egor_23

Categories:

Тоталитарное прошлое 4

 21 августа 1968 года Началась операция "Дунай" - ввод войск стран-участниц Организации Варшавского Договора (СССР, Болгарии, Венгрии, ГДР и Польши) в Чехословакию. 

Объединенной группировкой (до 500 тыс. чел. и 5 тыс. танков) командовал генерал И.Г. Павловский. Основанием для ввода войск стало письмо-обращение группы партийных и государственных деятелей Чехословакии к правительству СССР и других стран Варшавского Договора «об оказании интернациональной помощи». 11 сентября 1968 г. советские танки покинули Прагу. 20 августа в 22 часа 15 минут в войска поступил сигнал «Влтава-666»: вперед! В 1.00 21 августа 1968 г. части и соединения армий ОВД перешли государственную границу ЧССР. За 36 часов они заняли страну в центре Европы. Это была самая грандиозная по своим масштабам стратегическая военная операция, которую Советская Армия осуществила в послевоенный период.  

(Тоталитарное прошлое 1,2,3.)  Ульяна СКОЙБЕДА  "Коротко напомню вам интригу:  просвещенная общественность бьется за то, чтобы ветераны на день Победы получили Сталина. Человека, которого они любят, который вел их в бой, который для них просто символ молодости, Победы. Это была бы кость, брошенная ветеранам за все унижения, пережитые в ельцинской (да, к сожалению, и в нынешней) России. Непредвзято смотрящие на историю страны граждане думают: пожалеют стариков или нет? И снова: НЕТ. Даже кости не будет стареньким дедушкам с барского стола нынешних взявших власть либералов. Как-то повесить Сталина обещал Лужков: не повесил. Не дали. Одновременно в Кирове бизнесмен на свои деньги разместил плакат - оскандалили, плакат сняли.  Блогеры в Москве решили «нарисовать» генералиссимуса хотя бы на автобусах - в последний момент фирма отказалась учавствовать в щекотливом деле... А в Иркутске тем временем на одной из центральных улиц повесили плакат. Портрет Сталина, с подписью - "Будет и на нашей улице праздник!" И? Никого не трогает. Никому не мешает.
Разместило его иркутское историко-культурное общество «Наш Сталин». Разместило осенью. Мудро: вроде и не к 9 Мая. И не было при размещении ни митингов, ни бьющихся в истерике подрабинеков... То ли
люди в Иркутске толерантнее...» 

Болгары в Чехословакии 1968 которых почему-то не осуждают...

 Юрий Мухин: "27.05.11 меня признали подсудимым за написание статьи «Обратился ли Медведев к либералам? », взяли подписку о невыезде и пригласили на 30 мая получить обвинение по признакам статьи 282 част 1 УК РФ. А накануне я прочел статью Ходорковского «Узаконенное насилие». И Ходорковского стало жалко. Жалко потому, что с ним поступили несправедливо. А как справедливо? Полностью справедливо, чтобы с Ходорковским на скамье подсудимых сидели Путин и Медведев, Абрамович и Березовский, Чубайс и т.д. и т.д. и т.д. И всем по 22,5 года. Как минимум! Справедливо также было бы, чтобы Ходорковского пристрелил киллер, нанятый его лучшими друзьями, может, даже тот самый киллер, которого его друг Невзлин нанимал, - чтобы Ходорковский получил ту справедливость, которую уже получили от киллеров масса его коллег по разграблению России. Не законно, но с точки зрения справедливости тоже неплохо. Ну, а если Ходорковский сидит, а остальные живы и на свободе, мало того, еще и во власти, то это, разумеется, справедливым признать нельзя. 

Кроме того, я сам являюсь объектом насилия со стороны той коллективной мрази, которая у нас сегодня считается «правоохранительной системой», и насилию со стороны которой подвергается и Ходорковский. Поэтому я не могу не сочувствовать и не поддерживать Ходорковского, ведь «враг моего врага - мой друг». И Ходорковский мне друг, не смотря на ту невысокую цену, в которую я оцениваю дружбу с его стороны. Это он друг потому, что сидит, а был бы он на свободе... Поэтому я и собираюсь ему помочь, а поскольку помочь ему на моем месте чем-то, кроме советов, трудно, то я и дам ему совет, понимая, что мои советы он не воспримет. Но, это же не значит, что я не обязан их дать? 

Прежде всего, очень спорна его самооценка, как аналитика, поскольку аналитик никогда не сделает вывод, что «Система - по сути, единое предприятие, чей бизнес - узаконенное насилие», а после этого напишет: «Система крайне насмешливо относится к закону, поэтому уповать на закон - в общем случае опасная глупость». Так, что же у нас в России происходит - исполняются законы насилия Системой или никакие законы, в том числе и насилия, Системой не исполняются? Из-за этой шизофрении мой совет - рановато Ходорковскому считать себя аналитиком, поскольку его статья - это не анализ, это всего лишь точное наблюдение за тем, что есть, и описание увиденного. А увидел Ходорковский то, что он сам страстно хотел иметь в России - насилие от неисполнения никаких законов, в первую очередь, Конституции. Получил, что хотел..У меня еще не отсохли мозги, и я помню, как после победы на думских выборах КПРФ, тринадцать банкиров, включая Ходорковского, в апреле 1996 года написали ультиматум народу России «Заявление тринадцати», в котором прямо угрожали: «Отечественные предприниматели обладают необходимыми ресурсами и волей для воздействия на слишком беспринципных и на слишком бескомпромиссных политиков». Зачем вам, банкирам, нужна была Конституция и правосудие, если у вас были украденные у России «ресурсы», и вы считали, что ваша власть их у вас не отнимет? Через год Березовский намекнул журналистам, что именно банкиры имели в виду под «воздействием»: «Обсуждался запрет коммунистической партии, разгон Думы и перенос выборов на два года...».
Да, это вы, ходорковские, втаптывали в грязь Конституцию и вводили беззаконие, и вводили именно потому, что только вам, а не народу, нужны были подлецы в судьях, прокурорах и следователях, и нужны были для того, чтобы эти подонки обеспечили в России беззаконие в ваших интересах. Надо быть крайне наивным, чтобы полагать, что когда дело коснется вас, то эти люди вдруг станут честными. Вы подобрали таких, которые служат «паханам», а не закону, и если ты не «пахан», то тебе они служить не будут. И нечего теперь уповать на тобою же втоптанную в грязь Конституцию, нечего уповать на адвокатов - в условиях беззакония они ничем не помогут. Сказал «пахан»: «Отдай деньги!», - значит отдай! Вот единственный закон, который вы, как вас тогда звали, «семибанкирщина», хотели иметь в России, и который единственный сегодня в России действует. И нечего строить из себя святого, никакая демократия и правосудие вам и в помине не были нужны, вы вводили в России беззаконие ради удовлетворения свой тупой алчности, ради своих яхт и поместий, ради них вы пошли на все, наплевав и на народ России, и на совесть.
Журнал Счетной палаты РФ «Финансовый контроль» за июль 2007 года сообщил: «Национальный доход России в 1991-1993 гг. уменьшился на 40% (а в военные 1941-1945 гг. лишь на 23%)". По оценке Минэкономразвития, за годы ельцинских реформ из России было вывезено свыше 210 млрд. долларов. По некоторым же другим данным -700 млрд. долларов, то есть десять годовых бюджетов ельцинской России. Производство сократилось вдвое, а численность россиян, выброшенных за черту выживания, увеличилась более чем в два с половиной раза. По прогнозам демографов, к концу XXI века население Земли увеличится вдвое. А в России через 70 лет останется в лучшем случае 100 млн. человек. При этом русские уже не будут составлять большинства населения страны. Смертность здоровых мужчин сопоставима с потерями СССР в Отечественной войне. Список утрат можно продолжить, но и без того ясно, что в мирное время (в отличие от военного) они были неоправданными, а значит, и более глубокими и невосполнимыми». Вот итоги ваших преобразований. Отсюда первый совет Ходорковскому - вини себя. Это неприятно, но это поможет правильно понять ситуацию. Законность была
Второй совет - вини «десталинизаторов». Это они организовывают прочную моральную основу существования подонков в правоохранительных органах и судах. Это они уже более полувека уверяют, что подонок в судьях - это хорошо, это то, что и нужно для их «демократии». А Сталин видел ваших предтеч, видел, до чего вы доведете СССР, и единственным спасением от вас считал правосудие. Сегодня по клевете десталинизаторов дело представляется так, как будто это Сталин требовал всех убивать. Ничего подобного, он был наиболее терпимым и, к тому же, убежденным сторонником коллективного руководства, а в этом руководстве многие были гораздо круче Сталина и могли высказывать свое мнение никого, в том числе и Сталина, не боясь. Вот пример. Во время февральско-мартовского Пленума Центрального Комитете ВКП(б) «страшного» 1937 года для выработки проекта постановления по делу предавших народ членов ЦК Бухарина и Рыкова была создана специальная комиссия, председателем которой стал Микоян, а членами 34 человека, включая и Сталина, как рядового члена этой комиссии. Протокол ее сохранился и из него следует, что, выслушав доклад о преступлениях Бухарина и Рыкова, и начали его обсуждать и вносить предложения. Ежов первым предложил предать Бухарина и Рыкова суду с применением расстрела. Указать расстрел было необходимо, поскольку в те годы были две меры социальной защиты - расстрел и высылка за границу. Выбирало эту меру политическое руководство страны, каким и была данная комиссия. Затем Постышев предложил исключить Бухарина и Рыкова из состава кандидатов ЦК ВКП(б) и членов ЦК ВКП(б) и предать суду, но без применения расстрела. Буденный потребовал суда и расстрела, но тут выступил Сталин и «высказал свою волю», как убеждают «десталинизаторы», «непререкаемую». Он предложил исключить Бухарина и Рыкова из состава кандидатов ЦК ВКП(б) и членов ЦК ВКП(б), суду не передавать, а выслать. Ну и что - сколько человек бросились голосовать за предложение Сталина? Все, как внушают населению России клеветники-«десталинизаторы»? Нет, только Ульянова, Крупская, Варейкис, Молотов и Ворошилов. Зато Мануильский, Шверник, Косарев и Якир плевать хотели на волю Сталина и настаивали на суде с расстрелом. В свою очередь Постышев, Шкирятов, Антипов, Хрущев, Николаева, Косиор, Петровский и Литвинов тоже плюнули на волю Сталина и проголосовали за предание суду, хотя и без расстрела. В результате предложение Сталина не прошло, а прошло предложение передать дела Бухарина и Рыкова для проведения следствия в НКВД. 

Строго исполнивший «волю Сталина» хитрый Варейкис - расстрелян, как и крутые, жаждавшие крови Бухарина и Рыкова, Косарев и Якир. Но наплевавший на волю Сталина Хрущев почти сразу же стал главой одновременно и партийной, и государственной власти на Украине. Наплевавшие на волю Сталина стали: Буденный - маршалом, Шверник - в 1946 году первым лицом СССР, возглавив Президиум Верховного Совета, Шкирятов - главой партийного контроля, Мануильский - продолжал возглавлять Коминтерн, Николаева - ВЦСПС. Где в этом конкретном решении по конкретному делу видно желание Сталина подчинить всех своей воле? Где стремление Сталина убивать всех без суда и следствия? Наоборот, Сталин без следствия и суда предлагал простить преступников, а далее, когда его предложение не прошло, настоял сначала на предварительном следствии.
Вот Ходорковский приводит статистику оправдательных приговоров нынешнего российского «правосудия» - 0,8%, и уже эта статистика показывает полное отсутствие правосудия в России. А теперь сравните эту статистику со сталинским правосудием. После начала Великой Отечественной войны жизненно важно для СССР было ужесточение дисциплины, следовательно, от судов требовалось ужесточить карательную политику, и никто бы особенно суды не упрекнул, если бы они ошиблись и в спешке военного времени признали виновным кого-либо при недостаточности доказательств. Но в июле-августе 1941 г. судебная коллегия Мосгорсуда рассмотрела по 1-й инстанции дела 157 обвиняемых и из них только 116 были осуждены (5 - к расстрелу). На 14 человек были прекращены уголовные дела, а 27 человек оправдано из-за отсутствия «достаточных улик». 

И насилие было. Над судьями-мерзавцами. Сравните, Ходорковский пишет, что сегодня «его» судьи - именно такие, каких он с остальными банкирами хотел в России иметь - осуждают и при полном отсутствии состава преступления. Мне за примерами ходить не надо - я сам так осужден. А сталинским судьям было плевать, что подсудимых считают преступниками НКВД и прокуратура, сталинские судьи подчинялись закону, а не «пахану», и сами решали, виновен человек или нет. И оправдывали уже при недостатке улик, а не только при отсутствии состава преступления. Вот тогда, при Сталине, и было правосудие. Почему? Потому, что как только Сталин понял, что в стране под шумок ликвидации «пятой колонны» идет осуждение невиновных, наркомом НКВД был назначен Л.П. Берия, очень не похожий на сегодняшних директоров ФСБ и министров МВД. И Берия сначала взялся за следователей - за таких следователей, на которых сегодня и жалуется Ходорковский. Берия начал с пересмотра дел и реабилитации невиновных, одновременно выясняя, благодаря кому на невиновных были заведены уголовные дела. В результате, в дополнение к уже расстрелянному бывшему наркому НКВД Ягоде, расстреляли и сменившего его наркома Ежова. (Прошу обратить внимание Ходорковского на этот нюанс - не на пенсию отправили, а расстреляли). А также расстреляли заместителя Ежова Фриновского, начальника 2-го управления НКВД Федорова, бывшего начальника 1-го отдела 1-го управления И.Я. Дагина, начальника 2-го отдела 1-го управления Попашенко, начальника 3-го отдела 1-го управления Николаева-Журид, начальника 4-го отдела 1-го управления Журбина, начальника 5-го отдела 1-го управления Пассова, начальника 6-го отдела 1-го управления Морозова, начальника 7-го отдела 1-го управления Рейхмана, начальника Секретариата и 1-го спецотдела Шапиро и много других, не менее «выдающихся чекистов».
Всего за 1939 год из НКВД были уволены 7372 человека (22,9 процента от общего количества оперативных кадров НКВД, из них 66,5 процента - за должностные преступления. Из Центрального аппарата НКВД СССР в 1939-м были уволены 695 сотрудников руководящего и оперативного состава, а из 6174 человек руководящих работников НКВД в 1939 году было сменено 3830 человек (62 процента).  Взамен, на оперативные должности НКВД в 1939-м были приняты 14 506 человек (45,1 процента от всей численности оперативных сотрудников). Правда, правящей партией тогда была не «Е...я Россия», поэтому честных людей находили без большого труда - 11 062 человека прибыли из партийных и комсомольских органов. В том числе в Центральный аппарат НКВД СССР в 1939 году на оперативные должности в госбезопасности прибыли 3460 человек, из них 3242 - из партийных и комсомольских организаций.
Чистки следственного аппарата, конечно, недостаточно для правосудия, поскольку в суде обвиняет прокурор. И Сталин прокурорами СССР не чаек назначал. Прокурором СССР был А.Я. Вышинский, а Вышинский делал все, чтобы невиновные не пострадали. Между прочим, о том, что Вышинский жестоко карал в прокуратуре СССР всех фабрикантов незаконных дел, рассказывает откровенный антисоветчик, бывший бургомистр оккупированного Смоленска, а до войны адвокат Меньшагин. В Смоленске в годы репрессий устроили показательный суд над «вредителями», в первой инстанции судил облсуд, а обвинителем был облпрокурор. Приговорили невиновных к расстрелу. И Меньшагин описывает, практически, то же, что и другие свидетели, сталкивающиеся лично с Вышинским, скажем, дисседент П. Григоренко. Меньшагин, как адвокат, поехал с жалобой к Вышинскому, секретарь узнав, о чем дело, пропустил его к Вышинскому без очереди. Вышинский исполнение приговора остановил, затребовал материалы, лично разобрался, в результате невиновных освободили, председателя областного суда выгнали, облпрокурора посадили. Ходорковский может спросить своего адвоката Ю. Шмидта, был ли тот на приеме у Ю. Чайки, затребовал ли Генпрокурор нынешней России дело Ходорковского для личного изучения? А почему?  Думаю, что Ходорковский удивится - как же так, ведь его  друзья -«десталинизаторы» поведали истину, что Вышинский требовал всех бить и пытать до тех пор, пока они не признаются в преступлении, которое не совершали. Это же Вышинский сказал, что «признание - царица доказательств»! Да, Вышинский это сказал, поскольку признание преступника во все времена было и остается до сих пор царицей доказательств, а клевета на Вышинского это пример того, как можно интеллигентствующему быдлу показывать на белое и говорить «черное». Дело в том, что это сегодня признание на предварительном следствии является доказательством в суде, а в СССР признание на предварительном следствии не имело никакой доказательной силы. В судебном заседании можно было отказаться от признания, тем более, сославшись на пытки, и тогда иных доказательств в деле не оставалось. И именно Вышинский требовал, чтобы следствие и прокуратура на признании подследственных обвинение НЕ строили. Вот его слова на мартовском пленуме 1937 года.
«Вышинский: Соприкасаясь с работой НКВД в течение ряда лет сначала в качестве заместителя прокурора Союза, а затем прокурора Союза ССР и в качестве работника, не только обвинителя, но человека, которому пришлось председательствовать в суде по таким делам, как «Шахтинское дело», «Дело промпартии», Дело электровредителей (Метро - Виккерс), я должен сказать, что в основе всех этих процессов лежал всегда материал вполне объективный, убедительный и добросовестный. Это же нужно сказать и о двух последних процессах. Но, однако, сплошь и рядом чувствуется, что в следственном производстве имеется целый ряд недостатков. В большинстве случаев следствие на практике ограничивается тем, что главной своей задачей ставит получение собственного признания обвиняемого. Это представляло значительную опасность, если все дело строится лишь на собственном признании обвиняемого. Если такое дело рассматривается судом, и если обвиняемый на самом процессе откажется от ранее принесенного признания, то дело может провалиться. Мы здесь оказываемся обезоруженными полностью, так как, ничем не подкрепив признание, не можем ничего противопоставить отказу от ранее данного признания. Такая методика ведения расследования, опирающаяся только на собственное признание, - недооценка вещественных доказательств, недооценка экспертизы .и т.д. - и до сих пор имеет большое распространение. Известно, что у нас около 40% дел, а, по некоторым категориям дел - около 50% дел кончаются прекращением, отменой или изменением приговоров. Против этой болезни и была еще в 1933 году направлена инструкция 8 мая. В чем заключается основная мысль этой инструкции? Она заключается в том, чтобы предостеречь против огульного, неосновательного привлечения людей к ответственности. Я должен добавить, что до сих пор инструкция 8 мая выполняется плохо».
И Сталин, и Политбюро, и Вышинский не просто требовали исполнения инструкций от тех, кто мог репрессировать невиновных, они их безжалостно наказывали за репрессии против невиновных. Особенно судей. Таких, к примеру, как и те, которые выносили приговоры и Ходорковскому. В книге военных юристов А.И. Муранова и В.Е. Звягинцева «Досье на маршала» рассматриваются конкретные дела конца 30-х годов. Авторы ярые антисталинисты, тем не менее, они сообщают. «Только в 1937 - 1938 годах были арестованы и тайно осуждены (как правило, несудебными органами) председатели военных трибуналов округов - А. И. Мазюк (ЛенВО), Я. К. Жигур (СКВО), А. Ф. Козловский (ХВО), А. Г. Сенкевич (ЗабВО), Ф. Я. Бауманский (Зап.-СибВО), Б. П. Антонов (ВТ ОКДВА), председатели военных трибуналов корпусов М. И. Ситников, И. В. Смирнов, Ф. В. Марков, члены коллегии трибуналов окружного звена К. Я. Петерсон, И. С. Чижевский, К. Г. Сеппе, многие другие руководители военно-судебных органов и рядовые судьи...». Поясню. Поскольку в те годы судьи обязаны были руководствоваться собственным убеждением в виновности подсудимых, то доказать, что судьи вынесли заведомо неправосудный приговор было трудно, поскольку преступные судьи твердили, что таково было их убеждение. В результате судей судили Особым совещанием при НКВД. Этот орган был создан для социальной защиты от преступников, преступность деяний которых была понятна, но доказательств этой преступности не хватало для обычного суда. Так, скажем, царская прокуратура ни разу не собрала достаточное количество фактов, чтобы осудить Сталина за его революционную деятельность, и его семь раз отправляли на каторгу по решению Особого совещания при МВД царской России. Особое совещание было и в СССР, поэтому Муранов и Звягинцев сетуют: «Военных юристов пропускали через заседания Особого совещания, и они умирали в лагерях при невыясненных до конца обстоятельствах...».
«Одним из таких судей и был И. С. Чижевский. Его арестовали 17 июня 1938 года. К этому времени Чижевский отдал правосудию два десятка лет. Работал в реввоентрибуналах Петроградского военного округа, Туркфронта, Каспвоенфлота. В 1926 году, после реорганизации системы военно-судебных органов, был уволен из армии и стал народным судьей Ленинграда. В период нарастания массовых репрессий вновь призван на службу. В трибунал ЛенВО пришел в самое мрачное время - в августе 37-го. Включился в работу. Рассматривал контрреволюционные дела, выносил по ним и смертные приговоры. Трудно понять причину, но по большинству из этих дел Военная Коллегия приговоры отменила...». Как видите, юристам нынешней России уже даже трудно понять, почему отменяла приговоры кассационная инстанция - нынешним юристам уже и в голову не приходит, что кассационная инстанция должна отменять неправосудные приговоры. И авторы так заканчивают свой горестный рассказ о конце карьеры Чижевского.
А конец правосудию в СССР начался после убийства Сталина, начался тогда, когда некому стало требовать от судей выносить не тот приговор, который определяет закон, а тот, который требует «пахан». При Сталине такого не было, при Сталине судьи обязаны были подчиняться только закону, что и немудрено, поскольку Сталин не допустил бы, чтобы кто-либо в стране, а тем более судьи, не исполняли Сталиным же разработанной Конституции. К примеру, когда требуется показать «беззаконность сталинского режима», часто вспоминают о некоем бывшем работнике ГПУ, «старом большевике» Кедрове, который незадолго до войны был обвинен в измене и представлен на суд, а политическое руководство страны (политбюро) разрешило приговорить его к расстрелу. Однако Коллегия Верховного Суда Кедрова оправдала, видимо, не было «достаточных улик». На одном из судов по делу о защите чести и достоинства Сталина, клеветники предъявили список обвиняемых тех времен с резолюцией-разрешением расстрелять виновных из этого списка. В списке числился некий Снегов. И мой коллега Л. Жура показал суду, что этот Снегов числится даже не в одном, а в двух списках, на которых есть и подпись Сталина под резолюцией «расстрелять», но этот Снегов пережил Сталина. То есть, для большинства сталинских судей (были, конечно, и негодяи) ничьи резолюции не имели заранее установленной силы - только установленная судом виновность в совершении преступления.
Предположим, в 30-40 годы действительно было несправедливо осуждено столько невиновных, чтобы это стало не местной, а государственной проблемой. Но кто предъявлял им обвинение, кто выносил им неправосудные приговоры? Сталин, Политбюро? «Десталинизаторы» уже более 50 лет уверяют народ и весь мир, что именно они. А на самом деле? А на самом деле, при существующих в уголовном кодексе двух высших мерах социальной защиты, Политбюро, руководствуясь ситуацией, определяло судам, которую из них выбирать, если подсудимый заслуживает применение к нему высшей меры социальной защиты. И Политбюро, исполняя свои обязанности, писало в конце 30-х - «расстрелять». Но заслуживает данный человек расстрела или нет, определял не Сталин, и не Политбюро, а суд. И все невинно осужденные лежат не совести Сталина и Политбюро, а на совести судей. Вот, к примеру, густопсовые «десталинизаторы» - общество на иностранном содержании «Мемориал». На основании «исследований» «Мемориала», 16 апреля 2010 года «десталинизатор» Ганапольский огласил эфир радио «Эхо Москвы» истерикой, якобы, о том, как Сталин убивал 12-летних детей. Позвонил радиослушатель и засвидетельствовал о «Мемориале» следующее: «Вы знаете, ну, тема очень интересная - я сам русский немец. У меня в 1937 году застрелили деда, просто за то, что у него нашли Библию на немецком языке. Самое смешное в том, что я написал, через «Мемориал» это нашел, прислали приговора копию. Вы знаете, самое смешное, что фамилии тех людей, которые его расстреливали, так называемая «тройка», были заштрихованы». Понимаете, что делают «десталинизаторы»? Они валят все на Сталина, чтобы увести от ответственности (хотя бы моральной) тех подонков-судей, кто и осуждал невиновных. И защита судей, творивших беззакония, это не случайность, это давнишняя цель «десталинизаторов», еще в 50-х поставивших перед собой цель переподчинить судей «пахану» Хрущеву, которому они в тот момент лизали зад, или безмозгло исполнявших эту задачу. Возьмем, к примеру, дело о расстреле Еврейского антифашистского комитета. Его в перестройку подробно описал журналист А. Ваксберг, и вот что следует из его описания.
В начале 50-х годов НКГБ «обнаружил», что Еврейский антифашистский комитет превратился в «шпионский центр США». Пятнадцать человек из этого комитета «подтвердили» версию НКГБ, сознавшись в том, что они американские шпионы. 34 следователя под контролем 5 прокуроров собрали доказательства шпионской деятельности и передали дело в суд (Военный трибунал) под председательством судьи Чепцова. И Трибунал приговорил всех, кроме одного, к расстрелу. Но когда началась кампания клеветы на Сталина под видом «борьбы с культом личности», Чепцов начал утверждать, что он уже, дескать, на первых заседаниях начал сомневаться в вине подсудимых. (Суд шел больше двух месяцев.) Раз возникли сомнения, то, в зависимости от их степени, судья должен был либо оправдать подсудимых, либо вернуть дело следователям для поиска более серьезных доказательств и устранения противоречий. Но так поступил бы порядочный судья. А Чепцов оправдывался тем, что он, дескать, ходил по начальникам («паханам») и излагал им свои сомнения в виновности подсудимых. Он ходит к министру ГБ Игнатьеву, к его заместителям Рюмину и Гришаеву, к Шкирятову, к Маленкову. Убедившись, что расстрел подсудимых не противоречит мнению начальников, он завершает процесс и вместе с другими судьями своим приговором дает команду убить людей, которых он считает невиновными! (В деле Ходорковского судья еще круче - тому вообще приговор начальники написали, он только огласил). И что «десталинизаторы»? Они уничтожили морально этого убийцу? Не дождетесь, они валят вину на Сталина, а судей считают невинными жертвами. И А. Ваксберг Чепцова откровенно оправдывает, считая чуть ли не героем: «Даже в тех немыслимых условиях была возможность сопротивления адской машине уничтожения». Но ведь это именно Чепцов и был адской машиной уничтожения!  А потом чепцовы начали снова принимать в суд дела все тех же людей, но теперь уже не для того, чтобы их расстрелять и этим выслужиться перед «паханами», а для того, чтобы ранее убитых ими, реабилитировать на радость лысому «пахану». Что касается лично Чепцова, то он в реабилитации собственно им убитых жертв не участвовал - закон это не допускает. Зато «отрадно» было прокурорам - они участвовали! Подполковник юстиции военный прокурор Кожура в 1952 году своей подписью гарантировал, что следователи провели следствие без всякого нарушения законности и потребовал от трибунала, чтобы тот немедленно приговорил к расстрелу «космополитов безродных». А в 1955 году этот прокурор не застрелился - нет! Как можно! Он своей подписью подтвердил, что все «космополиты безродные» из Еврейского антифашистского комитета невиновны и потребовал от трибунала, чтобы их всех реабилитировали. Такие «правоохранители» обязаны были стать в глазах общества презренными, их должны были презирать даже их собственные дети, а «десталинизаторы» сделали из них невинных овечек. Разве судья Данилкин, назначивший новый срок Ходорковкому виновен, разве судьи кассационной инстанции утвердившие приговор Ходорковскому, виновны? Разве их должны приезирать их же дети? Как можно так подумать?? Им же начальство приказало! Правда, не Маленков, не Игнатьев, не Рюмин, но, безусловно, тоже «паханы».
Поэтому Ходорковскому нужно в ножки поклониться всем этим мемориало-сванидзе-млечино-федотовым и сказать: «Спасибо родные, что я, благодаря вам, вместо правосудия получил судейское беззаконие!». Мемориало-сванидзе-млечино-федотовы такую благодарность от Ходорковского безусловно заслужили.  То, что следователи сфабриковали против Ходорковского дело, это ведь называется не «Система», это деяние, запрещенное Уголовным Кодексом под угрозой наказания, это преступление, предусмотренное статьей 299 УК РФ. И то, что суд вынес по делу Ходорковского заведомо неправосудный приговор, это тоже не «Система», это тоже преступление, предусмотренное статьей 305 КК РФ. И называть этих лиц надо не жертвами «Системы», а преступниками. Преступниками по законам этой же «Системы». И речь вести не о неком несуществующем законодательстве «насилия», а о насилии полнейшего беззакония, творящегося в правоохранительной и судебной системах России.  
 

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.