egor_23

Category:

Демократия 1917-1922 (Седьмая часть)

Демократия 1917-1922 (Шестая часть) Политцентр. 

Призрак «демократической контрреволюции», которой был посвящен один из предыдущих впусков серии, был ненадолго реанимирован в Восточной Сибири осенью 1919 г., однако тогда ситуация резко отличалась от лета 1918 г. – если полутора годами ранее правые социалисты нанесли Советской власти сильный удар, а потом с весьма слабым сопротивлением (и через множество компромиссов, предшествовавших финальному перевороту) отдали власть правым, то после года преследований при колчаковском режиме эсеры поучаствовали в его добивании, но без сопротивления отдали власть большевикам.
Сделать это им удалось уже после потери белыми колчаковской «столицы» Омска в новой столице, Иркутска, где позиции эсеров были сильны даже во времена расцвета колчаковской диктатуры. Грядущий крах режима был настолько очевиден, что о необходимости серьезного сдвига в политике правительства и его кадровом составе стали говорить даже такие деятели, как В.Пепеляев, Гинс и Вологодский. Сам же Колчак оказался вынужден маневрировать между сторонниками «демократического» курса (олицетворением которого стал Виктор Пепеляев, ранее не замеченный в демократических настроениях – 22 ноября он сменил Вологодского на посту премьера) и прояпонским атаманом Семеновым – в отличие от стремивших задержаться в Сибири надолго японцев другие держав Антанты и чехословаки к осени 1919 г. относились к провалившемуся Колчаку весьма недружелюбно.
У эсеров же еще ранее, летом из Всесибирского крайкома партии выделился вступивший за более последовательную борьбу с колчаковщиной Сибирский союз социалистов-революционеров («активисты»), а в октябре – Автономная сибирская группа группа социалистов-революционеров («автономисты»). 12 ноября 1919 г. меньшевиками, эсерами и деятелями местного самоуправления был создан подпольный Политический центр во главе с эсером Флорианом Федоровичем. Согласно декларации Политцентра, он плаировал «1. Прекращение состояния войны с советской Россией, 2. Борьба с внутренней реакцией, нашедшей свое наиболее яркое выражение в «атамановщине» и поддерживаемой империалистической Японией, 3. Установление договорных отношений с революционными государствами в целях совместной самозащиты от мировой реакции». В ноябре 1919 г. колчаковские власти также подавили эсеровское выступление во Владивостоке, после чего иркутские эсеры и меньшевики окончательно приняли решение о выступлении. По словам участника событий меньшевика Ахматова, даже правая их часть, изначально настроенная против восстания, согласилась «1. на необходимость искреннего мира с Советской Россией; 2. на необходимость объединения революционных государственных образований Срединной Европы и революционных образований, возникающих на российской территории в целях общей самозащиты против империалистических правительств и 3. на необходимость однородно-социалистической власти».
21 декабря антиколчаковское восстание началось в Черемхово, а 24 – в самом Иркутске. Сам Колчак, отступавший вместе с золотом запасом (при этом регулировалось движение поездов в условиях всеобщего бегства комиссией, в которой заправляли союзники), до Иркутска сам так и не доехал - 25 декабря он был задержан в Нижнеудинске чехословаками и впоследствии выдан Политцентру. 4 января 1920 г. сопротивление сторонников Колчака в Иркутске прекратилось, 15 января его привезли в город уже как арестованного. Довольно быстро оказалось, что Политцентру не от кого больше ждать поддержки, кроме как от Красной Армии и иркутских сторонников большевиков – с одной стороны, Иркутску угрожал Семенов из Забайкалья, с другой – двигавшиеся на восток каппелевцы. Планы эсеров и меньшевиков создать в Восточной Сибири буферное государства с буржуазно-демократическим режимом не удались – 21 января Политцентр передал власть Иркутскому военно-революционному комитету.
Впрочем, полным поражение меньшевиков и эсеров не было – большевики согласились на создание такого государства с легальной деятельностью не только правых социалистов, но и несоциалистов – но лишь к востоку от Байкала. Этим государством стала Дальневосточная Республика, провозглашенная уже в апреле 1920 г.
Источники:
(1). Г.З. Иоффе. Колчаковская авантюра и её крах, глава 9
(2) И.В. Берснева. Иркутское восстание конца 1919 – начала 1920 гг.
(3) Гусев Кирилл. Партия эсеров: от мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции
(4) Дроков С.В. Адмирал Колчак и суд истории, глава 1 

ДВР - Дальневосточная Республика

Дальневосточная Республика - ДВР - боевые действия 1920-1922
Дальневосточная Республика - ДВР - боевые действия 1920-1922

Едва ли не самым своеобразным режимом времен Гражданской войны (и вместе с тем - предшественником "народных демократий", второй формы социалистических государств после советской) была Дальневосточная Республика - буржуазно-демократическое по форме государство с коммунистами и их союзниками у власти. Ее возникновение было напрямую связано со стремлением руководства РСФСР избежать прямого столкновения с Японией и одновременно использовать японо-американские противоречия - усиление недавних союзников пугало американские власти не меньше, чем социалистическая революция.
На тот момент на Дальнем Востоке красные контролировали западную часть (Западное Забайкалье), а также Приамурье и Приморье - две территории под контролем красных разделял прояпонский режим Российской восточной окраины атамана Семенова в Восточном Забайкалье. Во Владивостоке белогвардейский режим был свергнут уже 31 января 1920 г. (однако, поле восстания было образовано не советское правительство, а подконтрольная большевикам Приморская областная земская управа), аналогичный режим в итоге был установлен и западнее.
Умеренную политику большевиков на Дальнем Востоке характеризует одно из важных кадровых назначений - уже в марте 1920 г. поступил на службу, а в июле стал главкомом войск в Приморье не кто иной, как бывший главнокомандующий войск Директории (отстраненный при Колчаке как фигура, слишком близкая к "демократической контрреволюции") генерал Болдырев. Уже в феврале 1920 г. Ленин резко выступил против сторонников немедленной советизации Дальнего Востока ("Мы окажемся идиотами, если дадим себя увлечь глупым движением в глубь Сибири, а в это время Деникин оживет и поляки ударят"). Опасность прямого столкновения с Японией скоро ощутили в Приморье и на Сахалине - воспользовавшись расправой анархиствующего отряда Тряпицына с гарнизоном и гражданским японским населением Николаева-на-Амуре, японцы оккупировали Северный Сахалин (переданный ими РСФСР лишь 15 мая 1925 г.), а также схватили во Владивостоке ряд деятелей правительства ПОЗУ (из них наиболее известен Сергей Лазо) и совместно с белогвардейцами расправились с ними.
Тем временем 3 марта было образовано Дальневосточное бюро РКП(б) (впоследствии - Дальневосточное бюро ЦК РКП(б)), включавшее членов как из Забайкалья, так и из Приморья, а 6 апреля 1919 г. в Верхнеудинске (ныне Улан-Удэ) провозглашено создание Дальневосточной Республики.
14 мая 1920 г. независимость ДВР была официально признана Советской Россией. На Дальнем Востоке ПОЗУ удалось добиться соглашения с японцами, разделившего Приморье на свободную от японских войск часть и оккупированную зону, прилегавшую к Уссурийской и Сучанской железным дорогам. При этом Владивосток, Никольск-Уссурийский (ныне Уссурийск) и еще несколько важных городов оказывались в "нейтральной зоне", в которой могли размещаться лишь милицейские, а не армейские формирования - слабость сил ДВР во Владивостоке сыграет свою роль в мае 1921 г.
В июле 1920 г. ДВР удалось добиться соглашения с Японией о выводе ее войск из Забайкалья (Гонготское соглашение), после чего в октябре 1920 г. Семенов был выбит из Читы, куда из Верхнеудинска переехало правительство республики, а Приамурье и Приморье вошли в состав ДВР. 4 января 1921 г. предложение о советизации ДВР было отклонено пленумом ЦК РКП(б)
Учредительное собрание ДВР было избрано в январе 1921 г., большевики составили там вторую по величине фракцию после близкой им крестьянской фракции большинства. Свобода политической деятельности в республике существовала не только для правосоциалистических, но и для буржуазных политических сил - в Учредительное собрание была избрана даже небольшая кадетская фракция.
В апреле 1921 г. наконец была принята постоянная Конституция ДВР. В отличие от РСФСР, ее конституция не предусматривала ликвидацию частной собственности (национализации подлежали лишь земля, недра, леса и воды), а все граждане республики были равны по закону (без дискриминации представителей имущих классов, узаконенной в РСФСР и других советских республиках). Народное собрание ДВР - избранный по пропорциональной системе парламент - формировало высшее органы власти, Правительство из 7 человек (фактически коллективного главу государства, вплоть до права вето на законы, принятые Народным собранием - для преодоления вето нужно было 2/3 голосов) и Совет министров (не народных комиссаров, как в советских республиках; один человек не мог быть министром и членом Правительства). В республике имелась национально-территориальная автономия - Бурят-Монгольская автономная область, территория которой соответствует восточной части нынешней Бурятии и не граничащего с ней населенного в основном бурятами Агинского округа Забайкальского края. При этом населенная бурятами территория оказалась разделена между ДВР и РСФСР (где нынешняя западная часть Бурятии и Усть-Ордынский округ Иркутской области стали Монгол-Бурятской АО). Прочие народы получили право на культурную автономию (идущую вразрез с программой большевиков).
Правые социалисты не вошли в состав Правительства (6 большевиков и представитель крестьянской фракции большинства), но изначально получили часть министерских постов.
В мае 1921 г. во Владивостоке при фактической поддержке японцев (сумевших скопить силы белогвардейцев в оккупированной зоне) местные антикоммунистические силы произвели переворот, создав последний белогвардейский режим братьев Меркуловых (известен как "Черный буфер"), на пике успехов контролировавший (декабрь 1921 г. - февраль 1922 г.) Хабаровск. После военных неудач к власти пришел генерал Дитерихс, создавший карикатурно ретроградный режим - государственное образование было названо "Приамурским земским краем", войско - "Земской ратью", а сам Дитерихс - "воеводой" (отсюда "разогнали воевод" из известной песни).
Лишь в октябре 1922 г. белые в Приморье были разгромлены, а японцы ушли с Дальнего Востока (кроме Северного Сахалина), после чего Народное собрание ДВР приняло решение о вхождении республики в состав РСФСР.
15 ноября 1922 г. ДВР прекратила свое существование.

Источники: 

 1) Конституция Дальневосточной Республики: https://constitutions.ru/?p=9742
(2) Алексей Волынец. ДВР: «Довольно весёлая республика»: https://dv.land/history/dvr
(3) Сонин В.В. Высшие органы государственной власти Дальневосточной Республики (по конституции 1921 года) /Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, 2013, № 5: https://cyberleninka.ru/article/n/vysshie-organy-gosudarstvennoy-vlasti-dalnevostochnoy-respubliki-po-konstitutsii-1921-goda
(4) Раднаева С.Б. Автономия национальных меньшинств Дальневосточной Республики (1920-1922 гг.) / Вестник Челябинского государственного университета. 2009, № 32 (170): https://cyberleninka.ru/article/n/avtonomii-natsionalnyh-menshinstv-dalnevostochnoy-respubliki-1920-1922-e-gody
(5) Ленин, ПСС, т.42, с. 93-94, 170 (VII Всероссийский съезд Советов): http://leninism.su/works/81-tom-42/1157-viii-vserossijskij-sezd-sovetov.html
(6) История Гражданской войны в СССР, т.5
(7) Ленин, ПСС, т. 51, с. 137 (телеграмма Л.Д. Троцкому) 

Врангель Петр Николаевич – белый генерал, по прозвищу Черный барон, командующий Вооружёнными силами Юга России и Русской армией.
Врангель Петр Николаевич – белый генерал, по прозвищу Черный барон, командующий Вооружёнными силами Юга России и Русской армией.


От событий на Дальнем Востоке вернемся к окончанию того, что происходило в Европейской России - после падения Дона и Кубани последним оплотом белых остался Крым, а скомпрометированный неудачами Деникин в марте 1920 г. ушел в отставку, уступив место генералу Врангелю. Меры, принятые Врангелем, были с точки зрения белых логичными, но явно запоздалыми - от чисто верхушечной и нескрываемо шовинистической позиции деникинского окружения Врангель попытался сыграть в более тонкую игру с верхними слоями крестьянства и окраинными националистами.
Его позиция по крестьянскому вопросу и мотивация произведенной им аграрной реформы описана им самим: крестьянству, главному оплоту русской государственности, так и армии, для опоры ее на широкие крестьянские массы нужно было ясное и твердое слово о земле и слово отвечающее желаниям крестьянства, его чаяниям, мечтам. Слово закрепляемое и делом. ...) Крестьяне говорили, что население тех местностей, откуда они прибыли, за исключением лишь голытьбы и отбросов, крайне тяготится советской властью и коммуной [естественно, общавшиеся с Врангелем крестьяне - представители зажиточных, если не откровенно кулацких слоев и мнение о "голытьбе" имели соответствующее собственному классовому положению - О.К.]. Крестьяне желают водворения в деревне мира, порядка и государственности, они ждут закона о земле и земском управлении, но хотят сами взять в свои руки заведывание земским хозяйством и распоряжение землей; они уверяли, что поведут дело разумно, хозяйственно и справедливо, без всякой обиды и разрушения сохранившихся хозяйств частных владельцев. Только при таких условиях крестьянство, по их заявлению, поймет и признает, что дело Русской армии их собственное и государственное, народное дело. (...) революционная волна, разрушившая дворянское землевладение, уничтожила прежние основы, составлявшие дореволюционный фундамент земельной России.
Но вместе с помещиками, эта волна смыла с их родной земли и мелких крестьянских собственников, хуторян, расшатала арендаторские хозяйства и вынесла на своем гребне те темные силы, которые, под названием деревенской бедноты, осели в деревнях, терроризируя все хозяйственное трудовое население и служа главным оплотом советской власти. Восстановить прежние условия жизни, помимо отвлеченных соображений, было конечно нельзя и практически: имения были расстроены, инвентарь уничтожен, условия найма рабочих другие; арендные ставки не могли быть нормированы; наконец, личное пребывание владельцев в пределах своих имений небезопасно. Нужно было прежде всего поднять, поставить на ноги трудовое, но крепкое на земле крестьянство, организовать, сплотить и привлечь его к охране порядка и государственности. (...) Вся земельная реформа имеет таким образом в основе одну идею укрепление права бессословной частно-земельной собственности. Правда, допускаются перемены в личностях собственников. Разделяется по-новому земельная собственность. И, наконец, право частной собственности уступает всегда интересам общегосударственным. Но все же преобразуемый земельный строй зиждется всецело на крепкой связи землевладельца-хозяина с его землей, на полном праве его не только владеть и пользоваться, но и распоряжаться своим участком, а впредь до выдела его в натуре иметь право на выдел такого участка. (...) Таким образом, приказ о земле отказывается прежде всего от идеи общего наделения. Нет и мысли о даровой раздаче земли.

В соответствии с этим, аграрная реформа (в тот момент, когда врангелевцам удалось занять часть уездов Северной Таврии) и начала проводиться в жизнь - согласно "Приказу о земле" и сопутствующим документам. Отчуждению подлежали "пахотные, сенокосные и выпасные угодья имений казенных и государственного земельного банка, и все излишки частновладельческих имений, превосходящих установленные размеры неприкосновенно сохраняемого за каждым хозяином владения" (размеры неотчуждаемой земли определялись по каждой волости, но утверждались центральным правительством). Выкуп за землю составлял пятикратную среднегодовую стоимость ее урожая, который должен был выплачиваться в течение 25 лет. Он уплачивался государству, которое в свою очередь рассчитывалось с собственниками.
Значительные уступки были сделаны кулачеству (не подлежала отчуждению земля, полученная в собственность в результате столыпинской реформы) и духовенству (не подлежала отчуждению церковная, монастырская и вакуфная земля). Следующими вопросами стали введение земства (вначале с уровня волостей) 15 (28) июля. В национальном вопросе вместо "единой и неделимой" Врангель выпустил "Декларацию по национальному вопросу", обещавшую федеративный строй народам бывшей Российской империи.
Из стран Антанты, Британия пыталась принудить красны и Врангеля к перемирию, тогда как французы наиболее активно поддерживали (и объявили о признании де-факто) врангелевский режим.
Открытым остается вопрос о подлинности опубликованного в английской газете "Дейли Геральд" 30 августа 1920 г. текста соглашения врангелевского правительства с Францией, согласно которому в порядке конверсии долга "возрожденная" Россия должна была передать Франции железные дороги, таможни на Черном и Азовском морях, а также "излишки" хлеба и четверть добычи угля Донбасса.
Запоздалая попытка опереться на зажиточное крестьянство в вынужденном служить для белых базой Крыму успеха в конце концов не принесли - в ноябре 1920 г. армия Врангеля была разгромлена. Остатки эвакуировались за границу.

Источники:
(1) Врангель П.Н. Записки. Книга вторая : Глава III. Приказ о земле и волостном земстве:
Подробнее...
(2) Альф И. и др. Антанта и Врангель. Сборник статей. Выпуск 1. М., Пг.: Государственное издательство, 1923:
Подробнее...
(3) Какурин Н.Е. Как сражалась революция. Том 1. 1917-1918 годы. М.: Политиздат, 1990:
Подробнее...
(4) Какурин Н.Е. Как сражалась революция. Том 2. 1919-1920 годы. М.: Политиздат, 1990:
Подробнее...

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.