этой работы" (т.6, л.д.49). Чернов по этому поводу показал: "В 1934 году встретившись с Рыковым на его даче, я получил от него задание широко развернуть вредительство в области сельского хозяйства ..." (т.3, л.д.93).
То же самое подтверждалось Икрамовым и Ходжаевым по Узбекистану, Гринько - по Наркомфину, Зелинским - по Центросоюзу. Одновременно заговорщики по приказу фашистских разведок ставили своей задачей поднять бандитско-повстанческое движение в нашей стране, приурочив его к моменту начала интервенции против СССР. В этой связи интересно признание Рыкова: "Мы стали на путь насильственного свержения руководства партии и Советской власти, решив произвести это свержение путем  организации кулацких восстаний (т.1, л.д.150об.).
По прямому сговору с германской и японской разведками и по заданию Троцкого "правотроцкистский блок" организовал и совершил ряд террористических актов против лучших людей нашей страны. Обвиняемый Бухарин признал: "В 1932 году при встрече и
разговоре с Пятаковым я узнал от него о его свидании с Л. Седовым и о получении от него прямой директивы перейти к террору против руководителей партии и Советской власти. По существу, тогда мы и пошли на соглашение с террористами, а
мой разговор с Пятаковым явился соглашением о координации наших с Троцким действий, направленных к насильственному свержению руководства партии и Советской власти
" (т.5, л.д.105об.).
Обвиняемый Иванов добавил к этому: "Говоря о терроре, Бухарин заявлял, что "ликвидировать вождей партии и Советской власти ... будет очень важно для нашего прихода к власти и будет способствовать поражению СССР в войне" (т.7, л.д.81).
Интересно в этом отношении показание Рыкова: "К тому времени мы уже стали на путь террора, как одного из методов нашей борьбы с Советской властью. Эта наша позиция вылилась в совершенно конкретную нашу и, в частности, мою деятельность по подготовке террористических акций против членов Политбюро, руководителей партии и правительства, и в первую очередь против Сталина, Молотова, Кагановича и Ворошилова. В 1934 году уже я дал задание следить за машинами руководителей партии и правительства созданной мною террористической группе Артеменко" (т.1, л.д.150об., 151).
 По признанию следствию Бухарина, эсер Семенов сделал ему предложение организовать террористическую группу. "Предложение это было мною доложено на совещании центра, и мы решили поручить Семенову организацию террористической группы" (т.5,
л.д.106об.).
Следствием также установлено, что злодейское убийство С.М. Кирова 1 декабря 1934 года, осуществленное ленинградским троцкистско-зиновьевским центром, было совершено также по решению "правотроцкистского блока", участники которого  привлечены в качестве обвиняемых по настоящему делу. Одним из наиболее активных участников этого убийства является бывший нарком НКВД Г.Г. Ягода, который показал: "О том, что убийство С.М. Кирова готовится по решению центра заговора, я знал заранее от Енукидзе. Енукидзе предложил мне не чинить препятствий организации этого террористического акта, и я на это согласился. С этой целью вызвал из Ленинграда Запорожца, которому и дал указание не чинить препятствий готовящемуся террористическому акту над С.М. Кировым" (т.2, л.д.209). Это же подтвердили на следствии Запорожец и Енукидзе. Как установлено следствием по настоящему делу, жертвами "правотроцкистского блока" стали А.М. Горький, В.Р. Менжинский и В.В. Куйбышев. Характерно в этом признание Ягоды: "Объединенный центр правотроцкистской организации в течение долгого времени пытался обработать Горького и оторвать его от близости к Сталину. В этих целях к Горькому были приставлены Каменев, Томский и другие. Но реальных результатов это не дало. Горький по-прежнему был верен Сталину и являлся горячим сторонником и защитником его линии. При серьезной постановке вопроса о свержении сталинского руководства и захвате власти, правотроцкистский центр не мог не учитывать исключительного влияния Горького в стране, его авторитет за границей. Если Горький будет жить, то он подымет свой голос протеста против нас. Мы не можем этого допустить.
Поэтому объединенный центр, убедившись в невозможности отрыва Горького от Сталина, вынужден был вынести решение о ликвидации Горького
" (т.2,л.д.200). Это же подтверждает Рыков: "Мне известно, что Троцкий чрез своих представителей в контактном центре всячески разжигал злобные настроения в отношении Горького. Это, естественно, объясняется тем, что Троцкому было хорошо известно, что Горький считает его проходимцем и авантюристом. С другой стороны, общеизвестна близость Горького к Сталину и то обстоятельство, что он является несгибаемым политическим сторонником Сталина, вызывало злобное отношение к нему нашей организации" (т.1, л.д.166об.). Рыков добавляет, что из беседы с Енукидзе ему стало известно, что "может пойти речь только о террористических методах ликвидации Горького" (т.1, л.д.166об.). Особенно ярким
свидетельством этого подлого акта является показание Бессонова, лично получившего установку непосредственно от Троцкого о физическом устранении Горького во время встречи с ним в июле 1934 года. "Передайте мое  поручение Пятакову в самой категорической форме: "Горького уничтожить физически во что бы то ни стало" (т.11, л.д.74-75). "Выполнение этого решения было поручено мне", - заявил следствию Ягода. Непосредственными исполнителями злодейского замысла были привлеченные к этому делу доктора Л.Г. Левин, бывший домашний врач Горького, профессор Д.Д. Плетнев, секретарь Горького П.П. Крючков и секретарь Ягоды П.П. Буланов. Плетнев вместе с Максимовым, секретарем В.В. Куйбышева, виновны и в преднамеренном убийстве
Куйбышева. По прямому указанию Ягоды докторами Левиным и Казаковым был убит председатель ОГПУ В.Р. Менжинский
.
Ягода прямо сказал: "Надо убрать Менжинского". Врачи ускорили его смерть путем заведомо неправильного лечения и ускорения его смерти. Таким же способом был умерщвлен и сын Горького - М.А. Пешков. Ягода подтвердил, что это было сделано по его заданию (т.2, л.д.193). Следствием было также установлено, что уже в 1918 году "в период заключения Брестского мира,
Бухарин и его группа так называемых "левых коммунистов" и Троцкий с его группой совместно с левыми эсерами организовали заговор против В.И. Ленина как главы Советского правительства. Его целью было сорвать Брестский мир, свергнуть Советское правительство, арестовать и убить Ленина, Сталина, Свердлова, сформировать новое правительство из бухаринцев, троцкистов и левых эсеров. Об этом показал в Прокуратуре СССР бывший член ЦК партии левых эсеров В.А. Карелин, указав, что от них переговоры с Бухариным вели Камков, Прошьян и он лично. Предложение Бухарина было не останавливаться на аресте правительства, а провести физическое уничтожение руководства Советской власти, и в первую очередь Ленина и Сталина. То же самое показал и Каменев Б.Д., добавив, что ... Бухарин назвал Пятакова как возможного кандидата в руководители нового правительства ... После этого левые эсеры организовали убийство Мирбаха и июльский мятеж. В курсе готовящегося убийства Мирбаха и июльского мятежа "левые коммунисты" были полностью
" (т.44, л.д.92об.).
Допрошенные в качестве свидетелей в Прокуратуре СССР 19 февраля 1938 года бывшие руководители и активные участники группы "левых коммунистов" В.Н. Яковлева, В.В. Осинский, В.Н. Манцев полностью подтвердили наличие в 1918 году этого заговора
против Ленина и Советского правительства. Бухарин и Яковлева также показали, что активную роль в этом играл Троцкий. В обвинительном заключении было четко сказано, что следствие располагает неопровержимыми данными о том, что "произведенное 30 августа 1918 года эсеровской террористкой Ф.Каплан злодейское покушение на жизнь В.И. Ленина являлось результатом осуществления преступных замыслов "левых коммунистов" во главе с Бухариным Н.И. и их сообщников - левых и правых эсеров и по инициативе обвиняемого Бухарина". Все фигуранты по «Делу группы заговорщиков антисоветского "правотроцкистского
блока
» признали свою вину, кроме Н. Н. Крестинского, который на утреннем заседании 2 марта вступил в спор с Вышинским и отказался от собственных показаний на предварительном следствии как от данных «не добровольно». На другой день
Крестинский признал вину и подтвердил показания, назвав отказ от них «троцкистской провокацией». В начале марта 1938 года страна жила в обстановке проходившего процесса над членами "правотроцкистского блока". К нему было приковано внимание и проявлялся огромный интерес, как со стороны советских людей, так и зарубежных средств массовой информации. Ход процесса широко освещался в прессе, транслировался по радио, о нем много говорили, обсуждали показания подсудимых. Дом Союзов в эти дни кишел многочисленными экспертами, журналистами, дипломатами. Суд счёл вину всех обвиняемых доказанной и приговорил 13 марта 1938 года всех подсудимых, кроме троих, к высшей мере наказания — расстрелу. Суд приговорил Плетнёва, «как не принимавшего непосредственно активного участия в умерщвлении т. т. В. В. Куйбышева и А. М. Горького, хотя и содействовавшего этому преступлению», к 25 годам заключения, а Раковского и Бессонова, «как не принимавших прямого участия в организации террористических и диверсионно-вредительских действий», к 20 и 15 годам заключения соответственно. Подсудимые подтверждали, что к ним не было применено физического насилия в ходе следствия. Повторимся…В ходе трех судебных процесса, прошедших в Москве все подсудимые признали свою вину в инкриминируемых им преступлениях. При этом, два из трех судебных заседания прошли в открытом для иностранных журналистах
и дипломатов режиме. Подсудимые осознавали, что своими признательными показаниями они подписывали себе смертный приговор. Самое главное, что никто из них не пытался делать заявления о каком-либо физическом или моральном давлении на них, в целях получения нужных следствию показаний. Даже на вопрос прокурора на процессе о том, имеют ли они заявления по тому или
иному случаю, отвечали отрицательно. Если бы на них было какое-то давление, то несомненно, что такие обвиняемые, как Бухарин, Рыков, Ягода, Крестинский, знавшие хорошо юридическое право и выступавшие порой на процессе резко против Вышинского, не замедлили бы заявить об этом. Все вышесказанное подтверждает, что следователи собрали убедительную обвинительную базу. Советская система правосудия не побоялась допустить на слушания дел изначально враждебно настроенных буржуазные иностранные СМИ.
Вообще-то все эти громкие судебные заседания привлекли на скамью подсудимых врагов народа, которые стали винтиками огромного спрута мафиозной структуры (если применить современный сленг), руководителем и идеологическим вдохновителем которого был Лев Троцкий. История существования уродливого извращения марксизма, которая называется троцкизм, началась еще задолго до 1917 года и продолжается до наших дней. Сталину не удалось выдернуть этот сорняк до конца. Хрущевы, горбачевы, зюгановы с «честью и достоинством» подхватили идеи Троцкого, который продолжал до последних своих дней вредить Советской власти. он много шумел в отношении этого и других процессов в Москве, заявляя, что судят его диномышленников за идеи. В своих публикациях он писал о Крестинском, Раковском, Розенгольце, давая им высокопарные характеристики и понося при этом Сталина. Он подчеркивал свою солидарность с ними, протестовал против судилищ и преследований в Советском Союзе. Его грязные нападки до сих пор тиражируют политиканы и всякая шелупень и подпевалы буржуазии. Однако в это время и после звучал также и здравый смысл в заявлениях и высказываниях иностранных представителей. Так, американский журналист Уолтер Дюранти, присутствовавший на процессе, впоследствии писал в своей книге "Кремль и народ": "Это был, по существу,   заключительный процесс, потому что к этому времени дело стало ясным: прокуратура овладела фактами и научилась распознавать врагов доморощенных и импортированных. Прежние колебания и сомнения теперь рассеялись, так как процессы один за другим (и в особенности, по-моему, процесс "генералов") постепенно восполнили картину, которая во время убийства Кирова была столь не ясной и хаотичной". Последний московский процесс давал ответ не только на вопросы о том, кто убил Кирова и других видных советских и партийных деятелей, он поставил точку в деле ликвидации основ "пятой колонны" в Советском Союзе. По этому поводу бывший американский посол в Москве Д.Э. Дэвис, когда Германия напала на СССР, писал: "В России не было так называемой "внутренней" агрессии, действовавшей согласованно с немецким вермахтом ... В России не оказалось судетских генлейнов, словацких тиссо, бельгийских дегрелей или норвежских квислингов. Все это фигурировало на процессах 1937-1938 годов, на которых я присутствовал лично, следя за их ходом ...Теперь совершенно ясно, что все эти процессы, чистки и ликвидации, которые в свое время казались такими суровыми и так шокировали весь мир, были частью решительного и энергичного усилия сталинского правительства предохранить себя не только от переворота изнутри, но и от нападения извне. Оно основательно взялось за работу по очистке и освобождению страны от изменнических элементов. Все сомнения решились в пользу правительства. В России 1941 года не оказалось представителей "пятой колонны" -они были расстреляны. Чистка навела порядок в стране и освободила ее от измены".
Subscribe

  • Галоши...

    За годы сделаны дела столетий! "Каждая МРАЗОТА, пишущая - "совок", "краснопузые", "совкодрочеры" - оскорбляет не тебя, а в первую очередь 27 000…

  • Гундяев о причинах войны 1941-1945 годов.

    У нас есть грехи, за многие из которых мы пострадали, в том числе страшное богоотступничество, которое совершили наша православная страна и наш…

  • За Волгой для нас земли нет!

    Снайпер Василий Зайцев: "За Волгой для нас земли нет!"... Их вырастил Сталин на верность народу! Они заслужили право на все... Кроме забвения...…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments