egor_23

Category:

Мракобесие 7

(Шесть) Поток современного «духовного возрождения» России все более зримо расщепляется на две противоположные струи.

 С одной стороны, растет число церковных приходов и монастырей. Ширится проникновение попов в школы, войсковые части, на космодромы и т.д. Укрепляются дружба и сотрудничество церковных и светских властей. В собственность церкви «возвращается» все больше недвижимости, даже изначально ей не принадлежавшей. Соответственно, растет материальное благосостояние церкви и ее иерархов, их «блеск и слава». С другой же стороны, растет возмущение простых верующих мирской суетой, которой предаются святые отцы. Их коробит выставляемая напоказ роскошь убранств и одеяний, автомобилей и резиденций. Особенно возмущает полное согласие иерархов с антинародной политикой властей. Все чаще возникают сомнения в искренности их веры и подлинности благочестия. Словом, как гневно проповедовал Иисус, «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь гробам повапленным, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты» (Мф. 23:27).
К ропоту церковного народа все чаще присоединяются клирики нижнего и среднего звена. Вспомним хотя бы ныне отлученного Чукотского епископа Диомида и его сторонников. А совсем недавно трое священников из Удмуртии публично обратились к патриарху Кириллу с призывом покаяться в склонности духовенства к роскоши, в позорной практике слепого соглашательства с властью и всевозможных заигрываний с толстосумами, экуменизме и т.п. А до тех пор, пока патриарх не покается перед Богом и народом, они прекращают его традиционное поминовение во время богослужений. Разумеется, все трое были немедленно уволены и объявлены слугами дьявола, им грозит отлучение от церкви. Однако репрессии репрессиями, но и церковному народу тоже надо что-то разъяснять. К разъяснениям «в лоб» прибег глава синодального отдела РПЦ по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин. «Когда люди жертвуют что-то на храм, – ничтоже сумняшеся заявил он, – на то, чтобы духовенство выглядело достойно в том числе и перед лицом всех сильных мира сего, которые меряют отношение к человеку деньгами, это естественное стремление человека показать, что самое главное – не рациональное расходование средств на те или иные преходящие нужды, которые никогда не будут полностью восполнены, а посвящение своих денежных средств, своих трудов на то, что принадлежит Богу, на те символы, которые напоминают нам, что главное – это не политика, не экономика, не обывательские нужды человека, не его материальные интересы, а присутствие Бога, Его тайны и духовная вертикаль в окружающем нас мире». А тех, кто упрекает духовенство в роскоши, протоиерей сравнил с Иудой, который говорил, что не надо тратить драгоценное миро на умащивание Иисуса, а нужно продать это миро и раздать деньги нищим.
Логика потрясающая: раз светские власти меряют свое отношение к людям деньгами, то и власти духовные должны вести себя точно так же. Всякий же, кто возмущен вызывающей роскошью, в которой купаются князья церкви, кто считает необходимым рационально расходовать пожертвования верующих (хотя бы на благотворительность), тот покушается на принадлежащее Богу, тот есть Иуда и обыватель. А обывателя нужно не только обличать, но и высмеивать. К такому приему и прибег другой протоиерей – проректор Московской духовной академии по научной работе и главный редактор портала «Богослов.Ру». Павел Великанов. Мы полностью перепечатываем его претендующую на сатиру и юмор «колонку редактора», предоставляя читателю самому судить о сатирических талантах автора. Ясно лишь, что он великолепно знает все водящиеся за клиром грехи, но решил довести позицию оппонентов до абсурда и сделать ее тем самым не заслуживающей никакого внимания. 

Но здесь он явно просчитался. Большинство читателей и комментаторов усмотрело абсурд именно в его позиции. Поэтому пару дней спустя проректор по научной работе опубликовал еще одну колонку. В ней он обиделся на отсутствие у читателей чувства юмора и перешел от сатиры к грубым окрикам: «Во всей возне вокруг высказываний о «роскоши священства», которую, как это ни странно, активно поддержал церковный люд, просвечивает одна характерная черта: глобальное непонимание священства. Под стремлением некоторых граждан установить запреты духовенству видится только одно – нежелание и неготовность слушаться».
…Карл Маркс называл религию «вздохом угнетенной твари». Нет, здесь мы слышим уже не вздох, а рык. И не угнетенной «твари», а власть имущей, готовой за свое барахло любого порвать. (Александр ФРОЛОВ Источник: sovross.ru)  
Массового недовольства поповской роскошью и хамством, я не наблюдаю. Как стояла очередь "светить" куличи, так и стоит. Надо лет 10-15 чтобы народ в очередной раз понял, что: "сколько ни молилась Фёкла - Бог не вставил стёкла." И никакой "духовности" от целования ручки пузатого попа не прибудет. 

Наткнулся сегодня на майское интервью известного московского педагога Евгения Ямбурга. Масштабность запудривания мозгов детям уже не удивляет, но всё равно слегка шокирует: «Я прихожу в еврейскую школу, директора которой знал вменяемым человеком. И вдруг в учительской читаю приказ, запрещающий в начальной школе изучение сказки "Три поросенка" в силу некошерности персонажей! Когда я ему сказал: ты сам себя загоняешь в культурное гетто, он ответил: ты не настоящий еврей. И с позором я оттуда ушел».
Потом судьба занесла меня в православную гимназию. Мало мне там тоже не показалось. Я попал на семинар православных физиков. Главная идея их семинара заключалась в том, чтобы каждый урок физики приводил к идее бытия божьего.
Не так давно мне привезли девочку из Белгорода. Там везде введены обязательные уроки православной культуры. Я разговариваю с ней: "Евгений Александрович, какое счастье, что мы православные. Вы не представляете, как я ненавижу католиков!" Чем они тебе насолили? Как же вы не понимаете? Они же молятся примадонне!" Я говорю: деточка, примадонна - это Алла Борисовна Пугачева. Они молятся мадонне, по-православному, Матери Божьей, это одна и та же женщина. "Да-а?". Кто-то уже отравил сознание этого ребенка ненавистью.
В этом смысле мне гораздо ближе мой "компьютерный" мальчик из 11-го класса, который вывел гениальную формулу: "Бог один, провайдеры разные!".
Для меня и иудаизм, и ислам, и христианство - это разные команды альпинистов, которые поднимаются с разных сторон на одну и ту же высоту. А если мы этого не хотим понять, если мы не будем этого признавать, то рано или поздно прольется кровь
». (Владимир Варфоломеев Источник: echo.msk.ru)

А разве церковь не отделена от государства, а школа от церкви? По Конституции - отделена от государства, Россия - светское государство. Только для удержания власти некоторые заигрались с церковью, вернув им собственность, разрешая преподавание истории религий в школе. Как писали СМИ, желающих изучать историю религий оказалось мало, - временно вроде чуть затихли с преподаванием в школе?. 

"Неверующий человек может стать зверем, а верующий – никогда". Это самая демагогически сильная фраза нашего Патриарха. Так-таки никогда? Может, все-таки бывают исключения? Нет! Его Святейшество нужно понимать буквально. Потому что он знает, что говорит, как говорит, кому говорит и когда говорит.
"Когда человек отказывается от Бога - ему все дозволено. Это не мои слова, это слова великого Достоевского. Эти расстрельные ямы являются величайшим "памятником" безбожию. Когда нам говорят, что неверующий человек может быть хорошим, мы соглашаемся с этим, мы говорим: "Да!" Но неверующий человек может стать зверем, а верующий - никогда!" - заявил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл 4 июня в карельском лесу, на месте расстрелов политзаключенных. По его словам, нынешние поколения несут ответственность перед теми, кто был замучен в этих местах.
Насилия под прикрытием библейских страниц и веры вообще, не только христианской, всегда хватало с избытком, и это известно священнослужителям более чем кому-либо. Не они ли призывали идти и освободить от "неверных" Иерусалим и Гроб Господень? Папа римский Урбан II – на что уж верующим человеком был, но провозгласил 1-й Крестовый поход в 1095 году. История умалчивает, сколько невинных душ погибло в результате этих походов с XI по XIII века. Но "так хотел Бог" (Deus lo vult)!
По логике нашего Патриарха, получается, что основанная в XIII веке испанская инквизиция – бич католических стран – это институт не изуверский. Ну конечно, это же Святая Инквизиция! Хоть и применяла жестокие пытки, поощряла и вознаграждала доносчиков, а папство присваивало себе имущество осужденных. Венец церковного суда – сожжение на костре. Только за 18 лет деятельности главного испанского инквизитора Торквемады в XV веке более 10 тысяч человек было сожжено заживо ad majorem gloriam Dei ("К вящей славе Господней"). Надо так понимать, это 10 тысяч неверующих зверей. Например, ученый Джордано Бруно. Раз сгорел, значит – зверь.
Впоследствии функции инквизиции частично перешли к Конгрегации священной канцелярии - одному из влиятельных органов папской курии, на которую в середине ХХ века была возложена функция борьбы с коммунизмом. То есть с теми "зверями", на которых намекал в своей речи наш Патриарх.
Инквизиция - это у католиков. Что же у их соседей протестантов? Оказывается, протестантизм породил такую «охоту на ведьм», с которой ни в какое сравнение не идут преследования католической инквизиции. При сравнительно небольшом ещё населении Европы, в ходе Реформации здесь были сожжены около миллиона «ведьм»! Об этом писал в книге "История Инквизиции в Средние века" американский историк-протестант Генри Чарльз Ли (1825-1909). Он выяснил, что сотни тысяч "ведьм" пошли на костер в век Научной революции. Их сжигали в США вплоть до XVIII века, причем судьями были профессора Гарвардского университета.
Генри Чарльз Ли писал: "Нет в европейской истории более ужасных страниц, чем сумасшествие «охоты на ведьм» в течение трех веков, с XV по XVIII. В течение целого столетия Испании угрожал взрыв этого заразного помешательства. Тот факт, что оно было остановлено и сокращено до относительно безобидных размеров, объясняется осторожностью и твердостью Инквизиции… Я хотел бы подчеркнуть контраст между тем ужасом, который царил в Германии, Франции и Англии, и сравнительной терпимостью Инквизиции".
Пусть историки и дальше разбираются, сколько миллионов человек было сожжено католическими и протестантскими верующими, нам важно, что они не являются «зверями», судя по уверению нашего Патриарха. Это, наверно, очень милые, заблудшие в дебрях христианской веры люди, которые тащили на костер кого ни попадя.
Получается, что в религиозных войнах в Европе во второй половине XVI века (между католиками и кальвинистами (гугенотами) никакого зверства не было? Подумаешь, что в ночь на 24 августа 1572 года только в Париже было вырезано более трех тысяч гугенотов! Следуя логике нашего Патриарха, сие не есть зверство. Тогда как это назвать?
И как вообще можно определить тогда суть религиозных войн – христианских или мусульманских, не важно. Неужели христолюбивое воинство с одной и другой стороны зверств на войне не совершает? Они, наверное, вместо щитов и мечей в руках держат Библию? И при встрече с противником зачитывают друг другу избранные места Священного писания? Стоит ли продолжать дальше описывать светлый «моральный облик» верующих людей? Людей, которые с крестом на груди, мечом в руках и Библией за пазухой – и все это на кораблях с мощными пушками - прошли полмира, покоряя и завоевывая континенты. Верующие люди (никак не звери, по уверению Патриарха) начали торговлю рабами, которых отлавливали по всей Африке. А перевозили их в Америку, где тех, кто умудрился выжить в нечеловеческих условиях невольничьих судов, продавали, как скотину, заставляли работать на плантациях, издевались и убивали. Это, наверное, богоугодное дело. 

Из индейцев сделать рабов не получилось. Ну и вырезали представители цивилизованных стран индейцев, нахапав попутно все их драгоценности и приватизировав "ничейные" земли. Теперь в Северной Америке индейцев практически нет! Исключение составляет мизерное количество населения в резервациях, где кроме кактусов ничего не растет. Мало кто вспоминает тот факт, что именно гордые пуритане с Туманного Альбиона, гимн которых гласит: "Боже, храни королеву, дай ей ратных побед", были первыми, кто начал создавать концлагеря для гражданского населения. Это произошло в англо-бурской войне (1899-1902 годы). Практику концлагерей чуть позже усовершенствуют богобоязненные немцы, создав десятки лагерей смерти.
И в нашем Отечестве не все обстояло гладко с «истинно верующими». Особенно с теми священнослужителями, которые бежали за границу после революции и Гражданской войны. Шпионаж, клевета, фабрикация фальшивок, распространение антисоветской литературы, проповедь с призывами к вооруженной борьбе против советской власти, религиозная подготовка вооруженных налетов и нападения на советских граждан - все эти средства пустили в ход церковные эмигранты в своей деятельности. Так, во время конфликта на Китайско-Восточной железной дороге в 1929 году церковники помогали китайским генералам и белогвардейцам во всех провокационных действиях против СССР, в закрытии советских учреждений, организации антисоветских налетов. Во всех харбинских церквах служили молебны о даровании победы белогвардейским бандам. Духовенство организовывало фашистские отряды "крестоносцев" - налетчиков и бандитов.

Наконец, следуя логике рассуждений Патриарха, получается, что фашисты, убив десятки миллионов наших граждан, не были зверями, потому что верили в Бога (некоторые, правда, верили в гений фюрера и прочие мерзости), церкви не закрывали (не то что у нас – советских атеистов), а на пряжке у немецких солдат была написана фраза "Gott mit uns" («С нами Бог»).
Не забудем и тех священников и иерархов церкви, которые поддержали гитлеровцев из ложной надежды на то, что с немецкой помощью удастся восстановить дореволюционную Россию – "великую и неделимую". Но в итоге "советские звери" победили "немецко-фашистских верующих". Только так Патриарх может случайно договориться и до оправдания вторжения гитлеровских орд на нашу Родину. Возьмем военную политику США. Американцы со словами "In God We Trust" («Мы верим в Бога») сбросили ядерные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, бомбили Корею, выжигали напалмом Вьетнам, там же использовали бактериологическое оружие, в Ираке и Югославии применяли снаряды с обедненным ураном, да и вообще не особенно стеснялись, применяя военную силу против суверенных государств. Атеистов в США– 4%. Они что – все служат в армии?
Если предстоятель РПЦ считает, что "расстрельные ямы" – это "памятник безбожию", то какие же "памятники Богу", помимо храмов, икон и статуй, оставили после себя люди верующие или считающие себя таковыми? Это горы пепла сожженных "еретиков" и "ведьм", это океаны погибших рабов, это фашистские лагеря смерти, это Хиросима и Нагасаки. История всего нашего мира свидетельствует именно о зверствах человека верующего и о зверствах под религиозным прикрытием. По сравнению с этим зверства безбожников – детские шалости.
Патриарх требует от нас покаяния, говоря, что мы несем ответственность за тех, кто "замучен" в тех лесах. Он не утрудился перечислить все категории людей, которые там захоронены. А ведь помимо невинно осужденных граждан, коих было меньшинство, там лежат истинные враги советской власти – бандиты-рецидивисты, бывшие белогвардейские офицеры, вредители разных мастей, да и священники, попавшиеся на антисоветской агитации. Но наш Патриарх смешал всех в одну кучу, как, наверное, они и лежат в могиле.  Если бы он говорил о проблеме власти, государства, религии, веры и народа вообще, то есть как Патриарх, как самый верующий и познавший истину человек! Тогда можно было бы понять его риторику. Но, к сожалению, он говорил и говорит как политик. Политик, который постоянно берет для оценки один и тот же исторический период. Да еще выхватывает, как заправский фокусник из рукава, фразу из Достоевского: "Когда человек отказывается от Бога - ему все дозволено".
Но в "Братьях Карамазовых" Достоевский "расщепил" душу человека, представив каждую ее часть в виде отдельного участника сложного конфликта. Говорят, что именно в совокупности всех членов семьи Карамазовых Достоевский представил душу русского человека. Удивительно, что Патриарх про "слезинку ребенка" даже не обмолвился.
Вопросы веры и морали – вечны. Как писал в книге "Восстание масс" испанский философ и социолог Хосе Ортега-и-Гассет, "массовый человек попросту лишен морали, поскольку суть ее - всегда в подчинении чему-то, в сознании служения и долга. Но слово "попросту", пожалуй, не годится. Все гораздо сложнее. Попросту взять и избавиться от морали невозможно. То, что грамматически обозначено как чистое отсутствие, - безнравственность - не существует в природе. Если вы не расположены подчиняться нравственным устоям, будьте любезны подчиниться иной необходимости и жить наперекор им, а это уже не безнравственность, но противонравственность. Не просто отрицание, но антимораль, негатив, полый оттиск морали, сохранивший ее форму". 

По признанию авторитетных специалистов, коммунистическое учение того времени в России было в огромной степени верой, особой религией, во имя которой большевики и повели борьбу с "неправильной" верой. Как писал политолог Сергей Кара-Мурза в труде "Советская Цивилизация", наиболее распространенным вариантом государства традиционного общества является государство идеократическое. В нем источником благодати является набор идеалов, признаваемых за общепринятые и не подвергаемые проверке через диалог или выборы. Иногда хранителем таких идеалов выступает Церковь, иногда нет. Так, царская Россия не была теократическим государством, но роль Православной церкви в легитимации власти была очень велика. Кризис официальной Церкви, религиозные искания в русском обществе в конце XIX - начале ХХ века были важным фактором подрыва легитимности царской власти.
Советская власть была типично идеократическим государством традиционного общества. Но набор идеалов, в котором заключалась благодать, придающая власти легитимность, выражался на языке "мечты пролетариата" о правде и справедливости. Авторитет Советского государства опирался на небольшое число священных идей. Со временем сакральная компонента ослабевала, перейдя из мессианской веры в мировую революцию в "культ Сталина", связанный с идеей укрепления своей страны, а после завершения восстановительного периода (середина 50-х годов) Советское государство исключительно быстро становилось все более открытым, все менее идеократическим. Однако его тип оставался прежним".
Может, не следует безапелляционно отождествлять "безбожие" со "зверством" и приписывать верующим одни благодетели?
Кстати, что там еще пишет Достоевский в легенде о Великом Инквизиторе? А Великий Инквизитор говорит следующее: "К чему же теперь пришел нам мешать? И что ты молча и проникновенно глядишь на меня кроткими глазами своими? Рассердись, я не хочу любви твоей, потому что сам не люблю тебя".
"Мы не с тобой, а с ним, вот наша тайна! Мы давно уже не с тобою, а с ним, уже восемь веков".
"Но стадо вновь соберется и вновь покорится, и уже раз навсегда. Тогда мы дадим им тихое, смиренное счастье, счастье слабосильных существ, какими они и созданы", - говорит церковный иерарх.
В предисловии к книге-антиутопии Олдоса Хаксли "О дивный новый мир" автор высказывает мысль, что новый тоталитаризм вовсе не обязан походить на старый. В тоталитарном государстве, по-настоящему эффективном, всемогущая когорта политических боссов и подчиненная им армия администраторов будут править населением, состоящим из рабов, которых не надобно принуждать, ибо они любят свое рабство. В том обществе "половину вашей нравственности вы можете носить с собою во флакончике". (Александр Теляшев)

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.