egor_23

Categories:

Ох уж эти марксисты... Напридумают всякое...

(Марксизм) Дорогие друзья! Сегодня у нас первая беседа, посвящённая политической экономии как науке. 

Вообще, планируется краткий цикл таких бесед, которые посвящены не какому-то частному вопросу, а систематическому изложению основ политической экономии. Опыт показывает, что доступное изложение политэкономии сегодня весьма актуально, потому что, во-первых, изучаемые этой наукой вопросы волнуют почти всех, а во-вторых, потому что о самой политэкономии люди обычно имеют смутное, часто очень искажённое представление.
Я не буду в этих беседах делать оценок, что хорошо, а что не очень. Я также не буду призывать принимать на веру какие-то идеи и вообще, какие-то суждения. Ленин говорил, что тот, кто в политике или экономике верит на слово, тот круглый дурак. Я призываю отнестись к политэкономии, как к точной науке. 

В чём её практическая ценность? В том, что в этой науке из простых понятий выводятся (логически, как в математике) ответы на сложные, интересные и актуальные вопросы. Ну, например:
- почему происходит расслоение общества на богатых и бедных; причём богатыми не всегда оказываются самые достойные и умные люди, а бедными – не всегда бездельники и шалопаи;
- почему одни капиталистические страны живут богаче других, хотя и там и там одна и та же капиталистическая общественно-экономическая формация;
- почему экономика не всегда развивается поступательно, то есть, почему происходят кризисы;
- наконец, самый, на мой взгляд, интересный вопрос: почему рост производительности труда не приводит к тому, что людям приходится меньше работать, почему вместо этого всё бОльшая часть людей бОльшую часть времени: занимается сомнительной с точки зрения общественной пользы работой: ведение учётно-отчётной документацией в офисах, банковская сфера, рекламный бизнес, охранные структуры и многое другое. Я не утверждаю, что всё это в принципе зло. Но когда эта подсистема экономики становится доминирующей, это уже повод получше разобраться в этом вопросе.
На такие вопросы нельзя ответить сразу. Для того, чтобы ответить, как летает самолёт, нужно сначала немножко поизучать физику. А для того, чтобы ответить на поставленные выше вопросы, мы займёмся изучением политэкономии.
Политэкономия изучает законы общественного производства и распределения благ на различных ступенях развития человеческого общества. В основном мы будем говорить о политэкономии капитализма, как того строя, который существует у нас в России и в большинстве стран мира. Есть страны, в которых есть элементы социализма (например, Китай), но социализма там нет. Почему это так, я постараюсь ответить по ходу изложения.
Но прежде, чем говорить о политэкономии капитализма, нужно сказать очень кратко, буквально несколько слов о более ранних этапах развития общества.
Человеку современного вида Homo sapiens около 100 тысяч лет. Первые цивилизации появились гораздо позднее, порядка 5 тысяч лет назад. До этого образ жизни человека не столь радикально отличался от образа жизни животных. Но существенным отличием явилось то, что человек, не только руководствуясь инстинктами, добывал пищу, продолжал род и оборонялся от хищников; он стал осознанно своим трудом создавать полезные ему продукты. В первую очередь это добыча пищи. Охота на мамонта и сбор съедобных плодов – это тоже труд. Никакой рыночной экономики, конечно, не было. В этих условиях не могло возникнуть вопроса «сколько стоит труд человека?» Труд можно было оценивать только по его натуральным показателям: сколько тех или иных полезных продуктов произвёл человек.
Но рано или поздно в обществе возникает разделение труда (мы не будем здесь останавливаться на вопросе, почему это происходит, но все знают, что это так). То есть, каждый человек начинает заниматься каким-то одним видом деятельности. Например, некий человек, назовём его, столяр, делает табуретки. Много табуреток. У него уже полный дом табуреток, а он всё равно их делает. Не потому, что они ему нужны, а потому что он меняет их на разные другие нужные ему вещи.
Вот такой продукт, который сделан не для своего употребления, а для обмена, и переходит в потребление через обмен, называется ТОВАРОМ. Заметим, что денег, может быть, ещё не изобрели, а товары уже есть. Деньги – это товар, который удобен в качестве посредника при обмене, товар, который в определённых пропорциях обменивается на все другие товары. Замечу, что в начале 90-х в России, когда официальные деньги перестали выполнять свою функцию (обесценивались), появилось понятие «жидкая валюта». Этот товар был нужен всем, но не потому, что все его употребляли, а потому, что оказался наиболее удобным в качестве посредника при обмене, или иными обладал максимальной ликвидностью (каламбур ещё в том, что «ликвидный» («liquidus») дословно с латыни переводится «жидкий»).
Рассмотрим общество, в котором производители разных товаров абсолютно независимы друг от друга. То есть никто им не указывает, какой товар и в каком количестве производить. Государство, если и есть, то в экономику не вмешивается (то есть реализуется этакий идеал либеральной рыночной экономики). С другой стороны в таком обществе все товаропроизводители абсолютно зависимы друг от друга, потому что каждый занимается каким-то одним видом деятельности, а потребности у каждого человека разносторонние (например, столяру нужно кушать, а табуретки несъедобны, поэтому для него кто-то должен произвести пищу. Кроме того, чтобы он мог производить табуретки, кто-то для него должен производить доски, а также пилы и рубанки)
Система товаропроизводителей, в которой, во-первых нет принуждения производить тот или иной товар и поэтому каждый независим от других, а во-вторых, есть общественное разделение труда и поэтому все зависят друг от друга и производят друг для друга – это РЫНОК. Если убрать одну из сторон – зависимость или независимость товаропроизводителей, то это будет не рынок. Если убрать момент независимости – то это будет или плановая экономика или общество, в котором действуют кастовые или цеховые ограничения выбора профессии. Если убрать элемент зависимости – то это будет натуральное хозяйства, где каждый производит для себя и не вступает в экономические отношения с другими.
На рынке товары обмениваются друг на друга (даже если посредством денег). Возникает вопрос: в каких пропорциях разные товары (продукты разных видов труда) должны обмениваться друг на друга.
По нашему предположению планирования нет, производитель обособлен и он заранее не знает, будет ли востребован его товар. Чтобы производитель мог реализовать товар, во-первых, у кого-то должна быть потребность в этом товаре. Способность товара удовлетворять чью-то потребность (проще говоря, полезность) – это ПОТРЕБИТЕЛЬНАЯ СТОИМОСТЬ. Разные товары имеют разные, несравнимые потребительные стоимости, ведь они удовлетворяют разные потребности (в пище, в одежде, в развлечениях и т. д.). Но если разные товары обмениваются, у них должно быть общее свойство. Это свойство – что все товары суть продукты человеческого труда. Действительно, если что-то удовлетворяет человеческую потребность, но не является продуктом труда (например, воздух) – то это не товар.
Количество труда, необходимое в среднем в данном обществе при данном уровне технологий для производства товара данного вида – это его СТОИМОСТЬ. В повседневной речи стоимость смешивают с ЦЕНОЙ (спросить, «сколько стоит?» и «какова цена?» означает одно и тоже). Строго говоря, это не одно и то же. Цена – это почём продают товар; стоимость – это сколько труда тратится в среднем для производства данного товара. Здесь важно слово В СРЕДНЕМ. Если мне повезло, и я случайно под ногами нашёл золото, это не значит, что стоимость этого золота мала, потому что в среднем в обществе добыча золота стоит больших затрат труда. И если бы, как мечтали алхимики, был найден способ легко превращать в золото медь, то золото бы обесценилось…
В простом товарном хозяйстве, которое мы пока рассматриваем, где каждый работает сам, производя какой-то товар, каждый административно не зависит, но экономически зависит от других, в наиболее простой форме действует ЗАКОН СТОИМОСТИ.
Закон стоимости утверждает, что, во-первых, в таком хозяйстве цены стремятся к стоимости. Если какого-то товара произведено слишком много, его цена оказывается ниже стоимости, тогда производство свёртывается, предложение уменьшается, цена возрастает. Если товара мало, цена выше стоимости, производство и предложение увеличиваются, цена снижается. В любом случае при всех флюктуациях цена стремится к стоимости.
Но закон стоимости утверждает не только это. У него есть важное следствие. В условиях свободного рынка, при отсутствии планирования, этот закон выступает стихийным регулятором производства, то есть, он чисто экономическим путём распределяет человеческие ресурсы по разным видам деятельности. Если в обществе слишком много столяров, которые делают слишком много табуреток, этим заниматься становится невыгодно и часть столяров будет вынуждено сменить профессию.
Пока у нас получается такая идиллическая, очень гармоничная картина свободного общества.
Когда мы будем рассматривать уже не простое товарное, а капиталистическое хозяйство (то есть, когда общество разделено на капиталистов – собственников средств производства и наёмных работников), мы увидим, что в нём цена не только случайно отклоняется от стоимости (вследствие колебаний спроса и предложения), но и отклоняется закономерно в той или иной отрасли производства и мы увидим, как и почему это происходит. При этом функция регулирования производства за законом стоимости сохраняется. Но у такого регулирования есть побочные эффекты – дальнейшее расслоение общества, экономические кризисы и перекос в сторону превратного (непроизводственного, общественно бесполезного) сектора экономики, то есть, те проблемы, о которых я говорил в самом начале.
Если вам будут говорить, что в создании стоимости участвует кроме труда капитал, ещё что-то (н-р, предпринимательские способности) – не надо этому верить буквально. Упрощённо можно сказать, что капитал участвует в создании цены, но не стоимости. Конечно, если капиталист сам трудится на своём предприятии в качестве организатора (управляющего), то его труд в создании стоимости участвует. Но б0льшая часть его доходов – доходы не с труда, а с капитала, то есть, не зарплата, а прибыль.
Это – сознательное «забегание вперёд» для того, чтобы вы не подумали, что закон стоимости – это какое-то тривиальное утверждение. Сегодняшняя наша беседа была очень кратким введением в тему. Вообще, планируется краткий цикл бесед, цель которого – показать, что экономика в целом – это не череда случайных событий, она рационально объяснима, если использовать соответствующий (адекватный) понятийный аппарат и непредвзято рассуждать. И что в ней есть противоречия, противоречия эти не фатальны, а как всякие диалектические противоречия являются источником развития системы. И если у нас есть критерии развития системы, теория подсказывает нам, в каком направлении разрешать имеющиеся противоречия системы. Вопрос о критериях оптимальности очень важен для любой технической и общественной науки. Если говорят, что система действует оптимально или не оптимально, всегда возникает вопрос, «по какому критерию». В данном случае критерием оптимальности являются экономические интересы. Экономические интересы различны у разных классов общества. Задача буржуазного манипулирования сознанием – заставить трудящихся, не осознавая того, защищать экономические интересы буржуазии. Задача марксисткой пропаганды – чтобы трудящиеся осознали СВОИ экономические интересы. А экономические интересы класса – это не то, что интересно в психологическом смысле, а то, что объективно улучшает положение данного класса.

прежде, чем двигаться дальше, необходимо подготовить понятийный аппарат, то есть, дать определения важным для дальнейшего понятиям.
Первое понятие, которое надо определить, это труд.
ТРУД в широком смысле – это целесообразная деятельность человека, направленная на создание благ (потребительных стоимостей); затраты труда – это затраты физических, умственных и моральных сил в такой деятельности. Мы в этой беседе для краткости затраты труда будем для краткости называть просто «трудом».
Сам труд измерить точно никак нельзя. Мы можем сказать, что какая-то работа труднее, какая-то легче, но мы не можем сказать точно «во сколько раз». Тем более невозможно сравнить труд, например, столяра с трудом, например, актёра. Но невозможность точно измерить труд не означает, что такой величины не существует.
Второе понятие, которое мы сегодня определим, это интенсивность труда.
ИНТЕНСИВНОСТЬ ТРУДА – это затраты труда в единицу времени, 1-я производная труда. по времени:
d(труд)трудИнтенсивность труда =-----или проще-----(1)dtвремя
В той формуле нет количества произведённой продукции. Увеличить скорость выпуска продукции, не меняя технологий можно, увеличивая интенсивность труда. Но увеличению интенсивности труда есть очень узкие границы физических возможностей человека Даже увеличить интенсивность труда вдвое по отношению к некоторой средней интенсивности вряд ли возможно, вряд ли человек это выдержит.
Третье понятие, которое мы сегодня определим, это производительность труда.
ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ ТРУДА показывает, сколько продукции можно получить, затратив данное количество труда:
продукцияПроизводительность труда =-----(2)труд
где продукция – количество единиц продукции в натуральных показателях (табуреток, горшков, …), Труд – затраты труда.
Обратите внимание, что, во-первых, в числителе производимая продукция в натуральных показателях (табуретках, горшках, буханках хлеба, киловатт-часах, самолётах и т. п.), то есть, в показателях, между собою не сравнимых.
Второе, на что следует обратить внимание, это на то, что труд (затраты труда) в формуле (2) в знаменателе! Это значит, что чем ниже затраты труда (при данном выпуске продукции за единицу времени), тем выше производительность труда. Мы видим, что «интенсивность труда» и «производительность труда» - совершенно разные понятия, однако их часто путают.
С интенсивностью труда производительность связана так:
d(продукция))/dtd(продукция))/dtПроизводительность =----------=----------(3)интенсивностьd(труд))/dt
Если в формуле (3) сократить производные, получим формулу (2).
Получается, что чем больше интенсивность труда притом же годовом (или дневном, часовом) выпуске продукции, тем меньше производительность.

При каких условиях повышается производительность (т. е. при каких условиях выпуск единицы продукции требует меньших затрат труда)? Это происходит, как сегодня принято говорить, при внедрении новых технологий. Маркс говорил о внедрении новых машин и это более правильно, потому что технологии в сфере идеального, пока они не воплотились в машине, производительность труда не изменится.
При повышении производительности труда появляются следующие теоретические возможности:
во-первых, можно меньше работать и больше времени остаётся на свободное всестороннее развитие всех членов общества,
во-вторых, можно часть людей и производственных мощностей перенаправить с производства предметов потребления (в советской экономике это называлось «продукция группы Б») на производство средств производства («продукция группы А»), а это запускает «цепную реакцию» дальнейшего повышения производительности труда. Этот вариант был избран советским государством под руководством Сталина (индустриализация), тогда страна действительно показала невиданные до и непревзойдённые после темпы экономического и культурного развития. В то трудное и героическое время нужно было ещё и бороться против врагов (вспомним войну против фашизма), но и с этим справились. И это позволяло мечтать «сказку сделать былью», говорить о покорении космоса и преобразовании облика родной планеты.
Но к чему приводит повышение производительности труда при «свободной рыночной экономике»?
При такой экономике научно-технический прогресс позволяет одной части общества присваивать часть продуктов труда, произведённых другой частью общества.
Чтобы разобраться в этом вопросе подробнее, вспомним закон стоимости из 1-й беседы: товары обмениваются на рынке (в среднем) пропорционально их стоимостям, а стоимость – это затраты труда В СРЕДНЕМ воплощённые в товаре (при данной СРЕДНЕЙ производительности труда в данном обществе):
Стоимость = <труд> (4),
или (учитывая формулу 2) стоимость продукции (товаров) равна количеству этой продукции (товаров), делёной на СРЕДНЮЮ производительность труда:
Стоимость = продукция/<производительность> (5),

А что же такое «деньги»?
ДЕНЬГИ – всеобщий эквивалент стоимости. Это тоже своего рода товар, потребительная стоимость которого заключается в том, что в нём выражают свои стоимости все другие товары. Если удаётся обменять товар на деньги, то деньги можно обменять на любой другой товар. В простом товарном хозяйстве ремесленник производит продукцию, чтоб обменять её на деньги, а деньги затем обменять на необходимые ему средства жизни. В результате простом товарном хозяйстве стоимость полученных в результате такого обмена продуктов (средств жизни) равна стоимости произведённых ремесленником товаров. Вырученные деньги – эквивалент стоимости, произведённой ИМ, выражение ЕГО труда.
Но возникает соблазн получить денег побольше, а труда вложить поменьше., то есть, меньший труд обменять на бОльший труд других людей. В принципе, до известных пределов, это может удасться хитростью («выгодно продать»).
Чтобы сделать это радикально, ремесленник заинтересован в повышении производительности труда (превышении индивидуальной производительности труда над общественно необходимой, над средней производительностью труда в данной отрасли в данном обществе).
Если часть производителей внедрило машины, то средняя производительность труда увеличилась, т. е средние затраты туда или стоимость единицы продукции уменьшились. И цена тоже уменьшается. Поэтому у того, кто такой же товар производит вручную, индивидуальные затраты труда выше чем средние, то есть выше стоимости и он не выдерживает конкуренции.

Высокопроизводительные средства производства (машины) сами стоят дорого. Их применение оправдано только в крупном производстве, поэтому они оказываются сосредоточенными под управлением крупного капитала. Мелкие производители, не имеющие средств на покупку машин, не выдерживают конкуренции и оказываются выброшенными на мостовую. А собственники средств производства находят на рынке товар, способный создавать стоимость бОльшую, чем он стоит сам. Это – рабочая сила, которая становится специфическим товаром. И в этот момент происходит историческое событие: из простого товарного хозяйства возникает капитализм. КАПИТАЛИЗМ – это та стадия развития товарного хозяйства, при которой товаром становится рабочая сила.
Здесь опять нужно определить понятия.
РАБОЧАЯ СИЛА – это способность человека к труду (не сам труд и не человек).
В 1-й беседе мы говорили, что у любого товара есть 2 характеристики – потребительная стоимость (полезность) и стоимость.
Потребительная стоимость – способность товара удовлетворять какую-то потребность покупателя. Покупатель рабочей силы – капиталист. Для него потребительная стоимость товара рабочая сила – это и есть способность человека к труду. После того, как акт купли-продажи состоялся, способность к труду уже не принадлежит работнику, он её продал на определённое время и в течение этого времени ею распоряжается капиталист.
В глазах капиталиста способность работника к труду – не что иное, как его способность создавать стоимость, воплощённую в продуктах труда.
Здесь мы находим один из самых интересных и важных моментов марксистской политэкономии. У товара «рабочая сила» есть своя стоимость. Это зарплата, которую капиталист платит работнику, а это – стоимость тех средств жизни, которые работник должен потреблять, чтобы сохранить способность к труду.
Для капиталиста покупать рабочую силу выгодно, если первая стоимость (стоимость произведённых работником продуктов за период времени) больше, чем вторая (стоимость товара рабочая сила, то есть, зарплата работника за тот же период), то есть, грубо говоря, работника «выгодно покупать», если работник создаёт стоимость бОльшую, чем он стОит сам.

Теперь рассмотим, из чего же складывается соимость произведённой продукции при капитазизме. Для определённости будем рассматривать конкретное производство, а именно производство табуреток.
Обозначим:
W – стоимость готовой продукции
C – стоимость потреблённых средств производства (пиломатериалы, фурнитура, лак, клей, амортизация станков и оборудования, используемых при производстве)
V – зарплата рабочих
M – прибавочная стоимость (в данном случае она же = прибыль капиталиста)

Тогда стоимость продукции выразится простой формулой:
W = C + V + M
Обозначения «C» и «V» заимствованы из «Капитала» Маркса. “С” – это сокращение от слова “constanta” (постоянная), “V” – от слова “variabilis” (переменная). Имеется в виду следующее:
Стоимость потреблённых средств производства С без изменений переносится на стоимость готовой продукции, включается в эту стоимость. Поэтому часть капитала, выделенную капиталистом на закупку средств производства (в т. ч. сырья), то есть величину С Маркс назвал постоянным капиталом.
Рабочий, получающий зарплату V прикладывая свой труд, создаёт новую стоимость, то есть добавляет к стоимости потреблённых средств производства что называется добавленную стоимость (V+M). Поэтому часть капитала, выделенную на зарплату рабочим, то есть величину V Маркс назвал переменным капиталом.

Давайте теперь посмотрим, как этот процесс выглядит в глазах работника, если, конечно, он способен адекватно отражать в своём сознании действительное положение вещей.
Давайте рассмотрим условный численный пример.
Пусть 1 табурет стоит 300 рублей, а стоимость потреблённых средств производства C в пересчёте на 1 табурет – 200 рублей.
тогда 100 рублей – это добавленная стоимость. Из этой добавленной стоимости пусть в зарплату рабочего V идёт 40 рублей,
а в прибыль M идёт 60 рублей.
Отношение части добавленной стоимости, которая присваивается капиталистом М к той части, которая идёт в зарплату рабочему V называется НОРМОЙ ПРИБАВОЧНОЙ СТОИМОСТИ. Иными словами, норма прибавочной стоимости – это прибавочная стоимость, делёная на переменный капитал.
В данном случае это M/V = (60р.)/(40р.) = 3/2 = 150%
Эта величина выражает степень эксплуатации работника.

Теперь рассмотрим, как тот же процесс выглядит в глазах капиталиста.
Перепишем знакомую нам формулу W = C + V + M. Вот в глазах капиталиста нет деления капитала на постоянный и переменный. Весь авансированный капитал для него – это издержки производства:
W =C + V+ MVVVV издержки производства
А величину М, прибавочную стоимость, он воспринимает как прибыль.
В данном случае издержки производства 200+40=240 рублей в пересчете на 1 табуретку, а прибыль 60 рублей.
Эффективность бизнеса капиталист оценивает следующей величиной: это прибыль, делёная на издержки производства.
Эта величина называется НОРМОЙ ПРИБЫЛИ. В данном случае это
M/(C+V) = (60р.)/(240р.) = 1/4 = 25%
Капиталиста не интересует потребительная стоимость продукции, ему не важно, вкладывать капитал в табуретки или финансовые спекуляции, но (как говорил Томас Даннинг) нет такого преступления, на который бы не пошел капитал ради 300 процентов прибыли.
Мы видим, что норма прибавочной стоимости и норма прибыли – разные величины. Сами прибавочную стоимость и прибыль мы пока рассматриваем как синонимы. Забегая вперёд, скажу, что иногда это не совсем одно и то же. Но всему своё время.
Ещё сегодня мы увидели, что один и тот же процесс производства в глазах работника и в глазах капиталиста представляется по-разному. С точки зрения работника стоимость создаётся живым человеческим трудом. Только если это многоэтапное производство, часть стоимости уже застыла до него, воплотилась другими рабочими в полуфабрикатах и срествах производства, а живой труд добавляет к этому новую порцию стоимости.

А с точки зрения капиталиста «работают деньги». Не правда ли, знакомое выражение? То есть, стоимость создаётся мёртвым капиталом. А станки, оборудование, да и живые люди – это лишь средства извлечения прибыли. По этому поводу у Маркса в «Капитале», в первом томе есть такое замечательное образное выражение: «Капитал – это мёртвый труд, который как вампир, оживает лишь тогда, когда высасывает из людей живой труд».
Да, именно так. Ведь капитал – это форма существования овеществлённого человеческого труда. Но об этом мы поговорим в следующей беседе.


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.