egor_23

Categories:

Александр Тарасов: "..посильнее «Фауста» Гёте!" (4 часть)

(Начало...) Может быть, все-таки не на любых митингах? 

Наши левые (скорее, конечно, «левые») жутко гордятся тем, что паре-тройке их представителей на чужом, не левом митинге дали слово – наряду с неолибералами и (полу)фашистами. Нашли чем гордиться! Выступать рядом – не в дебатах, а на совместном митинге – с Тором и Крыловым (как и с Немцовым и Кудриным) для левого – позор. Я уже не говорю, что позорно и выступать, и присутствовать на одном митинге с такими персонажами, как Тина Канделаки и Ксения Собчак, на которых пробы ставить негде. Если хотите быть такими же – митинг не нужен. Заведите бордель, приглашайте клиентов. Точно так же негде ставить пробы на Ярмольнике, а ведь есть запись с позволения сказать дискуссиии «леваков» из РСД с Ярмольником на митинге 24 декабря[103]. Относительно умственного уровня Ярмольника двух мнений быть не может. То, что РСДшники не смогли сразу же полностью разделать Ярмольника под орех (и не сразу же – тоже), свидетельствует о том, что и у них с умственным уровнем – не лучше. Как вообще можно дискутировать с Ярмольником, почему бы тогда нашим «левым» не вести дискуссий с крысами, мухами, червями? Уважающий себя левый с ксюшами, тинами и ярмольниками, простите, на одном поле нужду справлять не сядет – даже кромешной ночью, даже если заведомо без свидетелей и даже если поле в сто гектаров. А не то что участвовать в одном митинге под одними лозунгами!
Особенно мне интересно, почему вы, дорогой Павел, цитируя редакционную статью «Скепсиса», начинаете цитату именно с указанных слов, старательно не замечая предыдущие, вот эти: «создавайте ячейки сопротивления олигархическому и чиновничьему произволу по месту учебы, работы и жительства»?[104] Напрасно вы от этих предложений отмахиваетесь, презрительно наклеивая на них ярлык «местечковых». Политическая деятельность на предприятиях и в учебных заведениях запрещена законом (разумеется, если речь не идет о «Единой России» или МГЕР – тут про закон сразу забывают). То есть для «местечковой» деятельности нужна элементарная храбрость. А для похода вместе с десятками тысяч зевак на разрешенный митинг требуется только стадное чувство.
Кричать на митинге «Чурова – в отставку!» легко – последствий никаких. А вот пойдите и покричите «В отставку!» своему ректору. Или декану. Кишка тонка? Страшно? Значит, у вас, дорогой Павел, нет никакого морального права критиковать позицию «Скепсиса»!
«Скепсис» предлагает единственно верный ход: явочным порядком расширять границы дозволенного. Закон ведь запрещает по сути создание ячеек, филиалов политических организаций по месту работы и учебы. Но ничего не говорит об организациях формально не политических (таких как студенческий союз, ассоциация преподавателей, клуб любителей социальной дератизации, наконец). А также не запрещает никому состоять в политических организациях вне места работы и учебы – даже в том случае, если почему-то все члены организации (ну, бывает так, случайно) работают или учатся вместе. То, что предлагает «Скепсис», опасно для тех самых «жуликов и воров», потому что эти действия прямо направлены против материальных интересов правящего класса (а мы знаем, что у «жуликов и воров» самое больное место – кошелек). Это вам не массовые прогулки раз в месяц по разным площадям!

Я бы, может, совсем не стал отвечать на статью Павла Андреева (мало ли какие мысли возникают у каких студентов?), если бы она не была, как я вижу, типичной. В частности, конечно, не один Андреев уверен (неизвестно почему), что несколько разрешенных митингов с невразумительными лозунгами – это «революция» (у некоторых умников даже – «социалистическая революция»!) и что левым нужно блокироваться со всеми включая фашиста Поткина и полуфашиста Навального. Но революция не делается митингами. Да и у П. Андреева речь, очевидно, о «союзе с чертом» не на митингах только, а в каких-то более устойчивых политических структурах. В Москве таких структур уже три: Лига избирателей, Оргкомитет Московского объединения избирателей и Координационное объединение левых сил. С Лигой избирателей всё понятно. Насчет Оргкомитета – можете насладиться записью его заседания 5 января[105]. Если лень и некогда смотреть всю запись, кратко изложу: Оргкомитет заседал 4,5 часа и принял два решения – во-первых, никак не называться, во-вторых, не принимать никаких решений! С левыми силами тоже всё понятно – те же, там же, как в классицистской пьесе. Даже обычно увлекающийся Кагарлицкий впал в уныние: «Признаков укрепления левого движения, увы, не замечено. Скорее подтверждается диагноз — все прежние проблемы и болезни как были, так и остались»[106]. Но вот сайт ИКД (и лично Андрей Демидов – у себя в блоге[107]) рекламирует вроде бы более перспективный пример, поскольку этот пример вполне соответствует мифической линии ИКД «от обывателей – к активистам»: в Перми создан некий «Совет 24 декабря»[108].
Я не раз был в Перми, кое-что об этом городе и его «общественных деятелях» знаю и писал. Итак, кого же я вижу в этом «Совете», с какими именно «чертями» заключают союз местные левые?
«Слаутина Галина, политик». Что это за профессия такая – «политик»? Объясняю: Слаутина возглавляла местное отделение Союза правых сил (лучший друг левых, конечно!). Когда корабль СПС стал тонуть, она быстро, как крыса, перебежала в «Яблоко» и получила там место заместителя главы пермского отделения партии (что уже очень плохо говорит о местном «Яблоке»). В таком качестве она долго была депутатом пермского Законодательного собрания. На последних выборах она в Заксобрание не прошла и стала «оппозиционером». А еще она председатель правления Дамского попечительского общества «Анастасия». Вот что писала об этом обществе такая отнюдь не левацкая газета, как «Известия»: «Дамское попечительское общество “Анастасия” … собравшее под свои знамена всю местную женскую политическую элиту, а также жен мужской политической элиты, провело … благотворительный бал… зал танцевал. Мелькали вице-губернаторы и вице-мэры, депутаты Законодательного собрания и Пермской городской думы. Мэр города одинаково успешно танцевал и быстрые, и медленные танцы (последние – исключительно с женой). Шумел и веселился, пил и закусывал политический и экономический цвет Прикамья. Около вице-губернатора Николая Яшина (и спонсор, и муж. Его супруга Людмила Геннадьевна – одна из самых инициативных дам) веселой стайкой вились просто прекрасные дамы. “Яшин сегодня просто душка”, – услышал корреспондент “Известий” словечко из лексикона прошлого-позапрошлого веков»[109]. В вас еще не проснулось классовое чувство?
«Агишев Андрей, политик». Объясняю: крупный капиталист, был генеральным директором и членом советов директоров крупнейших предприятий и объединений вплоть до «ЛУКОЙЛ-Перми», «Уралгазсервиса» и «Пермрегионгаза». Один из руководителей местного СПС, перебежал оттуда в «Единую Россию». Был депутатом Заксобрания от ЕР. Был фигурантом многих финансовых скандалов, включая скандал с фондом «Детство-1» (суть скандала в том, что там украли деньги у детей-сирот; украсть деньги у сирот – благородное дело, еще Остап Бендер это знал!). В результате Агишеву пришлось покинуть и «Единую Россию», и Заксобрание. Теперь он тоже – «оппозиционер».
«Чебыкин Вадим, депутат Законодательного Собрания Пермского края». Еще один крупный капиталист, в прошлом – вице-губернатор и председатель совета директоров «Пермалко» (поняли, кто спаивал пермяков?), назначен администрацией края в «оппозиционеры».
«Окунев Константин, политик». Еще один крупный капиталист, владелец сети магазинов «Добрыня». Еще один спаиватель пермского населения: основной дистрибьютор продукции местного пивоваренного завода (принадлежащего ТНК «ИнБев»). На последних выборах шел по списку КПРФ, но был со скандалом снят с регистрации. Так он стал «оппозиционером»… Я, дорогой Павел, могу продолжить список. Но надо ли? 

Нынешняя митинговая активность считается, с легкой руки Навального, «борьбой с Партией жуликов и воров». В Перми, где сделан следующий шаг после просто митингов, как видим, для борьбы с жуликами и ворами объединились другие жулики и воры. Вопрос: могут ли с одними жуликами и ворами бороться другие жулики и воры? Ответ: конечно! Это называется конкуренция. Описана в русской народной поговорке «вор у вора дубинку украл». Непонятно только, зачем левым помогать одним ворам бороться с другими. Или вы, дорогой Павел, надеетесь, что вторые победят и возьмут в долю?
Возможно, почему же нет. В период, когда нынешняя воровская «элита» только шла к власти, были левые, которые ей активно в этом помогали, обеспечивали «поддержку снизу», «массовку». Например, Конфедерация анархо-синдикалистов (КАС). Я об этом писал, читайте, а то я боюсь, вы думаете, что политика у нас в стране началась с вас, а до вас ничего не было. Было[110].
Где теперь некогда мощная КАС? Нет ее. Где ее активисты? Кто умер (сплошь и рядом – спился, сторчался), кто прозябает в нищете и безвестности, кто стал обычным тупым обывателем, кто продался бюрократ-буржуазии. Но вот некоторые лидеры, действительно, кое-что поимели от своей поддержки тех, кого теперь называют ПЖиВ. Андрей Исаев, лидер КАС, стал первым заместителем председателя ФНПР, заместителем секретаря председателя Генсовета «Единой России», депутатом Госдумы от «Единой России», председателем Комитета Госдумы прошлого созыва по труду и социальной политике и председателем Комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов в новоизбранной Госдуме, награжден буржуазным режимом за «верную службу» массой разных наград. Владимир Гурболиков, один из лидеров КАС и член редколлегии КАСовского журнала «Община», стал заместителем главного редактора православного журнала «Фома», успешно засоряет православным мракобесием мозги молодежи (а издательскими программами журнала «Фома» руководит, между прочим, жена Исаева). Еще один лидер КАС – Александр Шубин – дорос одно время до поста советника неолиберального вице-премьера Немцова, но у него, как и у его патрона, что-то не склеилось – и оба теперь в «оппозиционерах», оба отметились присутствием на последних митингах. Известный деятель КАС, составитель КАСовской «Популярной хрестоматии по анархизму» Игорь Уткин стал игуменом Виталием, секретарем Иваново-Вознесенской епархии РПЦ, прославился недавно призывом благословить войска на силовое подавление этих самых митингов[111]. Вот посмотрите на это фото с митинга 24-го[112]: 

Слева направо: Александр Морозов, Юрий Кузнецов, Александр Шубин.

Что делает на митинге Морозов, понятно. Он – главный редактор «Русского журнала». Его работодатель Павловский тоже там присутствовал[113]:

Вот с двумя другими персонами интереснее. Юрий Кузнецов – эксперт Комитета по промышленной политике Совета Федерации, пламенный неолиберал, еще недавно – главный редактор неолиберального издательства «ИРИСЭН». Это он издал вдохновившую Брейвика[114] чудовищную профашистскую книгу Пола Готфрида «Странная смерть марксизма», о которой мне приходилось говорить[115] и писать[116]. Он, между прочим, горячо защищал от меня эту книгу[117]. Александр Шубин – член Совета Левого фронта, вошедший туда как руководитель какого-то эфемерного «Советского движения», давно загнувшегося (поразительно, но это тот же человек, который отчаянно боролся против советской власти и СССР в «перестройку» и делал все возможное для их ликвидации!). Знаете, Павел, почему они демонстрируют такое упоенное единство – неолиберал и ЛФовец? Оба они в «перестройку» состояли в КАС. Оба обслуживали интересы советской номенклатуры, демонтировавшей СССР и советское социальное государство, оба рука об руку поставляли этой номенклатуре (из которой и выросла «Партия жуликов и воров») «пушечное мясо» – наивных анархистов, уличную «массовку». Старая любовь не ржавеет. Старые боевые кони почувствовали запах пороха и откликнулись на отдаленный зов трубы. Нефтяной. Особенно меня заинтересовало вот это, посвященное лично мне, место в вашей, Павел, статье: «Автор утверждает, что в Москве живут лишь «паразитические слои», которые ничего не производят, а лишь занимаются сотрясанием воздуха. … негоже всех … без малого 12 миллионов (как минимум!), стричь под одну гребёнку»[118].
Можно еще раз перечитать «Бунт кастратов» – и убедиться, что там таких утверждений нет! Но вы их увидели. Что примечательно, не вы один, но и многие другие тоже. Ага! Чует кошка, чье мясо съела! Кто о чём, а вшивый о бане!
Представьте себе, Павел, сотрудники «Скепсиса» тоже были на обоих митингах. В отличие от большинства они занимались там делом: проводили опросы, чтобы выяснить, кто пришел и почему. Первичные результаты этих опросов редакция «Скепсиса» мне любезно предоставила. Так вот, дорогой Павел, удивительно, но факт: на Болотной почти все опрошенные скрывали свою профессию! Понимаете, не место работы (это я еще могу понять и объяснить, допустим, опасением репрессий – которых, как мы знаем, не было), а профессию. Честные люди свою профессию не скрывают. Порядочные люди свою профессию не скрывают. Чем же занимались все эти «скрытные», пришедшие на митинг? Кем они были? Сотрудниками ФСБ и Центра «Э» в штатском? Стукачами, которых обязали прийти, чтобы выискивать знакомых – и писать потом на них доносы? Наркоторговцами? Содержателями борделей и их штатными работниками? Мальчиками и девочками по вызову? Проституированность отдельных «раскрученных» фигур, участвовавших в митинге, общеизвестна, но чтобы их было так много…
Исключения были редки. Двое признались, что они – авиационные инженеры; была женщина-учитель; была группа молодых (моложе 30 лет) людей, работающих в сфере пиара, логистики и маркетинга. Была, наконец, группа студентов из Литературного института и из Юридической академии. Говорите что хотите, но ни тот, ни другой вуз не являются ни учебными заведениями, где готовят полезных для нашей экономики и общества специалистов, ни оплотом левых (или даже потенциально левых). О Юридической академии вообще молчу – один из студентов так прямо и сказал: «Учусь в самом коррупционном учебном заведении». Моральная репутация юридических кадров общеизвестна. Похоже, профессиональные уголовники сейчас совершают преступлений меньше, чем профессиональные юристы. Юридическая академия и поставляет нам эти кадры.

Итак, что же нам дали опросы этих людей, скрывавших свои профессии, но которых вы, Павел, призываете всячески поддерживать, уподобляясь РСД, КРИ и анархистам? Во-первых, обнаружилось, что они сами не понимают, зачем пришли на Болотную: они требуют пересчета голосов, при котором украденные «Единой Россией» у КПРФ, «Справедливой России» и других партий голоса вернутся к этим партиям, – но сами опрошенные этим партиям не доверяют, не считают их выразителями своих интересов!
                                                 Дословно:
«– Какие-нибудь партии выражают ваши интересы?
– Нет (хором)…
– Нет, партий, выражающих мои интересы, нет, но в каждой партии есть люди, которые умеют работать [! Ага, и в ЕР, и в СС у Дёмушкина… А как работали в НСДАП! – А.Т.]…
– Нет, конечно! Никакая из этих партий…
– Такой партии нет, но есть пара партий, интересы которых я частично разделяю…
– Нет [это как раз «пиар, логистика, маркетинг». Э, а как же Прохоров?! Совсем у него советники мышей не ловят! – А.Т.]. …
– Нет, ни одна действующая партия. Все они мутят…
– Ближе всего «Яблоко», а так – не за кого.
– Я голосовала за «Яблоко», но по принципу «Велика Россия – а голосовать не за кого»: я не полностью разделяю их взгляды…»

В опрос, добавлю, попали и разные партийные активисты – КПРФ, ЛДПР, «Патриотов России» – но они были на Болоте «по заданию партии», их ответы я тут, разумеется, не привожу.
Во-вторых, собравшиеся были противниками революции. Об этом уже много везде написано. Опрос «Скепсиса» это подтвердил. Но выявилось большее: они не хотят не только революции, они не хотят участвовать ни в какой политической борьбе, политической деятельности:
«– Я считаю, что должен быть только конструктив…
– Выражают ли ваши интересы партии?
– Нет, но это неважно. Важно, чтобы был выбор [! Помнится, Ленин говорил, что в буржуазном обществе выборы – это когда угнетенным предоставляют право самим выбирать, кто из угнетателей будет их грабить и обирать. – А.Т.]…
– Тот же Путин и «Единая Россия» должны выйти навстречу.
– Вы считаете, что возможен диалог с ними?
– Да, да. Это не революция, это диалог…
– Все орут эти лозунги, что против кого-то… Нужно сознательное гражданское общество, которое будет высказывать идеи не против, а за… Это мирный митинг, это просто диалог с правительством…
– Очень не хотелось бы, чтобы началась революция…
– Нет идеи организовать [какой-нибудь низовое, пусть локальное, сопротивление режиму. – А.Т.]?
– Это большая ответственность. Пока я не готов… У меня есть работа, я учусь, я развиваюсь сам для себя, а делать для кого-то… [классическая буржуазная трусость. Классический буржуазный эгоизм. – А.Т.].
– В каждой партии есть интересные люди. Я голосовал за «Яблоко», хотя у меня к ним много вопросов. Я православный, но к церкви у меня тоже много вопросов. К каждой партии есть вопросы, но есть и что-то полезное. Если покопаться, даже в «ЕдРе» есть здравые люди. Не факт, что она [«Единая Россия». – А.Т.] выражает глобальный интерес, но все создается на основе корпорации: тот же Жирик, если его на культуру направить – будет цирк развиваться… [бедная культура! – А.Т.]».

И, как вывод – наблюдение некоего 40-летнего «мужчины с мощным голосом и волевым лицом»:
«…Навалом нового народа здесь, неофитов, которые во всё это инкорпорируются… которые просто хотят голосовать. Просто голосовать, не более того, не за ЛДПР, не за ПАРНАС, а просто – голосовать!..»

В-третьих, опрос показал, что у «болотных» промыты мозги – и они промыты в духе неолиберально-консервативного консенсуса:
«– Важно, чтобы была конкуренция…
– [Нужно] поднимать православие – в исконно православной стране…»

Особенно в этом смысле сильное впечатление производят учительница и инженеры-авиастроители. Учительницу сотрудники «Скепсиса» пытались вывести на разговор о проблемах образования, наивно думая, что найдут в ней союзника. Как бы не так:
«– Как решать проблемы коммерциализации образования, ЕГЭ, подушного финансирования?.. Школа деградирует…
– Школы очень разные [это форма вежливого несогласия и уклонения от дискуссии. – А.Т.]… Если у людей есть деньги платить за своего ребенка – пускай.
– Но образование-то коммерциализируется для всех…
– У каждого свои представления [вновь – вежливое уклонение. То есть: я вас, коммуняк проклятых, раскусила, я с вами спорить не буду, мне это неинтересно. – А.Т.]… Главное – учить детей, и учить хорошо [а это уже демагогия. Хорошо научить детей можно и закону божьему, и креационизму, и расизму, и фашизму. Так хорошо научить, что от зубов будет отскакивать! – А.Т.]».

Еще хлеще оказались инженеры-авиастроители. Они единственные сами подняли социально-экономические вопросы. Но как!
«– У нас система высшего образования дискредитирована, дипломы не принимают нигде. Вот я езжу за границу – везде нужно доказывать [ага, а других проблем с образованием у нас нет? – А.Т.]… С авиацией происходит полный бардак, сознательный развал происходит много лет, в этом году закрылся 400-й ремонтный авиазавод в Москве, до этого закрылся 401-й завод в Минводах – по одинаковой схеме: всё вывезли, распилили, отдали под [автомобильные. – А.Т.] стоянки. Ничего не осталось. У меня мать на 400-м заводе работала…
– Так, может, сопротивление организовывать, забастовки?
– Это нужно делать через власть, наши авиационные заводы уже не способны выполнить заказы, даже если они будут… Нужно … выводить заводы из госсектора… Нужно… чтобы государство брало на себя часть финансирования [уже приватизированных заводов. – А.Т.]…» (Продолжение следует)

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.