egor_23

Category:

Обо всем.....

Академик РАМН, руководитель НИИ геронтологии Владимир Шабалин — о конфликте поколений, советских сказках, понятии «пенсионер» и отношении к старости в России 

Действительно, оно чье — старичье? Судя по нашему отношению к нему, не наше, более того — просто обременительное в сегодняшней «системе координат». Сидит на шее молодых, паразитирует на государстве, не скрывает агрессивного отношения к окружающей действительности, жалуется на мизерные пенсии и дороговизну, звенит мелочью в сверкающих гипермаркетах и голосует за коммунистов. К тому же «есть мнение», что так стремительно, как того требует быстротекущее время, меняться и думать наши старики не в состоянии — возраст, знаете ли...
Все это чушь, мифы, а возрастная дискриминация — серьезная проблема, угрожающая нравственному и социальному здоровью общества. Более того, шансы на выживание народа выше там, где уважают и почитают старших, убежден Владимир Шабалин.
Владимир Николаевич, уже давно у нас бьют тревогу в связи с демографическими проблемами. Пугают, что процент пенсионеров катастрофически увеличивается по сравнению с трудоспособным населением, и скоро некому будет их обеспечивать...
— Если государство действительно заботится о своих гражданах, оно должно создавать условия для всех желающих трудиться и приносить пользу. А у нас вместо этого толкуют о трудоспособном и нетрудоспособном возрасте. Такого понятия вообще быть не должно, потому что трудоспособность — понятие не возрастное, а сугубо личностное. Одни люди уже в молодости, а то и от рождения нетрудоспособны, другие активно и с пользой для общества работают в восемьдесят и девяносто лет. Немало молодых не соответствуют тому месту, на которое может претендовать семидесятилетний человек.
Неправильно у нас понимается само понятие «пенсионер». Во главе угла должен быть не возраст, а трудовой стаж. Скажем, при двадцатилетнем стаже независимо от возраста работник должен получать доплату — и не важно, будет он работать дальше или нет.
В словаре Даля так и сказано: «Пенсия — это денежная доплата сверх жалованья за хорошую работу или выслугу лет».
— К сожалению, у нас это относится к немногим профессиям, и доплата совсем мизерная. Большинство же не получает ничего до так называемого пенсионного возраста, когда человека уже не спрашивают, хочет ли и способен ли он работать дальше. Есть и моральная сторона: 55-летней женщине ставят штамп: пенсия по старости. За что же ее так обижают — какая же она старая! Другое дело, что она к тому времени (а многие еще раньше!) обычно заработала себе денежную дотацию, право не работать и получать от общества возврат его долгов перед нею. А наши так называемые пенсии по старости — это большая хитрость, тем более что очень и очень многие, немало отчислив обществу, до такой пенсии просто не доживают.
Сегодня молодые люди открыто объявляют, что не желают кормить пенсионеров — пусть работают. К сожалению, так думает большинство нынешней молодежи, не скрывая своей ненависти к «нахлебникам»...
— Ну что ж, их плохо воспитали родители, а собственного ума понять очевидное не хватает. Это миф, будто молодые кормят стариков. На самом деле наших пенсионеров никто не кормит — они и сейчас сами себя кормят. Их руками и за их счет создана вся инфраструктура, которой пользуется молодежь, в то время как старики получают лишь крохотный процент того, что отдали обществу, мизерную часть того, что внесли непосредственно в Пенсионный фонд. И получают СВОИ деньги, ничего не отнимая у молодежи, — напротив, продолжая ее обеспечивать. При этом никто не раскрывает, сколько конкретно вложило в народное хозяйство и отчислило в Пенсионный фонд, скажем, поколение детей войны. Это большая государственная тайна. Еще большая тайна — личный вклад каждого пенсионера, которому всю его жизнь за труд платили, мягко говоря, неадекватно. В то же время многие старики — не только по желанию, но и чтобы прожить, — продолжают трудиться, обеспечивая около 4% ВВП. Это очень много по сравнению с тем, что им выплачивают пенсиями по возрасту и даже некоторыми льготами. А куда деваются накопления тех, кто до пенсии не дожил или пользовался ею всего год-другой?! Трудно сказать, что заработают к старости нынешние молодые поколения, но пока их большие и небольшие деньги выжимаются из того, что создано стариками, которым не считают нужным обеспечить так называемое «дожитие»! Так что все разговоры о непосильной демографической нагрузке на молодежь — полная ерунда. Наоборот, старшие поколения, особенно работающие пенсионеры, до сих пор обеспечивают не только себя и своих неработающих сверстников, но и блага еще пока ничего не заработавшей для общества молодежи. И совершенно непонятно, зачем так упорно поддерживается эта сказка советских времен.

Может быть, чтобы старики не смели требовать заслуженное, полагая, будто отнимают что-то у своих детей и внуков?
— Возможно, и так. В любом случае кому-то эта явная ложь выгодна. Ведь по-прежнему, вместо того чтобы отдавать пожилым людям долги, их унижают ненавистью или грошовым «милосердием». И вместо того чтобы развивать механизацию и автоматизацию производства, общество продолжают пугать проблемой: кто будет кормить будущих пенсионеров, когда увеличится неблагоприятное соотношение между работающими и пенсионерами? Действительно серьезная проблема, если орудиями труда будут серп и лопата. Кто-то упорно не понимает, во что могут вылиться порождаемые такой ложью неблагодарность и агрессивность.
Получается, наше общество идет не туда?
— Получается, власть и деньги имущие его не туда ведут. И возрастная дискриминация — одна из самых существенных неверных вех. Посмел бы у себя на родине зарубежный работодатель ограничить претендентов на рабочее место по возрасту, полу или национальности — у него были бы большие проблемы. А здесь они делают что хотят, даже в газетах не стесняются озвучивать: до сорока лет, до тридцати... Грубейшее нарушение прав человека, о которых сами так много толкуют.
Вы в своих трудах утверждаете, что человеческий интеллект достигает расцвета к 60—70 годам. А в нашей стране уже в 40—45 лет людей начинают выдавливать из активной жизни, чтобы освободили место молодым. Не теряет ли при этом общество, государство?
— Не просто теряет, а теряет очень и очень много. Несравненно больше, чем каждый конкретный человек. Общество часто заранее отказывается от умов и талантов, способных кардинально улучшить его жизнь, заставляет талантливых специалистов искать другое применение. В то же время огромное число чиновников — совершенно бесполезная и даже вредная трата трудовых ресурсов. Посмотрите, что у нас делается с малым бизнесом: стоит человеку что-то организовать — тут же со всех сторон налетают бандиты и чиновники. Бессилие перед ними — вопрос не медицинский, не биологический, тем более не возрастной, а исключительно социальный, государственный. Попробуйте начать какое-то дело — ну хоть корзинки для грибов плести... Замучают запретами, справками, подписями, явятся бандиты, потребуют себе долю... А заступиться некому: все схвачено теми же «авторитетами». В результате происходит инфантилизация общества и его всевозрастающая агрессивность.
Можно сказать, что шансы на выживание народа выше там, где уважают и почитают старших?
— Конечно. К сожалению, у нас вопрос взаимоотношений поколений стоит очень остро. Утрачивается даже то почтение и уважение к старшим, которое было еще каких-то 50—60 лет назад. И тому масса причин — как со стороны молодежи, так и со стороны старшего поколения, которое само вырастило таких детей и внуков. Отношения поколений — одна из проблем геронтологии. И наши действия направлены на их улучшение. Работаем со школьниками, предложили им написать сочинения, издали их. Вот посмотрите, как хорошо они пишут о своих бабушках и дедушках — куда только исчезают эти замечательные дети, откуда берется то отношение к старикам, что торжествует вокруг?! Как врач я на своих лекциях рассказываю не только и не столько о социальной ценности стариков. Они, как и больные люди, представляют особый интерес для науки и всего человечества. Природа ведь не случайно показывает нам патологию. Часто это предостережение, школа защиты от разных воздействий окружающей среды, которая постоянно меняется. Старики и больные особенно уязвимы для изменений, которые рано или поздно коснутся каждого, и деятельность организма в нестандартных, патологических условиях — вклад даже более важный, чем повторение нормы. Выработанный борющимся больным или стареющим организмом маленький структурный кусочек позволит выжить многим, возможно, пока здоровым поколениям в преодолении будущих, в том числе неизвестных факторов. Даже если система в целом разваливается, отдельные элементы, фрагменты интеллекта работают на наше общее развитие.
Эдда Забавских Источник: novayagazeta.ru

Низкий поклон вам, рождённые в СССР, создавшие экономику, кормящую четверть века алчную и невежественную свору гламурной нечисти, плюющей в колодец, их кормящий.

текст «декларации» митрополита Анастасия (Грибановского), опубликованный в газете «Церковная жизнь» (1938 г. №5-6). Совместно с папой римским Пием XI митрополит Анастасий «благословили» Гитлера на войну с Россией...

Митрополит Анастасий Адольфу Гитлеру
Ваше Высокопревосходительство! Высокочтимый Господин Рейхсканцлер!
Когда мы взираем на наш Берлинский соборный храм, ныне нами освящаемый и воздвигнутый благодаря готовности и щедрости Вашего Правительства после предоставления нашей Святой Церкви прав юридического лица, наша мысль обращается с искренней и сердечной благодарностью, прежде всего, к Вам, как к действительному его создателю.
Мы видим особое действие Божьего Промысла в том, что именно теперь, [b]когда на нашей Родине храмы и народные святыни попираются и разрушаются, в деле Вашего строительства имеет место и создание сего храма. Наряду со многими другими предзнаменованиями этот храм укрепляет нашу надежду на то, что и для нашей многострадальной Родины еще не наступил конец истории, что Повелевающий историей пошлет и нам вождя, и этот вождь, воскресив нашу Родину, возвратит ей вновь национальное величие, подобно тому, как Он послал Вас германскому народу.

Кроме молитв, возносимых постоянно за главу государства, у нас в конце каждой Божественной Литургии произносится еще и следующая молитва: "Господи, освяти любящих благолепие дому Твоего, Ты тех воспрослави Божественною Твоею силою...". Сегодня мы особенно глубоко чувствуем, что и Вы включены в эту молитву. Моления о Вас будут возноситься не только в сем новопостроенном храме и в пределах Германии, но и во всех православных церквах. Ибо не один только германский народ поминает Вас с горячей любовью и преданностью перед Престолом Всевышнего: лучшие люди всех народов, желающие мира и справедливости, видят в Вас вождя в мировой борьбе за мир и правду. Мы знаем из достоверных источников, что верующий русский народ, стонущий под игом рабства и ожидающий своего освободителя, постоянно возносит к Богу молитвы о том, чтобы Он сохранил Вас, руководил Вами и даровал Вам свою всесильную помощь. Ваш подвиг за германский народ и величие германской Империи сделал Вас примером, достойным подражания, и образцом того, как надо любить свой народ и свою родину, как надо стоять за свои национальные сокровища и вечные ценности. Ибо и эти последние находят в нашей Церкви свое освящение и увековечение.
Национальные ценности составляют честь и славу каждого народа и посему находят место и в Вечном Божием Царстве. Мы никогда не забываем слов Священного Писания о том, что цари земные принесут в Небесный Божий Град славу и честь свою и славу своих народов (Откр. 21,24,26). Таким образом, создание сего храма является укреплением нашей веры в Вашу историческую миссию. Вы воздвигли дом Небесному Владыке. Да пошлет же Он Свое благословение и на дело Вашего государственного строительства, на создание Вашей народной империи. Бог да укрепит Вас и германский народ в борьбе с враждебными силами, желающими гибели и нашего народа. Да подаст Он Вам, Вашей стране, Вашему Правительству и воинству здравие, благоденствие и во всем благое поспешение на многая лета.
Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей,
Митрополит Анастасий. 12 июня 1938 года. http://uznaipravdu.org/viewtopic.php?f=8&t=616

Отрицание родного и слепое копирование чужого для россиян стало нормой
Проблема эта беспокоила еще Федора Михайловича Достоевского, который писал: «Стать русским - значит перестать презирать народ свой... Став самими собой, мы получим, наконец, облик человеческий, а не обезьяний». Прислушались к писателю?
Напротив, подражание всему западному в наши демократические будни приобрело массовый характер. Мне возразят: мол, в подражании ничего плохого нет. Так ли это?
Во-первых, подражание - это явный признак детства, в том числе и детства нации. Прилично ли русским, имеющим тысячелетнюю культуру и традиции, копировать «ухватки и прыжки» тех же США?
Во-вторых, существует закон «культурной трансплантации», о котором писал академик Дмитрий Сергеевич Лихачев. Как выяснилось, при переносе чего-либо из одной цивилизации в другую заимствованное явление или принцип чаще всего меняет знак.
Возьмем, к примеру, тот же пресловутый ЕГЭ. Может, для американцев он и во благо, но додуматься втискивать русскую душу в ЕГЭ могли только наши недруги.
И в-третьих, за кордоном заимствуется по большей части самое худшее. А попав на нашу почву, часто становится просто омерзительным.
В прежние века мы заимствовали у Запада главным образом идеи. Не модный ныне В.И. Ленин говорил: «Бедная Россия! Видимо, она обречена носить шляпки, выброшенные Европой!»

Сегодня мы копируем не только идеи, а буквально все: банковскую систему, организацию производства, менеджмент, систему офисной работы, многопартийность, ювенальную юстицию, систему образования, практику «толерантности», форму и содержание телепрограмм, одежду, музыку, манеры поведения, мультики, комиксы, игрушки... За примерами ходить далеко не стоит. Достаточно ступить на городской тротуар, в том же Ставрополе, и оглядеться по сторонам. Спрашивается, в русском ли городе живем? Иностранец, попав сюда, легко найдет интересующие его объекты. Но что здесь делать русскому, который не знает английского?
Хорошо бы посчитать, сколько у нас ныне рекламы: а) на русском языке, б) на смеси русского с не русским, в) на иностранных языках. Похоже, русское начало в рекламе и прочей наглядности скоро станет таким же неприметным, каким при Советах было иностранное.

С речью обстоит не лучше. Слушаешь - и уши вянут: тренд, бренд, тракинг, венчур, фьючерс, экшен, мейнстрим, аттрактор, диверсификация, рафтинг...
Конечно, во всем этом можно увидеть простой выпендреж, баловство. А можно увидеть и иное - презрение к родному языку, издевательство над ним.
Помнится, в начале 80-х, оказавшись в Харькове, я был немало удивлен тому, что все вывески в городе выполнены на двух языках: крупно - по-русски, мельче - по-украински. Тогда это было забавно. Сегодня, всматриваясь в иностранные вывески на улицах Ставрополя, не до улыбок.
А потому есть просьба к властям: сделайте так, чтобы в нашем крае не было ни одной вывески, не понятной русскому человеку! В конце концов, на этот счет есть даже региональный закон, запрещающий использование иностранных словечек на фасадах зданий.
Другая «обезьянья» проблема: нас лишили отчеств, а мы и не заметили! Ни одного возмущения по этому поводу я лично не встречал. Разве что сам уже писал. Да, американцам это несвойственно - величать друг друга по отчеству. А у нас иная культура: мы величаем по батюшке. Интересно бы знать, есть ли на этот счет хоть какой-то документ или хотя бы чье-то устное распоряжение, рекомендующее тем же СМИ реже использовать отчество человека? Едва ли.
Но точно знаю, что есть русская национальная традиция обращения к старшим, уважаемым и заслуженным людям, к начальникам разных уровней по имени и отчеству. Кто отменил эту традицию и заменил ее американской? На плаху бы его - нравственную!
Вспоминаю далекий 1964 год. Мы, деревенские ребята, перешли учиться в 9 класс в станицу Мечётинскую, что в Ростовской области. И были просто поражены не столько цивилизацией (станица против деревушки, конечно, цивилизация), сколько обращением к нам учителей: «вы», «товарищи» и по имени-отчеству.
Не все, конечно, придерживались этого правила, но вот математик Валентина Ивановна Наполова с нами общалась именно так. Я давно забыл математику, но никогда не забуду эту мудрую учительницу. Ее обращение к нам, подросткам, по имени-отчеству изменило наше отношение к учебе, друг к другу, к родителям, да просто к незнакомым. Мы как-то сразу повзрослели и поумнели. Итак, в 14 лет мы получили отчество, а в 44 года нас его лишили. Почему? Ведь если даже президент России просто Дмитрий, то, спрашивается, какой из меня Николай Федосеевич?
Кто-то возразит, что я, мол, поднимаю надуманную проблему. Ничуть! Это и нравственная проблема (равнодушие, озлобление), и политическая. Московская молодежь 11 декабря прошлого года доказала, что в национальных отношениях мелочей нет. Любая с виду мелочь может стать причиной большого взрыва.
И вот я заявляю: не хочу, чтобы ко мне обращались на американский манер! Имею я на это право в своей стране? Сам я могу называть себя хоть горшком, но для окружающих это ничего не значит. Вы можете не уважать меня, но не моего отца. Такова наша культура, не мы ее создавали, не нам и отменять. Лишить человека отчества - все равно что отнять у него Отечество.
Академик Александр Михайлович Панченко, ныне покойный, ввел в оборот понятие «сердце культуры». Это «нечто самое драгоценное и глубинное в народной жизни, сохраняемое на протяжении столетий». Он утверждал, что нельзя не то чтобы менять, но даже ранить «сердце культуры».
Лишение русских людей отчеств в публичном общении - укол в сердце всей нации. Неужели люди не почувствовали этого? А ведь именно с таких «мелочей» и начинается лишение будущего. Нельзя забывать себя, а перекраивать на западный манер - тем более. Можно в грудь человеку вставить чужое сердце, и он останется самим собой. Но нельзя заменить сердце культуры, не получив иного, уже чужого, человека.
Давайте же прислушаемся к словам Ф.М. Достоевского и станем, наконец, самими собой. Покончим с вселенской вторичностью. Нужно принимать человеческий облик, а не обезьяний. Сим победиши!
Николай БОНДАРЕНКО Источник: opengaz.ru

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.