egor_23

Categories:

Юрий Белов "Коммунисты и русское православие"

(Мрак) История отношений коммунистов и верующих в России есть история единства их судьбы, что и не могло быть иначе. 

Крестьянство, составлявшее громадное большинство русского народа, в начале ХХ века сплошь было православным. Крестьянская православная Россия доверила свою судьбу коммунистам в октябре 1917 года. С тех пор и до августа 1991 года историческая судьба коммунистов и верующих была единой - социалистической. Русское православие оказалось заложником социального и духовного порабощения столь недавно великой державы.
До начала окаянной горбачевской перестройки и даже в ее годы Русская православная церковь стояла на позиции "коммунистического христианства", настраивала верующих на искреннюю поддержку внутренней и внешней политики общенародного Советского государства. Путь Церкви к этой позиции, о чем еще скажем, был нелегким: от непризнания Советской власти и выступления против нее до полной ее поддержки. Церкви пришлось считаться с интересами православных, для которых Советская власть была их властью, а социализм - выражением их чаяний социальной справедливости.  В 20-е годы ХХ века возникло движение за обновленческую церковь, идеологи ее отстаивали принципы "христианского коммунизма" и утверждали, что "христианство есть религия благодатного труда для устроения жизни человека на земле". К сожалению, в советское время об обновленцах ничего не говорилось. Ничего не говорится и сейчас, и понятно почему: обновленцы осудили капитализм как "смертный грех" и признали социальное неравенство "недопустимым для христианина". "Церковь должна быть не только лояльной к Советской власти, но и открыто признать, что эта власть мирскими методами проводит Христовы идеалы социального равенства в жизнь". Потому сегодня иерархи Русской православной церкви (РПЦ) ни слова не скажут об обновленцах 20-х годов минувшего века.
В 1959 году в "Журнале Московской патриархии" можно было прочесть: "Не только в вопросе войны и мира, но и в деле построения наиболее справедливого общества наши верующие, наша Церковь не имеют мнения другого, чем наши секулярные сограждане - марксисты, которые руководят обществом. Мы не расходимся с ними в понимании основных задач человечества в этой жизни". В 1961 году в принятой ХХII съездом КПСС Программе партии значился Моральный кодекс строителя коммунизма, вмещающий в себя переведенные на партийный язык основные заповеди христианской морали... Позади остались драмы и трагедии Гражданской войны, ее реальное завершение в конце 30-х годов ХХ века. В годы Великой Отечественной войны русское православие сыграло свою видную роль в укреплении у верующих советских людей духа победы над врагом. Несомненен вклад русского православия в Великую Победу и послевоенное возрождение страны.
У Патриарха Московского и всея Руси Пимена имелись все основания утверждать в 1980 году: "Являясь гражданами и патриотами нашей великой социалистической Родины, мы всеми доступными нам средствами поддерживаем ее миролюбивую внутреннюю и внешнюю политику, которая отвечает чаяниям народов мира".

Ничто не предвещало разлада Русской православной церкви с Советским государством. Гражданская война осталась в исторической памяти. Ее раны зарубцевались. Вдохновителям варварской перестройки из "пятой колонны" ничего не оставалось, как разбередить их для достижения своей цели - раскола советского народа. Они сделали это с циничным расчетом нанести удар по самому дорогому, что было в исторической памяти советского человека, - по его благодарному отношению к Ленину. Это отношение, рожденное прежде всего в сознании русского крестьянина (с Лениным он связывал решение вековечного вопроса о земле), передавалось из поколения в поколение. Чрезвычайное почитание пролетарского вождя в народе западные советологи называли комплексом Ленина. Долгие годы они ломали головы над тем, как его разрушить. В перестройку это попытались сделать силами "пятой колонны". Было предано гласности неизвестное дотоле письмо Ленина секретарю ЦК РКП(б) Молотову от 19 марта 1922 года.
23 февраля 1922 года для преодоления народного бедствия - голода в Поволжье из-за страшной засухи, иными словами, для спасения жизни миллионов людей - Советское правительство приняло декрет "Об изъятии церковных ценностей для борьбы с голодом". Патриарх Тихон призвал противодействовать исполнению данного декрета, что привело к вооруженным антисоветским выступлениям части духовенства и верующих. В упомянутом письме Молотову Ленин высказался за принятие самых суровых мер по отношению к открытым врагам Советской власти, прикрывающим рясой и именем Христа свой отказ от помощи голодающим: "Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать".
Жестокие слова... Они объяснимы и оправданы жестокостью борьбы с Советской властью реакционного духовенства (о нем ведь речь у Ленина, никак не обо всем духовенстве и большинстве православных, не жалевших своей жизни для победы народной власти). Сказать об этом в теле- и радиоэфире, в печати в перестроечную пору было невозможно. Какой скулеж о кровавом большевизме исходил тогда из средств массовой информации, заполоненных интеллектуальной плесенью - коротичами, карякиными, клямкиными и прочими. Вой был поднят именно теми, кто еще недавно пел осанну Ленину, прилюдно превращая его в икону, а заглазно глумился над Советской властью и в кухонных пьяненьких откровениях ерничал над коммунистами. Им было до Иисуса Христа и до русского православия как до оледенения Европы - наплевать, да и только. "Большевики - губители Святой Руси!", "Какое святотатство!"Ленин  отлично знал, что собой представляет реакционное духовенство и какую опасность несет для трудового народа. Оно отражало и защищало интересы помещиков и буржуазии и боролось за возвращение их власти, нередко с оружием в руках, в рядах белогвардейцев. Многочисленные кадры военного духовенства служили в Белой армии: у Колчака их было несколько тысяч, у Деникина - более тысячи, у Врангеля - более пятисот. Монастыри служили опорной базой белых, в них хранились запасы оружия, боеприпасов и находили убежище контрреволюционеры. Это засвидетельствовано С.Есениным в стихотворении "Русь бесприютная". "И говорят, забыв о днях опасных: "Уж как мы их... Не в пух, а прямо в пах... Пятнадцать штук я сам зарезал красных, Да столько ж каждый, всякий наш монах". ...В 1918 году комиссар продотряда Макаров был растерзан монахами одного из монастырей за то, что требовал поделиться запасами хлеба с голодающими. (Выборы)

В ленинский период Контрреволюция не могла обойтись без религии. Она нужна была ей для оправдания своих злодеяний, для "освящения" классовой ненависти бывших господ именем Бога, для удержания в духовном рабстве тех же крестьян (бедняков и середняков), насильно рекрутируемых в Белую армию. Не только православные священники из числа ярых антикоммунистов, но и служители других конфессий оказались в стане контрреволюции. В деникинской армии наряду с полковыми попами несли свою службу муллы, во врангелевской - капелланы (католики). В армии Колчака действовали старообрядческие "дружины святого креста" и мусульманские "отряды зеленого знамени пророка". В Гражданскую войну трудящийся православный мир сделал свой выбор - пошел воевать за Советскую власть. Были и священнослужители, оставшиеся с народом, те, что во все времена делили с ним все тяготы и лишения. Это о них легендарный генерал Брусилов, православный по вере, принявший народную власть и пошедший на службу в Красную армию, писал, вспоминая о кровавых сражениях Первой мировой войны: "...В тех жутких контратаках среди солдатских гимнастерок мелькали черные фигуры - полковые батюшки, подоткнув рясы, в грубых сапогах шли с воинами, ободряя робких простым евангельским словом и поведением... Они навсегда остались там, на полях Галиции, не разлучившись с паствой". Не все служители русского православия в годы Гражданской войны разделяли враждебное отношение к Советской власти патриарха Тихона и его окружения. Случилось и имевшее большой резонанс в православном мире ослушание патриаршей воли. Произошло это не где-нибудь, а в Петрограде в 1922 году. Настоятель церкви Захария и Елизаветы отец Александр Введенский во время вечерней службы в присутствии прихожан передал в фонд помощи голодающим всю серебряную и золотую утварь своего храма. При этом он снял с шеи массивный золотой крест и положил его поверх передаваемых государству драгоценностей. Патриарх Тихон лишил отца Александра священства. Однако настоятель не сложил с себя сана, а пошел на раскол: основал свою особую церковь (обновленческую) и назвал ее Живой, став ее митрополитом.

Гражданская война - война классовая. Но это еще и война братоубийственная, с невинными жертвами, в том числе и среди духовенства. То была война с разрушением древних памятников культуры - церквей, соборов, храмов. Было ли это следствием воинствующего атеизма ретивых ультра-революционеров из "левых" коммунистов? Да, но лишь отчасти. Главной причиной разрушений явился многовековой социальный гнев эксплуатируемых, униженных и оскорбленных. Гнев этот обрушился и на Церковь, потому как она накрепко была связана с ненавистным народу царским режимом - режимом буржуазно-помещичьей власти. Русская православная церковь расплачивалась за верную службу прогнившему самодержавию.
После Октябрьской революции резко изменилось прежде всего социально-экономическое и политическое положение Русской православной церкви. Она перестала быть крупным собственником и влиятельной государственной структурой. 23 января 1918 года Совнарком РСФСР принял подписанный Лениным декрет "Об отделении церкви от государства и школы от церкви". Церковь лишилась крупной земельной собственности (владела почти шестью миллионами десятин земли) и действующих на частнокапиталистической основе промышленных и торговых предприятий (84 завода, 1112 доходных домов, 704 гостиницы и пр.). РПЦ утратила главный источник своего богатства - принудительно взимаемую со всех православных церковную десятину и постоянные государственные субсидии. Ей предстояло жить теперь на добровольные пожертвования верующих ("доброхотные даяния").  В октябре 1918 года Поместный собор РПЦ в своем обращении к духовенству и верующим назвал Октябрьскую революцию "нашествием антихриста". Здесь заметим, что нынешние иерархи РПЦ воспроизводят эту пережиточную характеристику Великого Октября. И делают они это тем более рьяно, чем более активно олигархически-криминальное государство возвращает Церкви изъятые Октябрем монастырские земли, причем в размерах, которые вряд ли могут быть освоены весьма скромными силами монахов. 

 Церковь перестала быть государственной.  Священный синод Временное правительство признал, отрекшись (!) от "помазанника Божьего" - царя Николая II. Теперь Церковь пожинала плоды "деяний" временщиков.  В 1918 году в условиях разрухи, начавшейся Гражданской войны Ленин подписал постановление Совнаркома о создании Всероссийской реставрационной комиссии. Ей в ряду прочего вменялось в обязанность обеспечить сохранность религиозных сооружений, имеющих культурно-историческую ценность. В 1918 - 1921 годах Ленин часто обращался к наркому юстиции Курскому по вопросам правозащиты церковной деятельности.

Ноябрь 1918 года - поручение провести немедленное и строжайшее следствие по делу об оскорблении бывшего митрополита Московского Макария во время богослужения в Николо-Угрешском монастыре;
Февраль 1919 года - просьба спешно разрешить делегации патриарха Московского и всея Руси выехать к константинопольскому патриарху для обсуждения общецерковных вопросов;
Февраль 1919 года - просьба назначить расследование и принять меры для отмены постановления Костромского реввоенсовета о необоснованном закрытии монастыря;
Май 1919 года - требование провести строжайшее расследование по фактам, изложенным в жалобе казанской общины евангельских христиан на их притеснения местной Советской властью;
Январь 1921 года - просьба рассмотреть обращение прихожан церкви при Военно-медицинской академии (суть обращения - отменить решение о превращении церкви в клуб).

 "Об отношении рабочей партии к религии". В ней Ленин без долгих предисловий заявляет: "Мы должны бороться с религией. Это азбука всего материализма и, следовательно, марксизма. Но марксизм не есть материализм, остановившийся на азбуке. Марксизм идет дальше. Он говорит: надо уметь бороться с религией, а для этого надо материалистически объяснить источник веры и религии у масс. Борьбу с религией нельзя ограничивать абстрактно-идеологической проповедью, нельзя сводить к такой проповеди; эту борьбу надо поставить в связь с конкретной практикой классового движения, направленного к устранению социальных корней религии". Последнее, по Ленину, означает устранение "господства капитала во всех его формах" - экономической, политической, идеологической, культурной и нравственной. Уметь бороться с религией, по Ленину, значит не перескакивать из царства необходимости в царство свободы - не требовать от каждого атеистического воззрения при переходе к социализму. Вслед за Марксом и Энгельсом Ленин решительно осуждает якобы революционную идею о запрещении религии в социалистическом обществе. Ленин требовал от партии коммунистов умения "терпеливо работать над делом организации и просвещения пролетариата, делом, ведущим к отмиранию религии, а не бросаться в авантюры политической войны с религией". Он следовал тому постулату Маркса, что только в преобразующей деятельности люди меняют земной мир и самих себя. Иными словами, освобождая земную жизнь от господства капитала, они освобождаются от веры в жизнь на небесах. Главное условие для этого - гарантия свободы совести. В августе 1921 года ЦК РКП(б) по инициативе Ленина принимает постановление, в котором говорится: "...По вопросу об антирелигиозной агитации дать директиву всем партийным организациям и всем органам печати не выпячивать этого вопроса на первое место... ...Тщательно избегать всего, что давало бы повод какой-нибудь отдельной национальности думать, а нашим врагам говорить, что мы преследуем людей за их веру". 

 В 80-е годы минувшего века истых верующих в СССР было не более 10%. С реставрацией капитализма в России произошла реставрация религиозных взглядов в массовом сознании, что и понятно: реставрировались социальные основы религии. Ленинская зарисовка: "Страх создал богов". Страх перед слепой силой капитала, которая слепа, ибо не может быть предусмотрена массами народа, которая на каждом шагу жизни пролетария и мелкого хозяйчика грозит принести ему и приносит "внезапное", "неожиданное", "случайное" разорение, гибель, превращение в нищего, в паупера, в проститутку, голодную смерть, - вот тот корень современной религии..."
Столь же, увы, актуальна и опасность для русского человека в олигархически-чиновничьей России потерять свою связь с русским миром, потому как его, человека, методично уничтожают - уродуют его родной язык, взрывают его общинно-коллективистский образ жизни, превращают святые ценности его морали в товар: честь, совесть, долг - все на продажу. Великую русскую культуру бросают на панель, где торжествующе-бесстыдно исполняет свой ритуальный танец победительницы "массовая культура".  Русский человек обращается к Церкви как к последнему духовному очагу. Этим можно объяснить приход к вере в Бога многих, кто считает себя русским. Большинство находит в ней утешение, но все ли находят удовлетворение главной своей потребности - в социальной справедливости? Храмов и монастырей, монастырских земель все больше и больше, но больше ли социальной справедливости в современной России? Вопрос, от которого никому никуда не уйти - ни атеистам, ни верующим. 

 Но вернемся к первым годам Советской власти. Почему все же громадное большинство православных пошло за большевиками, за Лениным, поверило Советскому государству? И это при том, что официальная Церковь в лице патриарха Тихона открыто заняла антисоветскую позицию, а от стихийного насилия пострадали храмы, монастыри, священнослужители? Чтобы дать более полный ответ на поставленный вопрос, надо вспомнить, что существовало и существует русское народное православие....
Народное православие, считая землю даром Божьим, выше всего чтило труд пахаря, возводило в добродетель воздержание от материальных излишеств, самоограничение в удовлетворении мирских потребностей, нестяжательство. Обычные крестьяне, добывающие хлеб насущный в поте лица своего, обходившиеся минимумом житейских удобств, ушедшие от мирской суеты и посвятившие свою жизнь очищению и совершенствованию своей души, почитались в Древней Руси как святые праведники. Они имели куда больший нравственный авторитет в крестьянском мире, нежели священнослужители. Не случайно великий князь Дмитрий перед Куликовской битвой, когда впервые в русской истории возникла нужда в народном, крестьянском ополчении, обращается с просьбой помочь собрать это ополчение не к митрополиту Московскому, а к Сергию Радонежскому - святому старцу-праведнику. Почему? Да потому, что Сергий - главный авторитет в русском крестьянстве: он делал всю крестьянскую работу и жил праведно. Как только на смену старцам-праведникам пришли самозваные "святые" типа Григория Распутина, не знающие честного труда, авторитет Церкви страшно пал. Случилось это, когда капитал с его рынком (все на продажу!) надвинулся на Россию.
В сталинскую эпоху Русское народное православие, выработавшее и хранившее в себе трудовую мораль, этические нормы поведения в быту, в семье, общине, в жизни, проникшее в недра народного сознания, оказало сильнейшее влияние на формирование того, что Сталин называл своеобразием психического склада, национальной культурой и национальным характером. Именно по национальной культуре и национальному характеру русского человека бил вульгарный атеизм ультралевых. Он был воинствующим и нанес немалый ущерб нравственному здоровью советского общества в довольно длительный период борьбы за власть в правящей РКП(б) - ВКП(б) между сталинским большинством и троцкистско-зиновьевско-бухаринским меньшинством. В данный период, с 1924 по 1934 год, антисталинская оппозиция (левые и правые уклонисты), представители которой занимали ключевые посты в системе политпросвета, образования и просвещения, в органах госбезопасности и правопорядка, сумела существенно поколебать традиционные нравственные устои народной жизни, целенаправленно размывая ее русские начала.
В школе да и во всем обществе пропагандировалась любовь только к рабочему классу и партии, но никак не к Родине и народу. Отрицалась вся история России, с древнейших времен и до Октябрьской революции 1917 года.  Разгул русофобии, прикрываемой революционным фразерством, - особая тема, требующая особого рассмотрения.
С середины 30-х годов кардинально меняется оценка прошлого нашего Отечества. Началом тому послужило принятое в 1934 году постановление Совнаркома и ЦК ВКП(б) "О преподавании гражданской истории в школах СССР". Оно восстановило историческую науку. Из ссылки и тюремного заключения возвращены видные русские историки, осужденные за "монархизм" и "шовинизм". Уже в конце 1930 года Сталин решительно выступил против оскорбления в "пролетарской литературе" (Демьян Бедный, др.) русского национального характера и беспощадно бичевал бытовавшее у архилевых авторов суждение о том, что "Россия в прошлом представляла сосуд мерзости и запустения". Сталин руководствовался марксистской идеей отмирания религии, что могло произойти и происходило в Советской России в процессе изменения сознания людей с изменением ими социального бытия на социалистический лад. Это требовало времени, и немалого. Патриотизм уже становился советским, но был освящен православной верой у людей старшего поколения. Не случайно Великая Отечественная война с первых дней своих получила в народе название священной.
Церковь была отделена от государства, и религия являлась частным делом по отношению к государству. Но оставались ли они нейтральны, безобидны в отношении к строительству социализма? Религиозные предрассудки, а они проповедовались как церковные каноны - об изначальной греховности человека, о предопределенности его судьбы волею Божьей, о служении только Богу и ответственности только перед ним, о Божьей каре за грехи и т.п., - препятствовали формированию в каждом личности борца. А именно такой личности требовало социалистическое преображение жизни - личности борца-коллективиста.
Церковь же настраивала на "уединенную честность" (Чернышевский), но никак не на борьбу с несовершенством жизни.  В 1927 году в беседе с американской рабочей делегацией Сталин говорил об этом прямо: "Партия не может быть нейтральной в отношении носителей религиозных предрассудков, в отношении реакционного духовенства, отравляющего сознание трудящихся масс... Антирелигиозная пропаганда является тем средством, которое должно довести до конца дело ликвидации реакционного духовенства".
...В 1923 году патриарх Тихон заявил о своем отказе от антисоветской деятельности. Впоследствии он приложил немалые усилия к тому, чтобы нормализовать отношения Русской православной церкви и Советского государства. Но его окружение тому не способствовало. Однако жизнь шла вперед, и время требовало новой генерации высшего духовенства, свободного от антисоветизма. Ей непросто было появиться: из 61 архиерея, бывших на службе у РПЦ к концу войны, 17 в канун ее отбывали заключение безвинно..

В годы перестроечного раскола советского общества высшие иерархи РПЦ занимали поначалу позицию нейтралитета: не было заявлений ни "за", ни "против" с их стороны относительно устремления "демократов" к реанимации психологии и идеологии времен Гражданской войны. Лишь один митрополит Ленинградский и Ладожский Иоанн увидел в перестройке русофобию, стремление Запада навязать России свои "общечеловеческие" ценности. В пору разгула ельцинизма, продолжающегося и в наши дни, церковные иерархи во главе с патриархом Алексием II, при всей сдержанности его публичных выступлений, приняли сторону новой власти. Чем это обернется, да уже оборачивается для Церкви? Не тем ли расколом православного мира, что случился в начале ХХ века?  "Церкви, - говорит русская писательница Вера Галактионова, - сейчас все труднее удерживать религиозное благодушие среди христиан. Прихожане, уже поделенные на вип-православных и православное отребье, при таком социальном расслоении начнут вот-вот отпадать от веры. Раскол на чудовищно богатых и чудовищно бедствующих нельзя замаскировать. И он имеет одну тенденцию - к еще большему расслоению. А это - почва для нарастания взаимной вражды среди людей. Обойдется ли страна без стихийной революции?" ("Литературная газета", № 26, 2011 г.) Проблема социального раскола в российском обществе - кричащая. Внятного отношения к ней высшее священство РПЦ до сих пор не высказало.

Известный русский мыслитель, человек православный, глубоко верующий В.В. Кожинов в 2000 году, когда в ходу оказалась утопическая идея возвращения России к бытию и сознанию более чем восьмидесятилетней давности, писал: "Конечно, за более чем тысячелетнюю историю нашей церкви те или иные ее деятели неоднократно "вмешивались" в "мирские" дела, но это были проявления именно их воли, но не воли церкви как таковой". 

Антисоветизмом прикрывается социальный раскол, без преодоления которого не спасти русский народ. А без русского народа не будет ни русского православия, ни России. Именно угроза гибели великого народа реальна сегодня. 

Лето 1918 года. Разгар Гражданской войны. В этот напряженный до предела момент публикуется специальное постановление Советского правительства за подписью его Председателя В.И. Ульянова-Ленина о памятниках великим деятелям революционного движения, философии, науки, культуры. Список начинается с Андрея Рублева.
...1947 год. Земля от войны не остыла. В Спасо-Андрониковом монастыре открыт Центральный музей древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева.
С Крещением Руси, принятием христианства началось развитие письменного литературного русского языка, создание при монастырях книгописных мастерских. Через книгу русское слово осваивало новые территории. Не только оружием, но и русской книгой завоевана Сибирь. Вся классическая русская литература ХIХ века зиждется на этических нормах русского православия - исповедальности, совестливости, сострадании к ближнему, доброте и душевной щедрости... От русского православия вошли в нашу жизнь слова высокого нравственного смысла - "душа", "духовность".


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.