Памяти вождя

(Сталин, Сталин, Сталин, Сталин, Сталин... ...) Иосиф Виссарионович Сталин (Джугашвили) ( родился 21 декабря 1879 г., умер 5 марта 1953 г.)

ДЕНЬ ПАМЯТИ ГЕНЕРАЛИССИМУСА И.В. СТАЛИНА

После смерти этого человека остались пара сапог, два френча, кисет с табаком, трубка, пять рублей денег и ВЕЛИКАЯ ДЕРЖАВА.

"Сталин имел колоссальный авторитет, и не только в России. Он умел "приручать" своих врагов, не паниковать при проигрыше и не наслаждаться победами. А побед у него больше, чем поражений. Сталинская Россия - это не прежняя Россия, погибшая вместе с монархией. Но сталинское государство без достойных Сталину преемников обречено..." Шарль Де Голль . Военные мемуары. Кн. II.

"Сталин сохранил Россию, показал, что она значит для мира. Поэтому я как православный христианин и русский патриот низко кланяюсь Сталину". Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)

"Мне вспомнились высказывания Ивана Петровича Павлова... Он определенно считал, что самые редкие и самые сложные структуры мозга - государственных деятелей. Божьей милостью, если так можно выразиться, прирожденных. Особенно ясно для меня становится это, когда в радио слышится Сталина речь... такая власть над людьми и такое впечатление на людей..." Академик В. И. Вернадский

"Как военного деятеля И. В. Сталина я изучил досконально, так как вместе с ним прошел всю войну. И. В. Сталин владел вопросами организации фронтовых операций и операций групп фронтов и руководил ими с полным знанием дела, хорошо разбираясь и в больших стратегических вопросах... В руководстве вооруженной борьбой в целом И. В. Сталину помогали его природный ум, богатая интуиция. Он умел найти главное звено в стратегической обстановке и, ухватившись за него, оказать противодействие врагу, провести ту или иную крупную наступательную операцию. Несомненно, он был достойным Верховным Главнокомандующим." Ж у к о в Г. К. Воспоминания и размышления.

"...Это большая удача для России в ее отчаянной борьбе и страданиях - иметь во главе великого и строгого военноначальника. Он - сильная и выдающаяся личность, соответствующая тем мрачным и бурным временам, в которые его забросила жизнь, человек неистощимой храбрости и силы воли, прямой и даже резкий в речах, против чего, я, воспитаный в Палате Общин, совсем не возражаю, особенно когда мне самому есть что сказать. Прежде всего, он - человек, обладающий тем спасительным чувством юмора, которое необходимо всем людям и народам, в особенности великим людям и великим народам. Сталин произвел на меня впечатление глубокой, холодной мудростью, полностью лишенной всякого рода иллюзий. Я полагаю, что мне удалось убедить его в том, что мы будем хорошими и преданными товарищами в этой войне - но, в конце концов, все решают не слова, а конкретные дела." Черчилль У. Речь в палате общин 8 сентября 1942 года.

Эльфы всех мастей - от либеральных до хрустобулочных - проклинают Сталина за введение запрета в 1940 году менять трудящиимся место работы по собственному желанию, без согласования с начальством. А также за то, что появилась статья, наказывающая за опоздания на работу отработкой по месту работы. Эльфы упускают тот факт, что в 1939 году началась Вторая мировая война и СССР был вынужден напрячь все свои силы для подготовке к неизбежной войне. Эльфам также невдомек, что в тоже самое время в "демократичной" Британии были введены всеобщие принудительные работы, а все несущественные профессии и службы были отменены или строго запрещены. А освободившиеся в результате этих мер рабочие руки пошли работать туда, куда им сказали британские партии и правительство: т.е. на заводы и фермы. Кстати о фермах. Тогда же фермерам в директивном порядке указали сколько и чего сеять и выращивать, а тех кто этого не исполнял - у тех отнимали землю и передавали тем, кто эти указы исполнял. Ракулачивали, одним словом. Нашлось несколько тысяч фермеров, которые попытались этого не исполнить. За это их лишили земельных наделов и передали другим.
Эльфам также невдомек, что в США во время войны тоже был сплошной тоталитаризм и сталинщина:
В начале 1943 г. комиссия в составе Г. Гопкинса, Дж. Бирнса, адмирала У. Леги, Б. Баруха и С. Розенмана, созданная Рузвельтом для изучения проблемы нехватки рабочей силы, выработала ряд рекомендаций. 9 февраля 1943 г. Рузвельт издал приказ о введении 48-часовой рабочей недели на предприятиях военного производства. Вскоре после этого, 17 апреля, глава Комиссии по распределению людских ресурсов в военное время П. Макнатт издал директиву, запрещавшую рабочим покидать предприятия без согласия предпринимателей. Она распространилась на 35 отраслей промышленности и охватила 35 млн. рабочих. Нарушение этой директивы грозило рабочему тюремным заключением на один год. Источник История США (1918-1945) Т.3 http://www.i-u.ru/biblio/archive/sevastjanov_istorija

Одним из крайних проявлений антисталинской истерии стало утверждение, что Сталин якобы был параноиком. Абсурдность этого "диагноза" очевидна: как мог душевнобольной человек 30 лет руководить великой державой и при этом так тщательно скрывать свою болезнь, что ее не заметили ни ближайшее окружение, ни общавшиеся с ним иностранные лидеры? Впрочем, искать логику и здравый смысл у обличителей сталинизма - занятие заведомо неблагодарное.
В качестве главного аргумента сторонники "версии" о невменяемости Сталина приводят байку о том, что такой диагноз якобы поставил "кремлевскому диктатору" академик В.М.Бехтерев, за что и был им отравлен. В свою очередь, основным подтверждением "подлинности" этого эпизода служит заявление внучки В.М.Бехтерева - Натальи Петровны Бехтеревой, сделанное ею в конце 80-х годов.
Однако в сентябре 1995 года в интервью газете "Аргументы и факты" Н.П.Бехтерева неожиданно сделала следующее сенсационное признание: "- ... Кстати, действительно Владимир Михайлович Бехтерев вышел от Сталина и сказал, что тот - параноик, за что вашего деда и отравили?
- Это была тенденция объявлять Сталина сумасшедшим, в том числе с использованием якобы высказывания моего дедушки, но никакого высказывания не было, иначе мы бы знали. Дедушку действительно отравили, но из-за другого. А кому-то понадобилась эта версия. На меня начали давить, и я должна была подтвердить, что это так и было. Мне говорили, что они напечатают, какой Бехтерев был храбрый человек и как погиб, смело выполняя свой врачебный долг. Какой врачебный долг? Он был прекрасный врач, как он мог выйти от любого больного и сказать, что тот - параноик? Он не мог этого сделать" (Аргументы и факты. Сентябрь 1995, №39 (780). С.3.)

Итак, все ясно. Проявив малодушие, а может быть, надеясь на какие-нибудь гешефты, Наталья Петровна подтвердила клевету, бросив на чашу весов горбачевско-яковлевской пропаганды свой авторитет академика и внучки В.М.Бехтерева. Несколько лет спустя, устыдившись этого поступка, она нашла в себе мужество публично опровергнуть собственное высказывание. Однако дело уже сделано - антисталинские "разоблачения" использованы "перестройщиками" как таран для разрушения нашего государства.
Как же отреагировали на исчезновение своего главного "доказательства" авторы многочисленных публикаций о сумасшествии Сталина? А никак - сделав вид, будто ничего не случилось, они продолжают время от времени печатать опусы на ту же тему. В этом легко убедиться, просмотрев "демократически ориентированную" прессу и содержимое книжных прилавков. 

В начале Перестройки на тему «репрессий» была раздутой истерия невероятной силы. Но верхушка КПСС по каким-то причинам отказывалась опровергать даже самые дикие фальшивки, более того сама активно подключилась к осуждению «культа личности». Самым первым приходящим в голову ответом было именно то, что преступления страшны настолько, что наследникам кровавых убийц и сказать нечего. Вот они кровососы-садисты! Это ли не доказательство! Все с нетерпением ждали документов, вскрытия захоронений невероятных масштабов и т.д. Было «очевидно», что скрывается СТРАШНАЯ ТАЙНА.
Ждали-ждали, долго ждали и всё бестолку. Поначалу это объясняли тем, что проклятые коммунисты упрятали в архивах такой леденящий ужас, что даже краешек показать боятся, но надо только их свергнуть и вот тогда-то всё и вскроется... Проходит почти 20 лет. КПСС давным-давно уже нет. Тишина. То есть не совсем, конечно, тишина. Гортанные завывания СМИ о «миллионах безвинных жертв» для подкрепления условных рефлексов населения продолжаются исправно. Заказные «очевидцы», ни за что не отвечающие «эксперты» периодически мельтешат на сцене, но никаких вразумительных документов и доказательств как не было, так и нет. Никаких могил миллионов расстрелянных. Никаких достоверных документов о массовых пытках.
Казалось бы, всё в руках «демократов»: и архивы, и уголовные дела, и аэрокосмическая съёмка, власть в руках! Многие «очевидцы» должны быть живы, «допрашивай – не хочу». Ничего! Документы и данные о «реабилитации» потихоньку спускаются на тормозах, никаких многотиражных публикаций нет и в помине, не говоря уже о СМИ. Время от времени показываются кусочки данных (вроде знаменитого «Дома на Набережной»), чтобы воздействовать на воображение, периодически приводятся фальшивки или подложные документы, но полная картина не даётся никогда.
Это и понятно, любому думающему человеку сразу станет ясно, что народ обвели вокруг пальца, как Иванушку-дурачка. Но поразительно именно поведение верхушки КПСС в период Перестройки. Ведь не было никаких страшных преступлений, которые надо было скрывать! Достаточно было просто открыть архивы для всех желающих, и тогда разгоны и солженицыны выглядели бы, в лучшем случае, невменяемыми придурками. Но ничего этого сделано не было. Все архивы были доступны верхушке КПСС, все данные у них в руках, то, что они «не знали» истинной картины – абсолютно невероятно. Уже давным-давно всем мало-мальски интересующимся историей ясно, что «массовые репрессии» - подлая и наглая ложь, перед которой меркнут творения Геббельса.
Я уже акцентировал внимание на том, что «агентов влияния» в Политбюро было всего трое. А чем же занимались остальные, глядя на разнузданную кампанию и водопад лжи? Нет сомнения, что стоит отбросить как невероятное предположение то, что одновременно все оставшиеся члены Политбюро и аппарата ЦК стали последователями некой секты толстовцев, практикующих непротивление злу. Всё-таки с ума сходят поодиночке. И не было никакого «расщепления сознания». Расщепление сознания, это, попросту говоря, шизофрения, увы, не столь редкое заболевание, но любой врач скажет, что никак не инфекционное.
Всё намного проще, там, где мы встречаем столь странное и абсурдное на первый взгляд поведение людей, психически вменяемых в остальных вопросах, это означает лишь то, что существуют некие очень серьёзные мотивы, заставляющие этих людей вести себя именно так, как мы наблюдаем. Интересно, что далеко не всегда человек в полной мере осознаёт свои мотивы и их анализирует, но то, что он подчиняется им, а не «расщеплению сознания» — несомненно. Он не всегда действует полностью сознательно, но всегда – целенаправленно. Это просто конфликт мотиваций, обычное для человеческого существа дело. Кстати, все манипуляции построены именно на распознавании таких «скрытых мотиваций» и грамотной их активации.
Интересно, что «дремотное состояние», о котором упоминалось ранее и которое было столь явно заметно среди большей части верхушки КПСС – визитная карточка работы «скрытых мотиваций». Честно говоря, не такие уж они и скрытые, просто их человек не всегда хочет замечать. Так вот, остальные члены Политбюро, не входящие в группу предателей, «не противились лжи» целенаправленно. Уверен, что немалое количество из них – вполне осознанно.
Почему? Да потому что САМОЙ СТРАШНОЙ ТАЙНОЙ СССР БЫЛО ТО, ЧТО МАССОВЫХ РЕПРЕССИЙ НЕ БЫЛО.
Почему это было тайной? Почему ЦК КПСС выступает с осуждением массовых репрессий, и при этом «вешает» на себя придуманные преступления? Казалось бы, это просто безумие. Для того, чтобы даже очень глупый человек взял на себя преступление, которого он не совершал (особенно такое тяжкое как убийство), должна быть причина чрезвычайной серьёзности. Почему это происходит, может объяснить любой следователь. Подозреваемый берет на себя менее тяжкое преступление в надежде, что не будут копаться дальше и ему удастся избежать более серьёзных обвинений. Казалось бы, чего ещё нужно правосудию – подозреваемый сам во всем сознается? Но вот что странно, что же может быть страшнее массовых убийств?
Однако такое преступление есть, и оно считается самым тяжким у любого народа во все времена. Это — Предательство.
Беря на себя менее тяжкое преступление — придуманные миллионные репрессии, к тому же совершенные по легенде преступника не им лично и много лет назад, верхушка КПСС периода Перестройки пытается скрыть серию куда более серьёзных преступлений. Речь идет о захвате власти партийной олигархией в 53-56 гг и сговор с государственным врагом с целью захвата общенародной собственности в конце 80-х – начале 90-х гг. Этому сопутствовали преступления против народов СССР – организация локальных войн в Чечне, Молдавии, Карабахе и т.д., хищения общественной и личной собственности граждан в чудовищных размерах («приватизация», «замораживание вкладов») и многое другое.
Следующий диалог вполне мог состояться между, скажем, «Я» и каким-нибудь вяло сопротивлявшимся «верным ленинцем», скажем, «Л». А может быть и не нужно было никакого диалога – люди бюрократического сословия понимают друг друга чуть ли не телепатически. Л: «А мы откроем архивы и все увидят, что всё, что вы говорите и пишете – ложь!» 

Я: «Давай-давай дорогой. Только что окажется-то? Партия народу врала 30 лет? Репрессий-то не было. ХХ съезд – ложь? А когда ещё Партия врала? А можно ли ей доверять вообще? А? А зачем Хрушёв-то врал, кто его за язык-то тянул? Ведь потянут за эту ниточку – всё раскопают... А ещё — раз Хрущёв врал, то, значит, Сталин был прав? Не видел ли, дорогой товарищ Л. портреты Сталина на лобовых стёклах? Видел? А тут им ты: «Сталин был прав?» А знаешь что будет? Народ-то Сталина призовёт и он найдётся. А мы с тобой рядышком висеть будем. А может ты и не будешь, а будешь вкалывать по 18 часов в день и трястись, «а вдруг я сделал что-то неправильно и за это ответ держать?» Хочешь а? После ХХ съезда мы все одной ниточкой связаны. Так что не рыпайся. Не советую».
Был ли выход у высших партийных руководителей, тех, кто не был связан с «агентами влияния»? Был. Обратиться к народу, открыть архивы. Сказать Правду, покаяться за многолетнюю ложь. Но это значило бы снова стать частью народа, согласиться на контроль над собой, поделиться властью, допустить настоящую демократию, то есть если найдутся более достойные претенденты на твоё кресло – уйти, признать, что ты не лучший. Но кто добровольно откажется от власти?
Увы, КПСС в 50-х гг ХХ века трансформировалась в партию олигархического типа, в которых рядовые коммунисты не имели никакого влияния на принимаемые партийной верхушкой решения. Эти решения были абсолютно обязательны и непререкаемы для низов. Решения принимались «аппаратом ЦК» (постановления всесильного Политбюро готовились там же) и спускались вниз как обязательные к исполнению распоряжения. Никакой демократии и добровольности не было и близко. С партийной демократией, продолжавшейся до начала 40-х гг. и начавшей было возрождаться после войны было покончено окончательно. (Краснов П. )

История любой страны сверх всякой меры переполнена легендами и мифами. Эти мифы настолько врастают в сознание людей, что часто становятся даже более реальными, чем сама реальность, и получают отражение в художественных произведениях как абсолютно достоверный факт. Один из таких мифов времен гражданской войны представлен на страницах романа Владимира Успенского «Тайный советник вождя»:
«Уставшее за день разбухшее солнце тускло светило сквозь серую завесу пыльного воздуха: на багровый расплывчатый шар можно было смотреть, не щурясь. Теперь бы грозу с очищающим, освежающим дождиком, но на дождь не было никакой надежды. Измученный духотой и пылью, не имея чем заняться, решил я засветло лечь спать, но тут появился возбужденный Власик. Поправив нелепую кепчонку, произнес с наигранной бодростью:
- Магарыч с вас причитается... Еще малость, и не встретились бы с ними на этом свете!
- С кем?- переспросил я, боясь ошибиться.
- Да с этими офицерами вашими...
- Где они?
- В надежном месте,- ухмыльнулся Власик. - Цепляйте оружие, на свидание пойдем.
...На пролетке выехали мы к берегу Волги, к отдельному причалу. Вокруг пусто, разросся бурьян. Возле деревянного настила несколько лодок, катер и старая, низко осевшая баржа.
- Эта?- дрогнуло мое сердце.
- Нет, здесь внутренние контрики, которые по нашим штабам служили, а сами для белых старались. Эти не дозрели еще. Другая баржа - на реке, - неопределенно махнул Власик.
...
- Глубину мерили?
- На две таких хватит. Вы шуруйте свое, а мы готовы. Власик зажег фонарь, хотя темнота еще не сгустилась.
...
- Господа офицеры, всем оставаться на месте! Тихо! - скомандовал я и, убедившись, что распоряжение подействовало, продолжал: - Господа, здесь подполковник Лукашов. Верно, многие помнят меня по прежней службе. Я обязан сообщить вам нелегкую весть. Сейчас вы умрете.
Моряк крепко обнял меня сзади за плечи, повел к лодке. Баржа гудела, выла, трещала у нас под ногами, а корма ее все быстрей, все заметней погружалась в воду.
В этом отрывке речь идет о знаменитом царицынском эпизоде из жизни И.В. Сталина. Разумеется, автор наполнил его художественным вымыслом, который я ради экономии места сократил, заменив пропуски отточием. Однако все элементы мифа переданы очень точно: это и пленные белогвардейские офицеры, и плавучая тюрьма - баржа и, наконец, ее затопление в Волге по приказу Сталина.
Похоже отразил эту тему в своем романе «Генералиссимус» и Владимир Карпов: «И действительно, его "не остановило" отсутствие "законных" полномочий, по приказу Сталина был арестован Снесарев и почти все бывшие офицеры из штаба. Несколько сот арестованных офицеров были водворены на баржу и содержались там под охраной. О судьбе этих офицеров, а точнее, о применении Сталиным таких крутых мер в Москву писалось не раз: с баржи было выведено и расстреляно несколько групп офицеров, и вообще эту баржу намеревались затопить. В Царицын была даже направлена специальная комиссия во главе с А.И. Окуловым для расследования этого факта.
Комиссия разобралась с обвинением арестованных, большинство из них были освобождены, в том числе и генерал Снесарев. Чтобы развести Снесарева со Сталиным, генерала назначили командующим Западным фронтом.
Но пока ехала комиссия, Сталин, Ворошилов и другие приближенные сумели спрятать концы в воду, в самом прямом смысле этого слова.
Долго ходили слухи о том, что комиссии стало известно тогда не все. Например, о затоплении другой баржи я слышал от пожилых командиров в 1939 году, когда стал курсантом военного училища».
Правда, в этом описании не все сходится. Если «Сталин, Ворошилов и другие приближенные сумели спрятать концы в воду, в самом прямом смысле этого слова», пока комиссия была в пути, то кого же тогда она (комиссия) освобождала? Или Сталин приказал утопить пустую баржу? К тому же писатель усугубил «преступление» Сталина, упомянув с чужих слов о второй утопленной барже.
Тем не менее, очень долго я не ставил этот миф под сомнение. Сомнения появились, когда выявились расхождения в описании этого эпизода в разных источниках. Вот как писал об этом один из лидеров белого движения генерал А. Деникин: «Различны были способы мучений и истребления русских людей, но неизменной оставалась система террора, проповедуемая открыто с торжествующей наглостью. На Кавказе чекисты рубили людей тупыми шашками над вырытой приговоренными к смерти могилою; в Царицыне удушали в темном, смрадном трюме баржи, где обычно до 800 человек по несколько месяцев жили, спали, ели и тут же... испражнялись...»
А вот свидетельство личного врага Сталина Л.Троцкого из книги «Сталинская школа фальсификаций»: «Несколько ниже Ворошилов с нескрываемыми одобрением, почти с восторгом цитирует белогвардейца-перебежчика Носовича: "Характерной особенностью этого разгона было отношение Сталина к руководящим телеграммам из центра. Когда Троцкий, обеспокоенный разрушением с таким трудом налаженного им управления округов, прислал телеграмму о необходимости оставить штаб и комиссариат на прежних условиях и дать им возможность работать, то Сталин сделал категорическую и многозначащую надпись на телеграмме: "Не принимать во внимание".
Так эту телеграмму и не приняли во внимание, а все артиллерийское и часть штабного управления продолжает сидеть на барже в Царицыне».
Ни в первом, ни во втором случае авторы не упоминают об утопленных офицерах. И если Троцкий в своих работах вообще мало внимания уделял кровавым эксцессам гражданской войны, считая их неизбежными, то уж Деникин вряд ли бы не воспользовался случаем лишний раз упрекнуть красных в жестокости. Как воспользовался им известный историк-эмигрант С.Мельгунов, собравший в своей книжке «Красный террор в России» все воспоминания и свидетельства белогвардейских газет на эту тему: «Человеческая совесть отчаивается все-таки верить в эти потопления на баржах, в XX веке восстанавливающие известные случаи периода французской революции. Но об этих баржах современности говорит нам даже не глухая молва. Вот уже второй случай, как нам приходится их констатировать. Есть и третье сообщение - несколько позднее: практика оставалась одной и той же. Владимир Войтинский в своей статье, служащей предисловием к книге «12 смертников» (суд над социалистами-революционерами в Москве), сообщает: «В 1921 году большевики отправили на барже 600 заключенных из различных Петроградских тюрем в Кронштадт; на глубоком месте между Петроградом и Кронштадтом баржа была пущена ко дну: все арестанты потонули, кроме одного, успевшего вплавь достичь Финляндского берега...»
Правда, в узком кругу коллеги называли Мельгунова историком-истериком за какую-то патологическую страсть к живописанию казней и расправ и некритичном подходе к источникам информации. Мельгунов насчитал целых три случая затопления барж с людьми. Этим свидетельствам грош цена, но даже среди перечисленных им «преступлений большевиков» царицынская баржа не значится.
В советское время тему царицынской баржи одним из первых освоил Рой Медведев, который издавал свои книги за рубежом и считался у нас диссидентом: «По приказу Сталина был арестован и почти весь штаб военного округа, состоявший из военных специалистов. На одной из барж, стоявших на Волге, была создана плавучая тюрьма, неожиданно утонувшая вместе с большинством заключенных». Медведев не утруждал себя ссылками на источники информации, ибо их у него просто не было, все его книги, как, впрочем, и пресловутый «Архипелаг ГУЛАГ» А.Солженицына, рождались из слухов.
Примечательно, что позднее эта версия вошла в книгу американского исследователя Роберта Такера «Сталин. Путь к власти. 1879-1929» со ссылкой на Р. Медведева.
А вот Д.Волкогонов, получивший доступ в архивы, о потоплении баржи даже не упоминает: «По инициативе Сталина большая группа военспецов была арестована. На барже создали плавучую тюрьму. Многие были расстреляны»Триумф и трагедия»).
Сейчас уже трудно сказать, кому принадлежит «патент» на применение баржи в качестве плавучей тюрьмы: белым или красным. Скорее всего все-таки белым. Факты свидетельствуют, что плавучие тюрьмы на баржах устраивали уже чехи в начале 1918 г., а их использование участниками Ярославского мятежа засвидетельствовано документально. Ярославский белогвардейский мятеж замышлялся как отправная точка создания единого антикоммунистического фронта и свержения власти рабочих и крестьян. Восстанием руководил знаменитый террорист, эсер Борис Савинков. За 16 дней мятежники успели разрушить множество зданий и казнить видных коммунистов, в том числе председателя губисполкома Сергея Нахимсона. Остальных большевиков поместили на «баржу смерти», которую затопили среди Волги. Выплыть удалось немногим.
Затопление баржи - это, по-видимому, миф, а вот об использовании баржи в качестве плавучей тюрьмы свидетельствует документ штаба Северной Добровольческой армии от 14 июля 1918 г., озаглавленный "Список лиц, заключенных на барже, стоящей на реке Волга и подлежащих перевозу в ведение начальника комендантской роты с зачислением их содержания за военным судом". Этот список включал в себя 82 фамилии советских работников и красноармейцев, и в 1993 г. был передан из ФСБ в Ярославский музей-заповедник.
Летом 1918 г. белогвардейский отряд арестовал весь состав самаровского совета и вывез в Тобольск. В Самарово было восстановлено волостное правление. Борьба за власть между красными и белыми приобрела ожесточенный характер. До сих пор в памяти самаровцев жива история о баржах смерти, когда пленных красноармейцев загнали в трюмы двух барж, подцепили к пароходам «Лебедь» и «Алексей» и отправили в сторону Томска. Полуживых, замученных людей выводили из барж на берег и расстреливали на глазах у местных жителей или связывали «пачками» и сталкивали за борт.
Летом 1919 г. в районе Нижневартовска и Вампугальских Юрт отступавшие колчаковцы расстреляли пленных красноармейцев, которых везли на баржах смерти.
Пожалуй, самым знаменитым эпизодом является рейд кораблей Волжской военной флотилии под командованием Ф.Раскольникова, во время которого красные отбили у белогвардейцев баржу с пленными. Случилось это в октябре 1918 г. Долгое время адмирал Старк таскал эту плавучую тюрьму за собой. Белогвардейская контрразведка лютовала вовсю, производя прямо на барже допросы, пытки и расстрелы пленных красноармейцев и подпольщиков.
Есть свидетельства и противоположной стороны. Так, Ю.Кожин пишет: «Летом 1918 г. вблизи Сарапула на Каме стояла баржа, служившая тюрьмой для уфимских заложников, вывезенных красными при их паническом бегстве в мае 1918 г. из Уфы. Среди 200 заложников были уфимские общественные деятели: издатель «Уфимской жизни», член кадетской партии Толстой, находившийся в ссылке в Уфе московский журналист Макс Редер, несколько врачей, журналистов и коммерсантов.
В конце июля 1918 г. по распоряжению Сарапульского совета все они были зверским образом убиты и брошены в воду. После ухода красных случайно спасшиеся обитатели баржи подробно описали ужасную смерть несчастных заложников, которых чекисты убивали по очереди топорами, ружьями и молотками и сбрасывали в воду. Экзекуция продолжалась всю ночь».
Впечатляющую картину гражданской войны в Поволжье воссоздал в своей статье «Кровавая мгла над Ижевском» В.Фролов: «Но самый изощренный способ уничтожения людей придумали воткинские белогвардейцы - это баржи смерти. Баржи, в которых раньше перевозилось зерно, превратили в орудия по массовому уничтожению людей. Их планировалось затопить вместе с заключенными. Людей раздевали и бросали в трюмы, где они кутались в рогожные мешки для перевозки зерна. В каждый из трех люков на барже заталкивалось более 60 человек. В четырех баржах, стоявших на пруду и на реке Вотке возле завода, томилось около 900 человек. Ежедневно на каждой барже вытаскивали из трюмов по 10 человек и убивали. В виду нехватки патронов был издан приказ: на заключенных патроны не тратить! И людей убивали, закалывая штыками, или раскалывали им черепа деревянными колотушками. Таким образом только в Воткинске было убито более тысячи человек.
Воткинское нововведение было по достоинству оценено в Ижевске, и по приказу командующего белой Ижевской Народной армии Юрьева, на Ижевском пруду были так же установлены баржи смерти. Здесь зверствовал комендант Ижевска Суворов с подручными Алексеевым и начальником контрразведки фельдфебелем Солдатовым. «Я уже четвертую тысячу коммунистов добиваю, - откровенничал подвыпивший Суворов. - Пуль не тратить, шашками их и поленьями». И подручные старались, выводили пленных из трюмов и убивали, рубя шашками, закалывая штыками или разбивая им головы деревянными дубинками.
Так же, когда переполнились все арестантские помещения в Сарапуле, на Каме были установлены две баржи смерти, которые мятежники быстро заполнили новыми арестованными. В одной из барж из 600 узников в течение нескольких дней были зверски убиты 150 человек. И только благодаря необычайно дерзкой отваге красной Волжской флотилии Федора Раскольникова баржа смерти была уведена из занятого белыми города. Было спасено от уничтожения 432 человека. Вторая баржа смерти белыми была превращена в крематорий, зажжена вместе с заключенными и пущена вниз по течению Камы. До красных течение Камы донесло только догорающий остов этой баржи да густой смрад горелого мяса. Это только несколько эпизодов из целого моря кровавого безумия, захлестнувшего Ижевск и все Прикамье. Волны этого безумия несколько раз прокатились из конца в конец по многострадальной земле будущей Удмуртии. Белую Ижевскую Народную армию сменила Красная армия после удачного штурма Ижевска 7 ноября 1918 г. Потом Ижевск захватила Белая армия Колчака, и кровавая вакханалия вспыхнула с новой силой. Колчаковцы сначала расправились с коммунистами, а потом взялись за бойцов белой Ижевской дивизии, которые отказались идти с ними дальше на запад, на Москву. На Каме были сколочены плоты, на них поставлены виселицы. Повесив наиболее активных ижевцев, колчаковцы пустили плоты вниз по течению Камы.  Красные, в отличие от белых, не разбивали черепа своих врагов деревянными колотушками, им вполне хватало патронов на всех, и они их не жалели».

Из приведенной выше, хотя и далеко неполной, панорамы событий можно сделать первый вывод: серьезных свидетельств в пользу затопления барж с пленными нет. Главные сомнения в достоверности всех свидетельств возникают, когда задаешься вопросом, а как вообще можно утопить судно, которое строят вовсе не для того, чтобы оно тонуло от легкого дуновения ветерка.
История речного флота России свидетельствует о том, что длина и грузоподъемность деревянных волжских барж в начале XX в. достигали огромных для своего времени значений - 128 м и 4500 т соответственно, а перепись 1912 г. зафиксировала даже баржи грузоподъемностью 6500 т при длине 160 м и ширине 19,2 м. Высота борта одной из них была 5, второй - 5,6 м. Судя по тому, что в трюмы баржи набивали до 800 пленных (вспомним «свидетельство» генерала Деникина), ее длина должна быть никак не меньше 100 метров. Ну, и как затопить такого монстра без взрывчатки, одними подручными средствами? Разве что рубить топором отверстия ниже ватерлинии?
Видимо, понимая абсурдность утверждений о потоплении барж, отдельные авторы стали искать выход из возникшего затруднения. Так появилась версия об использовании большевиками землевозных шаланд. Вот что написал об этом Николай Черкашин в статье «Перволеты Российского флота»: «В 18-м большевики топили офицеров-заложников на «баржах смерти». Землевозные шаланды с раскрывающимися днищами набивались смертниками. Их выводили из Кронштадта за Толбухин маяк и там предавали живых людей морю». Судя по тому, что Черкашин много пишет о флоте, он и сам является моряком, и ему, вероятно, резанула глаз распространенная версия о затоплении грузовых барж. Но и в данном свидетельстве речь идет не о Царицыне.
Прежде чем рассмотреть технические детали этой версии, приведу еще одно упоминание о землевозных шаландах. Некто Суворов пишет о том, как большевики расправились с последними монахинями Горицкого монастыря в середине 30-х гг. прошлого века: «Перед закрытием монастыря оставшихся монахинь - около пятидесяти стариц - погрузили на старую баржу, вывезли на Белое озеро и там потопили. Капитан судна Мережин Александр Константинович, которому это страшное дело поручили, перед своей смертью рассказал, как он вывел баржу со старицами на озеро, открыл дно, а сам отошел. На этой шаланде чистили каналы и вывозили ил. Он наблюдал в бинокль, как уходила под воду баржа, а старицы еще долго держались друг за дружку кольцом над водой, пока все до одной не потонули».
Весьма странно, что шаланда пошла ко дну, видимо, совсем уж развалюхой была. Трудно предположить, что землевозные шаланды были одноразового использования, значит, они не должны были тонуть при раскрытии днища и выгрузке грунта.
Вместе с тем из рассказа следует, что приговоренные к утоплению остались на поверхности воды, а не утонули вместе с баржей, что вполне естественно,Такой экзотический способ казни годится только для художественной литературы да для запугивания слишком доверчивых потомков, а реальные белые, как и реальные красные, могли бы возразить мифотворцам: «Овчинка выделки не стоит». (Михаил Валентинов)

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.