egor_23

Categories:

24 ноября, или Закаленная Сталь...

(Начало+Начало+ссылки) 24 ноября 1872 года родился Георгий Васильевич Чичерин - советский государственный и партийный деятель, дипломат, нарком иностранных дел РСФСР и СССР в 1918 - 1930 гг. 

24 ноября 1905 года  В России отменяется предварительная цензура печатных изданий. Севастопольское восстание...
24 ноября 1905 года. (11.11) В предыдущий день в Севастополе состоялась мощная демонстрация матросов и солдат. Попытка командующего флотом спровоцировать расстрел моряков привела к стихийному восстанию во главе с лейтенантом П.П. ШМИДТОМ, которое в этот день охватило свыше 2000 матросов флотской дивизии, рабочих адмиралтейства, часть солдат 49-го Брестского пехотного полка. На следующий день к восставшим присоединятся матросы крейсера "Очаков".
24 ноября 1905 г. началось Севастопольское восстание во главе с лейтенантом П. П. Шмидтом. Это было одной из самых крупных вооруженных выступлений на Черноморском флоте в период Революции 1905—1907 гг. в Российской империи. Началось стихийно в ответ на попытку командования флотом учинить расправу над участниками многотысячного митинга матросов и солдат. Охватило свыше 4000 береговых матросов, солдат и рабочих порта. К восставшим присоединились команды крейсера «Очаков», броненосца «Св. Пантелеймон» (бывший «Потёмкин»), всего 12 кораблей.
Пассивность восставших привела к тому, что военное командование стянуло верные правительству войска и корабли и разгромило восставших. На рейде и суше было арестовано свыше 2000 человек. Приговорами военных судов были осуждены свыше 300 участников восстания, более 1 тыс. человек наказано без суда, а лейтенант Шмидт, матросы Гладков, Антоненко и Частник приговорены к смертной казни.

24 ноября 1912 года в Базеле (Швейцария) состоялся IX конгресс II Интернационала, принявший Манифест социал-демократии, указавший на угрозу империалистической войны.
24 ноября 1918 года День основания Коммунистической партии Венгрии
24 ноября 1919 года  основана Мексиканская коммунистическая партия.
24 ноября 1944 года Советские войска 8-й армии (генерал-лейтенант Ф.Н.Стариков) при поддержке сил Балтийского флота (адмирал В.Ф.Трибуц) в упорных боях освободили о-в Саарема. Красная Армия завершила освобождение Эстонской ССР от фашистских захватчиков.
24 ноября 1947 года  десять представителей Голливуда отказались отвечать на вопросы специальной комиссии Конгресса США по поводу «коммунистического заговора» в американской киноиндустрии.
24 ноября 1969 года Ратификация Президиумом Верховного Совета СССР Договора о нераспространении ядерного оружия. 

(Автор в конце) 24 ноября 1935 года автору книги «Как закалялась сталь» Николаю Островскому вручен орден Ленина. Николай Островский и его роман «Как закалялась сталь» сыграли выдающуюся роль в воспитании поколения, которое выросло, закалилось в 20-е — 30-е годы и внесло важнейший вклад в нашу Победу над фашизмом. Для моего поколения Островский и Павел Корчагин стали особенно притягательным нравственным образцом. 

Николай Алексеевич 27 сентября 1935 года писал: «Угроза войны чёрным вороном носится над миром. ...Душно в Европе. Пахнет кровью. ...Мир лихорадочно вооружается». Он предупреждал 6 апреля 1936 года: «Было бы предательством забывать о том, что нас окружают злейшие кровавые враги. Фашизм бешено готовится к войне против Советского Союза». И он говорил по радио так: «Когда грянет гром и настанет кровопролитная ночь, я глубоко уверен, что на защиту родной страны встанут миллионы бойцов — таких, как Павел Корчагин». Это свершилось
Маршал Советского Союза Г.К. Жуков, призывая «бережно относиться ко всему, что связано с Великой Отечественной войной», писал: «Я много раз видел, как солдаты подымались в атаку. Это нелегко — подняться в рост, когда смертоносным металлом пронизан воздух. Но они подымались! А ведь многие из них едва узнали вкус жизни: 19—20 лет — лучший возраст для человека — всё впереди! А для них очень часто впереди был только немецкий блиндаж, извергавший пулемётный огонь». Отвечая на вопрос, почему мы победили, Г.К. Жуков сказал: «Мы победили потому, что у нас был лучший молодой солдат. ...Да, когда война пошла вовсю, когда мельница заработала, всё решил молодой, обученный, идеологически подготовленный солдат». Этот молодой солдат был воспитан на книгах Николая Островского. Писатель-фронтовик Э. Казакевич свидетельствовал: «Люди, воспитанные на книге Островского, вступили в Великую Отечественную войну подготовленными, рвущимися к подвигу. Образ Николая Островского и его героя стал одним из важных элементов воинского воспитания».

Ах какая тут звучит песня!

На фронт ушли 3 миллиона 500 тысяч комсомольцев. Три года назад я просмотрел весь список Героев Советского Союза. И с удовольствием убедился, что ребята моего, 1925 года рождения выдвинули Героев не меньше, чем родившиеся в другие годы. А в живых осталось немного. Главное время их смерти — с июля по октябрь 1943 года, тогда мы участвовали в ожесточённых наступательных сражениях, гнали врага на Запад.
Злобные тявканья: У нас есть деятели из зловонной «пятой колонны», которые с зубовным скрежетом воспринимают Великую Победу над фашизмом и тех славных героев, которые отдали свои жизни ради свободы и величия Отчизны. Литературовед И. Кондаков утверждал, что «культ Корчагина вводился принудительно» (какая глупость! — А.О.) и рухнул «на закате тоталитаризма». Воинствующему мещанину из «пятой колонны» К. Поливанову противны «героизм и самоотверженность», он отразил возмущение испуганных либеральных «образованцев» самой постановкой вопроса о возвращении в школьную программу романа «Как закалялась сталь». Он выдал чудовищный перл: «То, что роман плохой, скучный и ни для какой истории, кроме истории отупления мозгов, не нужен, почти очевидно». Этот вывод трусливого, злобного человека, насквозь отуплённого ненавистью к советскому строю, основан на признаниях «ниспровергателей» типа Н. Климонтовича, который считает, что ему «немало повезло в жизни»: он «никогда, во всю свою мятежную юность, не читал романа слепого советского писателя Николая Островского «Как закалялась сталь». О «мятежной» юности Климонтовича свидетельствует то, что он родился в московской профессорской семье, окончил МГУ, сотрудничал с нью-йоркской антисоветской газетой «Новое русское слово», потом стал работать обозревателем газеты «Коммерсантъ-Daily», «Общей газеты» и т.д.
Этот невежда хвалится тем, что он не читал книг Островского и вместе с тем твердолобо уверен в своём праве высокомерно хулить его героев. Такова тлетворная мораль тех компрадоров, которые готовили идеологическую почву для развала СССР, а сейчас хотят развалить и Россию. 

В 1936 году Островский прозорливо говорил об их предшественниках: «Есть у нас и «литературные жучки», для которых нет никаких авторитетов. О виднейших писателях нашей страны они говорят с пренебрежением, для всех у них есть клички и куча недоброкачественных анекдотов, сплетен и прочего мусора. Это уже не просто болтуны, это хуже. С этими разносчиками сплетен и слушков мы должны повести беспощадную борьбу».

Роман «Как закалялась сталь» издали в блокадном Ленинграде, экранизировали в 1942 году. Книги Островского вызвали острые раздумья у Зои Космодемьянской, принимавшей решение стать партизанкой. Мать героя Е.Н. Кошевая вспоминала: «Впервые книгу «Как закалялась сталь» Олег прочёл на украинском языке, будучи учеником 6-го класса. ...Узнав из романа «Как закалялась сталь» любимые книги Корчагина, Олег прочёл их все, в том числе и книгу «Овод». ...Вторично Олег прочёл обе книги Н. Островского на русском языке, будучи учеником 9-го класса, весной 1942 года».

Самый юный Герой Советского Союза Валя Котик жил в тесно связанном с Николаем Островским городе Шепетовка (прах героя похоронен здесь в городском парке). В 1943 году он стал бойцом партизанского отряда. За отвагу в борьбе с захватчиками Валентину Александровичу Котику посмертно присвоено высокое звание Героя Советского Союза. В феврале 1944 года на пленуме Союза советских писателей Н. Тихонов в своём докладе отметил, что у наших бойцов «Как закалялась сталь» стала «своего рода евангелием… Её читают и перечитывают во всех ротах и батальонах».
24 марта 1944 года лейтенант Деревенский прислал письмо из воинской части, которая уже неделю вела «бои на подступах к родной для Павла Корчагина исторической Шепетовке»: «Посылаем вам номера нашей маленькой красноармейской газеты, выпущенной в трудных условиях передней линии фронта. Отрывки из произведений Николая Островского вдохновляют наших бойцов в боях за Шепетовку. Нам пришлось откопать томик произведений Н. Островского буквально из-под земли, где он более двух лет был спрятан от гитлеровцев местными учителями, — сделать перевод с украинского языка на русский».

Писатель Борис Полевой во время обороны Сталинграда как-то ночью заглянул в расположение одного из передовых батальонов, занимавших оборону в подвале дома в районе завода «Баррикады». Бойцов батальона он застал у костра: «Все слушали, сидя в напряжённых позах, стараясь не пропустить ни одного слова. А слова тонули в частом грохоте дальних и близких разрывов, в треске автоматных очередей. ...Читали роман «Как закалялась сталь». Когда разговорились, бойцы пожаловались, что книга эта одна на весь полк. Для удобства чтения её разорвали на несколько частей и в редкие часы боевого отдыха читали, передавая друг другу листы по мере прочтения».

А вот как написал 8 марта 1942 года Б. Керстенс с Западного фронта: «В спокойные часы собирались в шалашах и вели задушевные разговоры. Вспоминали любимых героев, и часто слышалось дорогое имя Павла Корчагина. Формируясь, наше поколение не могло пройти мимо Корчагина».

Галина Ивановна Храбровицкая, директор Государственного музея — гуманитарного центра «Преодоление» им. Н.А. Островского, кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры, подчеркнула: «Николай Островский стал символом тех вершин человеческого мужества, на которые способен подняться человек. Смертельно больной, слепой, абсолютно неподвижный — в течение 9 лет из 32 прожитых — Николай Островский не только сопротивлялся болезни, отнимающей у него год за годом по частям здоровье, но и сумел в столь трагических обстоятельствах постоянно учиться, развивая природные способности, которыми был щедро одарён».

Николай Алексеевич Островский родился 29 сентября 1904 года в селе Вилия Волынской губернии (сейчас — Ровенской области Украины). Дед его, Иван Васильевич Островский, в звании унтер-офицера сражался на Малаховом кургане при обороне Севастополя во время Крымской войны (1853—1855 гг.). Отец, Алексей Иванович, в чине унтер-офицера участвовал в Балканской войне 1877—1878 гг., за боевые подвиги был награждён двумя Георгиевскими крестами. Николай Островский любил отца и гордился им. По словам Екатерины Алексеевны, сестры писателя, отец рассказывал им о мужестве и героических подвигах русских солдат в Болгарии «при обороне Шипки и Плевны, участником которой был он сам. Эти рассказы оказывали, без сомнения, большое влияние на впечатлительного мальчика».
То, что с малых лет Островский гордился своими дедом и отцом, потомственными военными, может объяснять его тягу к военной службе. Он ещё мальчиком дважды убегал на фронт. «Ведь я по призванию человек военный», — признавался он писательнице В. Дмитриевой. И добавлял, что, не случись с ним эта «проклятая болезнь», он бы стал не писателем, а военным. Островский обрадовался, когда в 1936 году его зачислили в Политуправление Красной Армии со званием бригадного комиссара. Надев комиссарскую гимнастёрку, он говорил: «Теперь я вернулся в строй и по этой, очень важной для гражданина Республики линии».
В 1919 году Н. Островский вступил в комсомол, добровольцем ушёл на фронт, в 1920 году подо Львовом его тяжело ранили. После демобилизации из армии он стал помощником электромонтёра в Киевских мастерских железной дороги. Осенью 1921 года работал на строительстве узкоколейной ветки для подвоза дров в Киев. Здесь, спасая лесосплав, Николай бросился в холодную воду, сильно простудился, схватил ревматизм, заболел тифом. В 1922 году восемнадцатилетнего Островского отправили на пенсию. В 1923—1924 годах он был военным комиссаром Всевобуча. Позже стал секретарём райкома комсомола в Берездове и Изяславе, секретарём окружкома комсомола в Шепетовке. Эта работа требовала хорошего понимания насущных запросов людей, умения словом и делом воздействовать на их настроение. С полнейшей самоотдачей и юношеским максимализмом он посвятил всего себя работе с молодёжью. Островский стал примерным вожаком и организатором первых комсомольских ячеек в сёлах пограничных тогда районов Украины. Несмотря на свою тяжкую болезнь, он участвовал в борьбе ЧОНовских отрядов с вооружёнными бандами.
Вот его признание: «Никогда я не был ленивым». Лень в его представлении — страшная болезнь, от которой надо лечить. Он был убеждён, что работать можно в самых тяжёлых, самых отвратительных условиях: «Не только можно, но и нужно, если нет иной обстановки». Считал так: «Самый счастливый человек — это тот, кто, засыпая, может сказать, что день прожит не напрасно, что он оправдан трудом». Островский утверждал: «Труд — прекрасная вещь. В труде забываются все огорчения, грусть о неисполнившихся надеждах и многое другое, чему нельзя давать воли человеку нашего времени». Он говорил: «Труд — это благороднейший исцелитель от всех недугов. Нет ничего радостнее труда».
Ещё до школы Николай научился читать и писать. У него была великолепная память, церковно-приходскую школу он окончил с похвальным листом в начале 1913 года, когда ему ещё не было девяти лет. В Шепетовке в 1917 году он поступил во второй класс начального училища, переименованного в двухклассное народное училище, и окончил его в 1918 году. По его инициативе здесь создали литературный кружок, выпускали рукописный журнал «Цветы юности». Осенью 1918-го Николай поступил в высшее начальное училище, преобразованное в единую трудовую школу, окончил её в 1921 году. Он был членом редколлегии стенной газеты, очень любил музыку, любил петь. Директор высшего начального училища В.К. Рожановский писал: «Силами учащихся ставились спектакли. Островский пел в хоре и принимал участие в постановках... Коля был отличник по всем предметам. Очень способный, серьёзный, любимец всего коллектива школы, как учителей, так и учащихся. Среди учащихся пользовался большим авторитетом. Коля — бессменный член редколлегии стенной газеты. Большая половина газеты была заполнена статьями Коли Островского».

Членом партии Николай стал в 1924 году, в 1927-м поступил на заочное отделение Коммунистического университета. Став инвалидом, Островский особенно много читал, познакомился со многими выдающимися художественными произведениями. Он упорно готовился к писательскому делу, хорошо понимая, что без высокой культуры, без должного освоения секретов литературного мастерства не создашь произведения, заслуживающего внимания читателей. Михаил Исаковский писал: «Николай Островский стал знаменитым писателем вовсе не потому, что он был инвалидом, а потому, что он оказался очень талантливым человеком. ...Островский нашёл в себе силы учиться, повышать свои знания, свой культурный уровень. Он стал образованным человеком и, в частности, хорошо понял, что такое литература и что он сам может дать ей. Если бы ничего этого не было, Островский не написал бы своих книг, хотя бы и очень хотел написать».

М.Я. Пуринь, сотрудница газеты «Правда», сообщила: «В конце 1926 года... Николаю предстояло решить сложный и трудный вопрос: как жить, чтобы быть полезным для общества?» Она «вспомнила, как красочно рассказывал он боевые эпизоды из своей жизни. А почему бы ему не написать об этом? Николай согласился с моим предложением». В 1927 году Островский потерял способность двигаться, в начале 1929-го ослеп. Он стремился и в этом, казалось бы, безнадёжном состоянии сделать жизнь полезной для других. Осенью 1927 года Островский начал писать автобиографическую «Повесть о «котовцах». Впоследствии он называл её «самым первым вариантом будущей книги «Как закалялась сталь». Для облегчения трагической судьбы Островского много сделали в решении бытовых проблем и издательских забот коммунисты И. Феденев, А. Жигирева, П. Новиков и другие — люди высокой нравственности, несгибаемые борцы за социальную справедливость. Хрисанф Чернокозов, член бюро крайкома партии, и А. Жигирева станут для него особенно дорогими людьми, в годы тяжёлой болезни они будут поистине его опорой.
Жигиреву за революционную работу осудили на вечное поселение в Сибирь, освободили её уже после свержения самодержавия. Она познакомилась с Островским в 1928 году и стала верным другом до его смерти. Он подарил ей экземпляр книги «Как закалялась сталь» с надписью: «Милой, родной, любимой моей Шурочке от «младшего братишки» и друга». Заметив блестящие способности Островского как рассказчика, Жигирева «советовала ему заняться литературным трудом».
В 1930 году слепой, неподвижный Островский стал работать над романом «Как закалялась сталь». Он диктовал текст книги многим «добровольным секретарям».

Жигирева в 1931 году получила от Островского главы романа, перепечатанные на машинке. Она вспоминала: «Я читала рукопись и плакала. Коле я написала: «Я не литератор, но роман твой до души доходит». Феденев поведал: «Роман произвёл на меня огромное впечатление. Прочитав рукопись, я отнёс её в издательство «Молодая гвардия». В нём рукопись получила разгромную рецензию: автор «не справился со своей задачей», «выведенные им типы нереальны, рукопись не может быть принята к печати». Феденев настоял на повторном рецензировании.
Заместитель главного редактора журнала «Молодая гвардия» М. Колосов писал: «Не соглашаясь с отрицательной рецензией, полученной в издательстве «Молодая гвардия», Феденев сказал, что издательство решило передать рукопись на вторую рецензию мне и просят меня дать своё заключение. ...Я читал рукопись не отрываясь. С первых страниц меня покорила та сила жизненной правды, которая в искусстве достигается не хаотичным нагромождением фактов, а умением вести рассказ и точно воспроизводить диалектику душевной жизни героя. ...В тот же вечер я позвонил Анне Караваевой — ответственному редактору журнала — и написал отзыв для издательства».
Первую часть романа «Как закалялась сталь» журнал «Молодая гвардия» напечатал в 1932 году, вторую — завершил в 1934-м. В октябре 1936 года Островский поделился своими планами в беседе с корреспондентом «Правды»:
За свои 32 года жизни Островскому досталось много тяжких болезней, безмерных страданий, и трудно представить, что после того, как он отдаст все силы, весь свой талант народу, найдутся литераторы, которые станут принижать его творчество. Они поносят идею социальной справедливости, традиции честного служения Родине, чему в первую очередь учили Островский и Корчагин. Многоликий Е. Евтушенко, оболгавший Шолохова, «вечный придворный льстец любых наших властителей» (В. Бондаренко), заявил, что гениальный Булгаков «был заслонён при жизни несравнимым с ним по литературному таланту Н. Островским». Безнравственно плевать в Островского, используя имя Булгакова, над которым издевались идейные предшественники Евтушенко. И только он, умеющий извлекать для себя выгоды из любых обстоятельств, мог увидеть в романе «Как закалялась сталь» инструкцию по борьбе с «уклонистами» и прочими «врагами народа».
Л. Аннинский писал об Островском: «Никакой он не писатель в современном понимании слова. Он — святой. …Его книга — это житие атеистического святого. …А как писатель-соцреалист он реализовался в «Рождённых бурей». Вот там он писатель. «Как закалялась сталь» — это что-то другое: выше, ниже, «сбоку» — но другое» …он писал сначала историю молодёжной организации на Украине, ничего не придумывая. …Пытались из него сделать писателя и не могли понять: как это так, элементарная нескладуха… герои появляются в романе и тут же исчезают… Когда Островского втягивали в литературу, ему объяснили, что он — писатель. И он начал в этом качестве работать. Главное — это то, что Островский — проповедник, уникальный, потому что эта религиозная одержимость была при отсутствии Бога».
Островский считал: «Человек делается человеком, если он собран вокруг какой-либо настоящей идеи». Несправедливая жестокость жизни формировала в Павке ценные качества борца, ненависть к белоручкам, к тем, кто живёт в роскоши за счёт трудящихся. Ещё подростком Островский столкнулся с очевидной несправедливостью социального устройства жизни. Чтобы помочь семье, испытывающей нужду, он в 1915 году начал работать в буфете при железнодорожной станции Шепетовка. Потом вспоминал: «Мне двенадцать лет. Я работал мальчиком в кухне станционного буфета, познал на своей спине уже всю тяжесть каторжного труда при капитализме». Он стал читать «роман какого-то французского буржуазного писаки», в нём «самодур-граф... издевался над своим лакеем, изощряясь в этом как только мог». При чтении книги своей маме Коле стало невмоготу: «И вот, когда граф ударил лакея по носу так, что тот уронил на пол поднос, — вместо того чтобы лакею униженно улыбнуться и уйти, как было у автора, я, полный бешенства, начал крыть по-своему... «Тогда лакей обернулся до етого графа да как двинет его по сопатке! И то не раз, а два, так что у графа аж в очах засветило...» «Погодь, погодь! — вскрикнула мать. — Нет там этого!» Я с бешенством бросаю книжку на пол и кричу: «А если и нет, то зря! Я б ему, негодяю, все рёбра переломал бы!» Островский заключил, что он именно «мечтал о таком лакее, который даст сдачи графу».
Павка был зол на Лещинского потому, что он «барышня в штанах, панский сыночек, ...богатый и ему всё можно», а Павке «на его богатство плевать; ежели затронет как-нибудь, то сразу и получит всё сполна». Островский считал: «Самое дорогое в жизни — быть бойцом, а не плестись сзади», жизни без борьбы для него нет: «На кой чёрт она мне сдалась, если только жить для того, чтобы существовать! Жизнь — это борьба».

В 1922 году, когда Островскому было всего лишь 18 лет, он узнал о том, что впереди его ждёт полная неподвижность. Что испытывает человек в подобной ситуации, он изобразил с впечатляющей психологической глубиной в романе «Как закалялась сталь» через душевные переживания Павла Корчагина.
Неизлечимая болезнь приковала Павла к кровати, ему показалось, что он стал бесполезен людям, и решил, что надо уйти из жизни. Он взял в руки пистолет, но затем положил его «на колени и злобно выругался: «Всё это бумажный героизм, братишка! Шлёпнуть себя каждый дурак сумеет всегда и во всякое время. Это самый трусливый и лёгкий выход из положения… А ты пробовал эту жизнь победить? Ты всё сделал, чтобы вырваться из железного кольца?.. Спрячь револьвер и никому никогда об этом не рассказывай. Умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой. Сделай её полезной». Литературовед С. Трегуб утверждал, что «Как закалялась сталь» — автобиографический роман и нельзя отделить и отдалить Корчагина и Островского. Он опирался на высказывания Островского: «Я писал исключительно о фактах — это меня связывало. Я работал исключительно с желанием дать нашей молодёжи воспоминания…» В 1936 году он подтвердил: книга «не создание фантазии». Автобиографичность сыграла большую роль в написании романа, но Островский строго не следовал канонам автобиографического произведения. Он намеренно не включил в него некоторые яркие случаи из своей жизни. Писатель стремился к тому, чтобы читатели поверили в героя, он хотел приблизить его к обычным советским людям.
16 мая 1935 года Островский заявил: «В печати нередко появляются статьи, рассматривающие мой роман «Как закалялась сталь» как автобиографический документ, то есть как историю жизни Николая Островского. Это, конечно, не совсем верно. Роман мой — прежде всего художественное произведение, и в нём я использовал своё право на вымысел. В основу романа положено немало фактического материала. Но назвать эту вещь документом нельзя. Это роман, а не биография, скажем, комсомольца Островского. Должен сказать об этом, иначе меня могут упрекнуть в отсутствии большевистской скромности».
15 сентября 1935 года Островский в письме председателю Президиума Всеукраинского Центрального исполнительного комитета Г. И. Петровскому поведал: «Я достиг наибольшего счастья, какого может достигнуть человек. Ведь я, вопреки огромным физическим страданиям, не покидающим меня ни на один миг, просыпаюсь радостным, счастливым, работаю весь день в ночи, закрывавшей мне глаза. Яркими цветами солнца сверкнёт вокруг меня жизнь. Есть беспредельное желание вложить в страницы будущей книги всю страсть, всё пламя сердца, чтобы книга звала юношей к борьбе, к беззаветной преданности нашей великой партии».

Доктор философских наук Ю. Бокань писал: «Островский доказал, что, будучи коллективистом по отношению к окружающим, можно внутри себя оставаться ярчайшей индивидуальностью, что опору надо искать не вовне, а внутри себя, при этом следуя высшим идеалам своего времени; что, без умения жить внутри себя, человек не может состояться как личность; что стойкость внутреннего Я способна преодолевать самые страшные тяготы бытия; что самый трудный подвиг — внутренний героизм, растянутый во времени».
1 октября 1935 года Н. Островского наградили орденом Ленина. 1935 год он считал самым счастливым в своей жизни. Зная, что ему осталось очень мало жить, он использовал каждый час, чтобы быть «полезным», дописать новую книгу. Он говорил: «Я буду жить и сопротивляться, пока будет жить хотя бы одна-единственная клетка моего тела. И никто не посмеет сказать: «Он мог бы ещё жить!» Исчерпав все возможности в борьбе с неумолимой смертью, Островский умер 22 декабря 1936 года, почти сразу после окончания работы над первой частью книги «Рождённые бурей». Он был похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище.
В 1936 году Островского посетил французский писатель, лауреат Нобелевской премии Андре Жид. О своей поездке в нашу страну он написал книгу «Возвращение из СССР». В ней он резко и несправедливо отозвался о советском строе, но об Островском написал с преклонением перед его мужеством: «Если бы мы были не в СССР, я бы сказал: «Это святой». Религия не создала более прекрасного лица. Вот наглядное доказательство того, что святых рождает не только религия».
Островский внушал молодёжи: 

«Тот день, когда ты оторвёшься от коллектива, — будет началом конца. Скромность украшает бойца; кичливость, зазнайство — это капиталистическое, старое, это от индивидуализма. …Дружба, честность, коллективизм, гуманность — наши подруги».

Автор  Александр ОГНЁВ. Доктор филологических наук, профессор.г. Тверь. 

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.