egor_23

Categories:

100 лет Милиции

Милиция в России свое законодательное оформление получила на основании постановления Наркомата по внутренним делам от 10 ноября 1917 года «О рабочей милиции».

 В 1919 году В.Ленин подписал декрет СНК РСФСР «О советской рабоче-крестьянской милиции», а в 1920 году ВЦИК утвердил первое положение «О рабоче-крестьянской милиции». До 1931 года милиция находилась в ведении местных Советов, затем – в системе Наркомата, с 1946 года – в союзно-республиканском Министерстве внутренних дел СССР....Но был ещё один исторический памятник отечественным органам внутренних дел, незаслуженно забытый – общий для полиции Российской империи годовой праздник 18 октября (5 окт. по ст.ст.). Его торжественно, в пределах всей державы, причём в нелёгкие времена Первой мировой войны, отмечали трижды, с 1914-го по 1916-й гг.....Примечательно, что 5 октября по новому стилю в Российской Федерации, как впрочем, и в период Советской власти, отмечается неофициальный профессиональный праздник – день сотрудников уголовного розыска. В этот день в 1918 г. в НКВД РСФСР появилось новое подразделение – Центральное управление уголовного розыска (Центророзыск). Это уже второе занимательное переплетение исторических дат наряду с ранее описанными событиями, пришедшимися на 20 декабря 1913 г. и 20 декабря 1917 г. День полиции Российской империи, впервые торжественно отмеченный 18 октября 1914 года....В очередном Сборнике «Собрание Узаконений и Распоряжений Правительства» (издавался при Правительствующем Сенате) в № 7 от 24 декабря 1913 года была опубликована статья 56. Об установлении общего для полиции Империи годового праздника: «Государь Император, по всеподданнейшему докладу Министра Внутренних Дел, в день 7 декабря 1913 года, Высочайше повелеть соизволил: Установить общий для полиции Империи годовой праздник 5 октября, во имя Святителя Алексия, Митрополита Московского. О сем Министр Юстиции 24 декабря 1913 г., предложил Правительствующему Сенату для распубликования».

Понятие «полиция» происходит от греческого «politeia» («polis» — город), обозначающего городское государственное устройство и управление. Заимствованное римлянами, оно утверждается впоследствии в юридическом лексиконе европейских государств. Уже из немецкого языка  Петр I переносит этот термин в русский язык. 

Регулярная полиция — специальный орган, отделенный от административно-судебных органов, был создан  в  ХVIII в. Первоначально полиция возникла в Петербурге — новой столице Российского государства. В 1715 г. здесь учреждается полицейская канцелярия (Указ от 20 мая 1715 г.), при которой для исполнения полицейских обязанностей состояли солдаты и унтер‐офицеры. Следующий, более существенный шаг был сделан в мае 1718 г., когда в Петербурге была учреждена должность генерал‐полицмейстера, в подчинении которого находилась полицмейстерская канцелярия. На полицию возлагались обширные задачи. Свидетельством важности этих задач является тот факт, что Петр I лично написал «Пункты, данные Генерал‐полицмейстеру Дивиеру для руководства». В них, по сути дела, формулировалась программа деятельности полиции, определялись ее роль и место в государстве. Существо этой программы можно свести к трем группам обязанностей полиции: 1) надзор за благоустройством и санитарией;
2) охрана общественного порядка и борьба с преступностью;
3) обеспечение пожарной безопасности.
Вслед за столицей органы регулярной полиции стали создаваться в других городах. 19 января 1722 г. в Москве учреждается должность обер‐полицмейстера, которому Петр I также направил подробную инструкцию.
Правовой основой строительства регулярных полицейских органов в масштабе страны стал законодательный акт «Об учреждении полиции в городах» от 23 апреля 1833 г. В соответствии с ним создавалась полиция в губернских и других городах. Это стало важной вехой в развитии полицейского аппарата в стране. Полицейские органы в периферийных городах получили название полицмейстерских контор и находились в подчинении Главной полицмейстерской канцелярии (так после смерти Петра I стала называться Петербургская полицмейстерская канцелярия) и возглавлявшего ее генерал‐полицмейстера, подведомственного непосредственно Кабинету министров.

В 1802 г. вместо коллегий образуются министерства, возглавляемые единоначальниками — министрами. Одним из первых было учреждено Министерство внутренних дел, призванное в первую очередь «печись о повсеместном благосостоянии народа, спокойствии, тишине и благоустройстве империи». Первым министром внутренних дел стал Виктор Павлович Кочубей (1768—1834), близкий друг Александра I.
Наряду с охраной общественного порядка и спокойствия в стране Министерство ведало некоторыми хозяйственными делами, выполняло функции социальной сферы, в области почты и телеграфа, занималось сословными органами дворянства и городских сословий. Многоотраслевой характер этого ведомства позволяет говорить о том, что оно охватывало своей деятельностью «внутренние дела» в широком смысле слова, обеспечивало прочность и незыблемость всего внутреннего устройства Российского государства.

Восстание декабристов 14 декабря 1825 г. в Петербурге привело к тому, что Николай I создал усиленный аппарат политической полиции. Органом политического сыска становится III Отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. При образовании Отделения в качестве исходных составных частей в него вошли особенная канцелярия Министерства внутренних дел, тайная агентура и Отдельный корпус жандармов. С момента основания и до своей кончины в 1844 г. шефом жандармов и начальником III Отделения являлся Александр Христофорович Бенкендорф. Реформа 1880 г. превратила МВД  в главенствующее звено госаппарата, в роли которого оно пребывало практически до падения самодержавия. Вследствие огромной нагрузки министра по руководству подчиненными учреждениями функции управления полицией безопасности исполнял его заместитель — товарищ министра, заведующий полицией и командир Отдельного корпуса жандармов. Он осуществлял непосредственное руководство Департаментом полиции.

Необходимость создания специальных органов, занимающихся исключительно уголовным розыском, была осознана в России к началу XX века. В июле 1908 г. принимается закон об организации сыскной части, в соответствии с которым в городских и уездных полицейских управлениях создаются сыскные отделения. В их задачу входило производство дознаний по уголовным делам с необходимыми оперативно-розыскными мероприятиями. 
В начале XX века российский уголовный розыск признавался одним из лучших в мире, поскольку использовал в своей практике новейшие методики. Например, систему регистрации, основанную на систематизации информации о лицах по 30 специальным категориям. Активно использовались альбомы фотографий нарушителей (первый российский кабинет фотографии был организован еще в 1889 г.). В то время, когда на Западе методы фотографии и дактилоскопии только осваивались спецслужбами, российская полиция уже имела в своем распоряжении более 2 млн фотографий и 3 млн дактилокарт. Более того, система централизованного циркулярного розыска преступников, внедренная в уголовном сыске Российской империи к 1 января 1915 г., была заимствована сначала Скотланд-Ярдом, а затем получила всеобщее признание.
27 февраля 1917 г. восставший народ смел самодержавие. Полиция до конца осталась верна свергнутому режиму. Петроградское жандармское управление и ряд полицейских участков были разгромлены и сожжены, многие полицейские были арестованы. Было разгромлено и подожжено также и здание московского охранного отделения. Большинство архивов и дел политических преступников, находившихся в охранке,  уничтожено.  Ликвидация полиции происходила повсеместно по всей стране. Временное правительство издало постановление об упразднении Департамента полиции, а 19 марта 1917 г. распущен Отдельный корпус жандармов. Его дела были переданы военному ведомству. 
Таким образом, российская полиция не только фактически, но и юридически прекратила свое существование.

Первые сведения о вооруженном восстании в Петрограде стали известны московским большевикам утром 25 октября 1917 г. В тот же день был создан Московский Военно-Революционный комитет, который развернул энергичную работу по подготовке вооруженного восстания в Москве. Одновременно создавались и районные ВРК, вооружались отряды Красной гвардии. В дни вооруженного восстания Московский Военно-Революционный комитет уделял особое внимание работе городской милиции. Его работа в этом направлении преследовала несколько целей: в кратчайший срок овладеть милицейским аппаратом, не допустить его выступления на стороне контрреволюции и активно использовать милицию для поддержания революционного порядка в городе.
Всероссийский съезд Советов образовал первое Советское правительство — Совет Народных Комиссаров во главе с В.И.  Лениным. Первым наркомом внутренних дел стал А.И. Рыков, член ЦК РСДРП(б) — с 25 октября по 4 ноября 1917 г. В числе тринадцати наркоматов, вошедших в состав Совнаркома, был и Народный комиссариат по внутренним делам. На НКВД были возложены исключительно важные и обширные функции: практическое руководство строительством Советов на местах, организация охраны общественного порядка в стране и т.д. 28 октября 1917 г. по поручению Совета Народных комиссаров НКВД издал постановление «О рабочей милиции»:
«1. Все Советы рабочих и солдатских депутатов учреждают рабочую милицию;
2. Рабочая милиция находится всецело и исключительно в ведении Совета
рабочих и солдатских депутатов;
3. Военные и гражданские власти обязаны содействовать вооружению
рабочей милиции и снабжению ее техническими силами вплоть до снабжения ее казенным оружием;
4. Настоящий закон вводится в действие по телеграфу
».
В ноябре 1917 г. Народным комиссаром внутренних дел по предложению В.И. Ленина был назначен Г.И. Петровский — с ноября 1917 по март 1919 года. Приказом Военно-революционного комитета комиссаром по гражданской части был назначен М.И. Рогов. Это был первый начальник московской милиции. Ему было поручено формирование органов охраны революционного порядка. С согласия исполкома Моссовета был избран Совет московской милиции во главе с гражданским комиссаром города. Данный Совет издавал приказы и распоряжения, руководил деятельностью комиссаров милиции Москвы. Важным этапом в создании аппарата московской милиции было принятие 29 января 1918 г. Президиумом Московского Совета «Положения о народной милиции г. Москвы». Положением предусматривалось, что во главе всего управления милицейским делом Москвы стояли два лица: комиссар по гражданской части и комиссар по наружной охране Москвы.
В сложных условиях Гражданской войны и интервенции серьезное внимание было обращено на совершенствование деятельности уголовного розыска как части единого милицейского аппарата. Их задачей являлась охрана революционного порядка путем негласного расследования преступлений уголовного характера и борьбы с бандитизмом. Для общего руководства службами уголовного розыска при Главном управлении советской рабоче-крестьянской милиции на правах отделения было создано Центральное управление уголовного розыска. Во главе Московского Управления уголовного розыска в апреле 1919 г. был поставлен матрос-большевик А.М. Трепалов. Опытный чекист, один из ближайших соратников Ф.Э. Дзержинского, он взял курс на мобилизацию всего аппарата уголовного розыска на борьбу с бандитизмом.
В соответствии с решением СНК РСФСР после подготовительной работы НКВД 12 октября 1918 г. утвердил инструкцию «Об организации Советской Рабоче-Крестьянской милиции», которая устанавливала в системе государственных органов РСФСР специальный штатный орган охраны общественного порядка — рабоче-крестьянскую милицию.
Рабоче-крестьянская милиция являлась исполнительным органом центральной власти на местах. Органы милиции находились в непосредственном ведении местных Советов и подчинялись руководству комиссариата внутренних дел. Такое построение аппарата советской милиции вело к установлению тесной, неразрывной связи органов милиции с местными Советами, что позволяло широким массам трудящихся участвовать в работе милиции и контролировать ее деятельность.

Во главе всей системы органов милиции находилось Главное управление советской рабоче-крестьянской милиции (Главмилиция) НКВД РСФСР. (Первоначально, с августа по октябрь 1918 г., оно существовало как Управление милиции в составе отдела местного отдела НКВД, а 7 октября 1918 г. Управление милиции было переименовано в Главное управление (ГУМ) НКВД РСФСР). Низовым звеном аппарата милиции являлся участок во главе с участковым начальником, в ведении которого находились старшие милиционеры и милиционеры.
В годы Великой Отечественной войны свой вклад в победу над врагом внесла и московская милиция. 25 процентов личного состава было призвано в армию в первые дни войны. Основной задачей милиции в военный период оставалась охрана общественного порядка и борьба с преступностью. Формируются истребительные батальоны и диверсионные группы по Москве и Московской области и отправляются на фронт. За образцовое выполнение заданий Правительства, проявленные при этом мужество и доблесть Президиум Верховного Совета СССР Указом от 2 ноября 1944 г. наградил московскую городскую милицию орденом Красного Знамени.
15 марта 1946 г. Верховный Совет СССР принял закон о преобразовании Совета Народных Комиссаров в Совет Министров. В связи с этим НКВД был реорганизован в МВД СССР, туда, как и прежде, входило Главное управление милиции. В июле 1946 г. отдел уголовного розыска ГУМ МВД СССР преобразован в Управление уголовного розыска, деятельность которого стала строиться по территориальному принципу.
В 1973 г. Управление внутренних дел Мосгорисполкома преобразовано в Главное управление внутренних дел, а районные отделы — в управления внутренних дел.

Грянула перестройка, ГКЧП, годы общественно-политических и социально-экономических реформ изменили ситуацию в стране коренным образом. Начавшиеся в конце 1980-х — начале 1990-х гг. прошлого века преобразования резко осложнили криминогенную обстановку, особенно в столице. Уровень преступности Москвы 90-х стал таким, как во времена Гражданской войны. Распространенный характер обрели неизвестные ранее тяжкие преступления: рэкет, заказные убийства, похищение людей ради выкупа, строительство финансовых пирамид. Преступность начала принимать масштабный организованный характер. Эхом вооруженного конфликта на Северном Кавказе по столице прокатилась серия террористических актов. В 1991 г. ГУВД Мосгорисполкома было преобразовано в ГУВД г. Москвы.
Впервые о реформе заговорили осенью 2002 г. В соответствии с планами, милиция могла быть разделена на федеральную полицию и муниципальную милицию. Таким образом, по мнению Дмитрия Козака (заместителя руководителя Администрации Президента РФ), должно было быть в полной мере реализовано конституционное право субъектов Российской Федерации самостоятельно осуществлять охрану общественного порядка, что было невозможно при существовавшей централизации внутри МВД. Кроме того, к концу 2003 г. должно было быть создано ведомство, координирующее работу следственных органов МВД, ФСБ и налоговой полиции — Федеральная служба расследований.  Однако провальная политика министра внутренних дел Бориса Грызлова, в частности, ликвидация РУБОП, приведшая к небывалой коррупции в рядах сотрудников МВД, вынудила в конечном итоге не только отказаться от реформирования министерства, но и сделать его ещё более централизованным, что, в целом, вписалось в общую концепцию централизации власти в России.
На протяжении последующих лет периодически появлялась информация о всё-таки возможном осуществлении реформы и создании федеральной полиции, включающей в себя криминальную полицию, полицию общественной безопасности, миграционную полицию и спецуправления, но ничего из этого выполнено не было.
21 января 2010 г. на заседании ассоциации юристов России с участием главы МВД Рашида Нургалиева Сергей Степашин заявил, не раскрывая сути нововведения: «Милиции общественной безопасности, насколько я знаю, — её больше не будет. И, наверное, создание профессиональной полиции — это решение абсолютно правильное».

6 августа  2010 г. Президент России Дмитрий Медведев на совещании по вопросам реформирования МВД предложил переименовать милицию в полицию и уже на следующий день предоставить законопроект «О полиции» для всеобщего обсуждения в Интернете.
Новый Закон «О полиции», обсуждение которого длилось около года, вступил в силу 1 марта 2011 г.  Закон в первой же статье меняет саму профессиональную идеологию органов внутренних дел. Отныне полиция считается не «карающим мечом державы», не институтом государственного принуждения, а призвана в первую очередь, защищать права и свободы человека и гражданина, противодействовать преступности и охранять общественный порядок.  

PS: Общий для полиции Империи годовой праздник 5 октября-настоящий документ был подписан императором Николаем II – 7 декабря по старому стилю или 20 декабря – по новому. На эту дату сегодня приходится День работника органов безопасности Российской Федерации: 7 декабря 1917 года Совет Народных Комиссаров РСФСР издал Декрет об образовании Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК) при СНК РСФСР для борьбы с контрреволюцией и саботажем в новой, Советской России. Любопытное пересечение дат, настоящая ирония судьбы. В 1913 году царём утверждается праздничный день, общий для имперских репрессивных органов, куда, помимо общей полиции, входили Охранное отделение и Отдельный корпус жандармов, включённые в систему МВД (жандармская полиция имела двойное подчинение – военному министру и министру внутренних дел), – ярые противники грядущих революций. А в 1917 году, опять же 7 декабря, создаётся специальное ведомство, настроенное на ненависть к монархии

…«Долой полицию!» – этот клич в конце XIX – начале XX веков стал любимым в политических партиях, стремящихся к свержению существовавшего тогда политического строя. Разложить, дискредитировать в глазах народа и высшего общества полицию, как оплот имперской власти, было желанной целью для оппозиции. В издаваемых ими брошюрах, прессе, щедро финансируемых таинственными покровителями, ровно так же, как это происходит в современных некоммерческих организациях (НКО), приводилось множество негативной информации о работе полиции. Компромат с жадностью собирался местными партийными ячейками. Ни слова одобрения полицейскому труду. Ни строчки из писем российских подданных, выражавших искреннюю признательность обычным городовым, сыщикам, другим представителям Департамента полиции МВД Российской империи за оказанную помощь. Кому – за возвращение похищенного имущества, кому – за спасение ребёнка, упавшего в прорубь с ледяной водой, кому за найденную корову – единственную кормилицу в крестьянской семье, где отец-хлебопашец умер, и осталась жена с пятью детьми на руках. И в то же время, увы, писать монаршей оппозиции было о чём: обвиняли революционеры власть, что от такой полицейской охраны обществу нужна другая охрана, приводились примеры произвола, насилия над подданными, грубости и неграмотности имперских стражей правопорядка. После подобных аргументированных обвинений у населения складывалось искажённое впечатление обо всех полицейских, а не отдельных негодяях из их среды. 

"Бодро, умнó" и основательно начата была реформа полиции Петром Аркадьевичем Столыпиным (1862-1911), когда он занял пост председателя Правительства в 1906 г. Вот что писал член Совета МВД Российской империи в должности шталмейстера действительный статский советник В.Э. Фриш (1863-1931) – один из членов Междуведомственной комиссии, занятой в проекте преобразования полиции: «Полиция в России обременена массой таких дел, кои в сущности к ея обязанностям не относятся, но которые на неё возложены, ибо их некому исполнять. Обязанности эти наслаивались десятилетиями и поставили полицию в такое положение, что… в конце концов, исполняя всё и вся, чтобы ей не приказывали, она прямых своих обязанностей – блюсти безопасность населения и охранять его спокойствие – исполнять не в состоянии».

И в самом деле, когда подсчитали число несвойственных полиции функций, так их оказалось ровно… 101! Когда сравнили суммы оплаты труда полицейских в Австрии, Англии, Германии, Испании, Италии, Франции, Пруссии и в Российской империи – членам Междуведомственной комиссии стало совсем грустно. И в проектные документы они внесли уточнения: городовой самого низшего 3-го разряда должен иметь денежное содержание 600 руб. годовых (на наши деньги – где-то 630 тыс. руб.): жалование – 480 руб.; квартирных – 120 руб. Плюс 30 целковых на обмундирование. Для справки, цены в декабре 1913 года: один русский фунт (490,5 г) говядины 1 сорта – 20 коп. Треска – 8 коп. Яйца куриные за десяток – 22 коп. Масло сливочное – 45 коп. Сахарный песок – 13 коп.

То же касалось и слабости гуманитарного образования полицейских. Поэтому одним из достижений реформы предполагалось назначение на руководящие посты полиции людей хотя бы грамотных. Можно смело заявить, что лямку свою полицейские Российской империи тянули в целом исправно. Сражаясь с преступностью, выдавали на-гора уголовную статистику – ежегодно раскрывали сотни тысяч преступлений; совершали настоящие подвиги при выслеживании и задержании членов организованных шаек, аферистов разных мастей. Во время эпидемий тщательно наблюдали за чистотой в местах скопления людей, фиксируя в протоколах выявленные правонарушения до мельчайших подробностей, вкладывая в текст долю служебного сарказма, как в случае проверки булочной Баборыкина 30 сентября 1910 года: «На основании §16 Высочайше утверждённого 11 августа 1903 г. Правил о принятии мер в прекращении холеры, содержатель булочной и хлебопекарни в доме Капустина на Новосимоновской слободе Сазоновского уч. Алексей Петрович Баборыкин, за нарушение обязательных постановлений Московской Городской Думы и Московской Городской Санитарно-Исполнительской Комиссии, выразившиеся в грязном содержании посуды для приготовления хлеба и печений, причём в квашне плавали мёртвые тараканы и до 20 мух… подвергнуть Московским Градоначальником денежному взысканию в размере 300 руб. с заменой в случае отказа от уплаты арестом на 3 месяца». А, между прочим, 300 руб. в 1910 г. стоили не меньше 330 000 руб. современных.

При всей заслуженной критике имперской полиции, реальная раскрываемость преступлений к 1914 г., например, в Москве добралась до 80%! Для наших дней эта планка заоблачная. Как запредельно и то, что в 1913 г. профессионализм Московской сыскной полиции, возглавляемой Аркадием Францевичем Кошко (1867-1928), был признан на Международном съезде криминалистов (г. Женева, Швейцария) лучшим в мире. 

Александр Александрович Адрианов (1861-1918). В феврале 1908 г. его направляют на престижную должность Московского градоначальника, и в том же году он получает сильную профессиональную поддержку в лице А.Ф. Кошко, который вступил в обязанности начальника сыскного отделения. Аркадий Францевич незамедлительно провёл модернизацию вверенного ему подразделения полиции и для сплочения сыщиков добился учреждения 14 октября (1 окт. по ст.ст.) 1908 г. Дня московской сыскной полиции. Все последующие дореволюционные годы столичные сыщики дружно отмечали эту дату, о чём оповещала официальная пресса, как это было, в частности в 1913 году: «… московская сыскная полиция справила свой годовой праздник. В 1-м часу дня в Управлении полиции было совершено молебствие, на котором присутствовали: Московский Градоначальник свиты Его Высочества ген.-м. А.А. Адрианов, его помощники д.с.с. (действительный статский советник. – Б.К.) К.К. Зиккит и полк. В.Ф. Модль, товарищи (заместители. – Б.К.) прокурора окружного суда Н.П. Чернявский и В.А. Родзевич, начальник сыскной полиции А.Ф. Кошко, его помощник В.Е. Андреев и весь состав сыскной полиции. По окончании молебствия градоначальник поздравил служащих сыскной полиции с праздником и благодарил за службу». Молебствие совершалось духовенством из церкви св. Николая Чудотворца, построенной в 1629 году вместо старой деревянной, в Гнездниках (снесена в 1930 г.).

Праздник Московского градоначальства, столичной полиции и пожарной команды, приуроченный к 18 октября (5 окт. по ст.ст.) – «Тезоименитству Его Императорского Величества Государя Наследника Цесаревича и Великого Князя Алексея Николаевича» (1904-1918). Царская семья, узнав о таком решении Адрианова, растрогалась: любое доброе слово в адрес их сына, страдавшего наследственной гемофилией, воспринималось одобрительно.

С этой поры Александр Александрович ежегодно направляет телеграммы от Московского градоначальства и столичной полиции на имя Николая II, поздравляя его наследника с Тезоименитством. Обратно ему шли признательные депеши из Царского Села, которые он публиковал в официальной прессе, доводил до сведения подчинённых. Этот искренний поступок Адрианова, слывшего глубоко верующим православным человеком и не менее последовательным поклонником монархии, придал ему, как выражаются сегодня, дополнительный аппаратный вес при царском дворе, снискал благоговейное уважение среди столичного окружения: «А наш-то с Царём дружит!».

Начиная с 1909 г. и до 1916 г., день Тезоименитства Цесаревича и день Московского градоначальства, столичной полиции и пожарной команды – 5/18 октября – открывались общим молебном и парадом. А после того, как эти дни прошли временную апробацию – Николай II утвердил профессиональный полицейский праздник и его празднование стало обязательным в пределах всей Российской империи. В Москву на пышное мероприятие съезжались высшие сановники из Санкт-Петербурга, других городов державы; всё проходило и торжественно, и красиво, вызывало стечение горожан в Городской манеж, где организовывалось зрелище. Далее обычно в ресторане «Прага» торжество продолжалось за обильным завтраком, на нём провозглашались «здравницы за Здоровье Государя Императора, Государынь Императриц, Государя Наследника Цесаревича и Великой Княгини Елисаветы Федоровны. Затем ряд тостов за здоровье Московского Градоначальника и подведомственных ему чинов столичной полиции, чинов прокурорского надзора, за корпус жандармов и др.» В зале играл оркестр.

В годы первой мировой войны полицейский праздник в Москве ограничивался утренним молебствием «во всех частях и учреждениях Градоначальства». В час дня для высших городских чинов торжественное молебствие организовывалось в квартире градоначальника перед большою иконой Св. Алексия, митрополита Московского. Осуществляло его местное духовенство из храма Николая Чудотворца под пение капеллы из ста человек знаменитого русского хорового дирижёра Фёдора Алексеевича Иванова (1883-1920), «под его личным управлением в праздничных кафтанах». В заключении к троекратному исполнению капеллой народного гимна «Боже, Царя храни» (повторялось по просьбе публики) добавлялось «долго несмолкаемое могучее русское «ура». Каждый год в этот день отличившимся служащим Московского градоначальства вручались награды – ордена, медали, грамоты, ценные подарки. И зачитывались поздравительные телеграммы, поступавшие из многих мест, в том числе из-за границы.

В 1915 г. А.А. Адрианов утратил пост Московского градоначальника. Анатолий Францевич к тому времени перебрался обратно в Санкт-Петербург, где возглавил уголовный розыск Российской империи. Революцию не поддержал и оказался в Белой армии в Крыму, затем в Турции и во Франции, где работал таксистом и где умер.


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.