egor_23

Categories:

Демократия 1917-1922 (Шестая часть)

Демократия 1917-1922 (пятая часть)  атаман Григорьев

В обстановке 1919 г., когда борьба в стране поляризовалась с большевиками на одной стороне и кадетско-генеральской (сменившей и уничтожавшей "демократическую") контрреволюцией на другой, а также с буржуазными националистами окраин в качестве самостоятельной силы, периодически появлялись и промежуточные фигуры, переходившие из одного лагеря в другой или пытавшиеся выступить самостоятельно в условиях, казавшихся им благоприятными.
Наиболее показательной из таких фигур является неоднократно мирившийся с красными и вновь становившийся их врагом анархист Махно (о нем - в следующем посте), но еще тогда, когда Махно оставался красным командиром, на политической сцене появился и столь же быстро исчез, потерпев поражение, другой атаман с куда более правыми взглядами - Никифор Григорьев. Будучи офицером военного времени в царской армии, он продолжил службу в армии УНР и гетмана, но летом 1918 присоединился к крестьянским повстанцам - к тому моменту политика гетмана озлобила даже кулацкие слои деревни.
Возглавив антигетманское восстание в Причерноморье, он стал одной из видных фигур возрожденной УНР, однако в условиях советского наступления снова сменил сторону и в феврале 1919 г. перешел на сторону красных, добившись наибольших успехом как командир бригады, а затем дивизии со взятием Одессы в апреле 1919 г. Однако, вместо того, чтобы выступить против Румынии на помощь Советской Венгрии, как приказывало ему командование, он повернул оружие уже против Советской власти.
Его программный документ "Универсал" выглядел так: «Народ украинский! Бери власть в свои руки. Пусть не будет диктатуры ни отдельного человека, ни партии. Пусть живет диктатура трудового народа, пусть живут мозолистые руки крестьянина и рабочего. Долой политических спекулянтов! Долой насилие справа, долой насилие слева! Пусть живет власть народа Украины! Перед вами новая борьба. Боритесь — поборете!
Я, атаман Григорьев, и мой штаб головы свои положил за права трудящегося люда. Последняя ставка. Для себя мы не ищем ничего. Дайте нам поддержку и этим спасете свое право. Вот мой приказ: в три дня мобилизуйте всех тех, кто способен владеть оружием и немедленно захватывайте все станции железных дорог, на каждой ставьте своих комиссаров. Каждая волость, каждое село, формируйте отряды и идите в свой уездный город, от каждого уездного города из ваших отрядов по 400 человек лучших бойцов пошлите на Киев и по 200 — на Харьков, если есть оружие — с оружием, нет оружия — пошлите с вилами, но мой приказ прошу выполнить, и победа за нами! Все остальное я сделаю сам. Главный штаб при моем штабе. Только с вашей поддержкой мы добьемся прав для народа. Немедленно организуйте народную власть. В каждом селе выберите крестьянский совет, в каждой волости — волостной совет, в каждой губернии — губернский совет. В совет имеют право быть избранными представители всех партий, которые стоят на советской платформе, и те, кто признают себя беспартийными, но поддерживают советскую власть. В состав Советов могут входить представители всех национальностей пропорционально их количеству на Украине, т.е. для украинцев в Совете — 80%, для евреев — 5% и для всех других национальностей — 15%! При таком распределении мест не будет засилья ни партий, ни наций. Глубоко верю, что то будет действительно народная власть.
Пусть живет свобода печати, совести, собраний, союзов, забастовок, труда и профессий, неприкасаемость личности, мысли, жилища, убеждений и религии!
Народ божий, любите друг друга, не проливайте братской крови! Забудьте партийную вражду, склонитесь перед властью честного труда. Пусть погибнет всякое насилие и власть капитала!
Железнодорожники! Почта и телеграф! Вы устали. Поймите нас, победа наша — победа ваша. Народ украинский не ищет завоеваний за своими границами, но своим братьям по труду, где бы они ни были, всегда поможет и ржавым ружьем, и последним куском хлеба.
Правительство авантюриста Раковского и его ставленников просим уйти и не насиловать волю народную. Всеукраинский съезд Советов даст нам правительство, которому мы подчинимся и свято исполним его волю.
Я иду вперед, потому что этого требует народная совесть. Резерв мой ты, народ украинский, от тебя зависит судьба твоя. Всякие убийства без суда народного, мародерство, бесчинства, вторжения в чужое хозяйство, незаконные реквизиции, агитация против отдельных национальностей будут прекращаться на месте силой оружия.
Порядок необходим. Долой самоуправство!»

Антисемитизм Григорьева проявился и в уставе, но реальность оказалась куда прозаичнее призывов создать Советы с "пропорциональным" представительством - повстанцы Григорьева отметились массовыми убийствами евреев в захваченных ими городах и местечках. 

Авантюра Григорьева пошатнула Советскую власть на Украине, но выгоду он сам извлечь не смог - необходимость бросить войска на подавление его мятежа сорвала советскую помощь венграм и облегчила наступление ВСЮР, но сам Григорьев к концу мая сохранил лишь небольшой отряд и бежал к Махно (который во время мятежа занял "среднюю" между большевиками и Григорьевым позицию, за что был объявлен вне закона). Махно антисемитизм, явная опора на наиболее богатые слои деревни и стремление договориться с деникинцами Григорьева были чужды - 27 июля 1919 г. Григорьев был убит махновцами, непосредственных преемников его движение не имело.
Источники:
(1) А.В. Мишина, "Новый исторический журнал" №15 (2007 г.), "Н.А. Григорьев - атаман повстанцев Херсонщины"
(2) В.А. Савченко, "Авантюристы гражданской войны: историческое расследование" (автор весьма специфичен, зато приводит полный текст григорьевского "Универсала")
(3) Н.Е.Какурин, И.И.Вацетис, "Гражданская война. 1918-1921"
(4) "История гражданской войны в СССР, т.4", с. 176-178. 

Махно и махновцы

Базой Махно служил район Гуляй-Поля (Александровский уезд Екатеринославской губернии), где он выдвинулся еще в 1918 году благождаря борьбе против гетманского режима. Весной 1919 г. входившие в состав РККА махновцы (3-я Заднепровская бригада 1-й Заднепровской советской украинской дивизии) контролировали также Мариуполь.
Идейную платформу махновцев один из соратников Махно Аршинов впоследствии описывал как "глубокое недоверие к нетрудовым или привилегированным группам общества; недоверчивое отношение к политическим партиям; отрицание диктатуры над народом какой бы то ни было организации; отрицание принципа государственности; полное самоуправление трудящихся у себя на местах" в форме "вольных трудовых советов", притом, "вольные" означало независимость от центральной власти.

Близкой к Махно была организация анархистов "Набат", издававшая одноименный печатный орган, выдержки из которого хорошо характеризуют антицентралистские и направленные против продовольственной политики большевиков идеи анархистов: "Всякое восстание, которое вытекает из недовольства трудовых масс властью, есть по существу своему восстание революционное, потому что инстинктивно, сами по себе трудовые массы всегда больше клонятся влево, чем вправо".
"Пусть помнят трудящиеся, что всякая государственная власть, называй она себя раз-рабочей, пойдет на неслыханные преступления, лишь бы сохранить свое властническое положение, свои привилегии управлять народом".
"Крестьянские выступления против Советской власти - это движение народа, заявляющего свои права, - такого движения штыками задавить нельзя."

Противоречия между большевиками и махновцами проявились в запрете Дыбенко (непосредственным начальником Махно как командир дивизии) "Третьего районного съезда крестьян, рабочих и повстанцев" 10 апреля 1919 г., чему махновцы отказались подчиниться. Тем не менее, 1 мая махновская бригада была выведена из подчинения Дыбенко и должна была стать основой для новой формирующейся дивизии также под командованием Махно.
Однако в дальнейшем, во время григорьевского мятежа (начался 6 мая) Махно занял двойственную позицию - осудив антисемитизм Григорьева, он также высказался и по адресу большевиков: "Мы должны сказать, что причины, создавшие все движение Григорьева, заключаются не только в самом Григорьеве... Всякое сопротивление, протест и даже самостоятельное начинание душились чрезвычайными комиссиями... Это создало в массах озлобление, протест и враждебное настроение к существующему порядку. Этим воспользовался Григорьев в своей авантюре.., требуем к ответу коммунистическую партию за Григорьевское движение".

В конце концов, при общем недоверии большевиков к политическим представителям украинской деревни, оказавшихся их недолговечными союзниками, союз между большевиками и махновцами был разорван.
Тем не менее, ни к украинским националистам, ни к белым (последнее пытался сделать Григорьев, за что и был убит махновцами) Махно, провозгласивший создание "Революционной повстанческой армии Украины", не примкнул. В октябре 1920 г. Махно снова заключил союз с большевиками, но после разгрома Врангеля отказался выполнять приказ о переброске своих войск на Кавказ и вновь поднял восстание, завершившееся лишь в августе 1921 г. переходом остатков махновцев в Румынию. 

В эмиграции Махно и Аршинов создали "Организационную платформу всеобщего союза анархистов", в которой, несмотря на сохранение идей "федерации" в смысле независимости рабочих отдельного предприятия и такой же самостоятельности крестьян, требовали для "Всеобщего союза анархистов" единства идеологии и единства тактики, за что их версия анархизма (платформизм - по названию документа) осуждалась уже многими анархистами как излишне "авторитарная".
Источники:
(1) Я. Яковлев. Махновщина и анархизм
(2) Л. Троцкий. Что означает переход Махно на сторону Советской власти?
(3) Аршинов П.А. История Махновского движения
(4) А. Шубин. Красное и черное: раскол Махно и большевиков
(5) Петр Аршинов, Нестор Махно. Организационная платформа Всеобщего союза анархистов

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.