egor_23

Categories:

Великая Отечественная война советского народа

Пролог: Напоминаю, что почти вся континентальная Европа к 1941 году так или иначе вошла в Третий рейх.

 Из существовавших к июню 1941 года двух с лишним десятков европейских стран девять - Испания, Италия, Финляндия, Дания, Норвегия, Венгрия, Румыния, Словакия и Хорватия - совместно с Германией и Австрией вступили в войну против СССР. Остальные тоже недолго сопротивлялись врагу: Монако — 1 день, Люксембург — 1 день, Нидерланды - 6 дней, Бельгия — 8 дней, Югославия — 12 дней, Греция — 24 дня, Польша - 36 дней, Франция — 43 дня. Потом фактически присоединились к агрессору и работали на его промышленность. Даже якобы нейтральные страны - Швейцария и Швеция не остались в стороне. Они предоставляли фашистской Германии право свободного транзита через свою территорию военных грузов, а также получали огромные доходы от торговли. Товарооборот «нейтральной» Португалии с нацистами был настолько успешным, что в мае 1945 года она объявила трехдневный траур в связи с кончиной Гитлера. Но и это не все.
Национальную принадлежность всех тех, кто погибал в сражениях на русском фронте, установить трудно или даже невозможно. А вот состав военнослужащих, взятых в плен нашей армией в ходе войны, известен. Немцы и австрийцы - 2 546 242 человека; 766 901 человек принадлежали к другим объявившим нам войну нациям: венграм, румынам, итальянцам, финнам и прочим, но еще 464 147 военнопленных - это французы, бельгийцы, чехи и представители других вроде бы не воевавших с нами европейских государств, - приводит страшные цифры предательства историк Вадим Кожинов.  И пока эта многонациональная армия одерживала победы на русском фронте, Европа была, в общем и целом, на стороне Третьего рейха.
Именно поэтому, по воспоминаниям участников, во время подписания акта о капитуляции Германии 8 мая 1945 года глава немецкой делегации фельдмаршал Кейтель, увидев среди присутствовавших на церемонии лиц во французской военной форме, не смог сдержать удивления: «Как?! И эти тоже нас победили, что ли?!» Интересно, что фельдмаршал сказал бы сегодня европейцам, призывающим отметить День Победы без участия России. Наверное, напомнил бы, что вермахт завоевал их страны быстрее, чем пару домов Сталинграда. 

(9 мая+9 мая+9 мая+ память+9 мая+9 мая+танк+безымянная высота+22 июня+победа+Сталин+барбаросса+мнение Прудниковой+22 июня+хроника 22.06.1941+война+герои НКВД+мифы+21 июня+Зорге+статистика+союзник+ потери+муть+Мехлис+не в тему+Директива 21+Великая Победа)

                               по материалам издательства "Алгоритм"
В издательстве «Алгоритм» вышла  книга известного публициста Юрия Мухина «Средства массовой брехни». В книге на примере работы гитлеровской пропаганды показано, как средства массовой информации используются для решения определенных политических и военных задач. Однако даже самая изощренная и наглая «массовая брехня» не может вечно прикрывать авантюристов у власти... 

"Мне уже не однажды приходилось обращаться к теме брехливости, как немецких военных мемуаров, так и немецких официальных документов, поскольку без учета этой брехливости невозможно понять историю войн с немцами. Правда, брешут мемуаристы любых армий мира, и наши ветераны в этом не сильно отличаются от прочих, но у наших брехня во многом остается на уровне скорее оправданий неудач, а не преувеличения побед, а чаще выражена в гипертрофированном показе своих страданий. Для немецких же военных хвастливая брехня всегда была как бы составной частью их профессии (не даром же барон Мюнхаузен - немецкий офицер), а когда эту брехню еще и потребовала военно-политическая пропаганда, то для немецких военных профессионалов наступили просто именины сердца. Подведем, несколько издалека, некую теоретическую базу под причины этой брехни.
Начиная с древнейших времен, в России все дворяне обязаны были служить - на то они и дворяне. Если дворянин не хотел служить, то лишался и поместья, и дворянского статуса. На начало XVIII в. армия России составляла примерно 200 тыс. человек при 3-5 тыс. офицеров. Четверть этой армии, т.е. более 50 тыс. человек, были дворянами, остальные - рекруты из крестьян и других сословий. Еще во времена Суворова служба потомственного дворянина до самой старости рядовым или сержантом была обычным делом, а если дворянин был неграмотным, то и обязательным. Так длилось до Петра III, который освободил дворян от службы, но это длилось достаточно долго, чтобы у большой части русских дворян выработался взгляд на службу, как на обузу, которую приходится отбывать. И, в первую очередь, конечно, у тех дворян, кто к воинской службе не имел ни малейшего призвания или не имел никаких морально-волевых качеств. Получалось так: дурак ты или трус, а царь тебе службу все равно предоставит. И тут начни хвалиться своей доблестью, так царь возьмет и поверит тебе, и в результате пошлет из спокойного Владимира в Крым с татарами воевать.
А немецкий офицер поступал на службу совершенно не так, как русский, просто надо вспомнить, чем были наши страны 3-4 века назад. Россия и тогда уже была централизованным государством с царем во главе, а Германия представляла собой несколько сот всяких графств, княжеств и баронств, в которых часто сам барон и был единственным воином. Прототипом немецкого офицера был барон, собравшийся куда-нибудь сходить и кого-нибудь ограбить. Своих крепостных крестьян было неразумно делать солдатами - тогда в случае неуспеха еще и с голоду подохнешь. И такой барон собирал себе банду из добровольцев, таких же, как он. Точно так же в Европе формировали свои войска (свои банды) все короли и князья. У немцев при их диком дроблении на мелкие «государства» был, во-первых, переизбыток дворян, во-вторых, служба не была обязательной. И, наконец, у них было майоратное право (делиться дальше им было уже некуда), то есть все наследство доставалось только старшему сыну, а остальные сами должны были найти себе место в жизни. Поэтому конкуренция во всех европейских армиях была велика: королям и князьям, принимающим на службу кандидатов в офицеры или предлагающих свои услуги офицеров, было из кого выбирать. И тут уж волей неволей при устройстве на службу немцам нужно было делать себе рекламу, а реклама без брехни - это как брачная ночь без невесты. В любом случае, тут уж было не до скромности.
Хвастливая мюнхаузеновская брехня у немцев, похоже, в крови. Вот возьмем мемуары генерала Макса Гофмана, который воевал на русском фронте еще в Первую мировую войну. В августе 1914 года, не успев отмобилизоваться, две русские армии, разделенные Мазурскими озерами, двинулись на Восточную Пруссию: 1-я, под командованием русского генерала Ранненкапфа, - из района Вильно, 2-я, Самсонова, - из района Варшавы. Основные силы немцев в этот момент были заняты в боях с французами, которые, собственно, и просили царя начать это наступление. Противостоящая русским немецкая 8-я армия была сильнее в отдельности каждой русской, но слабее их обеих. Из Вильно было ближе идти, и дороги были лучше, поэтому немцы сначала двинули силы против 1-й армии, надеясь, что сумеют ее разбить до подхода 2-й. Завязались бои с нею, но тут внезапно выяснилось, что 2-я армия, напрягая все силы и изматывая себя, быстро выходит в тыл немцам. Немцы начали отступать от 1-й армии, чтобы не дать себя окружить, но тут выяснилось, что Ранненкампф и не собирается их преследовать и соединяться со 2-й армией, более того, собирается до 26-го числа сидеть на месте. У отходящих немцев, по сути, и выхода другого не было, как всеми силами ударить по 2-й армии, что они и сделали, одержав победу. Какой тут может быть «гениальный немецкий план» этой операции, даже если говорить о решениях на уровне командующего 8-й немецкой армией, если все дело заключалось то ли в трусости, то ли в предательстве русских генералов? А Гофман в это время был в штабе этой 8-й армии подполковником. Тем не менее, он в своих мемуарах без колебаний пишет : «Перед нами трудная задача, такая трудная, что вряд ли можно найти нечто подобное в военной истории. Но я совершенно спокоен. Я твердо уверен, что мы эту задачу разрешим. Главнокомандующим назначен Приттвиц, начальником штаба - граф Вальдерзее, я - первым офицером штаба. Первая мысль о том, как провести операцию, принадлежит, собственно, мне. Если все пройдет благополучно, Приттвиц окажется великим полководцем». Вот так - не больше и не меньше! Поскольку в момент отступления немцев от 1-й армии русских, Приттвица и Вальдерзее сменили Гинденбург и Людендорф, и именно они провели операцию против 2-й русской армии, то это именно их сделал великими немецкими полководцами подполковник Гофман своей блестящей мыслью! Во всем тексте мемуаров, когда речь идет о битвах, боях или хотя бы стычках с русскими, у Гофмана немцы всегда оглушительно побеждают, беря в плен огромное количество русских, - и только так! Но вот Гофмана, уже генерала, назначили главой делегации на переговорах с большевиками о мире, а теперь ему уже нужно похвастаться и о других своих выдающихся заслугах - об обмене пленными. И он пишет, что в русском плену находится: «Австрийских пленных полтора миллиона, наших - около 100 тысяч». Стоп! Австрийцы ладно, но откуда взялось 100 тысяч пленных немцев, если русские не одерживали над немцами побед? А ведь в этом случае речь идет о мемуаристе Первой мировой, по итогам которой сложно сказать, потерпела ли поражение в войне собственно немецкая армия, поскольку до конца войны ни один вражеский солдат не находился на территории Германии. И какой же тогда правды ожидать от немецких мемуаристов Второй мировой, когда немецкая армия была разгромлена наголову?

Неужели не понятно, что это люди, которые не могут не брехать? Представьте драку, в которой есть победитель и есть сбежавший или сдавшийся побежденный. Зачем победителю врать? Ведь результат - победа - налицо! Ну, приукрасит что-либо, чтобы объяснить синяк под глазом, но ведь все это пустяки по сравнению с самой победой. А как побежденному говорить правду? Как без потери чести и уважения, даже самому себе признать, что он был трусливее, больше боялся боли, не мог держать ударов? А если еще и он напал на победителя, то как объяснить глупость нападения его на более сильного? Своей умственной недоразвитостью? Нет, основная масса людей не такова, и она будет использовать любую ложь, чтобы доказать и свой ум, и свою храбрость, и, главное, свою правоту в проигранном деле.
На что уж наши старички ПОБЕДИТЕЛИ, так ведь и за ними нужен глаз да глаз - не успеешь моргнуть, а они уже норовят тебе лапшу на уши повесить. Но как можно безоглядно верить БИТЫМ немцам?! Ведь от них принять что-либо за факт можно только после тщательной проверки и обдумывания его, либо в случае, когда абсолютно ясно, что битый в данном случае во лжи, безусловно, не заинтересован. В остальных случаях они врут, а то, что битые в свою ложь заставляют верить, прежде всего, себя самих, то это их проблемы.
Ведь вы посмотрите, как тупо все немецкие мемуаристы Второй мировой объясняют свои поражения на Советско-Германском фронте в 1941 году: «а) нас было мало, а русских много; б) в России, кроме Крыма, стояли морозы -50°, в Крыму морозы были -40°». И подавляющей массой историков это воспринимается за чистую монету, при этом редко кому даже из отечественных историков приходит в голову задать естественный вопрос: «Если вас было мало, а нас много, то какого хрена вы на нас сами полезли? С арифметикой проблемы?»
Лет 40 назад, к очередному Дню Победы был сделан фильм на основе немецкой кинохроники, и в кадрах из нее мне запомнились эпизоды зимы 1941 года, в которых голые немецкие солдаты под Москвой с хохотом кувыркаются в снегу, растираются снегом, демонстрируя свое полное презрение к морозу. И можно было не сомневаться, что Гитлер ежедневно вдалбливал немцам и всему миру, что русских всего 190 млн., а Германия опирается на европейских союзников, численность которых вместе с Рейхом более 400 млн. человек. И в том, что каждый немец о численном превосходстве Германии в силах знал, не приходится сомневаться, иначе Сталин 28 июля 1942 года в своем приказе № 227 не осмелился бы сообщить Красной Армии: «После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало намного меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет уже теперь преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба». Признаюсь, мысль о том, что численно нас было больше, чем немцев, подспудно довлела и надо мной. И каково же было мое удивление, когда я наткнулся на соответствующие цифры. Немцы напали на нас армией в 4,5 млн. человек (без личного состава ВМС), их поддерживали армии их союзников - Финляндии, Венгрии и Румынии (итальянцы в то время разбирались в Африке с англичанами) численностью 0,9 млн. Конечно, эти войска несли потери, но ведь война только началась, и резервы были не израсходованы, поэтому нет оснований полагать, что к зиме 1941 года немецкая армия и ее союзники на Восточном фронте имели менее 5,5 млн. человек. Но в четвертом квартале 1941 года войска Тимошенко громят 1-ю танковую армию Клейста под Ростовом, за что Гитлер срывает с фельдмаршала Рундштерна Рыцарский Крест и снимает с должности командующего немецкой группой армий «Юг». Чуть позже войска Тимошенко под Ельцом окружают и уничтожают 34-й армейский корпус немцев. На севере войска, координируемые Мехлисом, отбивают у немцев Тихвин, ликвидируют их наступление и не дают полностью блокировать Ленинград. И, наконец, Красная Армия под Москвой громит и оттесняет немцев от столицы. Мне казалось, что такая активность Красной Армии должна была быть только при ее людском перевесе над 5,5 млн. армии захватчиков. Каково же было мое удивление, когда я увидел, что средняя численность наших действующих фронтов и армий в четвертом квартале 1941 года составляла всего 2,82 млн. человек - почти вдвое ниже, чем оценочно было у немцев! И до уровня 6,0 - 6,5 млн. человек (количество, которым мы выиграли войну) численность Красной Армии удалось довести только через год - в четвертом квартале 1942 года. Зато немецкий историк Пауль Карель сообщает о численности немецкой армии на то время: «В мае 1942 года в армии было 9,4 миллиона человек, весной 1943 года это количество возросло до 11,2 миллиона. Тем не менее, гражданских рабочих в это время стало 36,6 миллиона человек, тогда как в мае 1942 года было 35,5 миллиона. Другими словами, Германия имела на два миллиона больше солдат и на один миллион больше рабочих». А у нас в СССР не только в промышленности, но и во всех видах бюджетной деятельности (кроме армии) в 1940 году работало 34,6 млн. человек, а в 1942 году всего 18 млн. человек! И лишь к 1944 году, когда началось освобождение страны, число работающих увеличилось до 22,1 млн. человек. И будьте уверены, немцы всю войну прекрасно знали о своем численном и материальном превосходстве над нами. Более того, среди них не было ни одного, кто бы не был уверен и в своем умственном и психическом превосходстве над нами. Мы для них были недочеловеками, и причина войны, в принципе, была в этом, о чем позже. Немцы шли научить нас, недочеловеков, жить и работать, они шли возглавить нас на правах суперменов. Не обломилось... 

Давайте подсчитаем и так. Повторюсь - к лету 1942 года людские потери Советского Союза достигли 73 млн. человек вместе с теми, кто остался на оккупированных территориях, а до войны нас было 196 млн., т.е. наши максимальные людские потери достигли 37%, но мы, советские люди, не сдались, мы дрались и сломали таки немцам хребет. А всего наши безвозвратные потери населения составили 26,6 млн. Или почти 14%, но мы устояли, и белые флаги не вывесили. А немцы из 80 млн. населения потеряли чуть более 7 млн., т.е. около 9%, но когда мы подошли к границам Германии, то немецкая армия еще отчаянно дралась, но сами немцы уже были не бойцы, они «сломались». Наши дегенераты-антисоветчики радостно утверждают, что мы, дескать, «завалили немцев трупами». Были бы эти антисоветчики поумнее, то помалкивали бы, поскольку завалить противника трупами позорно для генералов, но почетно для народа - это показатель того, что не было у советского народа власти более дорогой ему, чем власть Сталина и большевиков. По логике той войны, в мае 1945 года нам полагалось стукнуть по немецкому столу кулаком так, чтобы столешница развалилась, и спросить этих баронов мюнхаузенов: «Так кто тут, итить вашу мать, недочеловеки - мы или вы?!!» М-да! Такое нам не позволяет сделать наше русское мировоззрение, такое нам и в голову не придет. Но то, что нам это не пришло в голову, еще не значит, что это не пришло в голову бывшим суперменам. Вдумайтесь, сколько обиды было в их душе - их! немцев!! вместе с Европой!!! какие-то Иваны??? поставили раком! на морозе!! Да еще и Германия сама на это напросилась...
И тем немецким ветеранам, кто сел за мемуары, оставалось одно - закрыть глаза на правду и тупо твердить, убеждая, прежде всего, самих себя, что они, немцы, это прекрасные, умные и храбрые солдаты, которые уже совсем, было, победили иванов, но им Гитлер помешал, да и Америка некстати в войну вступила. Теперь им уже хочешь или не хочешь, а надо брехать и про морозы и про то, что «нас было пятеро, а русских двадцатьпятеро и оба в валенках» и «мы бы им дали, если бы они нас догнали». 

Сержант НКВД Мария Семеновна Рухлина (1921—1981) с пистолет-пулеметом ППШ-41. Служила с 1941 по 1945 гг
Взвод разведки 338-го полка НКВД. Фото из семейного архива Николая Ивановича Лобахина. Николай Иванович на фронте с первых дней войны, 2 раза был в штрафном батальоне, имел несколько ранений. После войны в составе войск НКВД ликвидировал бандитов в Прибалтике и на Украине.

В былые времена, когда в армии и на флоте шла плановая подготовка войск и резервов, при принятии военнослужащих из запаса (в простонародье – партизан) на проверочные сборы или для участия в учениях, первое, что можно было услышать от них: «А когда будут давать наркомовские 100 грамм?». Зрелые мужики и, недавно отслужившие в армии, молодые парни, слегка, а иногда и не слегка принявшие по дороге из военкоматов в воинские части, досаждали кадровым офицерам этим несложным вопросом. При этом никакой выдачи водки в период прохождения службы они не видели, а их, скорее всего шутка, основывалась на некоторых заблуждениях, почерпнутых из военных фильмов, или стародавних рассказов. Старые фронтовики, прошедшие передовую, говорили, что водку давали в зимнее время. А военнослужащим, не входящим в состав боевых частей водка вообще была не положена.
Приведу выписки из соответствующих руководящих документов.
1. Постановление ГКО № 562 от 22.08.1941 г. «О введении водки на снабжение в действующей Красной Армии»
Установить, начиная с 1.09.1941 г. выдачу водки 40 градусов в количестве 100 г в день на человека (красноармейца) и начальствующему составу войск передовой линии действующей армии.
                               Председатель ГКО И. Сталин
2. Постановление ГКО №1727 от 11.05.1942 г. «О порядке выдачи водки войскам действующей армии»
Прекратить с 15.06.1942 г. массовую ежедневную выдачу водки личному составу войск действующей армии. Сохранить ежедневную выдачу водки только военнослужащим частей передовой линии, имеющим успехи в боевых действиях, увеличив норму выдачи водки до 200 г на человека в день.
Всем остальным военнослужащим передовой линии выдачу водки по 100 г на человека производить в следующие революционные и общенародные праздники: 7-8 ноября, 5 декабря, 1 января. 23 февраля, 1-2 мая, 19 июня, 16 августа, 6 сентября, а также в день полкового праздника (сформирования части)
                           И. Сталин
  Примечание:
7-8 ноября – День Великой Октябрьской революции
5 декабря – День Конституции СССР
1 января – Новый год
23 февраля – День РККА
1-2 мая – День международной солидарности трудящихся
19 июля – Всесоюзный день физкультурника
16 августа – День авиации
6 сентября – Международный юношеский день
3. Постановление ГКО № 1889 от 6.06.1942 г. 

4  . Постановление ГКО № 2507 от 12.11.1942 г. «О выдаче водки войсковым частям действующей армии» с 25 ноября 1942 г.
Начать с 25.11.1942 г. выдачу водки войскам действующей армии в следующем порядке:
а) по 100 г на человека в сутки: подразделениям частей, ведущим непосредственные боевые действия и находящихся в окопах на передовых позициях; подразделениям, ведущим разведку; артиллерийским и минометным частям, приданным и поддерживающим пехоту и находящимся на огневых позициях; экипажам боевых самолетов по выполнению ими боевой задачи;
б) по 50 г на человека в сутки: полковым и дивизионным резервам; подразделениям и частям боевого обеспечения, производящим работы на передовых позициях; частям, выполняющим ответственные задания в особых случаях, раненым, находящимся в учреждениях полевой санитарной службы, по указанию врачей.
Всем военнослужащим действующей армии выдачу водки в размере 100 г на человека в сутки производить в дни революционных и общенародных праздников, указанных постановлением ГКО № 1889 от 6.06.1942 г.
По Закавказскому фронту вместо 100 г. водки выдавать 200 г крепленого вина или 300 г столового вина…
Военным советам фронтов и армий установить ежемесячные лимиты выдачи водки…
                                 И. Сталин 

Это действующие во время Великой Отечественной войны постановления, регламентирующие выдачу водки и других спиртных напитков. Однако, в мемуарах генерал-лейтенанта Антипенко Н.А., заместителя командующего фронтом по тылу, было написано, что в штабах фронта на столах в офицерских столовых стояли графинчики с водкой. Но злоупотреблений данным продуктом не было, приведен только один случай. Один штабной командир хватил как-то лишку. Надо полагать, что ему нашли другое применение, поэтому другие не пользовались свободой в потреблении горячительного продукта. 

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.