egor_23

Categories:

Пятая колонна

(Из книги ДАНИИЛ МЕЛЬНИКОВ, ЛЮДМИЛА ЧЕРНАЯ - ИМПЕРИЯ СМЕРТИ) Термин "пятая колонна" в исторической литературе стал настолько привычен, что мало кто задумывается над его происхождением.

В самом деле: почему "пятая"? И при чем тут "колонна"? Ответ на этот вопрос можно дать, только вспомнив исторический контекст, породивший этот термин, и цепь исторических ассоциаций, возникающих в умах людей, когда они употребляют данное словосочетание.

Возникло оно во времена смертельной схватки защитников Испанской республики с мятежниками, вооруженными до зубов нацистами и их итало-германскими пособниками в 1936–1938 гг. Тогда мятежники и их фашистские покровители организовали наступление на революционный Мадрид четырьмя колоннами. Но при этом хвастались, что располагают еще "пятой колонной", находящейся в самом городе и готовой атаковать защитников города с тыла. В начале войны четыре колонны, наступавшие на Мадрид, расстреливали всех пленных. Но и в этой обстановке люди из "пятой колонны" оказались еще более жестокими. Опыт, доставшийся республиканцам большой кровью, был описан Эрнестом Хемингуэем в его знаменитой пьесе "Пятая колонна", над которой автор работал с осени до весны 1937 г. С тех пор термин "пятая колонна" получил новый, более широкий смысл. Он стал применяться по отношению ко всем предателям, поступившим в услужение к врагу, ко всем коллаборационистам, сотрудничавшим с нацистами после захвата родины, а также подготовлявшим германскую агрессию "изнутри".

Сотрудник Амстердамского государственного института военной документации Луи де Йонг определяет предмет своего труда, посвященного "пятой колонне", как попытку дать описание подрывной работы, которую вели за пределами нацистской Германии различные организации и учреждения накануне и в ходе второй мировой войны. Сюда он относит враждебную пропаганду, подкуп государственных деятелей, шпионаж, диверсии и саботаж.

"Пятые колонны" являлись весьма пестрым образованием, однако всегда связанным с работой секретных служб. Размах их деятельности велик, и живучесть, которую мы наблюдали в прошлом и которая проявляется даже в настоящем, - огромна.

Еще в начале гитлеровской "эры" было создано так называемое внешнеполитическое ведомство НСДАП. Указ о создании этого ведомства был подписан 1 апреля 1933 г., первым руководителем его стал Розенберг - один из "идеологов" нацизма, специалист по вопросам "борьбы с большевизмом", как он сам себя называл. Западногерманский исследователь Бросцат утверждает, что Розенберг был на первых порах "своего рода антиподом министру иностранных дел фон Нейрату". Он стремился придать германской внешней политике особо антикоммунистический характер, устанавливая контакты с фашистскими и полуфашистскими партиями и группами за рубежом и антикоммунистическими элементами, нашедшими убежище в самой Германии. Практически это означало, что Розенберг и его ведомство взяли на себя руководство и финансирование деятельности пронацистски настроенных групп особенно в Англии и в некоторых соседних с гитлеровской Германией странах. Розенберг стал активно проводить курс на "идеологизацию" внешней политики Германии и на полное подчинение дипломатии целям подготовки гитлеровской агрессии. Внешнеполитическое ведомство НСДАП превратилось в центр обучения кадров нацистского "движения" за рубежом. Несколько позднее, когда на пост министра иностранных дел был выдвинут Риббентроп, ему удалось добиться согласия Гитлера и создать свое собственное ведомство для подрывной деятельности за границей. Оно стало называться "бюро Риббентропа" и было подчинено непосредственно фюреру.

Что касается "пятых колонн", то руководили ими как министерство иностранных дел, так и "бюро Риббентропа". Наконец, огромную роль в сколачивании "пятых колонн" играла внешнеполитическая организация, подчинявшаяся непосредственно партийной канцелярии НСДАП. (Мой комментарий-т.е. как Вы видите всегда должен быть единый центр, и это залог эффективности. Планирование, целеуказания, цель-идеология-и оплата быдлу) Вождем ее стал гаулейтер Вильгельм Боле, занявший одновременно пост статс-секретаря (то есть заместителя министра) иностранных дел Германии. Членами внешнеполитической организации могли быть лишь граждане рейха, проживавшие за границей. Постепенно ведомство Боле стало занимать все более видное место в партийной иерархии. В 1936 г. оно было приравнено к областной организации (гау). Официально его именовали 43-й провинцией (гау) "третьего рейха". В самом этом факте нашла свое выражение претензия нацистского руководства на то, что оно представляет "всех немцев", как внутри Германии, так и вне ее, и что оно не намерено считаться с территориальными реальностями, сложившимися к тому времени. 

Итак, организация, руководимая Боле, формально подчинила себе лишь тех немцев, которые имели немецкое гражданство и жили за границей. В действительности организация обросла большим "активом", выполнявшим директивы нацистских фюреров. Она действовала в непосредственном контакте с германскими посольствами и консульствами за границей и имела тесные связи с многочисленными филиалами германских монополий.

Таким образом, гау Боле с полным правом можно рассматривать как одну из важных организаций "пятой колонны". Нацисты широко использовали людей Боле для создания шпионско-диверсионной сети, которая в свою очередь налаживала связи с пронацистски настроенными элементами в зарубежных государствах. Однако, как справедливо отмечает де Йонг, было бы в корне неправильно включить всех немцев, проживавших за пределами рейха, в "пятую колонну". Это означало бы стереть различие между фашистскими подрывными элементами и массой антифашистов, боровшихся мужественно и стойко против нацизма в тех странах, где они проживали испокон веку или нашли политическое убежище.

В 1937 г. дипломатическая служба нацистской Германии была реорганизована, чтобы облегчить деятельность пронацистских элементов в зарубежных странах. Дипломатический и консульский персонал германских посольств за границей был объединен в так называемые "особые местные группы". Одновременно была предпринята реорганизация структуры и ведомства Боле. Оно было разделено на ячейки и "опорные пункты", которые проводили свою работу непосредственно на местах. В их задачу входило налаживание тесных контактов с людьми, симпатизировавшими нацистской Германии. Кроме того, были образованы группы, которые вели работу по принципу профессиональной принадлежности. И это значительно расширило круг людей, которые могли быть вовлечены в немецкую агентуру. Наконец, из состава дипломатического корпуса были выделены специалисты, имевшие широкие связи в деловом и промышленном мире. Деятельность их была тщательно законспирирована.

В целом возник огромный аппарат, подчиненный общей задаче: охватить за границей как можно большее число лиц во всех сферах жизни для ведения подрывной работы в интересах рейха. Один из западных исследователей справедливо называет эту организацию "копьем, направленным в самое сердце стран, избранных стать жертвами немецкой агрессии в Европе". Но так как весь гитлеровский механизм был сугубо бюрократическим образованием, то нацисты ввели определенную классификацию своих агентов. Немцы, жившие за границей, были разделены на категории, которым надлежало исполнять разные обязанности. Согласно учебнику, изданному в нацистской Германии для работников юстиции в 1941 г., основным критерием того или иного немца стала его "расовая характеристика", то есть наличие так называемых "расовых признаков". (Сегодня это избранность, креативный класс, тусовка и ненависть к СССР- прим мое)  В соответствии с категорией, к которой был отнесен немец, проживавший за границей, ему и поручались разные функции в нацистской "пятой колонне".

Первая категория носила название "фольксгеноссе". Она состояла из лиц "немецкой крови", которые были включены в так называемую "народную общность".

Ссылаясь на параграф 4 программы НСДАП, к "фольксгеноссе" принадлежали лица "чисто арийской расы". Поэтому "народная общность", согласно учебнику, была не просто правовым понятием, а "общностью людей, состоявших в кровном родстве". Одновременно авторы учебника подчеркивали, что "народная общность" предполагала и идеологическое родство. На языке, заимствованном из учебника нацистской юриспруденции, это звучало так: "Фольксгеноссе может быть также и тот, кто верит в существование арийского кровного родства и связан с деятельностью германской общности".

Вторая категория именовалась просто "немцем". К этой категории относился уже более широкий круг лиц. Прежде всего это касалось людей немецкой национальности, которые проживали постоянно за границей и вместе с тем были "связаны по крови и мировоззрению с немецким народом". Такое определение дало возможность причислить к "немецкой общности" всех лиц, являвшихся гражданами других государств. Они не только имели право, но и обязаны были создавать свои особые организации, связанные с германским рейхом. Именно из этих двух категорий нацисты черпали наибольшее число кадров, составлявших "пятые колонны". Таким образом, теоретические рассуждения нацистских юристов имели сугубо практическое значение для подготовки "идейных основ" нацистской агрессии против западноевропейских стран.

Далее, согласно учебнику, существовали еще две категории, являвшиеся как бы резервом для пополнения "пятых колонн". Их вербовали из числа людей, составлявших национальные меньшинства. К этой же категории относились лица немецкой национальности, близкие по крови к арийцам или "тяготевшие к ним". Среди них проводилась активная работа соответствующих идеологических ведомств.

Некоторые западногерманские исследователи утверждают, будто эффективность деятельности "пятых колонн" была сравнительно небольшой ввиду "распыленности" руководимых ими инстанций, отсутствия координации и известного параллелизма. Действительно, число ведомств, которые занимались немецкими нацменьшинствами в европейских странах и "пятыми колоннами", беспрерывно росло. Кроме уже перечисленных (Розенберга, Боле и "бюро Риббентропа") надо отметить еще VI отдел РСХА, возглавляемый Шелленбергом, военную разведку (абвер) под руководством Канариса и разного рода "координационные центры", как, например, "Ассоциацию фольксдойче", "Совет немцев, проживающих за границей", "Посредническое бюро по связи с фольксдойче", "Бюро по возвращению фольксдойче на родину" и т. д. и т. п. (Ничего не напоминает? Прим мое) Однако на самом деле функции этих организаций были разграничены, и когда возникала необходимость, их объединенные действия лишь усиливали эффективность подрывной работы.

Кроме всех перечисленных учреждений, занимавшихся непосредственно заграницей, или, скажем точнее, будущими жертвами нацистской агрессии, свое черное дело творило, как мы писали, и ведомство Шелленберга (СД-заграница). Оно ставило своей целью организацию прямых актов саботажа и физического террора, "устранение" противников нацистского режима в других странах. Иногда их убивали, иногда похищали и сажали в концлагеря. Касалось это и антифашистски настроенных лиц или даже просто прогрессивных зарубежных деятелей - активистов профсоюзного движения, интеллектуалов. Де Йонг справедливо отмечает, что одной из целей таких акций было распространение паники среди мирного населения, запугивание его.

Служба Шелленберга имела в своем распоряжении большое число профессиональных убийц, которые рассылались в различные страны. Организация государственного террора, то есть террора, оплаченного нацистскими имперскими органами, была одним из важных "изобретений" "империи Гиммлера". Как известно, опыт государственного террора широко используется и поныне секретными службами капиталистических стран.

Конечно, между, так сказать, "легальной" деятельностью "пятых колонн" в западноевропейских странах и подпольной деятельностью нацистских террористов существовало определенное различие. Однако не надо забывать, что и работа "пятых колонн" носила диверсионный характер, была направлена в первую очередь на разложение тыла будущих противников Германии. Чтобы показать размах чисто "просветительской" деятельности "пятых колонн", приведем всего лишь несколько примеров.

За пределами Германии в 1936 г. издавалось 1500 газет и журналов на немецком языке, причем многие из них (если не большинство, как об этом пишет ряд исследователей) не только сочувственно относились к нацизму, но и выступали прямыми пособниками при распространении нацистской пропаганды. Прогитлеровская пресса в 30-е годы явно превалировала над антифашистской печатью, ибо она широко финансировалась и нацистским государством, и местными фашистскими группами. В соседних с Германией странах существовала также широкая сеть немецких школ (в 1936 г. их было 5 тыс.), причем преподаватели этих школ очень часто были пронацистски настроены.

Немецкие антифашисты немало сделали для того, чтобы разоблачить происки гитлеровской агентуры, но антикоммунистические настроения, господствовавшие в правящих кругах самих западноевропейских государств, к сожалению, сплошь и рядом вели либо к прямому, либо косвенному поощрению профашистской деятельности. Тем не менее нельзя пройти мимо некоторых акций антифашистов в Праге, Амстердаме, Лондоне и Париже.

В 1935 г. в Париже была опубликована книга, содержавшая некоторые итоговые данные о происках нацистских агентов в Западной Европе. Она вышла под названием: "Коричневая сеть. Как работают гитлеровские агенты за границей, подготавливая войну". Книга сыграла немалую роль для разоблачения работы "пятых колонн". В частности, в ней рассказано, что в марте 1935 г. было созвано совещание руководителей немецких "пятых колонн" в Европе, в котором принимал участие сам Гиммлер. В руки немецких антифашистов попали отрывки из протокола этого совещания. Из протокола следовало, что в странах Западной Европы имелось к тому времени почти 2500 платных агентов и 20 тыс. "добровольцев", работавших на немецкую разведку "по идеологическим соображениям", или, как значится в нацистских документах, "из сочувствия к нацизму и к его антибольшевистской направленности".

"Третий рейх", как явствует из той же книги, израсходовал более 250 млн марок на пропаганду и организацию работы "пятых колонн". Авторы книги опубликовали поименный список 590 крупных нацистских пропагандистов, агентов, осведомителей и шпионов, действовавших за пределами Германии. Естественно, что это была лишь небольшая часть гитлеровской агентуры. Само собой разумеется, что, чем интенсивнее гитлеровцы готовились к войне, тем больше активизировались "пятые колонны". Одновременно росла их зависимость от аппарата насилия, от ведомства Шелленберга и абвера.

В целом можно сказать, что ко времени, когда Гитлер дал сигнал к началу открытой агрессии против ряда западноевропейских стран, он обладал обширной и достаточно обученной, организованной и сплоченной агентурой, готовой вступить в действие по приказу из рейха. И большую роль в этом сыграли именно Шелленберг и Канарис.

Как известно, первыми жертвами, на которых были испробованы методы "пятых колонн", стали Австрия и Чехословакия. Что касается Австрии, то при подготовке оккупации страны прошла целая серия кровавых провокаций местных австрийских нацистов (они убили австрийского канцлера Дольфуса). Лидером нацистов в Австрии был Зейсс-Инкварт. Известна его роль в трагедии страны. Им была организована банда диверсантов, избравших своими жертвами ведущих деятелей всех партий Австрии, развязавших широкомасштабный террор, в результате чего погибли тысячи людей. К этому надо добавить, что нацистская организация Австрии, руководимая Зейсс-Инквартом, проводила (на немецкие деньги) широкую националистическую пропаганду, основанную на тезисе "общности крови" австрийцев и немцев и "необходимости их воссоединения в едином рейхе".

Следует отметить, что такая пропаганда оказалась исключительно эффективной. Операция по уничтожению самостоятельности Австрии носила кодовое название "план Отто". Она прошла на редкость легко - колонны германского вермахта вступили на чужую территорию, фактически не встречая сопротивления. В приказе Гитлера, изданном до вторжения нацистских войск в Австрию, в частности, говорилось: "В интересах рейха придать нашим действиям характер мирного вхождения в страну без применения оружия и с одобрения населения…" "Однако там, где мы встретим отпор, - говорилось далее в приказе Гитлера, - необходимо действовать беспощадно, не жалея пуль".

Въезд фюрера в Вену был обставлен с небывалой помпой. По всему маршруту, ведущему в будущую резиденцию Гитлера в австрийской столице, были выстроены "ликующие толпы". Колонны немецкого вермахта, следовавшие за кортежем машин, сопровождавших Гитлера и его охрану, забрасывали цветами специально подобранные девицы чисто "германского" вида. В одной из этих машин находился и Гиммлер. Он вступил в Вену вместе с фюрером. В ту же ночь 13 марта 1938 г. были произведены массовые аресты среди населения, главным образом забирали коммунистов и прогрессивных общественных и политических деятелей. Австрия стала частью гиммлеровской "империи концлагерей". На ее земле появилась и колючая проволока, и филиалы гестапо и СД. Гиммлер был также в центре событий, предшествовавших агрессии против Чехословакии. Он один из первых прибыл в Прагу. И его люди обосновались там до конца войны.

Очень убедительно и подробно рассказано о работе "пятых колонн" в Чехословакии в книге чешских историков Станислава Бирмана и Романа Цилека "План Грюн" и Мюнхенское соглашение. Документальный очерк".

Всего в Чехословакии было 3 млн немцев. Соответствующую работу среди них нацисты начали вести сразу после 1933 г. Возглавил ее ярый фашист, бывший учитель гимнастики Конрад Генлейн. Генлейну удалось привлечь к своей организации большое число лиц немецкой национальности. Живя в Чехословакии, генлейновцы заявляли, что они подчиняются не президенту Бенешу, а Гитлеру…

Итак, судетские немцы "признали" Гитлера своим фюрером еще будучи гражданами Чехословацкой республики. Так шло дело по одну сторону границы, по другую же сторону, то есть на немецкой территории, в непосредственной близости от границы, абвер и СД создавали свои "опорные пункты". Особо оживились группы Генлейна в пограничных областях в марте 1938 г., накануне нападения Гитлера на Чехословакию. Перед ними была поставлена совершенно конкретная задача: в "час Н", то есть в первые же минуты войны, занять местные оборонительные пункты и регулярно поставлять информацию о том, что творится в стране. Все члены генлейновской организации получили специальные билеты с фотографиями.

Увеличился и приток агентов из рейха. Под их руководством проводились регулярные военные учения генлейновцев, в том числе по ночам. В это же время сотни функционеров "судетского движения" переправлялись в Германию. Обставлялось это своеобразно: немцы уезжали в рейх на "работу", так как их якобы не трудоустраивали на родине. В Германии же они сразу шли в СД или в абвер, а оттуда их посылали в специальные лагеря для военного обучения под руководством эсэсовцев. Все эти люди становились впоследствии платными агентами.

На первых порах агенты занимались нелегальным провозом оружия в Чехословакию, его хранением, актами саботажа на важных военных объектах. Потом были созданы "сотни", которые по телеграфу или через коротковолновые передатчики получали инструкции от СД и отдела I абвера (им руководил обергруппенфюрер Лоренц) и распространяли их по нужным адресам. Накануне вступления гитлеровских войск в Чехословакию Генлейн писал Лоренцу в абвер: "Мне кажется, лучше всего, если Вы будете давать указания прямо в Бад-Эльстер, где мы создадим центр для всех "доверенных лиц" из всех округов. Я представляю себе последующую работу так: мы укрепимся в округах, примыкающих к границе, и на всех переходах через границу. В каждом округе мы устроим опорные пункты для наших людей, а оттуда они будут иметь прямую связь с немецкой стороной в Бад-Эльстере". Это, так сказать, "встречный план" Генлейна в ответ на сценарий, разработанный в Берлине. И все это происходило на глазах у чехословацких властей, которые хотя и обладали тогда реальной силой, но были чрезвычайно нерешительны, боялись "обидеть" Германию, всячески заигрывали со своими "фольксдойче" и с германскими головорезами в рейхе.

"Час Н" приближался, и генлейновцы оказались отлично подготовленными к тому, чтобы встретить нацистский вермахт, - у них было и достаточно оружия. Прекрасно работала информационная служба судетских немцев. По свидетельству иностранных корреспондентов (а в Чехословакии собрался тогда весь цвет западной журналистики - и Липпман, и Ширер, и многие другие), в роковые дни 1938 г. правительственные чиновники, ответственные за информацию, кончали свой рабочий день, как всегда, рано. "Не в министерстве иностранных дел, - пишут Бирман и Цилек, - а в пресс-бюро "Немецкого дома" - центра фольксдойче можно было получить свежую информацию". Разумеется, соответствующим образом препарированную.

Нечего и говорить, что, когда "час Н" пробил, генлейновцы кроме всего прочего сразу же снабдили вторгшихся нацистов и подробными картами страны, и длинными списками антифашистов, с которыми гестапо не преминуло расправиться. Мы знаем, что там, где была "пятая колонна", нападали из-за угла, убивали ни в чем не повинных людей, устраивали различные провокации. Много еще кровавых преступлений "пятых колонн" не раскрыто до конца. И не похоже, что западное правосудие заинтересовано в этом.

Говоря о "пятых колоннах", нельзя не вспомнить самого крупного агента нацистов за границей, лидера профашистской норвежской партии "Насьонал замлинг" ("Национальный сбор") Видкуна Квислинга. В 1930 г. ему удалось занять в норвежском правительстве один из ключевых постов - пост министра обороны. В 1933 г. он стал председателем партии "Насьонал замлинг", преследовавшей явно подрывные цели. С тех пор Квислинг активно подготавливал оккупацию собственной страны. Одним из первых мероприятий на этом пути было установление прямой связи с руководителем внешнеполитического ведомства НСДАП Розенбергом.

В начале лета 1939 г., еще до того, как гитлеровская Германия развязала вторую мировую войну, Квислинг прибыл в Берлин для переговоров с ведомством Розенберга. Речь шла о конкретной программе для банды из "Насьонал замлинг", программе по разложению норвежского тыла и организации диверсионно-подрывных акций на побережье, где предполагалась высадка немецких войск. В Берлине Квислинг встретился также с Герингом, с ним он вел переговоры о "субсидии" для норвежских фашистов в размере 6 млн марок. Правда, такой огромной по тем временам суммы Квислингу не удалось выторговать у Геринга. Однако в кассу организации Квислинга было переведено в общей сложности не так уж мало - 500 тыс. английских фунтов стерлингов - валюты, в которой норвежские фашисты особенно нуждались.

Особо активизировалась "пятая колонна" после начала гитлеровской агрессии в Западной Европе. Ядовитые семена провокаций, подкупа и разложения тыла западноевропейских стран дали свои пышные всходы. Имя Квислинга - предателя своей родины, главаря "пятой колонны" - в Норвегии стало нарицательным. Квислинговцами по сию пору именуют всех предателей родины на Западе, служивших нацистской Германии

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.