Гурьев Игорь (egor_23) wrote,
Гурьев Игорь
egor_23

Categories:

В толще времени...(зАкЛЮченИЕ) 2

В толще времени...(ЗаКлЮчЕнИе) 1 - (http://egor-23.livejournal.com/58399.html)
Церковь сохранила икону, изгнав из недр скульптуру и введя догматы об иконописи. Эти догматы, сделали невозможным проникновение в церковь живописи и мирских художников. Вопрос иконы, как символа веры, довольно интересен в нашей истории, и не так прост, как кажется. В свое время по поводу изображения Бога было сломано немало копий. Отмечу только разницу между убранством церкви Востока и Запада. Запад внес в свое убранство представление человека о Боге, и храмы заполонила скульптура, и даже сидения в церкви, были направлены ради человека и были продиктованы заботой о нем. Православие же использует иконы еще и как образование населения, где человек становится равным перед Богом в момент, когда решается его посмертная судьба.
Константинополь избрал гибель, и подчинение Исламу, как альтернативу перехода под ересь Запада. Это был страшный выбор, и он был сделан в пользу сохранения веры. Запад, не боясь, разукрашивать свои храмы, стал возвеличивать науку, которая, проникая в теологию, выбрасывала из ее догматов и книг целые куски, сокращая писания до понятых им размеров. Началось вмешательство людей в святые святых. Религию стали подгонять под человека. Эта эпоха собирательства наследия веры, до сих пор не оценена историками. Угроза нашествия и само нашествие Ислама, привело к разделению наследия, где Константинополь и его культура, была разделена между двумя частями света. Греки уводили на Запад науку и искусство, Восток же воспринимал только слово и икону. Россия, крестясь и принимая веру Константинополя, принимала и все его противоречия, но, оставляя неизменным центр веры, который и закрепился благодаря распре, названный сегодня игом. Строительство Руси в этот период, в одно целое, не устранило противоречий между властью и верой. Эти противоречия и вылились в реформы Петра. Но перед этим был Никон, которому не удалось внести вирус Запада в Россию, но церковь он расколол. Первый шаг к будущему развалу страны был сделан. Запад же Европы был идеальной ареной для принятия наследия греков, становясь изначально империей ремесленников и в последствии промышленного рывка.

История падения началась с приходом протестантизма. Отныне в конструкции Европы стали вырваться наружу те системы, которые изначально были обречены на провал, и не имели Вечного и крепкого фундамента. Европа стала континентом временщиков во всём, от идеологии до политического строения общества. На ее просторах стал проходить гигантский эксперимент во всех областях жизни на костях людей, которых ввели в ранг послушного закону "барана". Если Византия допустила в своих недрах синтез двух культур, Востока и Европы, Азии и язычества, через народные сказания и верования, то Запад объявил Азию мракобесием и варварством. Эта наглость удивляет. Ибо что Рим, что остальные государственные образования Европы, были в отсталом положении по сравнению с Азией. Те, кого они в последствии назвали варварами, при ближайшем рассмотрении, оказываются локомотивом для сегодняшней Европы, которая сделала промышленный рывок, впитывая в себя достижения как раз Азии.
Византия пала, сознательно обрекая себя на смерть, ибо существовать в условиях, когда, сохраняя внутреннюю самостоятельность перед Западом и Исламом, было равносильно смерти. Защита в области веры и в образе жизни, была обречена перед угрозами с двух сторон. Ислам оказался крепок верой, и доказал это на деле. И только Русь, переняв установки Византии, могла найти точки для примирения с Исламом. Это великое примирение и братание в прямом смысле этого слова, двух разных вер, есть Великая тайна Земли, которую по достоинству не оценил сегодняшний историк. Как нет анализа того Великого теологического спора в недрах Византии, который касался обряда, и догмата веры. Эти споры касались роли иконы в жизни церкви. И можно только поразиться мудрости той церковной элиты, которая увидела еще тогда угрозу со стороны искусства. Этот спор привел к парадоксальным выводам. Если человека освободить от общего дела, дав ему свободу действия в рамках юридической науки, то значит обречь его в жизни на смерть. Таким образом, даже рабство, когда раб есть участник общего дела, является угодной конструкцией государства. Главным же в том споре было признание примирения, как идеологии, которая объединяет. Это был Великий шаг вперед, ибо примирение как идеология изначально допускало в свои недра тех, кто мог считаться еретиком. Примирение с другим это не угроза веры, а именно сама практика верующего человека. Если Запад в результате развития своих догматов, стал относиться к жизни как к определенному времяпровождению, а значит искание и наслаждение удовольствиями мира, то Византия отвергла такую идеологию. Запад уже заложил в теорию Бога, будущий материализм. Именно от этой роскоши, от безразличия к вопросам нравственности веры, пользование теми благами, которые принадлежат всем, и появились все трещины в католицизме. Началась скупка должностей, гонка за богатством и плотскими развлечениями.

Было такое и на Руси, и порой достигало огромных размеров, когда светская власть, вынуждена была ставить нравственные вопросы веры перед высшим духовенством. Но, если для Запада это было единственно возможной идеологией, то, на Руси такое поведение носило противоестественный характер. Именно идеология примирения и братания, позволило Русской империи сохранить миру многие народности и малые народы. Таким образом, Запад отступал от жизненности веры, вводя в ее недра ужас страшного суда и ада. Отступая от Византийской идеологии, менялся и сам обряд в церкви. Кажется, сегодня эта пропасть не преодолима. Пока же Запад следует заданному темпу в размышлениях о Боге. Это своего рода набор слов и предложений, которые, выстраиваясь в систему, оправдывают насилие и право человека жить исходя из своего желудка. Христос стал похож на монстра, которым стоит пугать обывателя, а его вера превратилась в веру смерти. Не верите?
Русь в то время, встала перед выбором. И этот выбор был сделан нашими предками на века. В ее недрах уже жили священники, которые, приходя из Европы, стремились привить нам Западную идеологию. Тот же знаменитый Грек, не видел будущего Руси, а считал ее обреченной на Страшный суд. И его понять можно, так как казалось, что до подчинения ее Католицизму, оставалось считанные годы. И сегодня можно только удивляться тому чуду, как выжила наша страна, попавшая в такие клещи наступления Европы.
Это было еще и идеологическое противостояние. Крестовые походы, сыграли свою геополитическую роль в мире. Если сами рыцари видели в стремлении освободить Иерусалим свою искупительную миссию, то вместе с ними и шли будущие капиталисты. Запад использовал войну религиозную для переустройства не только мира, но и сознания человека. В результате совокупности всех действий, не Бог отринул человека, а человек стал отрицать Бога. Не Бог объявил войну человеку, а сам человек объявил эту войну, не понимая, что изначально она обречена на поражение. Но, мог ли человек это осознавать? Ответ опять будет отрицательным. Человека только использовали. Крестовые походы это еще и официально объявленная война идеологий Запада и Востока. Запад, проигрывая Востоку в духовном плане, мог только противопоставить вооруженную силу. Иного пути не было. И если в первом крестовом походе не удалось реализовать план подчинения Константинополя, который интересовал Запад и как возможность выхода к морю для развития торговли, то в последствии этот проект был реализован. Константинополь пал только тогда, когда экономика Европы сделала скачок, и создало свой мощный флот. А это уже был путь к географическим открытиям. Ислам был ответом Европе на его варварскую натуру, и вера на деле, на практике, столкнулась верой на словах на Западе Европы. Эта борьба идет до сих пор. В итоге, Ислам, стал некой духовной опорой для сопротивления "сатане".
Основа учения Католицизма как системы, берет начало в Византии. Запад мог решить вопросы своей выживаемости исключительно силой, а для войны нужно оружие, а значит развитая экономика, которая по догматам религии развиваться не может. В человеческой логике появилась критика догматов и обрядов, тем более для такого рывка были все условия. От поведения священников на всей территории Европы, до их ярко выраженных целях к богатству. "Почему одним быть богатым можно, а мне нельзя"? Прения стали касаться не только обряда, происходило само переосмысление всех целей каждого человека. Выгода стала вырисовываться с началом проникновения в Индию. Отныне другие страны стали объектом нападения ради денег. Началось возрождение науки и искусства ради человека. Европа встала перед вопросом, ей понадобился поводырь в виде государственного образования, и чем сильнее лидер, тем больше он имеет влияние на континент. История Европы стала похожа на соревнование между странами. Сначала лидером стала Испания, потом Португалия, и, наконец, Англия. Могущество Европейской политики стало зависеть от развитой экономики и от умения использовать ее на благо войны. Вопрос стал стоять геополитически, и лидер Европы уже не мог жить без влияния на всю политику континента. Иногда это приводило к конфликтам внутри образования, но общим в этом было-война ради всей Европы. Героическая история таким образом, превратилась в историю агрессии, и остальной мир вынужден был принимать адекватные меры, ибо Европа после себя не оставляла никого живым. Таким образом, Европа стала угрозой тем цивилизациям, которые продолжали жить по своим особенностям. Таким образом, на планете стал рождаться новый человек Европейского склада ума, который отрицал остальные народы как самобытные образования. Началось своего рода миссионерство по планете. Европа превратилась в центр развития человека под управлением денег.

Англия, убрав гегемонию Франции, забирала ее колонии. Тем самым экономика страны, построенная на агрессии, не могла выдержать напряжения в борьбе с Лондоном. Лондон сознательно отбрасывал духовную составляющую в своих действиях, и потому стал одерживать верх. В результате во Франции-революционный протест, направленный на реализацию духовного начала человека, через материализм. Идея равенства и свободы проникала в общество, и стал зарождаться социализм. Революция, которая унесла миллионы жизней и, не дав благо Франции, пожирая своих идеологов разрушителей идеалистов, стала развиваться по своим, метафизическим законам. Наполеон как контрреволюционер, используя волну революционности масс, сумел создать армию, которая умирала на полях сражений вооруженная не верой в Бога, а в основном, верой в свои идеалы. Это был еще один тип человека, который до сих пор не осознан в исторической науке. Наполеон бросил вызов Англии, тем самым, планируя убрать революционную мысль из масс. Англия зависела от экономики, и ее сила в морском могуществе приносила колоссальные деньги, что позволяло манипулировать миром, в том числе и Россией. Наполеон шел к Константинополю, и главным его проектом стала Россия. Очередной проект Европы провалился, но он оставил после себя идею прогресса, выразителем которого и стал мечтатель Жюль Верн, который видел спасение и благо человека в развитии науки. Наука стала работать на войну. Теперь язычество стало полноправной идеологией Запада как противовес не только Католицизму, но и протестантизму. Да простит меня читатель, что слово «протестантизм» я пишу с маленькой буквы, ибо не вижу в этой философии ни веры, ни религии.
Язычество родило новый класс людей, которые ничего не производили. Это была умственная элита общества вооруженная только логикой и рациональностью. И феодализм стал уходить под натиском увеличивающего неравенства в обществе, где менялось само отношение к миру и к месту человека в нем. Революция во Франции навсегда отвергла связь с умершими предками, отрицая всю деятельность предков как ошибочную и не соответствующую ситуации. В недрах стран появился класс богатых, которые доказывали что, власть теперь их враг, так как лишает их свободы и желания жить как им угодно. Начался умственный взлет в собирании всего наследия человека в области борьбы с Богом. Рост выпуска книг, энциклопедии, развитие философии, приводило к поверхностной оценке человека, сводя все наследия к упрощенным доктринам. Отныне сама идея бессмертия, и связи с Христом, канула в лета.

Человеческая мысль была революционным протестом против храма, и этот протест привел к материализму и к атеизму. А значит, из человеческого сознания исчезло понятие общего дела, как основы развития любой системы. Смерть, победив жизнь, убрав веру, сделала невозможным существование на планете равных по возможностям и доходам людей. Была узаконена бедность, которая стала возводиться в умы как необходимость и закономерность общества. Бедный и нищий человек стал, презираем и гоним, превращаясь в животное, душу которого рассматривать никто не собирался.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments