egor_23

Внешнеполитическая движуха 20-х

(Раскраска к 1917) Победа большевиков в 1917 г. положила начало созданию нового, рабоче-крестьянского государства.

 С первых дней Октября встал вопрос о выработке основных принципов внешней политики Советской России. Современная историография отмечает, что в первых практических шагах советской дипломатии выявились два ее решающих принципа: пролетарский интернационализм и принцип мирного сосуществования государств с разным социально-политическим строем. 

Пролетарский интернационализм был логическим следствием курса большевиков на мировую революцию. Практически он означал поддержку пролетарских и национально-освободительных революций, прогрессивных демократических движений. В то же время это не означало экспорта революции в другие страны. В.И. Ленин, стоявший у истоков внешней политики СССР, не раз подчеркивал, что принести революцию на штыках нельзя: социалистическая революция возможна только там, где для этого есть внутренние предпосылки. Второй принцип вытекал из положения Ленина о том, что одновременная победа социалистических революций в условиях империализма невозможна, поэтому России придется существовать в капиталистическом окружении длительное время; отсюда возникает необходимость налаживания мирных отношений с этими странами. Вот кто такое Ленин а не страшные сказки на ночь сегодня.

Отмечу, что формирование внешней политики СССР происходило в условиях становления на Западе геополитики как науки о влиянии комплекса географических факторов и прежде всего рельефа пространства на исторический процесс, включая состояние и перспективы текущей мировой политики. Автором термина «геополитика» был шведский ученый Челлен. Один из основателей западной геополитики Х. Макиндер, английский географ и политик, выделил пять основных принципов своих геополитических воззрений: 1) географические факторы оказывают во многом непосредственное воздействие на ход исторического процесса; 2) географическое положение во многом определяет потенциальную силу или, наоборот, слабость государства; 3) технический прогресс изменяет географическую «среду обитания» государств и отражается - позитивно или негативно - на их потенциальном могуществе; 4) Евразия является центром глобальных политических процессов; 5) Мир в XX веке превратился в закрытую систему. Глобальная геополитическая модель, разработанная Макиндером, а затем Спикменом и Коэном, связана с различием между морскими и континентальными державами. Это мулька сегодня Старикова и он ее объезжает. На глобальном уровне это означает деление мира на две полусферы: сухопутную и морскую. В контексте этого деления мира один регион выступает как «сердце земли», «властелин мира» - Евразия. Согласно геополитической теории, это осевое пространство мира, «Хартленд», который образует монолит, представленный одной-двумя сверхдержавами. В опубликованной в 1943 г. статье «Земной шар и достижения мира» Макиндер впервые идентифицировал Хартленд с СССР.
В глазах западных геополитиков угроза со стороны России связана с тем, что она является держателем евразийского монолита, масса которого во много раз превышает разрозненную массу океанических государств. Не случайно главная забота этих государств состояла в том, чтобы воспрепятствовать союзу двух стран Хартленда - Германии и России. 

Макиндера особенно беспокоило, что определенное сходство в географическом положении - «срединность» - приведет к союзу России как ведущей и Германии как ведомой. Он предполагал, что российско-германский союз (или одна Россия) сначала добьется полного господства в Евразии, затем в регионе «мирового острова» и наконец поставит все природные и людские ресурсы этого «острова» на службу своим планам мирового господства. Подобный экспансии морские державы противостоять не смогут, ибо по мере расширения сферы влияния континентального союза (т.е. их ресурсной базы) в той же пропорции будет убывать мощь мировых держав. Другой «природной слабостью» этих держав была их зависимость от уязвимых морских коммуникаций. Таким образом, Макиндер боялся сильной России. Такая концепция, безусловно, подогревала русофобию на Западе.

Еще в 1919 г. Макиндер переименовывает «осевую зону» в «центральный материк» и определяет ей более широкие и географические границы (добавляет к ней территорию Дальнего Востока и часть Восточной Европы). В этой же работе содержится и известное утверждение о том, что тот, кто контролирует Восточную Европу, тот контролирует и «центральный материк»; тот, кто доминирует на «центральном материке», тот доминирует на «мировом острове»; тот, кто правит «мировым островом», тот правит миром. Макиндер призывает морские державы помочь государствам Восточной Европы противостоять экспансии одной или нескольких континентальных держав. Здесь он имел в виду в большей степени Германию или ее союз с Россией. Он также высказал мысль о создании «буфера» между Германией и Россией, воплощенного в Версальском договоре. Правда, «санитарный кордон» в конечном итоге был направлен против СССР, а не Германии.
Посмотрим, как соотносилась международная реальность 20-30-х гг. с геополитическими взглядами Макиндера. Действительно, в результате Первой мировой войны и гражданской войны в России в Европе складывается принципиально новая геополитическая ситуация по сравнению с XVIII - XIX вв. Окончательно ломается традиционная система европейского равновесия.
Поражение Германского союза, казалось, вернуло европейскую (и мировую) ситуацию к состоянию, близкому к относительной «сбалансированности» довоенного времени. Но это было поверхностным впечатлением. Госсекретарь США Р. Лансинг, анализируя в дневнике итоги Версальского мира, поставившего в унизительные условия побежденную Германию, отмечал 5 мая 1919 г., что условия мира «основываются на эгоистических желаниях... они, несомненно, породят новые войны и новые социальные потрясения». С этим соглашались У. Черчилль и А.Ф. Керенский, который писал: «То был и впрямь мир, который продолжал войну. 20 лет, прошедшие после 1919 г., были не столько периодом прочного мира, сколько передышкой, перемирием».
Сильно истощенная войной Германия была поставлена в крайне тяжелое положение. Версальский договор (1919 г.) обязывал Германию выплатить Франции и Англии крупные репарации и почти полностью ликвидировать военные силы. Армия Германии сокращалась до 100 тыс. чел. и не более 4 тыс. офицеров. ликвидировалась всеобщая воинская повинность; Германии запрещалось иметь боевые самолеты, танки, крупные линейные корабли, подводные лодки и другие виды боевой техники. Германия теряла 1/8 своей территории и 1/12 своего населения. Стремясь к постепенному пересмотру Версальского договора, германская дипломатия проводила гибкую политику. Используя свое геополитическое положение - центр Европы - Германия прибегала к методу политического шантажа: то пугая Запад союзом с красной Москвой, то, напротив, заставляя СССР проводить прогерманскую политику. Вывод французских войск из Рура, в 1923 г., репарационный план Дауэса 1924 г., Локарнские соглашения 1925 г., гарантировавшие неприкосновенность западных границ Германии и принятие ее в Лигу наций (1926 г.) явились ярким свидетельством успешной политики Германии.

В этой ситуации важную роль в Европе начали играть усилившиеся во время Первой мировой войны США. Пока Европа была охвачена разрушительными войнами и революциями, Америка упрочила свое экономическое превосходство и превратилась из должника в крупнейшего европейского кредитора. После окончания войны перед «дядей Сэмом» встала нелегкая задача: как добиться от обнищавшей Европы выплаты долгов (10 млрд. долл.) и усилить свое влияние в Европе? Ее решение было найдено на путях осуществления репарационного плана У. Дауэса. Согласно плану, США предоставляли Германии значительную финансовую помощь, чтобы обеспечить возрождение ее промышленности и тем самым дать возможность Англии и Франции получить германские репарации, а те в свою очередь имели бы возможность выплатить долг США. Однако ставилось условие, что задолженность Америке сама Германия должна была покрывать за счет внешнеторгового оборота с Советской Россией. По вновь переработанному плану в 1929 г. (план Юнга) Германия получила возможность снижения своего ежегодного взноса репараций, а с 1931 г. Германия в соответствии с объявленным мораторием (мировой кризис) вообще прекратила платежи репараций. Скрытые цели, которые преследовали планы Дауэса и Юнга, заключались в том, чтобы поставить германскую промышленность в зависимость от американских и британских монополий, а кроме того, восстановить военный потенциал Германии, которая рассматривалась как «естественный» противовес СССР.
По плану Дауэса Германия получила (в основном от США) с 1924 по 1932 г. в виде займов и капиталовложений почти 32 млрд.долл., а выплата репараций и платежей по займам составляла только 19,3 млрд. Разница в 12,5 млрд., оставшихся в стране, позволила уже к 1930 г. восстановить в основном промышленный потенциал Германии. Быстрое возрождение и обновление тяжелой промышленности, произведенное с помощью американских и английских займов, стало важнейшей «материальной» предпосылкой будущей германской агрессии.
Одним из важнейших факторов, дестабилизирующих международное равновесие на Востоке, было усиление Японии, единственной азиатской страны, не только избежавшей колониальной зависимости, но и вставшей на путь быстрого развития капитализма. В кратчайшие сроки Япония создала современные отрасли промышленности. Практически каждое десятилетие государственные капиталовложения в японскую промышленность удваивались и утраивались. Однако в 20-е гг. Япония еще отставала в технологическом плане от Запада, а поэтому нуждалась в обширной колониальной периферии, где экспорт продукции японской промышленности был бы огражден от конкуренции более качественных товаров Запада. Кроме того, отсутствие сырьевой базы также подталкивало Японию к территориальной экспансии, прежде всего в Китае. Тем не менее, несмотря на враждебность мировых держав к СССР, противоречивость их геополитических интересов препятствовала созданию действенной антисоветской коалиции и тем более осуществлению военной интервенции в СССР. Все это создавало благоприятные условия для действий советской дипломатии. Начавшийся процесс капиталистической стабилизации, с одной стороны, и упрочение социально-политической и экономической ситуации в Советской России (нэп), с другой стороны, заставило советское руководство отказаться от стратегии революционной войны и перейти к стратегии мирного сосуществования.
Нормализация отношений Советской России с Западом приняла реальные очертания весной 1921 г., когда были подписаны торговые соглашения с Англией и Германией, а затем и с другими странами. Серьезным препятствием для дальнейшего развития отношений с Западом стал вопрос о российских долгах. Советское правительство выразило готовность вести переговоры о взаимных требованиях при условии его дипломатического признания и прекращения действий, угрожающих безопасности советских республик. Для обсуждения этих вопросов предлагалось созвать международную экономическую конференцию, которая состоялась в Генуе с 10 апреля по 19 мая 1922 г. (приняло участие 29 государств). При открытии конференции глава советской делегации, выдающийся дипломат Г.В. Чичерин зачитал от имени советских республик декларацию, в которой предлагалось установить отношения между странами с различными социальными системами «на основе взаимности, полного и безоговорочного признания». При этом Чичерин подчеркнул разъяснение ленинской позиции: советские республики отвергают кабальные условия и требования об отступлении от принципов своего государственного и общественного строя, но готовы развивать равноправные и взаимовыгодные отношения.

Советская делегация предложила поставить вопрос о всеобщем разоружении, но встретила отказ Запада. Западные державы потребовали уплаты всех долгов царского и Временного правительств, возвращения иностранцам национализированной собственности, отмены монополии внешней торговли, неприменения к иностранным предприятиям советских законов о труде, неподсудности иностранцев советскому законодательству, что обычно практиковалось в колониях. Однако советская делегация предложила свой, так называемый «нулевой», план решения проблемы долгов. По подсчетам Г.В. Чичерина, сумма внешних долгов царского и Временного правительств составляла 18,5 млрд. руб., а убыток, причиненный интервенцией Антанты Советской России, составил 39 млрд. руб. Чичерин предложил принцип взаимного прощения финансовых потерь. Однако Запад отказался принять советские предложения. Представители западных держав создали на конференции единый антисоветский фронт. Чтобы расколоть его, советская делегация использовала империалистические противоречия. Впервые участвовавшая после войны на международной конференции Германия надеялась, что Англия и Франция пересмотрят некоторые статьи Версальского мира, однако западные державы отказывались облегчить положение Германии и требовали в то же время от нее присоединения к антисоветским планам. Это не отвечало интересам Германии, и представители ее согласились на двусторонние переговоры с советской делегацией. 16 апреля 1922 г. в пригороде Генуи, Рапалло, был подписан договор, ставший примером равноправного, взаимовыгодного соглашения стран различных социальных систем. Он предусматривал возобновление дипломатических отношений, полный отказ от взаимных финансовых претензий. Германия признавала национализацию германской государственной и частной собственности. Договор предусматривал развитие взаимных экономических отношений на основе принципа наибольшего благоприятствования и признания монополии внешней торговли в нашей стране.

12 октября 1925 г. был подписан договор о ненападении и нейтралитете между Германией и СССР. Сложнее складывались отношения с Англией. 8 мая 1923 г. английская сторона обвинила СССР в нарушении торгового соглашения и антибританской пропаганде в Азии («ультиматум Керзона»). Спустя два дня при попустительстве швейцарских властей в Лозанне был убит советский дипломат В.В. Воровский. Буржуазная пресса писала о неминуемой новой войне против СССР. Англия проводила большие военные приготовления. Однако твердый, решительный тон советской ноты на ультиматум Керзона заставил Англию отступить. Конфликт был исчерпан. А после прихода к власти лейбористов в феврале 1924 г. СССР был официально признан Великобританией. Это побудило и другие страны к соответствующему признанию нашего государства. 1924 год вошел в историю как год признания СССР. К концу 20-х гг. из великих держав только США не установили дипломатических отношений с СССР.
Активизируется советская политика и в «третьем мире», в основном в пограничных государствах. В мае 1923 г. устанавливаются дипломатические отношения с Китаем. В 1924-1928 гг. были заключены договоры о дружбе и нейтралитете, а также различные экономические отношения с Турцией, Афганистаном, Ираком, Йеменом.
В 1927 г. ситуация для СССР резко обострилась в связи с приходом в Англии к власти консерваторов. 27 мая 1927 г. Англия разорвала дипломатические отношения с СССР. 7 июня на вокзале в Варшаве было организовано убийство советского полпреда П.Л. Войкова. Того самого... Эта провокация была подкреплена предоставлением Польше США значительных займов и поставками оружия из США и Англии. Советская дипломатия успешно противостояла усилиям США и Англии по вовлечению в антисоветскую авантюру Франции и Германии. В результате переговоров, которые провел Г.В. Чичерин, были получены заверения, что их правительства приложат усилия к сохранению добрососедских отношений с СССР, не присоединятся к Англии и будут заботиться о сохранении мира.
Потерпели крах и антисоветские провокации на Дальнем Востоке. Подталкиваемые англичанами и американцами, гоминдановцы летом 1929 г. захватили КВЖД и начали массовые аресты советских граждан; затем отряды белогвардейцев и китайские части вторглись на территорию СССР. В ноябре 1929 г. части Дальневосточной армии под командованием В.К. Блюхера разгромили китайских милитаристов. Таким образом, в течение 20-х гг. Советскому Союзу удалось не только преодолеть состояние дипломатической изоляции, но и укрепить свои внешнеполитические позиции. (Продолжу скоро...)

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.