egor_23

Нелли Цапурина "Бюрократия" (Часть последняя)

Нелли Цапурина "Бюрократия" (Часть первая и предпоследняя) Уже в конце 80-х годов началось так называемое кооперативное движение. Это вызвало рост судебного аппарата, но пока не очень значительно. 

Арбитров стало 8, переехали в здание на улицу Чехова. Потом было большое здание на улице Тургенева. После завершения приватизации, акционирования предприятий, т.е. проще скажем после полной капитализации страны, после завершения контрреволюционного переворота, когда практически вся промышленность оказалась в частных руках, очень значительно, вырос и судебный аппарат. Наш ярославский хозяйственной направленности судебный аппарат завершил свои переезды в трехэтажном особняке на проспекте Ленина. Там раньше размещался строительный главк, который все Брагино выстроил, весь Заволжский район перестроил. Строитель умер, чиновник народился.
Но должна отметить, что дел в судах огромное количество. Судьи без дела не сидят. Посмотрите на их плотное расписание. А еще загляните в комнаты помощников судей и секретарей судебных заседаний – кабинеты завалены делами. Обратите внимание к концу года и на нумерацию дел по Арбитражному суду Ярославской области. И хотя я бросаю гневные стрелы в общий класс бюрократов, но хочу предупредить от упрощенного взгляда именно на судебную систему. Помимо огромного количества дел, сложность их работы состоит еще и в том, что постоянно меняется законодательство, меняется судебная практика. Судьям сложно и психологически, когда в судебных спорах сталкиваются зубры бизнеса, акулы монополистов, а еще труднее – когда рыбешка судится с китом... Да, я когда-нибудь, на пенсии напишу про судью Птичкину целую повесть, еще про одну судью уже не арбитражного суда, где точно знаю мотивы несправедливых двух решений, тоже напишу. Но уверяю, большая часть судебных работников - это труженики. Но, увы, на ниве бесплодного капиталистического труда. Вот «сидели» в процессе 6 месяцев по налоговому делу, это еще мало – по предыдущей налоговой проверке «сидение» было в 2 года. Что-то выиграли, а что- то проиграли. Но разве можно обижаться на судью за этот несправедливый проигрыш – когда при переезде налоговой инспекции потеряны материалы камеральных проверок? Сторона налоговая тоже справедливо возражает – а что вы копии материалов сами не сохранили. Да это невозможно, когда тома документов сдаем по каждой декларации, по каждому виду налогу и камеральным проверкам. И еще тома копий хранить?! Ведь надеялись, что налоговая сохранит. В мелкой, с малыми объемами производства фирме, наверное, такое, и возможно. Но на большом заводе хранить тома копий документов по каждой декларации, по каждому налогу, ежеквартально сдаваемому, да еще больше, чем за 5 предыдущих лет?! Невозможно. Неискушенный читатель скажет – но у вас же есть подлинные бухгалтерские документы! Но бухгалтерский учет не совпадает с налоговым учетом по датам документов. Однако ж, подобные налоговые споры в советское время были просто невозможны – налогов было всего два, по расчетам до примитивности простых, цены установлены на министерском уровне. О чем было спорить?
Назовем основные причины роста судебного аппарата.
1. Увеличение количества хозяйствующих субъектов. Это настолько определяющий фактор, что с ним вряд ли кто станет спорить. В советское время в каждом районе города Ярославля 2- 3 завода, управление торговли и управление бытового обслуживания. Вот они в собственных интересах, а управления - интересах того ли иного магазина, своих структурных подразделений, могли обратиться в арбитраж с исками. А сейчас количество потенциальных истцов выросло в тысячи раз. Около 50 тысяч юридических лиц, а еще предприниматели идут с исками в арбитражный суд.
2. Увеличилось количество поводов, оснований исков, предметов иска… В переводе на популярный язык скажем так. Если в хозяйственный оборот ввели и предприятия в целом, здания и сооружения, земельные и лесные участки, акции и ценные бумаги, и т.п. (а не только товары народного потребления и продукция производственно-технического назначения, как это было раньше), то появляются споры по поводу новых объектов гражданских прав.
3.Усложнилось законодательство. Теория правового государства в действии. Сейчас на каждый «чих» пишется закон, издается постановление, инструкция, самостоятельным, действующим лицом стало такое явление, как «судебная практика», потихоньку правовая система России скатывается к прецедентной системе права.

И все эти объективные эти причины привели к следующему. В нынешнем Арбитражном суде Ярославской области по состоянию на начало 2012 года было 6 составов по 5 судей, а к середине 2013 года стало 8 составов. У каждого судьи есть помощник, есть еще консультанты на каждый состав, что отслеживают законодательство, секретари судебных заседаний, канцелярий уже три. А всего общее количество сотрудников в суде вместо прежних 7 человек советского периода, сейчас примерно 120 человек, и еще, имейте в виду, я не знаю количество обслуживающего персонала - судебные приставы, уборщицы, водители. И вместо 4 кабинетов на ул. Свердлова г. Ярославля в 1984 году перед началом перестройки, арбитражный суд в настоящее время занимает трехэтажное здание, где более 86 кабинетов!
Но это не все. Возникли новые две структуры в системе арбитражных судов. Апелляционная инстанция в г. Кирове, восьмиэтажное здание, где 30 судей, и, следовательно, примерно, такое же, как в ярославском суде первой инстанции, количество помощников, секретарей, консультантов. Таким образом, если в 1984 году второй инстанцией для дела, рассмотренного в Ярославском арбитраже, была всего лишь главный арбитр Петухова Татьяна Ивановна, то теперь вместо Петуховой Т.И. дела рассматривают обитатели восьмиэтажного здания! Кассационная инстанция (ранее была второй стадией) уже стала третьей инстанцией по рассмотрению экономических споров, теперь находится в Нижнем Новгороде. Тоже очень внушительное трехэтажное здание!
Так что можем твердо утверждать, что судебная система хозяйственных судов выросла в 20 раз.
А теперь посмотрим на суды общей юрисдикции.
Жил себе поживал суд Ярославского района в 1984 году из двух судей - председатель П. , судья Р., трех секретарей. Занимали простенькое одноэтажное здание на ул. Гагарина с 5 кабинетами-комнатушками и двумя судебными залами (громко сказано)- зал один большой, а второй - небольшой кабинет для мелких заседаний. Теперь судей восемь в Ярославском районе, у каждого помощник, секретарь, канцелярии уже две - по уголовным и гражданским делам, есть приемная. И вместо пяти кабинетов с двумя залами для слушания дел в советское время, Ярославский районный суд занимает двухэтажное здание на улице Победы города Ярославля, и там уже больше 50 сотрудников. Но есть еще мировые судьи, их четыре. Занимают помещения в двух зданиях, у каждого также помощник и секретарь, и обслуживающий персонал. Значительно вырос и областной суд. Если раньше членов областного суда было всего 8 , то сейчас около 30,.помощников и секретарей тоже больше раз в 10. Так что и система судов общей юрисдикции с учетом роста и районных, и областных судов, а также появление мировых судей выросла в 20 раз. И количественный рост судов общей юрисдикции точно также объективен. Население выросло минимально, но в огромных масштабах увеличилось количество поводов для споров, так как в оборот пущена земля, квартиры, дачи, прочая недвижимость. Посмотрите на официальном сайте Ярославского районного суда характеристику исков, помимо тех простых дел, что были в советское время, появились новые принципиально дела - по земле, по паям, по акциям. Новые категории дел по причине капитализации страны и привели к росту судов общей юрисдикции.
Таким образом, капитализация страны привела к объективному росту судебной системы в 20 раз. Я полагаю, что мои выводы еще заниженные, потому что мы не знаем, насколько вырос Высший Арбитражный суд, Верховный Суд, по сравнению с советским периодом.
И если найдется такой наивный, что скажет по-русофобски, что это только в России плодят чиновников, то будет не прав. Наша система хозяйственных судов списана с США, и система судов общей юрисдикции похожа на суды во всех буржуазных странах.
В США самый высокий показатель количества юристов на 100 тысяч населения. Этот факт в начале перестройки приводили в качестве положительной цифры - глядите де как в Америке, как много юристов! И вот де наша цель такая же - строительство правового государства, увеличение количества юристов, правовые де знания в массы. Но с увеличением количества судов, судей, юристов в обществе, законность что-то не становится выше, закон чтят все меньше, а добиться правды по судам становится проблематичным не только рядовым гражданам, но и, увы, юристам, если юрист представляет интересы мелкого предпринимателя против акулы бизнеса.
Пример четвертый. Рост системы судебных приставов.
В советское время приставов звали иначе – судебные исполнители. Они находились при каждом районом суде. В Ярославском районном (сельском) суде их было трое. И занимались они в основном взысканиями между гражданами. Проблем по взысканиям по исполнительным листам не было. Каждый гражданин имел доход: зарплату, пенсию, стипендию. Безработица отсутствовала, а с маленькой заработной платой меньше 80 рублей (как 16 тысяч сегодня!) жило всего 4,8 % работающего населения, средняя заработная плата по стране в 1987 году была больше 200 рублей. И, при этом, четкая прописка по месту фактического проживания. Исполнительный лист поступал по месту работы, и бухгалтерия высчитывала у должника из зарплаты долг или алименты.
Судебные исполнители не работали с исполнительными листами по взысканиям между организациями, юридическими лицами (далее – юрлица). Почему так было? А все просто. Исполнительный лист на должника - юрлицо, кредитор-взыскатель, получал в тогдашнем арбитраже. В советское время было всего 2 банка с его филиалами, позднее стало 4 банка, но каждое юрлицо вправе было иметь один расчетный счет в одном банке! Красота, мечта нынешнего судебного пристава. Обиженная организация сдавала исполнительный лист в учреждение банка, а банк списывал с расчетного счета должника сумму долга в пользу кредитора. Никакой тебе беготни по судебным приставам, никаких хлопот с налоговыми органами, чтобы узнать – а где, на каком другом банковском счете «затырил» должник основные денежки. Все гениальное просто. И эта законодательная простота оборачивалась простотой в случае взыскания долгов.
А сейчас судебным приставам приходиться заниматься и взысканиями между гражданами, и между юридическими лицами. А потому, вместо 3 судебных исполнителей советского периода (сидевших в одном кабинете!), в службе судебных приставов Ярославского района – 8 судебных приставов только на взысканиях, в помощь им в 2 раза большее количество технических работников. Но это еще не все.
Есть судебные приставы, которые не занимаются взысканиями, они как бы охрана при всей судебной системе - в арбитражных судах, в судах общей юрисдикции, при мировых судах. Вместо вневедомственной охраны, которая в советское время была только в областном суде…
Рост службы судебных приставов 15 кратный. И поверьте – они трудятся не покладая рук, они тоже завалены делами. Но их упорный труд не всегда дает требуемый результат: только около 50% исполнительных листов реально исполняются. Должники без работы, пенсии минимальные, юрлица предпочитают не держать деньги на одном счете, к моменту поступления исполнительного листа их счета в банках «обнуляются», Если же сумма долга большая, то фирме легче банкротиться иль «свалить» в другую область. А с фирмами-мошенниками (однодневками) борются на законодательном уровне, но борьба эта бесполезна. Об этом я расскажу в главе шестой – «подлая 66 статья ГК»
Пример пятый. Рост контролирующих органов по причине смены методов управления промышленным производством.
Мы ушли от отраслевого управления промышленностью – ранее существовавшие отраслевые министерства ликвидированы. Казалось бы, сократился бюрократический аппарат.
В этом месте необходимо небольшое отступление. Тот аппарат, который хотя и именовался писаками демократами бюрократическим, но таковым фактически не был, потому что отраслевые министерства занимались организацией производства в масштабах страны, руководством, планированием производства на существующих предприятиях, налаживанием межотраслевых связей с участием Госплана, строительством новых предприятий. Сейчас подобного нет. Производство планируют собственники. Но государство, которое ранее управляло промышленностью изнутри предприятия, через директора, который находился на государственной службе, вынуждено в настоящее время заняться внешним контролем частных предприятий. А внешний контроль это более сложное занятие.
Давайте посмотрим на чисто популистских примерах. Вот приехала (в советское время) министерская проверка на предприятие. Проверяет комплексно:
1) соблюдение трудового законодательства – оплата труда, техника безопасности, режим труда и отдыха;
2) проверяет само производство – соблюдение технологических режимов, ГОСТов при производстве готовой продукции, ценообразование, соблюдение договорной дисциплины по отношению к потребителям, покупателям;
3) проверяет бухучет - уплату налогов, использование средств амортизационного фонда – используется ли он на действительное расширение производства, иль на необоснованное премирование руководящего состава...

Проверяет и многое другое. Появляется на свет итоговый документ, директор заслушивается на коллегии министерства, издается приказ об устранении тех или иных нарушений. И Директор выполнит все требования, иначе уволят. А если нарушения грубейшие, директора просто увольняли по итогам коллегии. Следует заметить при этом, что Бюрократ в советское время – министр ли, иль его замы не были по большому счету бюрократией. Они работали на результат. Должны были увеличивать производство, соблюдая при этом трудовые законы и технику безопасности, отвечать за рост, качество продукции на заводах и фабриках их министерства, главка, производственного объединения. Какой же это бюрократ, если он встроен в систему производства!? Но именно этого «бюрократа» и предлагали ликвидировать все перестройщики, демократы , либералы.
А как же сейчас обстоит дело с внешним контролем, вместо внутреннего советского контроля? А вот как! Проверять соблюдение трудового законодательства приедет Рострудинспекция, соблюдение правильности использования машин и агрегатов придет Ростехнадзор, соблюдение санитарных норм - Роспотребнадзор, пожарных требований – МЧС, уплату налогов – ИФНС, экологии – природоохранная прокуратура. И каждый проверяющий орган выдаст свое предписание, оформит административные протоколы (а все надо оформить, вручить и получить объяснения по законной процедуре). Затем, если есть к тому основания, протоколы направят в суд для привлечения к административной ответственности. Потом повторные проверки. Но, увы, директора никогда не снимут, его уволить может только собственник, иль какой-либо принципиальный проверяющий, который (опять же, только через суд) сумеет добиться применения дисквалификации. Потом по всем проверкам начнутся тяжбы по судам. Заработает судебная система (существующая за счет налогов). Часть предписаний оспорят, часть протоколов не дойдет до реального наказания. И все останется по-прежнему до следующей проверки. А уж насчет соблюдения трудового законодательства вообще помолчим…
Вместо прежних отраслевых министерств появились другие, поистине бюрократические структуры, для которых важен сам процесс контроля, а не конечный результат, как это было в советское время при государственном министре, директорах, каждый из которых нес персональную ответственность за работу министерства в целом, главка (потом производственного объединения), предприятия, которым руководил.
И нынешний директор любого коммерческого предприятия отвечает только перед собственником за величину получаемой прибыли лично для собственника. И чем меньше он будет тратить средств на заработную плату, налоги, и т.д., и.п., тем более эффективным управленцем он будет считаться в глазах своего хозяина. А если сумеет колбасу произвести вообще без мяса, и при этом не попасться при очередной проверке, он гений в глазах собственника.
Впрочем, вернемся к нашей теме о бюрократии. Главный вывод – внешний контроль вместо ранее существовавшего внутреннего контроля, это более сложный процесс, и требует он гораздо больше бюрократии в условиях рыночной экономики. (Это первая новела моего маленького исследования).
Так что рост бюрократического аппарата – это объективный процесс при рыночной экономике. И никакие компании не приведут к реальному сокращению бюрократического аппарата в условиях существующего экономического строя в России.
Министерств, в чистом виде, как мы их ранее понимали, по отраслям производства уже нет. Но если вы войдете в Интернет и через поисковую систему нажмете «структура исполнительной власти в РФ», то вы увидите, что количество министерств не уменьшилось. Они получили другое название, другие функции – все больше только контрольные и законодательные. Бюрократия жива и никуда не делась. Но только по сравнению с советским периодом ее стало больше, она щедрее оплачивается. При этом фактически же она перестала участвовать в производстве, она только контролирует, надзирает, берет взятки, и готовит запасные аэродромы в Европе, чтоб в опасный момент успеть перелететь. Как, Лужков, например.

Бюрократия стала истинной бюрократией. Она перестала быть производительной бюрократией, она только кушает, но не с сошкой.
Даже оставшиеся профильные министерства, например министерство образования РФ, разве они занимаются образованием, разве они работают на конечный результат, чтоб школьники получили хорошее образование, чтоб интеллектуальный уровень населения был высоким? Им важен процесс – реформирование, отмена и введение новых стандартов. Важен сам процесс руководства, чтоб все боялись, трепетали, чтоб была видна деятельность. А остальное, конечный результат - неважен… Таким образом, настоящие бюрократы появились только в условиях рыночной экономики.
Лень чиновника, прикрытая фиговым листком – даешь больше свободы бизнесу.
Но чиновник пошел еще дальше. Он совсем не хочет работать. Под шумок – больше свободы бизнесу, наш чиновник, по примеру чиновников других стран (они ж везде одинаковые) стремится снять с себя всяческую ответственность. На законодательном уровне чиновник инициирует процесс создания саморегулируемых организаций по разным направлениям деятельности – страховщиков, оценщиков, строителей, проектировщиков, аудиторов. Пусть де сами предприниматели себя организуют, вводят какие-то требования, а мы, чиновники, будем только наблюдать за наблюдающими - саморегулируемыми организациями.
Принимаются законы о создании страховых фондов при каждых объединениях - страховые фонды страховщиков, страхование банковских вкладов, страхование турбизнеса и т.д.
Кто-то скажет, а ведь замечательно. Но посмотрим с другой стороны – каждый гражданин платит налоги, чтоб содержать бюрократию, которая в принципе и должна обеспечивать нормальную экономическую жизнь в обществе – чтоб нас кормил предприниматель нормальной колбасой, чтоб банки не обманывали, чтоб турфирмы не сгорали. Но чиновник сделал так, чтоб налоги наши «кушать», но ни за что при этом не отвечать, и ни в коем случае не нести персональную ответственность за состояние дел в соответствующей отрасли. Рыночный бюрократ желает только надзирать «за процессом»!
И что же означает создание саморегулируемых организаций?! Это означает, что потребитель, клиент оплатит и создание, и функционирование, и страхование в этих параллельных структурах бизнеса. Получается, что мы, избиратели-граждане страны, платим прямые налоги на государственный контроль, на содержание чиновников, а потом платим еще косвенные налоги через цены и тарифы, и через оплату квадратного метра при строительстве нового жилья, чтоб предприниматели сами себя контролировали и надзирали. В 2011-2013 годах вступительные взносы были 350 тысяч, сейчас – 500 тысяч.
Но есть еще и третьи потери. Все расходы застройщика на вступление в СРО, ежегодные взносы в СРО относятся к затратам, а значит, снижают налогооблагаемую прибыль у строителей, уменьшают налоги в бюджет.
А в общем плане – помимо роста чиновников по стране, идут перекосы в структуре занятого населения, когда большинство с ложкой, а не с сошкой.
На местном уровне. Вспомним советский Ярославский горисполком. Он занимал одно здание. Потом во время начала капитализации страны стал стремительно разрастаться, переехал в здание побольше. А сейчас уже занимает пять огромных зданий. Посмотрев на адреса структурных подразделений мэрии города Ярославля на ее официальном сайте, вы убедитесь в этом. Аналогичная история произошла и с бывшим советским облисполкомом. Он тоже занимал трехэтажное здание на Советской площади, потом разросся, занял и здание обкома, потом чиновники « захватили» еще несколько зданий. Кстати, как реликвию я храню справочник депутата последнего созыва областного совета. Перелистаешь его, и плакать хочется. Сколько проектных институтов перестало существовать, а в их кабинеты вселились просто бюрократы.
Недавно случайно встретилась с апологетом рыночной экономики. Мы часто встречались в экономическом дискуссионном клубе – на ул. Собинова,39А. Раньше дискутировали не в Интернете, а очно... И спрашиваю его – дорогой мой Владимир Ильич (не путать с В.И. Корниловым, который в 1992 году написал прекрасную статью в Голосе профсоюзов – «Переход к рынку – прыжок в пропасть»), что же вы на заре перестройки кричали, что у нас 2 млн. бюрократов. А их раз в 10 больше было уже в 1996, а в настоящее время уже в 20 раз больше. А он , спокойненько, мне отвечает: «Да, рост бюрократии естественный процесс при капитализме». Остается только гадать насчет того, почему идеологи коммунистов, все эти работники идеологических отделов обкомов не использовали в своей контрпропаганде против рыночных реформ цифры о количестве госслужащих, США, и о причинах дефицита бюджета США.
Не только количество, но и цена.
В начале перестройки некие закулисные силы очень сильно раздували скандалы в отношении чиновников. И родился лозунг – чиновник должен получать много, чтобы он не брал взятки. Лозунг казался логичным. И в настоящее время, помимо количественного роста бюрократии, выросла значительно и зарплата чиновников всех уровней.

Средняя зарплата служащих в советское время (не было термина госслужащий) была меньше средней заработной платы в промышленности. Понятно, что советский служащий обходился бюджету недорого. Конечно, же, каждый вспомнит про зарплату союзного министра – 1200 рублей. Но и шахтеры получали не меньше. Комбайнер на уборке урожая в Казахстане получал министерскую зарплату. В моей семье примеры подберу – 400 рублей получал отец, работавший токарем на заводе, но такая же зарплата была и у судьи Ярославского районного суда. А теперь токарь на том же заводе, где работал отец -20 тысяч, а судья – 90 тысяч. А, может злые языки правы, что в действительности 120-180 тысяч получают судьи, например, при уходе в отставку судье арбитражного суда выплатили 540 тысяч рублей законного пособия по уходу на заслуженный отдых...
Найдите сайт Правительства Ярославской области; у каждого департамента области тоже есть свой подсайт. И подсайте любого департамент есть хитрое окошко - Документы. В этом разделе вы и найдете Декларации по доходам первых заместителей соответствующего Департамента, начальников отделов. Меня убили в буквальном смысле Декларации Департамента здравоохранения области. В советское время руководитель облздрава получал 400-500 рублей, санитарка в больнице – 70 рублей, разница в 6-7 раз. А в нынешнее время, у заместителя директора Департамента здравоохранения средний месячный доход даже в кризисный год - 2008 год составил 106 тысяч. Санитарка в больнице 6-8 тысяч, и если санитарка работает в отделения реанимации, и у нее больше 8 тысяч, то считается за счастье.
Но все равно, разница санитарки по доходам с руководителем департамента теперь получается в 15-20 раз. Разрыв по зарплате сногсшибательный, он угробит экономику. (О структуре доходов и их влиянии на экономику – глава 5).
Но не будем муссировать эту болезненную для бюджета и налогоплательщиков тему. Укажем лишь на главный вывод - выросли затраты бюджетов всех уровней на содержание чиновника в процентном отношении. Но статистика стала хитрой. Только на муниципальном уровне активисты-депутаты могут что-то выяснить. Например, 30% бюджета Переславского района Ярославской области тратится на содержание чиновников. Это депутаты раскопали и озвучили в областной прессе. А выше – ой, не пускают к цифрам.
Но почему же был выдвинут лозунг: «Чиновник должен получать много, чтобы не брать взятки!». К ответу на этот вопрос я подошла в результате долгой войны с тарифами в Заволжской управляющей компании, что «сидит» на половине жилищного фонда Ярославского района Ярославской области. Ничто не подвигло, не заставило чиновников в структурах, надзирающих за ЖКХ, проверить обоснованность завышенных нормативов на отопление (количеству Гкалорий на 1 кв.м.), по тарифам за одну Гкалорию, по нормативам за холодную и горячую воду, за обслуживание и ремонт. Были пикеты, сборы подписей жителей Лесной Поляны, были жалобы в прокуратуру и областной департамент, сопровождали наши жалобы обращение депутата областной думы. От чиновников приходили отписки, или вовсе ответов не было. Воз и ныне там.. А статьи, и жалобы, митинги по ремонту внутренних проездов в поселке, которые не ремонтировались около 10 лет.. На них обратили внимание только через три года!


Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.