egor_23

Categories:

Про мораль (5)

(4,3,2,1.) 14 февраля 1918 года 1 февраля по старому стилю — Россия перешла на Григорианский календарь («новый стиль»). После 31 января наступило сразу 14 февраля. Продолжительность 1918 года составила 352 дня.

Декрет о переходе всех земель в собственность государства и о переходе "от единоличных форм землепользования к товарищеским".
14 февраля 1950 года Подписание договора о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и Китайской Народной Республикой.
14 февраля 1956 года О преодолении культа личности и коварном приеме - противопоставление Сталину Ленина.
14-25 февраля 1956 г. состоялся XX съезд КПСС, на котором присутствовало 1349 делегатов с решающим голосом и 81 с совещательным. На закрытом заседании 25 февраля съезд заслушал доклад Н. С. Хрущева “О культе личности и его последствиях” и принял постановление по этому вопросу. В постановлении ЦК КПСС от 30 июня 1956 г . «О преодолении культа личности и его последствий»
Анализ доклада Хрущева на XX съезде партии убеждает, что в нем представлена искаженная картина деятельности партии и Сталина, не вскрыты условия, в которых она проходила, их влияние на принимавшиеся решения. Культ Сталина возник не на пустом месте, не был случайным явлением, капризом истории. Он был теснейшим образом связан с борьбой народа во главе со Сталиным за социализм, за укрепление могущества Советской страны. Авторитет, одаренность лидера, доверие к нему народа, особенно в тяжелые для страны времена, имеют большое значение.
Одномерный подход к сложным общественным явлениям неизбежно ведет к искажению истины. Хотел того Хрущев или нет, доклад обернулся дискредитацией партии, социализма, марксистско- ленинского учения. Он породил глубокий моральный кризис в обществе и партии. В докладе Хрущев использовал коварный прием - противопоставление Сталину Ленина. На последующих этапах борьбы контрреволюции с социализмом это вылилось в бесстыдное поношение и Сталина, и Ленина. Пример тому - "творчество" генерала-ученого Волкогонова. Хотел бы привести оценку Петра Первого известным историком Николаем Ивановичем Костомаровым: "При всем этом Петр, как исторический государственный деятель, сохранил для нас в своей личности такую высоконравственную черту, которая невольно привлекает к нему сердце: эта черта - преданность той идее, которой он всецело посвятил свою душу в течение своей жизни. Он любил Россию, любил русский народ, любил его не в смысле массы современных и подвластных ему русских людей, а в смысле того идеала, до какого желал довести этот народ; и вот эта-то любовь составляет в нем то высокое качество, которое побуждает нас, помимо нашей собственной воли, любить его личность, оставляя в стороне и его кровавые расправы, и весь его деморализующий деспотизм, отразившийся зловредным влиянием и на потомстве. За любовь Петра к идеалу русского народа русский человек будет любить Петра до тех пор, пока сам не утратит для себя народного идеала, и ради этой любви простит ему все, что тяжелым бременем легло на его памяти".

Отрицание родного и слепое копирование чужого для россиян стало нормой
Проблема эта беспокоила еще Федора Михайловича Достоевского, который писал: «Стать русским - значит перестать презирать народ свой... Став самими собой, мы получим, наконец, облик человеческий, а не обезьяний». Прислушались к писателю? Напротив, подражание всему западному в наши демократические будни приобрело массовый характер. Мне возразят: мол, в подражании ничего плохого нет. Так ли это?
Во-первых, подражание - это явный признак детства, в том числе и детства нации. Прилично ли русским, имеющим тысячелетнюю культуру и традиции, копировать «ухватки и прыжки» тех же США?
Во-вторых, существует закон «культурной трансплантации», о котором писал академик Дмитрий Сергеевич Лихачев. Как выяснилось, при переносе чего-либо из одной цивилизации в другую заимствованное явление или принцип чаще всего меняет знак. Возьмем, к примеру, тот же пресловутый ЕГЭ. Может, для американцев он и во благо, но додуматься втискивать русскую душу в ЕГЭ могли только наши недруги.
И в-третьих, за кордоном заимствуется по большей части самое худшее. А попав на нашу почву, часто становится просто омерзительным. В прежние века мы заимствовали у Запада главным образом идеи. Не модный ныне В.И. Ленин говорил: «Бедная Россия! Видимо, она обречена носить шляпки, выброшенные Европой!»
Сегодня мы копируем не только идеи, а буквально все: банковскую систему, организацию производства, менеджмент, систему офисной работы, многопартийность, ювенальную юстицию, систему образования, практику «толерантности», форму и содержание телепрограмм, одежду, музыку, манеры поведения, мультики, комиксы, игрушки... За примерами ходить далеко не стоит. Достаточно ступить на городской тротуар, в том же Ставрополе, и оглядеться по сторонам. Спрашивается, в русском ли городе живем? Иностранец, попав сюда, легко найдет интересующие его объекты. Но что здесь делать русскому, который не знает английского?
Хорошо бы посчитать, сколько у нас ныне рекламы: а) на русском языке, б) на смеси русского с не русским, в) на иностранных языках. Похоже, русское начало в рекламе и прочей наглядности скоро станет таким же неприметным, каким при Советах было иностранное.
С речью обстоит не лучше. Слушаешь - и уши вянут: тренд, бренд, тракинг, венчур, фьючерс, экшен, мейнстрим, аттрактор, диверсификация, рафтинг...
Конечно, во всем этом можно увидеть простой выпендреж, баловство. А можно увидеть и иное - презрение к родному языку, издевательство над ним.
Помнится, в начале 80-х, оказавшись в Харькове, я был немало удивлен тому, что все вывески в городе выполнены на двух языках: крупно - по-русски, мельче - по-украински. Тогда это было забавно. Сегодня, всматриваясь в иностранные вывески на улицах Ставрополя, не до улыбок.
А потому есть просьба к властям: сделайте так, чтобы в нашем крае не было ни одной вывески, не понятной русскому человеку! В конце концов, на этот счет есть даже региональный закон, запрещающий использование иностранных словечек на фасадах зданий.
Другая «обезьянья» проблема: нас лишили отчеств, а мы и не заметили! Ни одного возмущения по этому поводу я лично не встречал. Разве что сам уже писал. Да, американцам это несвойственно - величать друг друга по отчеству. А у нас иная культура: мы величаем по батюшке. Интересно бы знать, есть ли на этот счет хоть какой-то документ или хотя бы чье-то устное распоряжение, рекомендующее тем же СМИ реже использовать отчество человека? Едва ли.
Но точно знаю, что есть русская национальная традиция обращения к старшим, уважаемым и заслуженным людям, к начальникам разных уровней по имени и отчеству. Кто отменил эту традицию и заменил ее американской? На плаху бы его - нравственную!
Вспоминаю далекий 1964 год. Мы, деревенские ребята, перешли учиться в 9 класс в станицу Мечётинскую, что в Ростовской области. И были просто поражены не столько цивилизацией (станица против деревушки, конечно, цивилизация), сколько обращением к нам учителей: «вы», «товарищи» и по имени-отчеству. Не все, конечно, придерживались этого правила, но вот математик Валентина Ивановна Наполова с нами общалась именно так. Я давно забыл математику, но никогда не забуду эту мудрую учительницу. Ее обращение к нам, подросткам, по имени-отчеству изменило наше отношение к учебе, друг к другу, к родителям, да просто к незнакомым. Мы как-то сразу повзрослели и поумнели.
Итак, в 14 лет мы получили отчество, а в 44 года нас его лишили. Почему? Ведь если даже президент России просто Дмитрий, то, спрашивается, какой из меня Николай Федосеевич? Кто-то возразит, что я, мол, поднимаю надуманную проблему. Ничуть! Это и нравственная проблема (равнодушие, озлобление), и политическая. Московская молодежь 11 декабря  доказала, что в национальных отношениях мелочей нет. Любая с виду мелочь может стать причиной большого взрыва.
И вот я заявляю: не хочу, чтобы ко мне обращались на американский манер! Имею я на это право в своей стране? Сам я могу называть себя хоть горшком, но для окружающих это ничего не значит. Вы можете не уважать меня, но не моего отца. Такова наша культура, не мы ее создавали, не нам и отменять. Лишить человека отчества - все равно что отнять у него Отечество.
Академик Александр Михайлович Панченко, ныне покойный, ввел в оборот понятие «сердце культуры». Это «нечто самое драгоценное и глубинное в народной жизни, сохраняемое на протяжении столетий». Он утверждал, что нельзя не то чтобы менять, но даже ранить «сердце культуры». Лишение русских людей отчеств в публичном общении - укол в сердце всей нации. Неужели люди не почувствовали этого? А ведь именно с таких «мелочей» и начинается лишение будущего.
Нельзя забывать себя, а перекраивать на западный манер - тем более. Можно в грудь человеку вставить чужое сердце, и он останется самим собой. Но нельзя заменить сердце культуры, не получив иного, уже чужого, человека.
Давайте же прислушаемся к словам Ф.М. Достоевского и станем, наконец, самими собой. Покончим с вселенской вторичностью. Нужно принимать человеческий облик, а не обезьяний. Сим победиши! (Николай БОНДАРЕНКО)

 Вот, положим, ситуация. Идёт старенький дедушка, а перед ним большая лужа. Дедушка пытается её обойти и падает. А рядом мужчина в самом рассвете сил. Очень добрый внутри. Мужчина смотрит на дедушку в луже, и доброе мужчинино сердце кровью обливается. Жалко — до слёз. Мужчина утирает слезу, принимает валидол (он его с собой носит — а то добрый очень, волнуется всё время) и идёт дальше. И про себя думает: «хороший я какой — пожалел дедушку. Другой бы, скот бессердечный, мимо прошёл и не заметил. А я — вон как. Постоял, посопереживал. Понервничал даже».
Оно выглядит примерно так. И если с дедушкой, даром что многие ровно так и поступают, но всем понятно: поступок совершенно неправильный, — в других сферах, увы, не так очевидно.
Выступит якобы историк, у которого фамилия на «с», а ещё очки и борода, польёт грязью страну, а ему хороший человек Кургинян ответит по-взрослому. А мужчина в самом рассвете сил увидит это всё по телевизору и скажет себе: «хороший человек всё-таки Кургинян, молодец», — и пойдёт спать. Или дальше работать. А чего бы тебе, мужчина, не себе об этом сказать, а хоть коллеге своему на работе? Чего бы тебе, вдохновившись, не написать статью, — хотя бы в блоге своём, — что Кургинян, вот, хороший человек, но речь не об этом, а о том, что правду попирают всякие там историки с бородами? Историк, вон, не стесняется — пролезает в телевизор и оттуда на всю страну, как твой, мужчина, дедушка был безвольным рабом, и отец твой безвольным рабом был и мать, и все вообще. Ты-то чего, мужчина, молчишь? Ну не лезешь на баррикады — это понятно, но сказать, сказать хотя бы. Если сердце радуется, когда правду слышишь, так не стесняйся — скажи её и сам тоже. Любовь к правде в первую очередь требует эту самую правду до других доносить, а не просто радоваться, обнаружив где-то скромный её источник, затерянный в пустынях всенародного покаяния за наше тоталитарное прошлое. Это ведь нашими совместными усилиями, наоборот, пустыни среди источников должны затеряться.
Но время, вместе с передтелевизионными мастерами спорта, — которые точно знают, как именно Кличко следовало пробить в челюсть Пличко и в какой именно угол Овечкину следовало закидывать шайбу, но при этом сами даже кегельбан не осиливают, — породило и аналогичных правдолюбов. Абсурдно, кажется, какому-то любителю спорта ехать на олимпиаду с целью иной, нежели просто «поболеть за наших». Ну вот и тут. Правду вполне можно оставить профессионалам. Пусть они сразятся, а мы, такие, приятелю: «как он ему, видел»? Даже нет, не так. Мы, такие, своему внутреннему собеседнику: «как он его, а?». Ведь приятелю — это уже распространение будет. Со спортом, тут понятно: приятель в теме, в случае чего расстановку хоккеистов на матче Арсенала с Чикаго Буллс грамотно прокомментирует, а про политику ему — он у виска покрутит: «Чего это ты, мил человек, в эти дебри подался? Не грузись, расслабься». В общем, вдруг засмеют.
Приятель, не исключено, скажи ты ему полслова, проникся бы и вместо анализа оригинальной схемы 1-0-10 начал бы что-то ещё изучать. Историю родной страны, например. Но вдруг будет смеяться? Не-не-не, Дэвид Блейн. Я уже мысленно наших похвалил, так что, мой вклад в правду без базара засчитан. А дальше… Дальше пусть профессионалы разбираются. У них, у профессионалов, — ну надо же, как повезло! — окружение никогда над ними не смеётся. И вообще, у меня и так дел полно. Буду я ещё кому-то что-то рассказывать! Прямо, вот, делать мне нечего. Или, например, скажу приятелю, а за мной раз, и придут. И заберут.
В общем, столько разных причин есть, ну никак не позволяющих бороться за правду. Однако, к счастью, где-то в пыльном чулане сознания нашлась универсальная индульгенция: я за правду, конечно, не борюсь, но я зато за неё болею! Я — болец за правду. Вот, блин, хороший я всё-таки! Другие бы даже не почесались, а я почти час сегодня правде внимал!
От реального спорта растут мышцы, а от телевизионного — только пузо. Мышцы при этом остаются такими же дистрофичными, какими остаются душа и воля от сопереживания при полном собственном бездействии. И ведь не требуют от тебя стать чемпионом мира, не требуют в одиночку решить все проблемы человечества. Хотя бы локально. Увидел упавшего — помоги встать, увидел ложь — помоги от неё избавиться.
Кстати, о дедушке. Я тут подумал: во-первых, одежду испачкаю, во-вторых, надорваться могу, в-третьих, вон те детишки смеяться будут, глядя как я корячусь, в-четвёртых, почему я? Мне что, больше всех надо? Да, дедушку очень жаль, но давайте, пусть кто-то другой. Скажем, профессиональный подниматель дедушек из лужи. А я уже и так поплакал в знак солидарности. Хватит. Мне ведь ещё после работы спортом перед телевизором заниматься.
(Алексей Кравецкий)

Горе горькое по свету шлялося и на нас невзначай набрело... (Н.А. Некрасов)
Нет, совершенно не осталось в нас смелости «называть вещи своими именами». Мы трусливо укрываемся в противной для естества, обладающего совестью, тошнотворной и почти скотской покорности. Смею предположить - мы окончательно приручены. Нас «кормят», мы «сыты», остальное копеечная декорационная картинка для пожелавших дополнительного, «концерт по заявкам...». Только небо ещё помнит доблесть, помнит неисчислимые самопожертвования, всю тяжесть мук и страданий, помнит, но... Но небо созерцательно молчит, оно не принуждает к принадлежности чему и кому-либо.
Нелегко нынче принимать многое. Подлая реальность, насквозь пропитанная алчностью, цинизмом и моралью животноводства, заставляет даже стойких смириться. Опять привычно и покорно гнём шею, показательно клоним голову и молчим, молчим, молчим. Терпение. Мы славимся своим терпением. Терпение торжествует в нашем суператомизированном обществе. Выбор - только проклятое дарвиновское приспособление, приспособление через отстранение и самоуспокоение (иначе просто не выжить). Но предел долготерпению есть. И наступает он, когда самоё сердце терзает мерзкая ложь о прошлом нашей страны, открытое предательство и явное надругательство над священной памятью предков. Ну нестерпимо, невозможно тогда молчать, если ты не только обликом человек. Как же можно вообще жить на своей земле, если самое дорогое, омытое жертвенной кровью, демонстративно погружают в нечистоты.
На камнеметателей в отеческое прошлое нынче урожай, целые саранчовые тучи. Увлеклись и распоясались они совсем уж донельзя. Попалась мне на глаза книжка из «продвинутой» серии «Правда о войне». На обложке фотография - две девушки славянской внешности дарят фашисту цветы. Крупным шрифтом заголовок - «ТРИ ГОДА БЕЗ СТАЛИНА», ниже: «ОККУПАЦИЯ: СОВЕТСКИЕ ГРАЖДАНЕ МЕЖДУ НАЦИСТАМИ И БОЛЬШЕВИКАМИ». ??! С первых же строк обозначился очередной заведомый бред «на тарелочке с голубой каёмочкой»... В комментарии сообщается: «Книга детально освещает малоизвестную страницу истории Великой Отечественной войны - сотрудничество граждан СССР с нацистами на оккупированных территориях. В своём исследовании кандидат исторических наук... опираясь на обширную базу достоверных источников, доказывает, что нередко оккупанты и советское население существовали мирно и даже взаимовыгодно»... Всё! Всё, уважаемые! Увольте, Бога ради, не могу больше цитировать, противно и невыносимо мерзко, возникает необоримое чувство отвращения и брезгливости к этому предательскому опусу. Неужели этим лживым «умозакривлениям» верят?! На потребу кому эта липкая паутина постыдной лжи!?  Когда же народилось и успело вырасти это проклятое племя Плохишей, безнаказанно втаптывающее в грязь самое святое... За «бочку варенья и ящик печенья» они старательно громоздят на одну чашу весов звероподобный фашизм и победителей его, спасителей мира от него. Как случилось, что мы позволяем негодяям допускать грязное прикосновение... Души миллионов павших вопиют к нам.
Воистину подлость безгранична. Читаю в районной газете: «В конце минувшей недели завершил свою работу интернациональный молодёжный лагерь «Память во имя мира», в котором принимали участие 13 ребят из Германии, а также 17 студентов КГУ (Курского Государственного университета. - Ю.Д.)... подвели итоги совместной работы. Самые активные получили грамоты и награды. А две студентки КГУ... лично приглашены генеральным секретарём Народного Союза Германии по уходу за военными могилами... в Германию. Ребята возложили цветы на могилы русских и немецких воинов и спели на двух языках разученную вместе знаменитую «Катюшу». В конце дня их ждал вечер русской кухни...». Этим летом местными печатью, радио, телевидением назойливо подавалась информация о работе «интернационального лагеря». И преподносилось данное мероприятие как значимое и наглядно демонстрирующее...
Ну, казалось бы, разрешили отвести и отвели место для захоронения останков фашистов, ну приехали из Германии добровольцы убирать их могилы, ну, в конце концов, пусть явились им в помощники 17 наших студентов - и что трубить?! А возлагать цветы извергам-оккупантам и петь для них «Катюшу», это уж совсем полный набор негодяйства. Ведь что бы и кто бы сегодня нам ни лепетал, разглагольствуя и уводя от истины, мы без злобы, но твёрдо должны знать и помнить, что это останки фашистов, пришедших на нашу землю завоёвывать для себя «жизненное пространство». Приходили они на мою Родину именно убивать и властвовать, а не с «гуманитарной акцией», как порой сейчас нам преподносят.  Повторюсь для особо «внимательных»: им, агрессорам, нужно было завоевать территорию, мы же подлежали рабству и уничтожению. Так что имя их было и есть «фашисты» и не надо сегодня представлять их как невинных овечек, насильно угнанных на войну с «большевистским СССР». Они воевали даже очень осознанно, упорно и необычайно жестоко, по принуждению так не воюют. Это вам не итальянцы и румыны, которые при первом же выстреле погромче бросались врассыпную.  В слащавых угоднических речах, упакованных в демонстрационный гуманизм, проповедуется заточенная под заморскую «толерантность» - как оправдание предательству на пути к духовному самоуничтожению.  Обратите внимание, в каком состоянии памятный знак «Борцам за Советскую власть» на площади Советов, в каком «окружении» гранитные плиты с фамилиями погибших в борьбе с врагами Советской власти. На них «толерантность», конечно же, не распространяется. 

Ну почему бы тем же студентам КГУ не потрудиться на облагораживании памятника в парке «Героям гражданской войны», им ведь до него «рукой подать», но, вероятно, для них павшие соотечественники-большевики и прочие революционеры хуже фашистов. Опять же и заграничной поездки «не заработаешь». В путеводителе-справочнике «Музеи и памятники Курской области», изданном в 1996 г., отмечается: «Комплекс включает в себя скульптурную композицию, изображающую группу вооружённых людей, защищавших в боях социалистическое Отечество, Вечный огонь, братскую могилу, где захоронен прах сорока одного участника Гражданской войны. Мемориальный комплекс хорошо вписался в зелёное окружение...». Писано на бумаге «сладко», только глаза, извините, зрят иное... Программка сверху донизу поменялась с точностью до наоборот - почти уже приказано забыть то, что прежде обязывалось помнить.  И стоит памятник этот, обворованный, осквернённый надписями, и «кричит» охрипло в окружающую капиталистическую бездну своё настырное: «Социалистическое Отечество в опасности!».  Впритык к самому Вечному огню лихие ребята взгромоздили лавку и сидят у него теперь отморозки вечерами-ночами, окончательно отмораживаются, пьют хмельное, семечки лузгают и пр. Нередко можно видеть, как по могильным плитам убиенных после зверских пыток партийцев, «советских и военных работников» бегает детвора, а рядом в глубокой задумчивости скучают их вполне представительные родители, бабушки и дедушки. А впрочем, уважаемые, и сюда немецкую делегацию чиновники вынуждены были привести, потому как «здесь под землей, дорогой и домами лежат 3317 немецких солдат. В данный момент немецкая сторона добивается разрешения на эксгумацию останков». В результате желание угодить окончательно возобладало над чувством позора: «...Местных чиновников, похоже, не смутило то обстоятельство, что памятник в парке находится в полуразоренном состоянии. У скульптурных солдат руки подняты вверх, будто они сдаются врагу. В первоначальном варианте красноармейцы держали в руках винтовки, теперь от оружия остались лишь приклады, остальное украдено искателями цветного металла. «Зато теперь памятник стал весьма мирным», - пошутил директор...». 

В 2005 г. заместитель губернатора Курской области сообщал РИА «Новости»: «Курская земля готова принять останки всех немецких солдат, захороненных на территории Курской, Орловской, Воронежской, Тульской и Брянской областей»... «Работы по подготовке к массовым перезахоронениям планируется начать в мае текущего года, а закончить к осени. Однако уже сейчас из Германии доставлено современное медицинское оборудование для поселковой больницы в знак благодарности местным жителям за их жест доброй воли». Знали бы павшие в боях и замученные в неволе, что их потомки спустя всего несколько десятилетий заискивающе и униженно будут принимать «дары» от потомков врагов и мучителей, принимать «дары» за предательское согласие...

На территории Восточной Германии обустройство могил павших в боях воинов и замученных в неволе мирных граждан было произведено СССР сразу же в первые послевоенные годы. В дальнейшем в социалистической ГДР уход за могилами так же осуществлялся на должном, достойном уровне. Однако в объединённой капиталистической Германии капиталисты, как известно, за здорово живешь ничего не будут делать и сразу культурно запросили и деликатно пробили своё: предложили - дескать, мы (Народный союз Германии по уходу за военными могилами) продолжим осуществлять всё хорошим образом, но и вы уж, не обессудьте, уступите и нашей просьбе, ничего страшного, дело ведь прошлое. Они, конечно, всё оценили, просчитали, надеялись хоть на что-то, но, вероятно, и во снах не виделось им, как «широко распахнут ворота» перед ними. Предательским руководством России уже 16 декабря 1992 г. было подписано соглашение об уходе за военными могилами, в соответствии с которым «ФРГ за счет собственных средств обеспечивает сохранность российских военных захоронений и уход за ними в своей стране. Россия, не неся каких-либо затрат, позволяет Германии создавать на нашей территории компактные захоронения погибших на войне немцев». На «бесплатность» и «беззатратность» наши господа купились. В результате этого «позволения» уже построено в России «более 20 центральных кладбищ для немецких солдат... Восемь из них находятся в Калининградской области, три - в Новгородской, по одному - в Волгоградской, Мурманской, Ленинградской, Тверской, Псковской, Смоленской, Краснодарском крае и Карелии...»; «...есть масштабные немецкие захоронения подо Ржевом».Господи, неужели совсем спятили, устроили некрополь фашистов на земле, каждый сантиметр которой обильно полит кровью советских солдат

Пришёл час позора и на родную Курскую землю: «В посёлке Беседино было торжественно открыто кладбище немецких военнослужащих, погибших во время Великой Отечественной войны... На открытие приехали более 300 родственников немецких солдат, а также посол ФРГ, президент Народного союза Германии по уходу за военными могилами, генеральный инспектор Бундесвера Вольфганг Шнайдерхан, представители курской администрации, немецкие и российские военные». Этакие «невинно» убиенные «немецкие военнослужащие и военнопленные». Из ФРГ прибыли почтить их посол, президент организации, инспектор, родственники, немецкие военные и, конечно же (без них-то совсем уж немыслимо было бы данное мероприятие), наши чиновники и обязательно российские военные, и все в едином порыве торжественно открывают кладбище. Всех «гостей ждала горячая гречневая каша, сосиски, сало, соленья и курская водка. Мероприятие завершилось церемонией возложения венков российскими и немецкими военными...». Господа, вы, когда поминали фашистов сосисками, салом и водкой, не поперхнулись?
4 ноября 1941 г. фашисты заняли с. Беседино: «На другой день начались массовые аресты. Хорошую одежду с арестованных снимали, оставляли раздетыми. Раз-детых крестьян запрягали в сани, на сани садились немцы и возили из леса дрова для отопления помещений, в которых располагались немецкие войска. Крестьяне, изнурённые от голода и пыток, падали на снег, их немцы до полусмерти избивали. В одном из бараков райветучастка, куда немцы согнали 120 крестьян, они организовали массовую порку, били специально заготовленными палками, после побоев было изрублено всё тело. Пыткам подвергались многие. 26 июня 1942 года из камеры вывели 11 человек: Беседина СВ., Беседина П.Е., Алябьева А.И., Костина Г.П., Алябьева П.С., Кутепова М., Мальцева И.Ф., Иванова С.М. и Максимова П.А. Некоторые из них были бойцами истребительного батальона. Арестованных посадили на машину и увезли на казнь: после истязаний их живыми закопали в землю между дер. Кутепово и Беседино».
И вот теперь, спустя десятилетия, в п. Беседино торжественно открывают фашистское кладбище. «Немецкий народ не виноват в том, что была развязана война. Каждый солдат должен быть погребен по-человечески»... Вот он, пример уродливой логики для незнаек, - народ немецкий, толпами остервенело оравший «Да здравствует Гитлер!», оказывается, не виноват, а виноват, наверное, другой, а уж советский непременно тут «при деле». 

Под Волгоградом, на героической земле Сталинграда также открыто фашистское кладбище - «огромная братская могила цилиндрической формы - 150 метров в диаметре, высотой до 3,5 метров». В ней захоронены останки гитлеровцев, найденных в Волгоградской и Ростовской областях, всего «около 120 000 человек (на конец 2009 года)». Причём, «имена, которые удалось установить, заносятся на гранитные плиты на стенах братской могилы. Рядом с братской могилой располагаются гранитные кубы, на которые нанесены имена тех, кто до сих пор считается пропавшим без вести. На 107 кубах более 120 000 имен». Возможен ли больший несмываемый позор? Кого увековечиваем на русской земле?! 

А ведь германский фашизм в душегубстве советских людей преуспел и по другим странам. Например, только на территории Польши числится 634 захоронения с 1 257 688 неизвестными погибшими, плюс к этому воины, находящиеся в захоронениях с неизвестной численностью. Во всём этом количестве огромное число замученных в гитлеровских лагерях военнопленных и гражданских лиц. Состояние этих захоронений ещё ох как далеко от должного, встречаются места, где стоят только берёзовые кресты, например, на кладбище советских военнопленных Шталага Гросс-Борн Баркенбрюгге. Ну а здесь как и почём продаваться будем, господа?!
Да что там Польша, братцы... По российским многострадальным деревням и сёлам сиротливо стоят и недоумённо смотрят на нас выкрашенные дешёвыми сине-зелёными красками памятники и обелиски, возведённые в проклинаемые представителями нынешней власти советские времена. Опять же «по бедности» «великодушно поручены» они школам и прочим нищим, совсем уж крайним и бесправным организациям.  Администрацией Курского района было издано распоряжение (16 апреля 2009 г.), в котором первым пунктом указывается: «Закрепить за муниципальными учреждениями образования Курского района памятные знаки и воинские захоронения, расположенные на территории населённых пунктов, согласно прилагаемому списку». Так вот, за школами указывается закрепить, районному отделу образования «организовать», а вот главам сельсоветов, то есть реальной власти на местах, только «рекомендовать» проводить ремонт и другое необходимое. Ещё раз подчеркну - только «рекомендовать». На практике  происходит «антивоспитание» молодёжи. За последние два десятилетия не припоминаю случая, чтобы вместе с детьми и обязательными при этом педагогами-руководителями в работах по уходу за памятными знаками и воинскими захоронениями принимали участие добровольно и на бесплатной основе взрослые местные жители. Скажите, «положа руку на сердце», возможно ли увидеть такое, чтобы в выходной день отец или мать семейства по своей сознательной воле, просто «по зову сердца» пошли со своими детьми к располагающемуся в их селе памятному знаку и вместе, всей семьёй занялись «уходом», «разбили клумбы, посадили цветы» и пр. и делали бы это не только «к традиционным памятным праздникам»? 

На относительно достойном уровне памятники и памятные знаки содержатся на территориях воинских частей, а также сохранивших производственную жизнь «небедных» предприятий. Например, в хорошем состоянии памятные знаки на территории железнодорожного депо станции Курск; совсем не надеялся увидеть там в сохранности памятник комсомольцу Александру Козлову, погибшему в 1919 г. от рук деникинцев. Однако и он, несмотря на демонстративное отречение от прежней идеологии, оказался целёхонек и в очень хорошем, ухоженном состоянии. Долго любовался другим памятником, выставленным напоказ тридцатых годов паровозом: красавица-машина, просто дух захватывает! Не заприметил мусора и оскверняющей похабщины. Словно в другое государство попал.
В освобождении Курска и Курской области от фашистских «двуногих зверей» принимала участие 121 СД. Это воинское соединение в 1941-1943 гг. в общей сложности воевало с врагом на территории нашей области около 400 дней, много павших воинов этой дивизии погребено в курской земле. Например, во второй половине февраля 1943 г. только в районе с. Колпаково Иванинского района (ныне Курчатовского) потери дивизии составили 520 воинов. Погибших хоронили в братских могилах как в самом селе Колпаково, так и в ближайших к нему населённых пунктах: д. Сопеловка, д. Ново-Сергеевка, д. Солдатское, п. Долгий. После войны в 1953 г. произвели перезахоронение и в настоящее время братские могилы числятся только в с. Колпаково Курчатовского района и п. Долгий соседствующего Большесол-датского района. Существуют официальные, утверждённые райвоенкомами и главами районных органов власти паспорта этих захоронений с описанием, схемами, фотографиями. Есть списки воинов: в с. Колпаково из 1511 захороненных воинов известных только 176; в п. Долгий из 74 захороненных указано в списках только 15 воинов. Сразу обращаешь внимание на характерное почти для всех наших воинских захоронений сведения (так называемые списки) о погибших очень краткие, ещё первые, изначально обретённые, из тех «горячих» лет. Шестьдесят пять послевоенных лет не внесли в них никаких особых изменений и дополнений (как и везде в большинстве случаев), хотя при желании и воле возможности для этого были и с годами только возрастали. Живя в завоёванном жизнями этих воинов мире, мы для выражения своей благодарной памяти выбрали наилегчайший путь показушного обобщения. При изучении информации даже по первым трём десяткам фамилий сразу же обнаруживаются несоответствия. Например, красноармеец С.Н. Вербицкий, ст. сержант В.Ф. Болычёв числятся захороненными сразу в двух братских могилах, в с. Колпаково и в п. Долгий; мл. сержант П.К. Баштынский также числится покоящимся в с. Колпаково и п. Долгий, а на самом деле он был ранен в бою, выжил и в 1960 г. состоял на воинском учёте в Фёдоровском РВК Саратовской области. Числятся захороненными в братских могилах как с. Колпаково, так и п. Долгий красноармейцы Г.С. Гареев, А.Н. Инякин, С.М. Карликов, А.П. Максименко. Удивляет ещё и то, что за все послевоенные годы никому в голову не пришло просто сравнить два списка...
Площадь Героев Курской битвы, сооружённый на месте бывшего воинского кладбища и открытый в 1984 г. мемориальный комплекс «Памяти павших в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Здесь проводятся митинги, возлагаются венки и цветы, несёт почётную вахту Пост N1. Словом, всё по-провозглашённому: «Никто не забыт, ничто не забыто»... Но не поленитесь, пройдите сотню метров к Никитскому храму и неподалёку от стен его вы обнаружите уже почти позабытых. Старая изодранная изгородь, внутри две могилы с облезлыми металлическими крестами, на одном из них чудом ещё держится гнутая, заржавленная табличка с надписью: «Синицын Николай Фёдорович, погиб смертью храбрых в боях за город Курск, 22.05.1922 - 2.11.1941». В десятке метров от этого захоронения, у самой церковной ограды могила гв. ст. лейтенанта Белоусова Владимира Алексеевича, 1921 - 1943 гг. Та же ржавая ограда, неухоженность, хотя наличие обелиска и фотография на нём говорят о том, что прежде кто-то проявлял заботу и хранил память об этом человеке.
Всё же в прессе, «мимоходом» иногда констатируется, что «не все россияне одобряют возведение немецких захоронений на нашей земле, ведь в каждой семье найдется дед, прадед или родственник, погибший от рук немецких захватчиков». Преподносится это недовольство как некие персональные переживания о «своём, семейном». Нет, господа, это общая страшная беда и боль за творимое предательство. К тому же позвольте не согласиться с самой постановкой вопроса. Что значит «не все россияне одобряют»? Одобряют не одобряют...  
Ю. ДЕГТЯРЕВ, г. Курск 

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.