egor_23

Category:

Дополнение 7 (Индивидуализм и коллективизм)

(ГЛАВНАЯ ТЕМА: "Поэтика" современности, и Дополнения) В наше время сложилось такое общественное мнение – индивидуализм прогрессивен и демократичен, коллективизм же наоборот – ретрограден и тоталитарен.

 В эпоху постмодернизма защищать коллективизм стало примерно тем же, что защищать невежество, рабство и тиранию. Мы знаем, что человеческая личность (индивидуальность!) является наивысшей ценностью. Поэтому индивидуализм. Личность над обществом, но не общество над личностью – мы же не хотим тоталитаризма, не правда ли? Мы знаем про коллективистские общества – общества экономически неуспешные, жестокие, стоящие на страхе и подавлении личности. Разумеется, мы не знаем это в деталях, но это же само собой разумеющиеся вещи из серии «это все знают». В этой статье я хочу написать о том, что все знают – что никто никому ничего не должен, что самое страшное предательство – это предательство самого себя, что каждый имеет право на свое мнение и прочие прописные истины. Все эти современные, набившие оскомину прописные истины объединяет то, что их всех можно обобщённо назвать «индивидуалистическими ценностями». Заранее скажу, что я сам не являюсь ни сторонником, ни противником индивидуализма. Подробнее про свои взгляды на это явление (как и на явление коллективизма, которое часто противопоставляют индивидуализму) я напишу в конце статьи, после разбора всех «ценностей индивидуализма».

Никто никому ничего не должен. Хорошая фраза, удобная в использовании. Например, если от вас чего-то хотят, а делать это не хочется. Когда навязывают, внушают чувство вины, манипулируют – а вы такие ррраз! – и срезали. Не фраза – броня! Неудивительно, что она стала такой популярной. Защитная фраза, оберег. Индивидуализм защищает человека – но не человека вообще, а конкретного человека, конкретного меня от других людей. НИКТО (например, я) НИКОМУ НИЧЕГО НЕ ДОЛЖЕН. Приятно использовать это заклинание, но когда используют против вас самих, то тоже хорошо - у вас есть дополнительная возможность убедиться, что люди человеку волки, от которых действительно надо защищаться и с которыми нечего церемониться. Беда, что каждый из этих волков считает себя человеком, а человек-то никому ничего не должен! Должны не люди, должны должностные лица, депутаты и чиновники. Они не должны пользоваться своим положением в личных целях, они ДОЛЖНЫ заботиться о народе! Перед законом ДОЛЖНЫ быть все равны. Поэтому они должны, а я не должен – ведь этого не написано в законе. Ну где написано, что этот самый условный Пупкин ДОЛЖЕН вести себя прилично? Должен соблюдать какие-то там неписанные правила? Он личность, свободная личность, надо проявлять толерантность. А вот врач, учитель, продавец и прочий обслуживающий персонал ДОЛЖНЫ – это написано в законах. А Пупкин не должен – не должен как Пупкин, если он ещё, допустим, врач – то должен как врач. Или как родитель. Но не как человек. Кстати, любой учитель, врач или чиновник может вспомнить, что он ещё и человек – в первую очередь человек! – а человек ничего никому не должен. ЧЕЛОВЕК ДАЖЕ НЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ. Имеет право быть скотиной – почему бы и нет? Его выбор, надо принять скотину такой, какая она есть. И виноват будет не оскотинившийся человек – потому что человек-то никому ничего не должен! – виноваты его родители, учителя, государство, которые должны были гуманно и толерантно убедить его, что лучше быть человеком, а не скотиной. Не убедили? А ведь должны были. Это написано в законах. У нас же общество для человека, а не человек для общества. Поэтому общество должно человеку, но человек (к примеру, тот же Пупкин!) обществу не должен НИ-ЧЕ-ГО. Парадокс, правда, в том, что общество, которое должно, состоит из людей, каждый из которых как бы никому ничего не должен. Что-то тут не так, не правда ли?

Не может функционировать общество, члены которого не были бы связаны друг с другом тысячами нитей ДОЛЖЕНСТВОВАНИЙ. И дело не только в законах – ведь, кроме писанных, есть ещё законы традиций, общественной морали и личных нравственных законов каждого человека. Плох тот врач или учитель, который делает свою работу исключительно по регламенту и под угрозой наказания за неисполнение. Настоящий профессионализм всегда сочетается с личной ответственностью за своё дело, а личная ответственность – это уже долженствование перед личным нравственным законом и перед людьми, которые будут пользоваться плодами твоего труда. Скажу кощунственную для многих вещь, но ценность человека во многом определяется тем, что и кому человек должен и насколько он ответственно подходит к своему долженствованию. Мне такие вещи говорить можно, я ведь не разделяю этой ценности индивидуализма. Впрочем, в любой гадости можно найти и пользу – часто яд в малых дозах является лекарством! Немало я встречал людей, которых так называемые родные и близкие окутывают такой сетью долженствований, что хоть плачь при виде деформированной, изувеченной личности, при взгляде на разрушенную, изуродованную жизнь. Таким людям скорректированная установка о том, что Я ИМ/ЕМУ/ЕЙ НИЧЕГО НЕ ДОЛЖЕН! действительно нужна, нужна как меч, которым можно перерубить путы ложных долженствований.

Следующая индивидуалистическая ценность про предательство. Познакомимся с ней поближе и поймём, что с точки зрения логически завершённого индивидуализма не бывает никакого предательства.

Уверен, что вы слышали фразу о том, что самое страшное предательство – это предательство самого себя. С этой позиции поступок Иуды по отношению к Христу должен быть морально оправдан, не правда ли? Ведь Иуда действовал согласно своим взглядам, он мог искренне полагать, что учение Христа ложно и несет людям вред. Что Иисус преступник и должен понести наказание. Он мог считать свой поступок правильным, а свои тридцать серебряников считать платой за труды свои праведные. Таким образом, себя Иуда не предавал, а действовал согласно своим принципам и убеждениям. Не предал бы он своего учителя, то предал бы тогда свои принципы, предал бы самого себя – а что может быть хуже? Про Иуду у Леонида Андреева есть одноимённый рассказ, из которого можно сделать вывод, что Иуда просто не мог поступить иначе, ибо не мог перешагнуть через себя, не мог пойти против себя, что он ДОЛЖЕН сыграть до конца свою роль в этом жутком спектакле – прямо трагический персонаж! Да всех предателей, с точки зрения индивидуализма, стоит рассматривать как персонажей трагических. Они проиграли, они ошиблись, они понесли кару, они осуждены и презираемы, но они НЕ ПРЕДАЛИ СЕБЯ. Если довести эту формулу до логического конца, то неизбежно приходишь к выводу, что предательства как явления вообще не существует, потому что любое предательство можно рассматривать, как верность себе самому. Мальчиш-Плохиш предатель? Устроил диверсию, подставил своего командира – геройского Кибальчиша? Что вы! Мальчик хотел в буржуинство – что в этом плохого? А кто не хочет? Кто не хочет богатства и признания? Он был верен себе, шёл за мечтой – вот что главное! И ведь буржуины не обманули ребёнка – дали ему варенье с печеньем. Согласитесь, что Плохиш совсем не лузер, у него всё получилось, а плохим его считают только потому, что описал эту историю проклятый большевик Гайдар. Сейчас, когда индивидуализм признан прогрессивнее коллективизма, пора пересмотреть этого яркого литературного персонажа. Быть может, что стоит поглубже раскрыть его личность – и мы увидим, какой был богатый внутренний мир у этого отважного мальчика. Ну, бог с ним, возьмём реального персонажа – генерала Власова. Власов же просто дождался удобного случая для того, чтобы бороться с большевизмом и освобождать Россию-матушку, у него и армия называлась русским освободительным (РОА). Не шкуру свою спасал, а принципы защищал! Не пора ли поставить памятник этому принципиальному человеку, который в аду коллективистских, большевистских лжеценностей смог сохранить независимость мышления и самостоятельность суждений?

Посмотрев вокруг глазами крайнего индивидуализма, мы увидим мир, который населяют совершенно одинокие, почти никак не связанные друг с другом люди, где каждый руководствуется исключительно собственными соображениями и выгодами, где каждый является абсолютным эгоцентриком и эгоистом. Похожую картину рисовал в своих философских рассуждениях некто де Сад. Почитайте его «Жюстину» (18… нет, 21+), чтобы понять мир крайнего индивидуализма, где каждый за себя. В его мире есть господа (либертины), которые совершенно свободны в реализации своих желний, и рабы (добродетельные персонажи), которые подвергаются чудовищным издевательствам – только потому, что так хочется господам. Предательство, трусость, обман, подлость, жестокость, низость, коварство и любые другие пороки – это просто слова, выдумка людской морали. Мораль служит лишь одной цели – манипулировать рабами в угоду господам. Как говорил маркиз – «Сильнейший всегда находит справедливым то, что слабый считает несправедливым», имея в виду, что мораль и законы продиктованы господами, продиктованы правящим классом. Да, Маркиза можно считать больным ублюдком, но никак не дураком! В его мире крайнего индивидуализма есть только цели и желания отдельных людей, побеждают там те, кто действует согласно исключительно эгоистичным желаниям и не связан никакой моралью. Если предательство, жестокость, подлость и низость несут выгоду (а они КАК ПРАВИЛО несут в себе выгоду!) и при том есть возможность обойти людские законы, то в чём проблема? Все вышеперечисленные пороки природосообразны, потому что природа чужда морали, она живёт желаниями и целесообразностью, а что может быть более целесообразным и полезным для отдельного эгоистичного индивида, чем предательство? Вспомним Плохиша – парень к успеху шёл, и ему фартануло. Плохиш был индивидуалистом, т.е. яркой, прогрессивной личностью – не то, что коллективист Кибальчиш

Что такое предательство? Самое страшное преступление, за которое Данте помещал в девятый круг ада? Ну, когда как… Предательство – это сознательное причинение вреда тому, кто тебе доверял. Преданной стороной может быть не только человек, предать можно коллектив, предать можно общее дело, предать можно свою страну. Важнейшее условие – это доверие предаваемой стороны. Нельзя предать того, кто тебе не доверяет. Нельзя изменить стране, если ты ей не служишь. Нельзя предать дело, к которому ты не имеешь отношения. Всегда ли предательство преступление? Помните фильм «аватар» - предатель ли главный герой? Конечно – ведь он предал свой коллектив боевых товарищей, предал их общее дело – выполнять заказ корпорации, обеспечившая полёт, исследования и выкачивающая из планеты ресурсы. Предатель? Да. Преступник? Заслуживает ли он дантовой кары – адского днища, рядом с Иудой? Думаю, что вы не согласитесь с этим. Предатель, но не преступник. Преступна была корпорация, а предательство преступной, агрессивной стороны едва ли можно считать преступлением – по крайней мере, нравственным преступлением. В пользу героя говорит и то, что он занял сторону слабого, а не сильного, т.е. преследовал не эгоистические цели с гарантированной выгодой, а шёл на риск ради других. Т.е. им двигали не индивидуалистические ценности. Ценности какого рода сподвигли его на это предательство, но не преступление? Об этом позже, сначала я хочу разобрать тесно связанный с феноменом предательства нюанс.

Некоторые люди умеют мастерски водить в доверие к другим с корыстными целями. Про это снимают фильмы, пишут книги. Обаятельные мошенники стали главными героями авантюрных романов. Один одаренный ловкач классно облапошил полстраны, создав ммм. Были случаи самоубийства. Людей, которые еще не получили капиталистической прививки недоверчивости, обмануть было делом несложным.

Мошенничество полностью подходит под определение предательства в том, что это сознательное причинение вреда тому, кто тебе доверял. Разница между предательством и мошенничеством лишь количественная, но не качественная: жертва и мошенник знают друг друга поверхностно, не устанавливают глубоких эмоциональных связей, в отличие от преданного и предателя. Психологически мошенничество именно поэтому не рассматривается людьми, как предательство, потому что мошенник дистанцирован от жертвы. Мошенник предстаёт уже не гнусным предателем, бьющий в спину товарища, а ловкачом, который работает с людьми по шаблону, как бы обезличенно. Все дело тут в обезличенности. Нам не так больно принимать удар от незнакомого человека, удары же родных и близких, тех, кому доверял, могут быть восприняты необыкновенно болезненно. Как говорил Гюго - мне безразличен ножевой удар врага, но мне мучителен булавочный укол друга. Человеку свойственно делить людей на своих и чужих. Многие тысячи лет причинение вреда чужому человеку вообще не рассматривалось, как дурной ступок. Более того, чужие вообще не рассматривались как люди и поэтому каннибализм у древних людей был совершенно оправданным актом – т.е. не рассматривался, как собственно каннибализм. Многое изменилось с тех пор, но до сих пор многие люди – да что там многие – большинство людей огульно обеляют своих и очерняют чужих, всячески оправдывают грехи своих и поносят добродетели чужих. Естественно относиться к чужим настороженно. От чужих человек ждет пакости и готов к удару от них. Но поэтому же сознательно нанесенный вред от своего воспринимается очень тяжело. Предательство близкого человека вышибает почву из под ног в том числе и потому, что идет в разрез с самой нашей основой – если хотите, с нашей биологией. Своему мы доверяем и можем быть с ним свободны и спокойны, чужому же мы не доверяем, с ним мы напряжены и внимательны. Свой не должен делать нам больно, от чужого же мы готовы защищаться. Отступая от темы можно предположить, что наряду с другими факторами, мы с чужими людьми бываем гораздо вежливее и культурнее, чем со своими, потому что стремимся всячески подчеркнуть свои неагрессивные намеренья и тем самым не спровоцировать агрессию, которую потенциально ожидаем. Со своими вежливость, дистанция и демонстрация мирных намерений уже необязательна, так как от своих никакой агрессии не ждешь.

Итак, мошенничество и предательство различается в том, что первое подразумевает обман и нанесение ущерба чужому от чужого, второе – своему от своего. Предатель – он всегда свой. В какой-то степени предатель, в отличие от мошенника, является преступником против природы и именно поэтому он вызывает такое отвращение. Мошенник же действует в рамках природного алгоритма и не вызывает «инстинктивного» отвращения, он же чужой. Отсюда и разное отношение к этим явлениям с давних пор. «Мелкий мошенник», «ловкий мошенник», даже «благородный мошенник» – такие словосочетания возможны в нашем языке, но вот «ловкий предатель», «мелкий предатель» и тем более «благородный предатель» звучат крайне нелепо.

Если мы рассматриваем человека, как существо в первую очередь разумное, если мы рассматриваем всех людей, как изначально равных в своих правах, если мы порицаем кумовство и фаворитизм, то мошенников следует признать теми же предателями. Мошенник – это предатель по определению. Только он действует массово и жертвами мошенника могут быть тысячи обманутых людей, а не один единственный близкий человек, который в свое время не раскусил в предателе подлеца. В глобальном масштабе мошенничество, быть может, похуже предательства. Мошенничеством является, к примеру, финансовые махинации должностных лиц, которые злоупотребляют служебными полномочиями, которые обманывают поверивших им людей, которые устанавливают манипулятивные, по сути мошеннические законы – разве они не ПРЕДАЮТ своих граждан, свою страну, свой народ? Так же надо иметь в виду, что часто предательством называют отступничество близкого человека, а отступничество есть не более, чем отказ общаться и иметь общие дела. Отступников называют предателями потому, что отступник «предаёт» наши надежды, предаёт наши чувства. Наша природа отказывается принимать то, что свой человек имеет свободу выбора – быть ему своим или нет. Для нее отступник это тот, кто ушел из племени, оставил своих, т.е. поступил против природы. Психологически зрелый человек всегда видит различие между предателем и отступником и никогда не поставит их в одну плоскость. Хороший пример разницы между этими явлениями было в одной из книг Литвака, где сравнивался Иуда, один раз предавший, и апостол Пётр, трижды отрёкшийся. Раскаялись оба, но первый отправился в самые глубокие бездны ада, а второй стал привратником в райские кущи.

Для индивидуализма характерно подчёркивать важность личной свободы человека и связанной с этим личной ответственностью за свой выбор. С одной стороны, я целиком поддерживаю это тезис и сам часто говорю о важности для человека свободного выбора и принятия соответствующей выбору ответственности. Но тут есть нюанс… В деле обеления предательства и мошенничества огромную роль играет перекладывание части ответственности на жертву предательства или мошенничества. Мошенники часто опираются в своих аферах не на самые положительные, не на самые симпатичные человеческие качества. Мошенники часто сулят своим жертвам большой куш, играют на вере человека в легкие деньги – попросту вере человека в чудо. Есть определенный искус возложить на жертву ответственность за происшествие, особенно, если обман был грубый, а жертва проявила жадность, наивность и легкомыслие. Но какими бы не были мотивы и качества жертвы, мошенничество остается умышленным причинением вреда доверившемуся человеку. Жертве можно приписывать сколь угодно нелицеприятные качества, но мошенник на деле продемонстрировал качества гораздо худшие. Ещё одна причина, по которой обвиняется сама жертва – это иллюзия о справедливом мире, согласно которой беды и удачи даются нам как наказания или награды. Обокрали? А нечего было ворон считать! Изнасиловали? Видать, сама спровоцировала! И так далее… Своего апогея эта иллюзия достигает в учении о карме, представленной в первую очередь в индуизме. К примеру, если ребёнок (который априори невиновен!) рождается больным, то всё равно это справедливое наказание – за грехи в прошлой жизни.

Обвинение жертвы может строиться не на иллюзии, не на вере, а на философии. В мире де Сада, мире абсолютного индивидуализма понятия «хорошо-плохо» отсутствуют, так же, как и понятие «вины». Жертвы могут быть причастны к тому, что стали жертвами, а могут и не быть – просто не повезло. Господа не виноваты в том, что истязают и убивают своих рабов – они просто МОГУТ это делать, потому и делают. Уверен, что вы видели мудрые высказывания в стиле «нет правильных или неправильных поступков – есть только последствия за них». В этой фразе как бы нет ничего такого, но доведите мысль этих слов до логического конца – и вы получите мир де Сада. Да, это мир абсолютной свободы, но для чего дана эта свобода? Только для того, чтобы господа имели полную свободу в выражении своих желаний, сколь бы чудовищными, порочными и жестокими они не были. «Порок рождается от пресыщения, и среди греха рождается преступление» – говорил пленник Бастилии, оправданно связав пресыщение (возможность беспрепятственно реализовывать желания) и преступление. Абсолютная свобода даёт абсолютную порочность! В мире, где мошенник имеет полную свободу реализовывать свои махинации, виноватой может быть только сама жертва. Преступник в таком мире – это не преступник, а успешный человек, который умеет пользоваться благами свободы, тогда как его жертва – нет. «Ничто так не вдохновляет, как первое безнаказанное преступление!» – ещё одна цитата скандального маркиза. В мире абсолютного индивидуализма главная (и, возможно, единственная) добродетель – это мужество переступать барьеры и границы, расширяя горизонты своей свободы. Преступления, порок и злодеяния в этом мире – удел отважных господ. «Если преступление обладает утончённостью, присущей добродетели, то не выглядит ли оно порой даже высоким и, в какой-то степени, величественным, превосходя в привлекательности изнеженную и унылую добродетель?» – писал де Сад, эстетизируя, а значит и оправдывая порок. Впрочем, де Сад сам понимал конечную тупиковость пути порока, справедливо заметив, что «Пресыщенность прожорлива, и ничто не в силах удовлетворить ее аппетит; это вроде сильной жажды, которая становится тем сильнее, чем больше вы пьёте холодной воды», но он ничего иного не мог предложить. Маркиза де Сада (как, пожалуй, и другого великого индивидуалиста – Ницше) можно назвать выдающимся борцом против устоев старой морали, отчаянным бунтарём, но не революционером, потому что он ничего не предлагал взамен. Он бился ПРОТИВ, но не боролся ЗА. Его жестокий, аморальный мир абсолютной свободы и крайнего индивидуализма построен исключительно на ОТРИЦАНИИ ханжества, косной религиозной морали и притворного гуманизма, но, как и всё, основанное только на отрицании, не может (к счастью!) существовать в реальности в чистом виде.

Сейчас продолжает строиться общество потребления... Богатые потребляют, бедные мечтают потреблять. Как говорил Фромм - "если вы спросите людей про рай, то они скажут, что это большой супермаркет". Потребление совершенно аналогично десадовской пресыщенности – оно так же не может быть удовлетворено, оно так же постоянно растёт в своих запросах, оно так же приводит к преступлению. Личность, заражаясь ненасытным потреблением, совершает преступление против себя – она перестаёт развиваться. В масштабах планеты это преступление против природы – экологическая обстановка страдает в первую очередь из-за неспособности современного капиталистического общества ограничить собственное потребление, ведь от этого напрямую зависят прибыли корпораций. Я уж молчу о преступлениях капитала ради повышения прибыли... Если люди сами не откажутся от такой модели общественного устройства, то их вынудит сделать это экологический кризис, если это раньше не будет остановлено экономическим кризисом и, не дай бог, последующей за ним войной.

Итак, предательство – это злоупотребление доверием и сознательное причинение вреда доверяющей стороне. Таким образом, самый надёжный способ избежать предательства – не доверять. Ну и так как в действительности не доверять невозможно (хотя некоторые невротики и пытаются это сделать – безуспешно, разумеется), то правильнее подкорректировать наставление – не доверять тому, кому не стоит доверять, а также разделять сферы доверия. Человек, которому можно доверить сделать в срок работу, может не оправдать доверия как, например, товарищ – и наоборот. Человек может быть хорош в одном и плох в другом – умейте это различать и тогда вероятность того, что вы окажетесь преданными, сведётся к минимуму. Не подставляйте уста для поцелуя потенциальному Иуде – это здорово уменьшит риск быть распятым.

Далее поговорим о такой индивидуалистической ценности, которую все вы, дорогие читатели, слышали не раз – «каждый имеет право на свое мнение» (или «каждое мнение имеет право на существование», что сути не меняет). Эту тему я развивал в статье «Дети эпохи постмодернизма», но там я был краток, так как поднимал этот вопрос только в рамках темы статьи, сейчас рассмотрим это положение подробнее… Прекрасно, когда человек имеет свое мнение, ведь это говорит об его интеллектуальных способностях и интересу к теме. Философия индивидуализма вознесла личность человека и, соответственно, частное мнение человека на пьедестал наивысших ценностей. Защита своей индивидуальности стала святой обязанностью каждой свободной личности, поэтому формула о праве на свое мнение превратилась скорее в повеление: «Каждый ДОЛЖЕН отстаивать свое мнение. Не будь стадом, не будь быдлом, имей свое мнение!» Без своего мнения ты не личность, ты часть стада, представитель быдла. Мнение стало обязательным атрибутом индивидуальности, показателем личной, внутренней свободы. И незаметно, исподволь в обществе падает авторитет профессионального мнения. Мнение специалиста в обществе свободных личностей, каждая из которых имеет собственное мнение, не может стоить дорого, дороже любого другого. Можно вывести простую формулу для наглядности: чем выше ценится мнение вообще, тем ниже ценится профессиональное мнение. Свободной, яркой личности просто позорно, непозволительно для себя будет прислушиваться к мнению специалиста, потому что свобода подразумевает отсутствие авторитетов и навязывания мнений. Тем более нередко с школьной скамьи человек слышит наставления о том, как важно отстаивать собственное мнение. Таким образом, «свободная» личность имеет ряд черт, роднящих ее с личностью бунтующего подростка, который борется против любых авторитетов, любых устоявшихся мнений и стремится к нонконформизму любой ценой. Какой бы не был авторитет (власть, начальник и т.д.) - он будет против. Любая стабильность для «свободной» личности – это затхлое болото отсутствия выбора, отсутствие свободы. Для них понятие свободы доступно лишь в самом непосредственном, примитивном своем смысле, а именно – наличие выбора. Свободный человек – есть человек выбирающий. Ценность мнения (позиции) вообще продиктована тем, что мнение можно принять или не принять. Мнение эксперта (авторитета) не имеет такого преимущества, оно авторитарно, оно требует принятия себя в расчет и сокращает варианты выбора, а не увеличивает его.

Таким образом, любое мнение увеличивает иллюзию выбора. Почему иллюзию? Потому что реально выбирать, отвечать за свой выбор и тем реализовывать свою свободу «свободным» (а по сути просто психологически незрелым) личностям очень трудно. Любой совершенный выбор – это отказ от других, альтернативных выборов. Женившись на Даше, надо отказаться от Маши. Проголосовав за А, приходится быть против В. Решив жить честно, приходится отказаться от подлости и воровства. «Свободный» человек не связывает себя обязательствами, более того, он не связывает себя мировоззренческими позициями, четкими ценностями, т.е. он стремится не выбирать – каким ему быть, ибо выбор этот подразумевает отказ от свободы. У него есть лишь иллюзия того, что он определился со своими ценностями, выбрав свободу. Мир такого человека будет подобен миру абсолютного индивидуализма де Сада, только ханжески, трусливо, инфантильно задрапированным всякими лозунгами о «европейских ценностях», подобно тому, как вонь немытого тела заглушается парфюмом. «Человек - это уникальная, сложная личность, которая не бывает только злой или только доброй (я имею право быть мразью). И добрые люди творят зло, и честные иногда совершают подлость, и каждому приходится предавать (то, что я делаю плохие вещи, не делает меня плохим человеком в собственных глазах). Это нормально. Предатели? Они, может быть, не предатели, может, они боролись за свои идеалы, за свое мнение (выдавать шкурные интересы за идейную борьбу очень выгодно, к тому же это оправдывает меня самого в собственных глазах). Предательство – это слишком громкое, грубое слово. Надо его убрать из лексикона, чтобы никого не обидеть. Нельзя обижать предателей, они тоже люди и у них тоже есть права». И ведь действительно! Слова «дебил», «идиот» как обозначения степеней олигофрении сейчас считаются устаревшими и в медицинских, психиатрических изданиях их уже не используют. Так же есть решение признать термины психопат и психопатия некорректными. Этим понятиям даны более мягкие названия. Инвалидов детства называют не инвалидами, а особенными детьми (т.е. здоровые дети автоматически становятся как бы посредственными – они же не особенные). «Аутизм – не болезнь, а такой особенный взгляд на мир» - сам слышал эту фразу от ведущего новостей по центральному каналу.

Можно сказать, что европейская, демократическая толерантность – это выбор в пользу отсутствия выбора. Толерантность – это признание плюрализма (т.е. равноправия) мнений, в том числе непрофессиональных. В то же время современная толерантность – это идеологическое непризнание запретов. Как бунтующий подросток будет пытаться нарушить любые запреты из принципа, так и «свободная», либеральная, толерантная личность будет протестовать против любого ущемления ее свобод, против любых запретов и против любой определенности. Такая личность, во многом застрявшая на подростковом возрасте, будет бороться за увеличение количества вариантов выбора: кем быть, как себя вести, во что верить и что принимать. Для подростка такая позиция оправдана тем, что он, сам находясь в процессе изменений, роста, осваивания новых социальных ролей, формирования мировоззрения, нуждается в такой позиции для того, чтобы быть психологически гибким и найти в конце концов свою нишу (определиться с интересами, будущей работой, кругом общения, местом учебы). Для взрослого человека эта позиция вредна, потому как не дает ему возможности сделать окончательный выбор, он имеет лишь иллюзию совершенного выбора. У подростка эта во многом нигилистическая позиция смягчается тем, что он нуждается в референтной группе людей, в авторитете, у взрослого человека уже нет такой психологической потребности. Эрих Фромм обозначал такой тип личности как рыночно ориентированный, готовый к любым изменениям постоянно меняющегося рынка, а потому не имеющий четких личностных качеств, кроме одного, главного качества, определяющего самую суть – постоянно быть готовым к продажности, постоянная готовность подстроиться под спрос. Как это ни парадоксально, но в конечном счёте идеология, провозглашающая своим высшем идеалом человеческую личность, способствует тому, что люди в своём большинстве не могут личностно развиваться. Несмотря на внешний нонконформизм, они внутренне глубоко конформные люди без глубокого содержания. Из таких людей получаются качественные, естественные предатели, потому что предательство выгодно, а они ориентированы на выгоду. Они никогда не примут сторону слабого – потому что это не выгодно. Они никогда не раскаются в содеянном – потому что преследовать выгоду для них естественно, а предательство – это ж слишком грубое, слишком патетическое слово, давайте назовём это «так сложились обстоятельства». Так вышло, бизнес есть бизнес, ничего личного.

Ещё две ценности – более идеологических, чем предыдущие – следуют из вышенаписанного. Это, во-первых, «в здоровом обществе должна быть оппозиция», во-вторых, «общество стремится подавить твою личность». Если вдуматься, то эти тезисы или противоречат друг другу… или приходится признать, что даже здоровое общество подавляет личность.

Первый тезис про обязательность оппозиции в здоровом обществе вообще не может восприниматься всерьёз без определения здорового общества. Какое общество здоровое? Американское и европейское? Целая плеяда мыслителей, учёных и философов из США и Европы утверждают обратное. В моём понимании здоровое общество – это зрелое общество, о чём я подробнее писал в статьях «развитие личности и общества». К сожалению, нигде пока общество не достигло зрелости, т.е. нигде пока нет подлинно здорового общества, в котором бы не было внутренних противоречий, ряд из которых видятся вообще неразрешимыми при сохранении современных общественных отношений, в первую очередь экономических. А потому несколько преждевременно заявлять сейчас об обязательном признаке здорового общества. «Важность» оппозиции в «здоровом» обществе хорошо иллюстрирует политическая система США – там у власти то демократическая, то республиканская партии, что даёт американцам необходимую иллюзию выбора. И да, разница между ними огромна – по меткому замечанию одного историка, одни бомбят против всего плохого, а другие – ради всего хорошего. Ни внешняя, ни внутренняя политика этой страны принципиально не менялась, несмотря на приход к власти разных партий и разных президентов, да и как она может измениться, если лоббируют (т.е. спонсируют) партии и оплачивают их предвыборные компании одни и те же корпорации? Как говорил американский классик Марк Твен – «если бы от нас что-то зависело на выборах, нас бы туда просто не пустили». На мой взгляд, в здоровом обществе не должно быть оппозиции так же, как в здоровом теле не должно быть попыток организма отторгнуть какой-нибудь орган, а в здоровой семье не идёт постоянного противостояния членов семьи.

Второй постулат о том, что общество подавляет личность, являет собой краеугольный камень индивидуализма – положение, что личность – это самодостаточная и самостоятельная единица. Это откровенно ложное положение оправдывает все вышеперечисленные индивидуалистические ценности, служит им фундаментом и обоснованием. Ложное оно потому, что личность как феномен – это ОБЩЕСТВЕННОЕ явление, вне общества не наблюдаемое. Подробнее я писал про это в других статьях – иллюзия эгоцентризма, развитие личности и общества, смысл жизни и т.д. Я вообще считаю, что подлинными личностями можно назвать лишь психологически зрелых людей, которых, к сожалению, не много и при нынешних общественных отношениях не может быть много. Сейчас зрелая личность – светлое исключение из правила, по которому каждое общество продуцирует людей с характерными для этого общества установками и ценностями. Незрелое общество продуцирует преимущественно незрелых людей так же, как общество племени каннибалов будет продуцировать каннибалов. И лишь в зрелом обществе действительно многие люди смогут подлинно обрести себя, достигнув психологической зрелости. Одной из обязательных характеристик зрелого общества является создание максимально благоприятных условий для всестороннего развития каждого члена общества, собственно, это должна быть одна из основных целей общества. У племени каннибалов задача другая – им просто надо выживать. У современного западного общества задача в том, чтобы увеличивались прибыли у владельцев капитала. Поэтому постулат о подавлении обществом личности является чистой правдой. Современное капиталистическое общество потребления действительно подавляет личность, оно не даёт возможности подавляющему большинству людей развиваться и достигать личностной зрелости, обретать самих себя. И современная мода на индивидуализм имеет к этому прямое отношение. (Картинки и выделение текста мои) 

(Статья полностью

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →