egor_23

Category:

ГУЛАГ при Дне Победы.

(Раз, Два, Ленин, Три, Война 1941-1945, ГУЛАГ-ские страдания, Сталиниада.., Великая Отечественая война,) Соответствуют ли истине расхожие ныне представления о сталинских лагерях? Одной из первых публикаций, вышедших на Западе на эту тему, стала книга бывшего сотрудника газеты «Известия» И. Солоневича, сидевшего в лагерях и бежавшего в 1934 году за границу. 

Солоневич писал: «Я не думаю, чтобы общее число всех заключённых в этих лагерях было меньше пяти миллионов человек. Вероятно, несколько больше. Но, конечно, ни о какой точности подсчёта не может быть и речи».
Изобилует цифрами и книга эмигрировавших из Советского Союза видных деятелей партии меньшевиков Д. Далина и Б. Николаевского, которые утверждали, что в 1930 году общее число заключённых составляло 622 257 человек, в 1931 году - около 2 миллионов, в 1933—1935 годах - около 5 миллионов. В 1942 году в местах лишения свободы, по их утверждениям, находилось от 8 до 16 миллионов человек.
Аналогичные многомиллионные цифры приводят и другие авторы. С. Коэн, например, в своей работе, посвященной Н. Бухарину, ссылаясь на труды Р. Конквеста, отмечает, что к концу 1939 года число заключённых в тюрьмах и лагерях выросло до 9 миллионов человек по сравнению с 5 миллионами в 1933-1935 годах.
А. Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГ» оперирует цифрами в десятки миллионов заключённых. Такой же позиции придерживается и Р. Медведев. Ещё больший размах в своих подсчётах проявила В.А. Чаликова, утверждавшая, что с 1937 до 1950 года в лагерях побывало более 100 миллионов человек, из которых каждый десятый погиб. А. Антонов-Овсеенко считает, что с января 1935-го по июнь 1941 года было репрессировано 19 миллионов 840 тысяч человек, из которых 7 миллионов расстреляно.
Завершая беглый обзор литературы по этой проблематике, необходимо назвать ещё одного автора — О.А. Платонова, который убеждён, что в результате репрессий 1918— 1955 годов в местах заключения погибло 48 миллионов человек. Ещё раз отметим, что мы привели здесь далеко не полный список публикаций по истории уголовно-правовой политики в СССР, но вместе с тем содержание подавляющего большинства публикаций других авторов почти полностью совпадает со взглядами многих нынешних публицистов. Попытаемся ответить на простой и естественный вопрос: на чём, собственно, основаны подсчёты этих авторов?

Нет историков старорежимных и нет историков либеральных. Есть профессиональные историки, стремящиеся познакомиться с максимальным количеством доступных источников, выявить степень их надёжности (внутренняя и внешняя критика источников, как говорят профессиональные историки) и поделиться полученными выводами с читателями, зрителями и слушателями. А есть историки, которые в угоду политической, экономической или ещё какой-либо конъюнктуре выдают на-гора свои собственные догадки и предположения как реальные факты реальной истории.
И если этот пунктир домыслов, как справедливо отмечал А.И. Солженицын, долбит нас постоянно и не ослабевая, то уже кажется, что именно так и было и иначе быть просто не могло.
Так были ли в действительности многие десятки миллионов репрессированных, о которых говорят и пишут многие современные авторы?

В данной статье используются лишь подлинные архивные документы, которые хранятся в ведущих российских архивах, прежде всего — в Государственном архиве Российской Федерации (бывший ЦГАОР СССР) и Российском государственном архиве социально-политической истории (бывший ЦПА ИМЛ).
Попробуем, опираясь на документы, определить реальную картину уголовно-правовой политики СССР в 30—50-е годы XX века.
Сравним архивные данные с теми публикациями, которые появлялись в России и за рубежом. Например, Р.А. Медведев писал, что «в 1937—1938 гг., по моим подсчётам, было репрессировано от 5 до 7 миллионов человек: около миллиона членов партии и около миллиона бывших членов партии в результате партийных чисток конца 20-х и первой половины 30-х годов; остальные 3—5 миллионов человек — беспартийные, принадлежавшие ко всем слоям населения. Большинство арестованных в 1937—1938 гг. оказались в исправительно-трудовых лагерях, густая сеть которых покрыла всю страну». Предположив, что Р.А. Медведеву известно о существовании в системе ГУЛАГа не только исправительно-трудовых лагерей, но и исправительно-трудовых колоний, остановимся сначала более подробно именно на исправительно-трудовых лагерях, о которых он пишет.
Из его архивных данных следует, что на 1 января 1937 года в исправительно-трудовых лагерях находился 820 881 человек, на 1 января 1938 года — 996 367 человек, на 1 января 1939 года — 1 317 195 человек. Но нельзя, автоматически складывая эти цифры, получить общее количество арестованных в 1937—1938 годы. Одна из причин этого состоит в том, что ежегодно определённое число заключённых после отбытия срока заключения или по другим причинам освобождалось из лагерей.
Приведём и эти данные: в 1937 году из лагерей было освобождено 364 437 человек, в 1938 году — 279 966 человек. Путём несложных подсчётов получим, что в 1937 году в исправительно-трудовые лагеря поступило 539 923 человека, а в 1938 году — 600 724 человека.
Таким образом, по архивным данным, в 1937-1938 годах общее количество заключённых, вновь поступивших в исправительно-трудовые лагеря ГУЛАГа, составило 1 140 647 человек, а не 5—7 миллионов. Но и эта цифра мало что говорит о мотивах репрессий, то есть о том, кем были репрессированные.
Следует отметить очевидный факт, что среди заключённых были арестованные как по политическим, так и по уголовным делам. В числе арестованных в 1937—1938 годах были, разумеется, и «обычные» уголовники, и арестованные по печально известной статье 58 УК РСФСР. Думается, что прежде всего именно этих людей, арестованных по 58-й статье, и следует считать жертвами политических репрессий 1937—1938 годов. Сколько же их было?
В архивных документах имеется ответ и на этот вопрос. В 1937 году по статье 58 — за контрреволюционные преступления - в лагерях ГУЛАГа находилось 104 826 человек, или 12,8% от общего числа заключённых, в 1938 году - 185 324 человека (18,6%), в 1939 году - 454 432 человека (34,5%).
Таким образом, общее число репрессированных в 1937— 1938 годах по политическим мотивам и находящихся в исправительно-трудовых лагерях, как видно из приведённых выше документов, следует уменьшить с 5— 7 миллионов по крайней мере в десять раз.
Обратимся к ещё одной публикации уже упомянутой В. Чаликовой, которая приводит такие цифры: «Основанные на различных данных подсчёты показывают, что в 1937-1950 годы в лагерях, занимавших огромные пространства, находилось 8—12 миллионов человек. Если мы из осторожности примем меньшую цифру, то при норме лагерной смертности 10 процентов... это будет означать двенадцать миллионов погибших за четырнадцать лет, С миллионом расстрелянных «кулаков», с жертвами коллективизации, голода и послевоенных репрессий это составит не менее двадцати миллионов».
Вновь обратимся к архивным данным и посмотрим, насколько правдоподобна данная версия. Вычитая из общего количества заключённых число освобождавшихся ежегодно по окончании срока наказания или по другим причинам, можно сделать вывод: в 1937—1950 годах в ис­правительно-трудовых лагерях побывало около 8 миллионов человек.
Представляется целесообразным ещё раз напомнить, что далеко не все заключённые были репрессированы по политическим мотивам. Если мы вычтем из их общего числа убийц, грабителей, насильников и других представителей уголовного мира, станет ясно, что через исправительно-трудовые лагеря за 1937—1950 годы по «политическим» статьям прошло около двух миллионов человек.
Перейдём теперь к рассмотрению второй крупной части ГУЛАГа — к исправительно-трудовым колониям. Во второй половине 20-х годов в нашей стране сложилась система отбывания наказаний, предусматривающая несколько видов лишения свободы: исправительно-трудовые лагеря (о которых было сказано выше) и общие места заключения — колонии. В основу такого деления был положен срок наказания, к которому приговаривался тот или иной заключённый. При осуждении на малые сроки — до 3 лет — наказание отбывалось в общих местах лишения свободы — колониях. А при осуждении на срок свыше 3 лет — в исправительно-трудовых лагерях, к которым в 1948 году добавилось несколько особых лагерей.
Вернувшись к официальным данным и имея в виду, что в среднем в исправительно-трудовых колониях находилось 10,1% осуждённых по политическим мотивам, можно получить предварительную цифру по колониям за весь период 30-х — начала 50-х годов. Получается, за 1930—1953 годы в исправительно-трудовых колониях побывало 6,5 миллиона человек, из них по «политическим» статьям — около 1,3 миллиона человек.
Скажем несколько слов о раскулачивании. Когда называют цифру 16 миллионов раскулаченных, судя по всему, пользуются «Архипелагом ГУЛАГ»: «Был поток 29-30-х годов, в добрую Обь, протолкнувший в тундру и тайгу миллионов пятнадцать мужиков, а как-то и не поболе».
Обратимся вновь к архивным документам. История спецпереселения начинается в 1929-1930 годах. 18 января 1930 года Г. Ягода направил постоянным представителям ОГПУ на Украине, в Белоруссии, на Северном Кавказе, в Центрально-Чернозёмной области, Нижне-Волжском крае директиву, в которой предписывал «точно учесть и телеграфно донести, из каких районов и какое количество кулацко-белогвардейского элемента полагается к выселению». По результатам этой «работы» была составлена справка Отдела спецпоселений ГУЛАГа ОГПУ, в которой указывалось количество выселенных в 1930—1931 годах: 381 026 семей, или 1 803 392 человека.
Таким образом, опираясь на приведённые архивные данные ОГПУ-НКВД-МВД СССР, можно сделать промежуточный, но, как представляется, весьма достоверный вывод: в 30—50-е годы по «политическим» статьям было направлено в лагеря и колонии 3.4-3,7 миллиона человек. Причём эти цифры вовсе не означают, что среди этих людей не было реальных террористов, диверсантов, изменников Родины и т.д. Однако для решения такой проблемы необходимо изучать другие архивные документы.
Подводя итоги изучения архивных документов, приходишь к неожиданному выводу: масштабы уголовно-правовой политики, связанной со сталинским периодом нашей истории, не слишком отличаются от аналогичных показателей современной России. В начале 90-х годов в системе Главного управления исправительных дел СССР находилось 765 тысяч заключённых, в СИЗО - 200 тысяч. Почти такие же показатели существуют и в наши дни.
Александр Дугин Источник: stoletie.ru 

Каждый раз, когда вспоминают 9 Мая - Праздник победы, последние годы регулярно всплывает некая странная информация, весьма странным образом искажающая реальность.
В прессе, Интернете, да бывает, что и по телевидению некие граждане с пеной у рта вещают одну мысль: "День Победы при Сталине не праздновался!" Только что недавно они просто верещали о "десятках миллионов репрессированных," "неэффективной экономике СССР," "10 убитых советских солдатах на одного вражеского", "Сталине ростом 152 см" и т.д. Со временем, когда их стали регулярно тыкать мордой в их враньё, эти граждане переключились на другие объекты. Подход всё тот же - пользуясь тем, что большинство людей не знает многих деталей истории, берётся некая деталь или группа деталей, вырывается из контеста событий (умалчиваются другие детали и крупные события) и строится принципиально другая картина, нужная манипулятору. Жулики хорошо знают, что большинству людей лень или непросто искать исторические детали и они принимают события на веру или просто теряют ориентацию в истории своего народа, чего и добиваются манипуляторы.
Чтобы не быть голословным, приведу несколько недавних примеров:
9 мая - всенародный Праздник Победы советского народа над фашистской Германией в Великой Отечественной войне. Чтя память воинов, избавивших мир от фашизма, советские люди, россияне торжественно отмечают этот праздник, начиная с 1945 года. А вот нерабочим днем День Победы был объявлен в 1965 году. («Праздники России») http://www.ronik.org.pl/holiday.htm
День Победы был введен в 1945 году и до 1965 года считался обычным рабочим днем. В 1965 году Брежнев, в честь юбилейной даты создал указ о признании Дня Победы нерабочим праздничным днем. («День победы») http://yourvictories.narod.ru/victoryday.html
И хотя вопрос статуса праздника не более чем предмет трудового законодательства, отсутствие у Дня Победы статуса выходного дня было в те годы некоторым образом оскорбительно для ветеранов. Ведь большинство из них в период с 1945 по 1965 годы трудились 9 мая как в обычный рабочий день, что, разумеется, не давало им возможности нормально отпраздновать День Победы: организовать встречу с однополчанами или съездить на места боевой славы после работы многие просто не могли. (Александр Болмасов «День Победы: непростая судьба праздника») http://agnivesti.ru/news2909
Неистовствующие 9 мая под портретами “великого вождя всех времен и народов” ветераны почему-то забыли, что почитаемый ими И. Сталин день 9 мая никогда не праздновал, и был этот день при его жизни обыкновенным рабочим днем. Как Верховный Главнокомандующий Сталин Парад Победы не принимал, и не случайно - он не считал результат четырехлетней, самой кровопролитной в истории войны, победой…. Двадцать лет, с 1945 по 1965 год, при Сталине и Хрущеве день 9 мая был обычным рабочим днём. И не случайно. Потому что праздновать было нечего. Во Второй мировой войне все планы СССР потерпели сокрушительное поражение, вследствие чего он был обречен на гибель. День 9 мая должен стать скорбным днем памяти жертв самой кровопролитной в истории войны, развязанной двумя самыми страшными врагами человечества. («1945 - так была ли победа?!») http://www.russian-globe.com/N27/Poltava.Pobeda.htm
Идея недоумков и сознательных лжецов незатейлива - оплевать Победу, ключевой пункт "исторической" нашего народа. Им нужно демонтировать Победу, чтобы потом демонтировать народ. Регулярно следуют "выводы", которые очень нехорошие люди стараются заложить в массовое сознание для достижения очень нехороших целей, поэтому далее будут внушаться примерно следующее:
"...Сталин не праздновал День Победы потому что боялся простых солдат победителей, боялся укрепить их дух. Это нормальная реакция диктатуры тотального страха на людей почуствовавших себя людьми...
...Сталин "стоял в сторонке", не праздновал день победы потому, что никакой "победы" НЕ было...
...И совсем неслучайно после войны Сталин не праздновал День Победы, было очень мало славословий в её честь. Тогда ещё были живы те, кто пришёл с фронтов Великой Отечественной, кто уцелел и знал страшную окопную правду о той войне...
...Сталин специально перенёс свой "день победы": он не мог что бы то ни было праздновать одновременно с буржуями и капиталистами...
...Двадцать лет, с 1945 по 1965 год, при Сталине и Хрущеве день 9 мая был обычным рабочим днём. И не случайно.Потому что праздновать было нечего...
...Сталин был самым страшным человеком в мире, он и не праздновал День Победы,т.к. его целью был захват всего мира...
...Он до последних дней не мог позволить, чтобы народ гордился победой. Это его слова, сказанные Жукову. Если бы обнародовать этот разговор Сталина и Жукова, я не знаю, чем покрыли бы сталинисты..."
Суть этого проста: "Сталин был преступником наравне с Гитлером, а то и хуже", "СССР был преступной страной," "вся наша история - выгребная яма ". Ну а последствия понятны - мы должны "платить и каяться", наши предки - "уроды и преступники" и так далее до того момента, когда "эту ублюдочную Россию надо расчленить и стереть из человеческой памяти".
Но хватит приводить цитаты балаболов. Лучше открыть газеты того времени и посмотреть - как оно было.

С 1945 по 1947 День Победы был праздничным выходным днём. Причём ввести праздник для народа очень спешили - Калинин подписал указ даже до того, как была подписана официальная капитуляция Германии - по Московскому времени она состоялась уже в самом начале 9 мая. Советское руководство знало, что деваться немцам и союзникам некуда и подписало указ, передав его в газеты даже до того, как событие совершилось. Причина этого очень проста - народу была нужна Победа и день, с ней связанный. Нечеловеческое напряжение четырёх лет должно было выразиться в выходном дне. Который и был объявлен до того, как на самом деле была подписана капитуляция.
Как видите - в 1945, 1946 и 1947 годах День Победы был праздничным выходным днём. Однако, мошенники целенаправленно создают впечатление, что именно с 1965 года День Победы стал Праздником для людей. Тогда же, кстати, родилась традиция салюта "Огни Победы." Именно в этот день и именно на основании упомянутого указа Советского Правительства. Что это - вредительство или незнание? Очередная попытка очернить нашу историю или граничащая с психической болезнью глупость авторов? 

Но затем события развивались дальше. Советскому Союзу, по выражению Черчилля "нации вдов и сирот", стране, где были сожжены до тла в самом прямом смысле этого слова, 17 000 городов и свыше 100 000 сёл, была объявлена Холодная Война. Кстати говоря, на уничтожение. Времени расслабляться и поздравлять себя не было. Надо было отстраивать страну, строить школы, заводы, жильё и всё остальное. Праздников было мало. Кстати, 1 января - Новый Год, был рабочим днём. Однако, в народе он стал детским и семейным праздником. Увеличивать количество выходных было не время, поэтому была проведена реорганизация праздников - День Победы 9 мая был объявлен праздничным, но рабочим днём, а 1 января стал праздничным выходным днём. Страна в руинах в самом прямом смысле, враг, вооружённый ядерным оружием, угрожает полным уничтожением. Тут не до гулянок. Это сейчас Россия без проблем по 10 выходных в январе закатывает.
Газета "Известия" №302 от 24.12.47:

Это демократические трепачи утверждают, что праздник должен быть обязательно выходным днем - днем, когда можно нажраться и ни хрена не делать. В СССР было не так - праздничный день мог быть выходным, а мог и не быть.
Праздники в СССР тогда постоянно реорганизовывались. Например, 3-е сентября - День Победы над Японией и окончания 2-й Мировой Войны был выходным и он тоже стал рабочим днем в 1947-м году. Сейчас его вообще забыли. Ещё был выходной 22-го января - день смерти Ленина (памяти). Рабочим днем он стал в 1951-м году. Была и ещё одна причина, кроме переноса 9 Мая на Новый Год - это действительно был "Праздник со слезами на глазах" - и речи не было о том, что зажили раны, почти в каждой семье кто-то погиб на Великой Войне. Праздик Победы было лучше ассоциировать с другими победами - в восстановлении и строительстве страны до того времени, пока не утихнет жестокая боль. По-человечески это очень понятно. С конца 50-х постоянно поступали предложения сделать День Победы выходным, но Хрущёв не стал этого делать принципиально - этот день у народа ассоциировался с именем Сталина - Верховного Главнокомандующего, под руководством которого мы и достигли Победы. Поэтому праздник и стал выходным днём второй раз уже при Брежневе - в 1965.
Ну а был ли праздничным (хотя и рабочим) днём 9 Мая скажет Литературная Газета от 8 Мая 1948 г.

Выводы как всегда делаем сами. Николай Фурин
http://poltora-bobra.livejournal.com
Русский Проект

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.