Гурьев Игорь (egor_23) wrote,
Гурьев Игорь
egor_23

Categories:

Нелли Цапурина "Социалистический выбор России" (Вторая часть)

Продолжение....
Вот деятельность самого заметного сельскохозяйственного Оносовского общества Ярославской губернии.

Оно имело свою торговую точку – лавку, зерноочистительный пункт, зерноочистительный пункт, кредитное общество (чтоб на уплату податей деньги просить не у кулаков под грабительские проценты), опытно-показательное поле, случный пункт, маслоделательную артель. Чем не прообраз будущих колхозов. И пример дотаций для сельского хозяйства мы отыщем в ярославской дореволюционной истории. Абатуровское сельхозобщество за 750 рублей построило помещение для льнопереработки, за 400 рублей закупило оборудование, на закупку оборудования еще 2000 рублей добавил Департамент земледелия, а еще под будущие прибыли заняли 500 рублей у губернского земства. И никто что-то не кричал, что сельское хозяйство черные дыры. Путятинское общество поднимало вопрос об устройстве двух артельных картофелетерочных заводов. И это при наличии заводов купеческих! Значит, что-то не так было с частными купеческими заводами. И история дает немало письменно зафиксированных примеров, как частные переработчики обвешивали крестьян, занижали сортность сырья, не вовремя расплачивались, а то взамен предлагали сверхдорогие товары со своих складов. Я опять напомню повесть Чехова «В овраге». А защититься сельский житель от «купеческих наездов» мог только одним способом – постройкой кооперативных пунктов переработки сельскохозяйственного сырья. Но не только совместное производство было в обществах, но и ростки социальной защиты, культурно-бытового устройства. Ростовское сельхозобщество свое десятилетие отметило решением – ежегодно выделять 120 рублей на обучение детей сирот. Цикаловское общество 8 декабря 1911 года построило новое бетонное здание, разместив там лавку, склад, зерноочистительный пункт, кредитное общество, а также …зал для собраний и библиотеку.
Есть интересное издание, рассказывающее о потребительском обществе села Макарова. В нем автор писал: «Тревожные времена переживало общество на первых порах своего существования. Все были против новой организации и почти ничего за нее. Равнодушное отношение к новому делу, бессознательность большинства, насмешки и издевательства ревнителей старого уклада, кичливые похвальбы местных богатеев: «Разотрем в порошок..» И заметьте, все это происходило до революции, когда местные богатеи чувствовали поддержку царского правительства в своем стремлении обобрать крестьянский мир, и самим нажиться. Стать новым русским помещиком, скупая наделы у обедневшей части крестьян. А о том, как действительно поступали кулаки с первыми кооперативными лавками рассказал М.Горький в повести «Мои университеты». Читаем строки из повести: «Удумали, черти! Вошь свою перевести - не могут, а человека извести, пожалуйста! Ты, Антоныч, много товару сразу не вози, лучше - поменьше да почаще, а то, гляди, подожгут тебя. Теперь, когда ты эту штуку устроишь, жди беды! "Эта штука", очень неприятная богатеям села, - артель садовладельцев. Хохол почти уже наладил её при помощи Панкова, Суслова и ещё двух-трёх разумных мужиков. Большинство домохозяев начало относиться к Ромасю благосклонней, в лавке заметно увеличивалось количество покупателей, и даже "никчемные" мужики - Баринов, Мигун - всячески старались помочь всем, чем могли, делу Хохла...».
Опасения героев повести были не напрасными - кооперативную лавку сожгли кулаки, да еще пытаясь взвалить вину на пострадавших от пожара кооператоров. Наш будущий знаменитый писатель, чудом уцелел на том пожаре – ему пришлось выпрыгивать со второго этажа горящего дома. Так что кооперация снизу была крестьянским движением, пусть и осуществлялась под руководством активных земских деятелей. И эта деятельность повсеместно сопровождалась сопротивлением кулачества, и заметьте, в царское время.
В Ярославской губернии объединение шло и между кооперативами. Например, 1-е Ярославское товарищество кооперативов состояло из 3 кредитных товариществ и 4 сельскохозяйственных обществ. Только в период 1915-1916 года он собрало у крестьян 11600 пудов льняного семени и продало его на сумму 177648 рублей. Огромная сумма по тем временам, а прибыль шла на общественные интересы членов-пайщиков. Вот отсюда из прибылей первых кооперативов и строились новые здания, где были библиотеки.
                                      А теперь с третьим мифом поборемся – с продразверсткой.
Во время первой мировой войны уже к 1916 году в Ярославской губернии разразился продовольственный кризис. Что вовсе было неудивительно. Для примера скажем, что к 1916 году безлошадными уже были 50% крестьянского мира (О, лентяи и бездельники, - скажет оранжевый белоленточник-либерал). В нашей губернии, в зоне рискованного земледелия, даже в хорошие годы урожайность была такова – 58 пудов на десятину ржи. Переводим в центнеры, это означает – 9,28 центнера с 1,09 га. А в обычные годы средняя урожайность единоличных крестьянских полей была 45 пудов с десятины, а это – 7,2 центнера с 1,09 га земли. В крупных помещичьих усадьбах, где работали батраки – урожайность была выше в среднем на 10-14 пудов, т.е. 60-65 пудов с десятины земли. Опять переводим в центнеры – 9,6 центнеров зерна с 1,09 га. Этот показатель уже говорит, что крупное хозяйство дает более высокую урожайность, но следуем иметь в виду, что в помещичьем, в кулацком в крупных хозяйствах в дореволюционное время работали бесправные наемные работники - батраки.
Я немного убыстряю события, но вот показатели урожайности зерновых уже при коллективном хозяйствовании в Ярославской области, которая высокой урожайностью, понятно – из-за погодных условий не отличалась, но, тем не менее: 1975 год – 15 центнеров с гектара, 1985 год - 12,2 центнеров, 1986 год - 17, 4 центнеров, 1987 год, кстати, неурожайный год – 12,8 центнеров с 1 га. Даже в неурожайные годы в коллективных хозяйствах урожайность была гораздо выше, чем у крепких мужичков и помещиков. Так что результаты коллективизации были налицо – общий рост урожайности в два раза даже в таких несельскохозяйственных губерниях, как Ярославская. Но потом, с началом перестройки, показатели пошли вниз и в урожайные, благоприятные годы…Цифры сами ответили на вопрос, какой вид собственности на орудия, землю и все средства производства предпочтительнее – кулацко-помещичье с трудом бесправного батрака или коллективное с государственной и кооперативной собственностью.
Но вернемся к продразверстке. Столыпинская реформа, прообраз нынешней приватизации, не могла решить аграрного кризиса. Частная собственность, дробление общинной земли не улучшили положения в деревни – посевные площади сокращались, товарными оставались все те же 10% крестьянских хозяйств. Мало кто знает, а если даже и историки и знают, но без экономическо-юридической привязки к нынешним политическим баталиям, до конца не осознает следующее - во время войны царское правительство, безуспешно пытаясь обуздать спекулянтские наклонности частной торговли и крупных землевладельцев, ввело продразверстку. В 1915 году по каждой губернии был назначен уполномоченный по продовольствию. Работу по централизованным закупкам по твердым ценам в Ярославской губернии начали после 17 октября 1915 года, когда Ярославское земское управление созвало совещание о закупочных операциях по приобретению предметов первой необходимости и семян для населения. К январю 1916 года закупок было сделано уже на 1,5 млн. рублей, но предпринимаемых мер было явно недостаточно в условиях продолжающейся войны. 25 января 1916 года было созвано Особое совещание по продовольственному делу, о чем имеется специальное издание в фондах областной библиотеке им. Некрасова. Очень интересно читать стенограммы выступлений, в которых отражаются интересы, принадлежность докладчиков к тем или иным классам. Основной докладчик Матвеев рассказывает, с чем пришлось столкнуться, производя закупки, т.е. находясь в позиции покупателя:
«… ни бесспорность сделки, ни уплата вперед стоимости закупленного не облегчает положение покупателя. Осуществление сделок в настоящее время стоит в непосредственной зависимости от доброй воли продавца (биржевика, крупного землевладельца, оптовика – Н.Ц.)» Второй докладчик Зубарев : «…Запасы пшеничной муки достаточно, но только торговцы придерживают эти запасы. На днях будет произведена фиксация цены на крупчатку, и купцы станут сговорчивее : для них не будет интереса удерживать товар, ожидая повышения цены». Но иных докладчиков беспокоил не надвигающийся голод для населения, а интересы торговцев. «Заготовки в таких крупных размерах подавят частную торговлю, и поэтому их следует уменьшить наполовину» - говорил Дунаев. Докладчик Казнер высказался весьма откровенно по ситуации с продовольствием во время первой мировой войны: «Поэтому в отношении будущих закупок следует признать, что закупить большие запасы на рынке невозможно. Можно получить только принудительным путем. Положение городского населения в продовольственном отношении еще более затруднительно, чем сельского, которое имеет густую сеть кооперативов, несущих громадную работу по борьбе с дороговизной. Город не может уследить, насколько мелкими торговцами соблюдаются поставленные ими условия в отношении цены. Поэтому наряду с открытием складов, необходимо и открытие городских лавок для мелочной торговли (прообраз государственной торговли – Н.Ц.), а самое главное – городское самоуправление должно содействовать объединению городского населения в кооперативы и опираться на них, а не на торговцев». Вот именно так считали дореволюционные общественные и должностные деятели, которые работали в сфере снабжения продовольствием – опора на кооперацию, мало надеялись на частника, который в тяжелые времена, в войну ,не думает о спасении населения, а набивает собственные карманы сверхприбылью. И кто тут из либерально-оранжевых вякает, что основа экономики- частник?! И в материалах того же совещания мы находим итоговое решение. «Учитывая, что Ярославская губерния нуждаясь обычно в привозном хлебе, в переживаемое время не может рассчитывать на обеспечении населения торговцами, то должна иметь особую общественную организацию»…. Было принято решение и о создании такой организации, и об общественных заготовках 13 наименований предметов первой необходимости. И , ввиду малой надежности на частную торговлю, совещание решило до навигации закупить 1 млн. пудов ржаной муки и столько же во время навигации.
Но самые интересны пункты постановления Особого совещания :
«п. 23. В переживаемое время кредитные кооперативы должны взять на себя задачу снабжения предметами продовольствия не только своих членов, но и всего населения района.
П. 24. Необходимо, чтобы кооперативы посредством скупки залоговых операций удерживали на месте предметы, необходимые для продовольствия скота, населения, и для обсеменения, организуя размол зерна и заготовку местного доброкачественного посевного материала»
Так что факты истории упрямая вещь- кооперация до революции была, и объединение крестьян шло снизу. В кооперативном движении общественные деятели видели спасение от алчности торговцев, перекупщиков, оптовиков. Так Что ПРОЗЕВАЛИ наши ярославские руководители в январе 2013 года 100-летнюю юбилейную дату первого кооперативного съезда в Ярославской губернии. И поделом, нужно в суть явлений смотреть, а не быть флюгером.
                                                                Погода определяет тип эффективного хозяйствования.
Вся история именно ярославского земледелия свидетельствует о главном – в условиях зоны рискованного земледелия эффективны только крупные, многопрофильные производства сельхозпродукции. Год на год не приходится, в одном году уродилась одна культура, в другом году другая. Сегодня условия способствуют животноводству – травы хороши, дожди льют вовремя, а завтра посуше, солнце поярче и пшеничка лучше колосится. Только крупное многопрофильное хозяйство в состоянии маневрировать средствами, покрывать прибылью от одной культуры убытки от другой, а значит, всегда оставаться на экономическом плаву.

Народная кооперация сыграла роль открытого противостояния нарождающемуся кулаку, который стремился экономическими способами подчинить крестьянство и превратить его в бесправную рабочую силу – батрака. А после революции кооперация шла сверху. Согласимся, что в наиболее хлебородных районах страны сопротивление кооперации было. Апологеты капитализма объясняют данный факт тем, что кооперация чужеродна для крестьян. В действительности это сопротивление имело иные корни. Если до революции крестьяне объединялись в кооперативы, съезды кооперативные проводили, то ясно, что кооперация – крестьянское явление. Но после революции кулаков прижали, помещиков выгнали, цены на промышленные товары были установлены неизменными, торговая кооперация расправила крылья и вошла в каждое село, деревню. Крестьянам стали давать кредиты, а кулаку не позволяли взвинчивать цены. У кулака была отнята сама экономическая возможность эксплуатации середняка и бедняка. И наш крестьянин наивно подумал – коль нет эксплуатации, нет кулацкого давления, то теперь можно, не опасаясь никого, вести единоличное хозяйствование. Но товарность единоличного хозяйства была мала, если вспомним, что только 10 % крестьян продавали хлеб в царское время, при этом - себестоимость, трудозатраты на сельскохозяйственную продукцию в единоличном хозяйстве были большими, чем в крупных хозяйствах. Много земли пустовало, «гуляло» в бороздах между крестьянскими единоличными наделами. А страна проводила индустриализацию, был нужен хлеб и рабочие руки из деревни. И они должны были высвободиться благодаря применению машин. А применять машины можно было только в крупных хозяйствах. Так что коллективизация нужна была стране, чтобы построить основу индустриальную и для города, и для села. И коллективизацию провели сверху.
                            А ТЕПЕРЬ САМЫЙ ГЛАВНЫЙ ВОПРОС – О РЕВОЛЮЦИИ.
Попалась мне как-то в руки интересный сборник – о рабочем движении против войны 1914-1918 года в странах Европы («Западная Европа в 1917 году»). И в главах сборника по каждой стране, ссылки на газеты того времени, что рассказывали об антивоенных манифестациях рабочих стран, требовавших прекратить мировую бойню. И во Франции, и в Англии, и в Италии буржуазные газеты обвиняли, что левые бунтуют «на деньги кайзера Германии». А немецкие газеты в Германии, наоборот, подстрекателями антивоенных выступлений германских рабочих… объявляли агентов Антанты Но разве буржуазия была иной в России, когда рабочие тоже принялись бастовать? Поэтому обвинения были такие же, как в Англии и Франции – русские рабочие, все левые партии бунтуют на деньги кайзера, Германского генштаба. О клевете на французских, английских левых уже давно забыли. А про русских большевиков до сих пор талдычат.
Для того, чтобы понять, насколько тяжела была первая мировая война для народа – обратимся вначале к царскому бюджету 1914 года. В расходной части его к началу войны - 13% направлялось на обслуживание государственного долга. Даже если взять за основу, допустим нынешний процент по ипотеке – 14% годовых (самый маленький!), легко предположить, что долг царского правительства перед французскими и своими банкирами был на уровне годового бюджета страны! Надо думать, очень яро царское правительство подавляло революцию 1905 года! Особенно, если знать, что офицерам из карательным экспедиций, выплачивались трехкратные оклады за подавление бунтующего народа. О материальной помощи республиканской Франции на подавление первой русской революции рассказывал в своих мемуарах и посол Франции в России – Морис Палеолог..Так что не надо песен насчет того, что Россия вступила в войну в собственных интересах. Она вступила в войну в интересах Франции. Читала автобиографию де Голля - он был сторонником военного конфликта с Германией. Как следует из исследований жизни де Голля, Франция уже в 1912 году начала готовиться к военному конфликту. Кстати интересные цифры – Франция, имея армию в 300 тысяч резервистов, воевать собиралась с Германией, у которой армия в том же 1912 году была 850 тысяч, но из них большая часть – кадровые военные. Понятно, имея союз с Россией, Франция и воевать собиралась, в основном, руками русских солдат. Как никак, Франция, ее банки были крупными кредиторами России. Зная дефицитность казны царского правительства, французские банки прекрасно знали (да и свои тоже), что в случае развязывания войны здорово наживутся на кредитах для российского правительства.
И вот представьте себе ситуацию в дореволюционной деревне Ярославской губернии, где к 1902 году уже было 37-41% безлошадных крестьян, где 25% семей вынуждены были в город отправлять своих кормильцев на заработки, чтобы было чем платить подати. А кормильца на войну? А жена с детками, без лошадки-трудяги! Думаете, когда «гнали» на войну – учитывали положение крестьянина? Как бы не так! В мемуарах Вершинина, командующего 4-й воздушной армией (уже во время второй мировой войны), рассказывается, как из семьи, где было шестеро детей, и не было лошади, на фронт забрали кормильца 8 душ. Мать, оставшаяся с шестью детьми, отправила старшего сына на заработки. А заработка первенца не хватало даже на хлеб для 7 человек. Отец Вершинина через два года вернулся с подорванным здоровьем, но живой. Не всем семьям так везло. 2,3 млн. погибших, столько же инвалидов – таков итог войны. А еще полнейшее разорение страны. Основной плательщик налогов – крестьянин, еще более разорен. А на общий долг бюджета России, уже в размере примерно 6-ти годовых бюджетов – это скоко, скоко только процентов приходится? Арифметику 4 класса еще помним, правильно – весь годовой бюджет (возможный, если бы удалось собрать) должен был по идее тратиться исключительно на проценты, без погашения основного долга.
За все время войны было через действующую армию прошло около 20 млн. человек, из них большая часть крестьяне. А это означало, что деревня осталась без рабочей силы. Да Российская империя была велика, но не забывайте, что основным пушечным мясом был русак, хохол, белорус. Народности севера на войну не брались, народы Азии тоже. Горские народы тоже с опаской призывались в действующую армию. Так что основную тяжесть войны на свои плечи приняла русская деревня. В Туркестане был бунт киргизов против призыва в армию, когда в 1916 году ввиду большой убыли в действующей армии решили все же призывать в армию и киргизов на вспомогательные работы. После киргизского бунта поставить под ружье другие народы Туркестана, и не пытались.
К 1916 году на действительной войной службе (на фронте и в тыловых частях) находилось 9,45 млн. человек. А к тому моменту уже было более 2 млн. погибших, в 3 раза больше раненых прошло через войну . Так что цифра в 20 млн. человек – это цифра не надуманная. О ней говорят исследователи. Статистика потерь в войне всегда такова – на одного погибшего, трое раненных и один инвалид.. Кстати подлые уря-патриоты вечно толдычат об этих 40% - мол, Россия еще имела людские ресурсы, чтоб воевать дальше, «до победного конца».  И что Россия якобы могла выиграть первую мировую войну, если бы не подлые большевики. И забывая при этом, что тогда нужно было призвать 80% таджиков, 80% киргизов, 80% узбеков, калмыков, чечен, якутов, и т.д. по всему списку. А оружия нет, снарядов нехватка, патронов нехватка. Замечательно бы повоевали азиатские, северные народы без оружия на немецких фронтах?! А русские деревни, где забрали основную рабочую силу на фронт, а подростки ушли на заработки вместо отцов, действительно обезлюдели. Потому что вдвое больше пришлось посылать на дополнительные заработки молодежь непризывного возраста. Но если под ружье было поставлено около 80% мужчин трудоспособного возраста славянской части Российской империи, мужчин в возрасте от 18 до 45 лет, то разорение у страны было полнейшее. По той простой причине, что лишалась рабочей сила промышленные центры и русская деревня, все то, чем держалась экономика страны и ее бюджет. Яркий такой штришок из тех военных реалий начала войны из мемуаров великого оружейника Федорова. Уже в 1915 году Федоров во главе военной делегации ездил к бывшим противникам, в Японию, получать винтовки, т.к. весь мобилизационный запас ружей, орудий боеприпасов был растрачен в первые же четыре (!!!) месяца войны, а производство в тылу не покрывало убыль оружия на фронтах. И теперь представим себе мироощущение крестьянских семей. Вот крестьянин на фронте. Он видит бардак, потерю управления, а еще вооружения не хватает, на каждый выстрел русского немец отвечает пятью, да еще газами травит, а вместо вооружения обалдуи из императорской семейки иконки на фронт шлют. Вот семья солдата в тылу, перебивается с воды на квас, последние жилы из себя тянут, надрываются на работе. Кланяются в ножки кулаку, униженно просятся на заработки. Каждая богатая тварь старается воспользоваться моментом, и чуть ли не задарма, только за похлебку, норовит нанять бедняка на работу. А кругом разгул казнокрадства. И кто-то с жиру бесится. А кто-то на тыловые должностях еще и оклады получает, и ордена, числясь якобы на военной службе, и не месит окопную грязь и не кормит вшей, как простой рабочий и крестьянин. И это продолжается год, два года, три года. И все голоднее, дела на фронте все хуже. А кругом воровство, даже бывший восторженный гимназист прозревает, а уж тем более, быстрее прозревают из крестьянских и рабочих семей. И солдатские семьи начинают понимать, что война эта им не нужна.
Сейчас, в 21 веке, мы не голодаем - эффективные собственники научились делать соевую колбасу и ускорять рост кур разными добавками, разбавлять молоко, а соусы и сметану наполовину делать из крахмала. Но, видя повсеместное казнокрадство, что испытывает рядовой русский в наше уже время по отношению к власти? Что сказал пенсионер с пенсий в 8 тысяч, когда узнал о том, как до 200-300 тысяч рублей в месяц повышены оклады чиновникам из Правительства и администрации Президента. Что подумали студенты со стипендий в 2 тысячи, когда прочитали в Интернете о золотых миллионных «парашютах» для управленцев в государственных компаниях? Не голодая, не умирая на фронте под немецкими снарядами, не умирая на госпитальной койке, не побираясь и не посылая за подаянием своих детей, мы, тем не менее, тихо ненавидим сегодняшнюю власть. Мы не голодные, но ненавидим. А население Российской империи уже к 1915 году столкнулось с угрозой голода, а солдатский народ погибал на войне. И у солдаток все меньше оставалось сил на борьбу с нуждой и надежд «вот вернется муж, все поправим…» Голодный народ в 16-17 году все больше ненавидел. А уж после разочарований правительством Керенского, который выдвинул лозунг «Война до победного конца», стал ненавидеть еще больше, и не только царскую власть, но и ненавидеть все богатое жулье.
Так что никаких денег большевикам на революцию не надо было. Ни денег кайзера, ни английских денег, ни американских. Достаточно было ненависти разоренного войной народа. Мы сейчас не голодаем, но ненавидим. А каковы чувства были у того, кого травили газами, которого гнали на войну, чтоб убивать и калечить, над семьей которого глумились богатеи в тылу, который возвращался (если возвращался) в разоренное село и голодал вместе с семьей? Он ненавидел. И во много раз сильнее, чем мы ненавидим сегодняшнюю власть.
Так что революцию делал сам народ.
Subscribe

  • Спорт

  • Кандидат А. Ильтяков (29.07.2021)

    Выступление кандидата в Думу от Курганской области без комментариев. Этот человек член ЕР уже два срока был в Думе.

  • Шпаргалка: Первая мировая

    1914, 28 июня. Убийство сербским националистом наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда — повод к началу Первой мировой…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments