egor_23

Category:

1919: Южный фронт.

(1918, 1918, 1918, 1918, 1918, 1918, 1917, 1918, 1917...) Это было время, о котором писатель-большевик Николай Островский писал: «Вместе с комсомольским билетом мы получали оружие и двести патронов».

Сравнение обеспеченности боеприпасами противников на Южном фронте: летом-осенью 1919 года, с учетом британских поставок оружия и боеприпасов – сделаю небольшое резюме (по итогам нескольких дискуссий, в которых я участвовал, а также ряда моих постов). Для упрощения далее под названием Южный фронт будет речь идти о Южном ТВД, включающем Южный и Юго-восточный фронты.
Превосходство большевиков в вооружении о обеспечении боеприпасами сейчас часто считается неким устоявшимся фактом, между тем – на что я периодически указывал и указываю – это далеко не так. Как минимум, в отношении критического для красных периода Гражданской войны – лета-осени 1919 года, периода наибольших успехов Белого движения на Южном ТВД и под Петроградом. И существенную роль в этом сыграли поставки оружия и военного снаряжения со стороны Великобритании. Цифры из доклада генерала Холмэна, руководителя Британской военной миссии, я в ряде таких дискуссий уже использовал и хочу свести их здесь воедино. (Также планирую выложить в ближайшее время и сам отчет).
I. БРИТАНСКИЕ ПОСТАВКИ До октября 1919 года согласно отчету ген. Холмэна англичанами было поставлено для ВСЮР:
Артиллерия
в числителе - обещано / в знаменателе - поставлено
18 фунтовых орудий – 450 / 331
4,5 дюймовых гаубиц – 120 / 98
60 фунтовых орудий.- 60 / 60
6 дюймовых гаубиц – 60 / 61
8 дюймовых гаубиц – 8 / 8
Итого поставлено 608 орудий (еще 141 орудие недопоставлено)
Боеприпасы для
18 фунтовых орудий - 1 338 540
4,5 дюймовых гаубиц - 203 782
60 фунтовых орудий - 91 277
6 дюймовых гаубиц - 34 540
8 дюймовых гаубиц - 8 412
Итого 1 676 551 снарядов, в том числе тяжелых 338 011 штук.
Пулеметы Виккерса - 1270 Льюиса – 2743 Итого - 4013
Винтовки русские – 174 872 британские – 39 881 итого 214 753 штук
боеприпасы для стрелкового оружия британские 0,303 (для пулеметов и британских винтовок) – 180 111 294 русские 3-линейные – 221 697 700 Маузер – 22 457 800 Всего - 424 266 794 патрона.
По большому счету все вышеперечисленное вооружение и снаряжение было поставлено на юг России по сентябрь включительно (отчет Холмэна был готов к 8 октября 1919 года). Отметим – это только британские поставки, значительные количества боеприпасов и вооружения достались ВСЮР в результате успешной весенне-летней кампании от Красной армии (тот же отчет Холмэна в качестве одного из основных источников боеприпасов до лета 1919 года включительно указывает именно трофеи), некоторые объемы военного имущества поступали и от других союзников, в частности американцев.
Отметим также достаточно большие (применительно к численности, а также к фактической обеспеченности противников вооружением) объемы поставок вооружения (винтовки, артиллерия, пулеметы), но здесь не будем углубляться в этот вопрос. Зафиксируем лишь тот факт, что только лишь указанных в отчете объемов было достаточно для достижения уровня вооруженности ВСЮР в не меньшей степени, чем их противников.
II. ОБЕСПЕЧЕННОСТЬ ВСЮР БОЕПРИПАСАМИ ДЛЯ СТРЕЛКОВОГО ОРУЖИЯ
Мы же коснемся здесь в первую очередь другого вопроса – обеспеченности боеприпасами. В свое время на ВИФе, после того, как ув. Алексей Исаев выложил цифры расхода боеприпасов противников в ходе ВОВ, активно обсуждался вопрос того, что превосходство в количестве стволов далеко не всегда означает реального огневого превосходства на поле боя, и немцы, имея как правило заметно меньше стволов, при этом умудрялись использовать снарядов больше, чем русские. В условиях Гражданской войны этот тезис справедлив не в меньшей степени, при этом необходимо отметить следующий факт – в условиях высокоманевренных боевых действий, слабой инфраструктуры и транспортных проблем артиллерия играла меньшую роль, по сути – «пулемет наше все» - и соответственно выше был удельный вес фактора обеспеченности патронами. С патронов мы и начнем.
Британские поставки начались в феврале 1919 года, но массовый характер приобрели к концу весны - практически первые части, вооруженные и оснащенные за счет британских поставок, на поле боя появились в мае 1919, согласно тому же отчету (о незначительности поставок до мая месяца свидетельствуют и цифры, приводимые в воспоминаниях А.И. Деникина). Итого, с мая по сентябрь включительно, за 5 месяцев – среднемесячная поставка только британских боеприпасов: 335 тыс. снарядов в месяц, в том числе тяжелых 67,6 тыс. 85 млн. патронов в месяц.

К вопросу обеспеченности снарядами мы вернемся чуть позже, а сейчас остановимся на стрелковых боеприпасах. Итого 85 млн. патронов в месяц. При этом необходимо учитывать несколько моментов –
А) что трехлинейные боеприпасы составляют чуть более половины от этого количества (или 44,3 млн. патронов в месяц) Б) Тем не менее совсем не учитывать британские патроны нельзя – как в силу наличия большого количества британских винтовок, но главное – из-за большого количества пулеметов Виккерса и Льюиса, поставленных британцами. В) согласно тому же отчету Холмэна до лета 1919 года основным источником пополнения боеприпасами для ВСЮР были трофеи. В ситуации непрекращающегося почти наступления они захватывали большие объемы военного имущества и до осени практически жили за счет этого. В отчете упоминаются опасения русского командования, что из-за того, что у пленных заметно снизились наличные запасы патронов (что сигнализировало об истощении запасов патронов у красных в целом) в ближайшем будущем они лишатся этого источника пополнения боеприпасов. Таким образом, можно констатировать, что упомянутые выше цифры – это нижняя граница обеспеченности ВСЮР стрелковыми боеприпасами. Итого:
от 44,4 млн. патронов (только русских 3-х линейных) до 85 млн. патронов (с учетом британских) – минимум.
III. ОБЕСПЕЧЕННОСТЬ БОЕПРИПАСАМИ ДЛЯ СТРЕЛКОВОГО ОРУЖИЯ ПРОТИВОСТОЯВШИХ ВСЮР ЧАСТЕЙ РККА.
Пункт 1. Расход боеприпасов (цифры я выкладывал здесь в ЖЖ).
В августе-октябре 1919 года РККА всего расходовало патронов всех калибров
Патроны Август: расход патронов - 57 739 779, в том числе русских - 52 690 106, японских - 5 049 673 Сентябрь: расход патронов - 54 763 523, в том числе русских - 45 878 138, японских - 8 885 385 Октябрь: расход патронов - 39 752 149, в том числе русских - 39 106 729, японских - 645 420 - с учетом расхода японских, цифра по которым неполна, на том же уровне, что и в предыдущие месяцы – 46-47 млн. штук. Ноябрь: расход патронов - 22 558 407, в том числе русских 18 018 252, японских 4 540 155
снаряды Июль: расход снарядов - 293 728, в том числе тяжелых - 25 937;
Август: расход снарядов - 379 190, в том числе тяжелых - 39 625; Сентябрь: расход снарядов - 392 500, в том числе тяжелых - 53 469; Октябрь: расход снарядов - 403 262, в том числе тяжелых - 42 759;
Это общие цифры по РККА, на Южном фронте разумеется они были ниже:
Патроны Август: Расход русских патронов - 32 735 718, японских - 3 683 708,
всего - 36 419 426; (56,7% от расхода на всех фронтах) Сентябрь: Расход русских патронов - 25 679 061, японских - 7 942 605, всего - 33 621 666; (61,4% от расхода на всех фронтах) Октябрь: Расход русских патронов - 19 598 368, японских – вероятно около 6-7 млн., итого всего – 26-27 млн. патронов. (65-68% от расхода на всех фронтах)
Ноябрь: расход русских патронов – 10 584 259, японских – 4 308 820, всего – 14 839 079 (66% от расхода на всех фронтах)
Снаряды Август: расход снарядов: 3-дюймовых - 178 530, тяжелых - 22 325, всего - 200 855 (53%); Сентябрь: расход снарядов: 3-дюймовых - 226 012, тяжелых - 32 899, всего - 258 911 (66%); Октябрь: расход снарядов: 3-дюймовых - 217 605, тяжелых - 29 522, всего - 247 127 (61%); Итого имеем, что в конце лета-осенью
РККА расходовала 27-36 млн. патронов в месяц, в том числе от 19 до 32 млн. русских патронов, и 200-250 тыс. снарядов (в том числе от 20 до 30 тяжелых), при численности боевых частей Южного фронта в первой линии в августе – октябре 1919 года – 160-190 тыс. штыков и сабель. Безусловно, сравнивать расход патронов и их наличие на складах некорректно – но указанные выше цифры дают нам удельный вес Южного ТВД в общих потребностях всех фронтов – в среднем около 60%.
Расход патронов важен еще и с другой точки зрения – речь о динамике. Несмотря на то, что накал боев к октябрю только нарастал как минимум на двух ключевых ТВД из трех (Юг, Севро-Запад vs Сибири), расход очень явно идет по ниспадающей, как в целом, так и на ключевом – южном – ТВД (в ноябре общий расход патронов был еще меньше, чем в октябре). Это важное, хоть и косвенное, свидетельство исчерпания запасов (о чем кстати говорят и данные, приводимые в отчете Холмэна: «Недавно захваченные большевистские военнопленные, однако, имели такое мало количество боеприпасов, что русский штаб опасается, что в будущем они не смогут более полагаться на трофеи, как на источник снабжения»). Перейдем теперь к следующему пункту.
Пункт 2. Сравнить сравнимое: на что потенциально мог рассчитывать Южный фронт?
Для корректного сравнения – не расхода, а запасов - необходимо вычленить те объемы запасов, на которые могли рассчитывать армии Южного фронта. Зная удельный вес Южного фронта в общем расходе – 60%, осталось лишь разобраться с цифрой общих запасов. Эти данные, впрочем, я также неоднократно выкладывал – и сведу здесь воедино. Наличие боеприпасов складывается из двух цифр – это запасы, оставшиеся еще с ПМВ, и производство. Начнем с производства – производство патронов в Советской России в 1919 году характеризовалось следующими цифрами:
Январь - 19,7 млн. патронов
Февраль - 24,4 млн. патронов
Март - 22,7 млн. патронов
Апрель - 16,6 млн. патронов
Май - 28,3 млн. патронов
Июнь - 28,5 млн. патронов
Июль - 31,6 млн. патронов
Август - 32,5 млн. патронов
Сентябрь - 34,3 млн. патронов
Октябрь - 34,5 млн. патронов
Ноябрь - 38,7 млн. патронов
Декабрь - 45,3 млн. патронов
Большевики – запустив производство на Симбирском патронном заводе, в целом сумели довести его до 30-35 млн. в месяц и стабилизировать на этом уровне. Теперь перейдем к запасам – здесь картина сложнее.
У меня есть две цифры из документов – первая из майского доклада Вацетиса, на тот момент начальника Полевого штаба Республики. Согласно доклада, общие запасы патронов составляли 189 млн. штук и исходя из имевшегося опыта и предположений Вацетиса об интенсивности предстоящих боев, таких запасов должно было хватить на 3 месяца (май, июнь, июль), т.е. ежемесячный расход предполагался в размере 60 млн. патронов. Вторая цифра взята из 4-го тома «Директив Гражданской войны» (приложение к первым 3-м томам, содержащее справочные материалы) – согласно документу №129 из данного тома, о наличии патронов на складах Республики - на 1 мая 1919 года их имелось 359,3 млн. шт .
Разница между этими двумя цифрами ощутимая – чем она может объясняться и какая ближе к истине?
Мне представляется, что ближе к истине первая цифра. Во-первых, она бьется с динамикой расхода патронов. Если исходить из расчетов Вацетиса, о том, что эти 189 млн. исчерпаются за 3 мес. (по 60 млн. в мес.), то мы получаем, что при расходе патронов по 60 млн. в месяц РККА израсходует запасы в июле, а в августе израсходует 2/3 патронов, произведенных за эти 3 мес., и дальше можем рассчитывать на собственное производство – и именно этим и объясняется, что осенью расход патронов при нарастании накала боев снижается и приближается к цифрам производства.
Во-вторых, вероятное объяснение связано с тем, что Вацетис в своих расчетах оперировал цифрами патронов, пригодных к использованию – то есть наиболее ходовых калибров. Между тем, имеющийся на тот момент на складах арсенал явно отличался широким разнообразием – вот весьма характерные цитаты из работ С.Федосеева – «на сентябрь 1920г. на Петроградском Окружном артиллерийском складе имелись винтовки: «австрийские нового образца, старо¬го образца, кавалерийские нового образца, германские нового образца, старого образца, 4-лин., Веттерли, Гра и Гра-Кропачека, Пибоди-Мартини, Пибоди-Мартини кавалерийские, Лебеля нового образца, турецкие, Мау¬зера»; карабины — «3-лин., австрийские нового образца, австрийские 4-лин., германские нового образца, старого образца, 4-лин., турецкие, Веттерли, Маузер, Гра, Лебе¬ля». Безусловно, не меньшим разнообразием отличались и запасы патронов – у меня нет данных именно периода Гражданской войны, но вот цитата из другой работы тог же автора о состоянии запасов патронов в ноябре 1916 года: «в ведомости Петроградского склада огнестрельных припа¬сов уже за ноябрь 1916 г. значатся: «3-линейные боевые винтовочные остроконечные с посадкой пули на 2 линии, то же на 3 линии... боевые винтовочные германские ост¬роконечные... боевые австрийские винтовочные тупоко¬нечные, то же с разрывными пулями... английские калиб¬ра 0,303 к пулеметам Льюиса... боевые винтовочные французские калибра 0,303... 3-лин. боевые американской выделки... 3-лин. боевые с зажигательными пулями с уг¬лубленным капсюлем». Разумеется, организовать нормальное снабжение подобного разношерстного арсенала не менее разношерстными запасами боеприпасов крайне сложно даже имея нормально работающую службу снабжения – что уж тут говорить об условиях Гражданской войны - с ее разрухой на транспорте, с проблемами связи, когда аппарат по сбору, обработке информации, по налаживанию и организации снабжения приходилось создавать чуть ли не с нуля, и в очень сложных условиях. Естественно, что эффективное использование всего разнообразия патронов в этой ситуации было нереально – и приходилось ограничиваться лишь либо наиболее распространенными видами патронов (как русские трехлинейные или японские) либо теми патронами, без использования которых было не обойтись (в первую очередь речь о боеприпасах к автоматическому оружию – в частности британскими патронами для пулеметов Льюиса, трофейными патронами к пулеметам Шварцлозе и немецким Максимам). И разумеется – патроны к системам Веттерли, Лебеля, Бердана, Гра-Кропачека, Пибоди-Мартини, турецким винтовкам скорее всего в лучшем случае использовались либо где-то в тылу, и рассчитывать на стабильное и регулярное снабжение ими фронта рассчитывать не приходилось. И именно об исчерпании запасов свидетельствует использование запасов других калибров, к которым имелось вооружение в достаточном количестве. Вероятно, именно об этом говорит резко возросший к осени расход японских патронов, и то, что именно они были выделены в отчетности в отдельную категорию наряду с трехлинейными патронами. Таким образом, я предполагаю, что Вацетис скорее всего вел речь именно о трехлинейных патронах. Так или иначе, можно взять за основу, что общие складские запасы патронов, могущих быть использованными, колебались от 189 млн. до 359 млн. штук. С учетом факта значительных потерь в ходе летней кампании вероятно это верхняя граница, но тут необходимо также учитывать встречный «поток», а именно факт трофеев на Восточном фронте. В целом там напряжение боев и масштаб были ниже – так что для упрощения расчетов можно взять указанные выше цифры.

Итого мы имеем следующий объем патронов, которые РККА могло использовать в период мая-сентябрь Складские запасы: от 189 млн. штук до 359 млн. штук + Производство: 155 млн. штук = Итог: от 344 млн. штук до 514 млн. штук Или от 69 до 103 млн. штук в месяц С учетом доли Южфронта в 60% от общего расхода можно предположить, что Южный фронт мог рассчитывать и на такую же долю общих запасов, или от 41 до 62 млн. патронов. Что любопытно – если сравнить с расходом, мы видим что цифры наличия и расхода очень близки, то есть РККА доставляла на фронт и расходовала в боях практически все запасы (складские+производство), что имела.
IV. СРАВНЕНИЕ
Сравним цифры – как мы видели раньше, ВСЮР только за счет британских поставок могло рассчитывать (по минимальной планке) от 44 только русских патронов до 85 млн. патронов всего, с учетом британских и германских. Южный фронт РККА – от 41 млн. (также вероятно только русских патронов) до 62 млн. патронов всего.
Цифры как видим сопоставимые (и более того, можно отметить даже скорее бОльшую брутто-обеспеченность именно ВСЮР. Если же считать в расчете на одного бойца, то с учетом меньшей численности ВСЮР в штыках и саблях отставание РККА будет еще заметнее.
Можно примерно прикинуть и обеспеченность артиллерийскими снарядами. Если взять за основу факт, что точно также РККА по максимуму закрывала расход поставками из тыла, то есть цифры расхода и наличия в целом равны, то против 200-250 тыс. снарядов (в том числе от 20 до 30 тяжелых) расхода РККА на Южном фронте мы имеем (на складах) только британских 335 тыс. снарядов в месяц, в том числе тяжелых 67,6 тыс.
Кстати и здесь при аналогичном подходе – расчет количества артиллерийских снарядов на складах на 1-е мая плюс производство за май-октябрь и все это пропорционально доле расхода Южного фронта – теоретически можно прийти к цифрам, близким к цифрам расхода. Общие запасы снарядов на 1 мая 1919 года на складах составляли 1 953 928 снарядов (в том числе 1 296 033 трехдюймовых и 657 895 тяжелых), плюсом к этому в мае-октябре 1919 года на заводах было произведено 98 160 снарядов, итого 2 052 178 снаряда (с учетом мизерного производства можно пренебречь октябрем и разделить эту цифру на 5 месяцев, а не на 6). Итого 410 тыс. снарядов, или (246 тыс. снарядов для Южного фронта, исходя из его доли в общем расходе в 60%) , имевшихся на складах и полученных Красной армией с заводов в месяц. Невысокие цифры производства снарядов кстати говорят о том, что в отличие от патронов запасов снарядов, доставшихся РККА от царской армии при той интенсивности боевых действий, было более чем достаточно и потребность в налаживании производства снарядов не стояла так остро, как в отношении патронов. Исходя из этого, можно сделать вывод, что и тех объемов снарядов, которые были поставлены ВСЮР британцами (335 тыс.), было более чем достаточно для ведения боевых действий.
Что любопытно – как раз здесь есть интересный пример влияния и роли трофеев. Запасы последних у РККА на 1 мая как мы видели составляли 1 953 928 снарядов, а на 15 июня, т.е. через полтора месяца они достигли уже 2 397 054 снаряда – прирост 443 тыс. снарядов или 23%. Между тем производство снарядов в мае-июне составило всего 46 тыс. снарядов. Казалось – бы с чем связан такой прирост? Картинка проясняется – если посмотреть разбивку по типам снарядов. Основной прирост снарядов – почти 300 тысяч штук – это 45 линейные гаубичные снаряды (любопытно, что ВСЮР до октября 1919 года таких снарядов было поставлено всего 204 тысячи штук; возможно такое количество трофеев связано с остатками снарядов, находившихся в Сибири и на Урале еще с ПМВ), т.е. снаряды 114-мм английских гаубиц, которые в Советской России явно не производились (да и количество трехдюймовых снарядов выросло на 105 тыс. штук при общем производстве всех типов снарядов внутри Советской России в 46 тыс.). А период мая-июня – это успешная уфимская операция на Восточном фронте против колчаковских войск. И колчаковские войска – что признавалось и самими белыми – как раз в части артиллерийского снабжения не испытывали никаких проблем и чувствовали себя гораздо лучше красных("Наш фронт, в общем, был в отношении артиллерии гораздо богаче большевистского."). Здесь может возникнуть вопрос – а не компенсировали ли трофеи на Сибирском фронте точно также потери патронов на Южном ТВД? Впрочем, данное утверждение кажется сомнительным в силу двух факторов – во-первых, масштаб боев на Южном фронте все же был значительно больше, как и численность войск, что подтверждает и доля расхода боеприпасов. Во-вторых, патроны (что хорошо видно из сопоставления цифр запасов и среднемесячного расхода) были гораздо более остродефицитным материалом, чем снаряды, и вследствие более низкой интенсивности боевых действий снаряды расходовались не так быстро, и у тех же колчаковцев в Сибири имелась возможность накопить большие запасы, которые в итоге достались красным. В любом случае – применительно к Южному ТВД – стоит учитывать тот факт, что с учетом скоротечности боевых действий в этот период, а также состояния инфраструктуры, Южный фронт вряд ли мог рассчитывать на трофеи, захваченные на Урале и в Сибири, в лучшем случае, речь могла идти о меньших потребностях Восточного фронта РККА. Соответственно доля общих запасов (старые запасы плюс производство), на которую мог рассчитывать Южфронт, могла быть несколько выше, чем 60% . Тут нужно учитывать, что трофеи не заменяли Восточному фронту всего снабжения. Так, в период с июля по октябрь Восточному фронту было отпущено 24,2 млн. патронов, Туркестанскому - 12,3 млн. патронов, всего 36 млн., в то же время Южному и Юго-Восточному - 84 млн. патронов (по всей видимости, речь в этом документе не о всех поставках, вероятно какая-то часть могла быть поставлена ранее и хранилась на фронтовых складах, какая-то часть возможно была поставлена иными путями - но в любом случае эти цифры показывают, что Восточный фронт получал с тыловых складов количество боеприпасов сопоставимое со своей долей в расходе патронов). Косвенным образом об отсутствии значительного резерва именно патронов (за счет трофеев того же Востфронта) говорит и упоминавшееся выше значительное сокращение расхода и приближение этой цифры к цифрам производства, свидетельствующее об исчерпании запасов осенью 1919 года. Но даже при увеличении доли до 75-80% общие цифры патронов, на которые мог рассчитывать Южфронт (что мне все же представляется сомнительным), составили бы от 50 до 75-80 млн. патронов, то есть сопоставимо с цифрами только британских поставок Деникину.
V. ВЫВОД Безусловно данный вопрос нельзя считать закрытым, и он явно требует дальнейшего исследования и изучения. Но тем не менее в целом видно, что считать ВСЮР в отношении артиллерии сидящей на голодном пайке, а РККА «жирующей» в этом отношении – однозначно неправильно. Еще более явно видна хорошая по сравнению с красными обеспеченность ВСЮР стрелковыми боеприпасами. И в первом приближении можно остановиться на следующих цифрах обеспеченности противников боеприпасами на Южном ТВД:
ВСЮР - от 44 до 85 млн. патронов, 335 тыс. снарядов, в том числе тяжелых 67,6 тыс.
РККА - от 41 до 62 млн. патронов, 200-250 тыс. снарядов, в том числе 20-30 тыс. тяжелых
Цифры же по обеспечению противников вооружением (и сравнению численности) я давал вот здесь. Как видим, осенью 1919 года в решающий момент Гражданской войны на основном, южном ТВД, столкнулись вполне сопоставимые силы – при некотором численном перевесе РККА их противник мог компенсировать это как за счет несколько лучшей вооруженности, так и за счет лучшего опыта и организации.
А вот почему они не смогли реализовать свои преимущества - это уже другая история…
Источник

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.