egor_23

Исторический материализм 47

(ССЫЛКА) (В тексте выделяю всюду я)

Буржуазно-объективистские концепции исторического прогресса
Значительный шаг вперед в развитии взглядов на роль личности и народных масс истории представляли воззрения французских историков эпохи реставрации — Гизо, Тьерри, Минье и их последователей—Моно и др. Эти историки в своих исследованиях стали учитывать роль народных масс в истории, роль классовой борьбы (поскольку речь шла о прошлом, в особенности о борьбе против феодализма). Однако, стремясь в противовес субъективистам подчеркнуть значение исторической необходимости, они впадали в другую крайность — игнорировали роль личности в ускорении или замедлении хода исторического процесса. Так, Моно, критикуя субъективистов, писал, что историки обращают исключительное внимание на великие события и на великих людей, вместо того чтобы изображать медленные движения экономических условий социальных учреждений, составляющие непреходящую часть человеческого развития. По мнению Моно, великие личности «важны именно как знаки и символы различных моментов указанного развития. Большинство же событий, называемых историческими, так относятся к настоящей истории, как относятся к глубокому и постоянному движению приливов и отливов волны, которые возникают на морской поверхности, на минуту блещут ярким огнем света, а потом разбиваются о песчаный берег, ничего не оставляя после себя». (Цит. по Г. В., Плеханову, Соч., т. VIII, стр. 285).
Но сводить роль личности в истории к простым «знакам и символам», как это делает Моно, значит упрощенно представлять себе действительный ход истории и вместо реальной, живой картины общественного развития давать его схему, абстракцию, скелет без плоти и крови.
Исторический материализм учит, что в действительном ходе истории наряду с общими, главными причинами, определяющими основное направление исторического развития, имеют значение и многообразные конкретные условия, видоизменяющие развитие, обусловливающие те или иные зигзаги истории. Значительное влияние на конкретный ход событий, а также на его ускорение или замедление оказывает деятельность людей, стоящих во главе движения. Люди сами творят свою историю, хотя и не всегда сознательно. По выражению Маркса, люди — одновременно и авторы и актеры собственной драмы. Сторонники фатализма обычно утверждают, что ход истории люди не могут ускорить. Реакционеры такими утверждениями иногда прикрывают свое противодействие историческому прогрессу. Так, например, вождь прусского юнкерства канцлер Бисмарк говорил в северно-германском рейхстаге в 1869 г.: «Мы не можем, господа, ни игнорировать историю прошлого, ни творить будущее. Мне хотелось бы предохранить вас от того заблуждения, благодаря которому люди переводят вперед свои часы, воображая, что этим они ускоряют течение времени... Мы не можем делать историю; мы должны ожидать, пока она сделается. Мы не ускорим созревания плодов тем, что поставим под них лампу; а если мы будем срывать их незрелыми, то только помешаем их росту и испортим их». (Цит. по Г. В. Плеханову, Соч., т. VIII, стр. 283—284).
Это — чистейший фатализм и мистика. Конечно, передвижением стрелки часов нельзя ускорить течение времени. Но ход развития общества ускорить можно. История человечества делается людьми. Она не всегда движется с одинаковой скоростью. Иногда это движение происходит крайне медленно, как бы со скоростью передвижения черепахи, иногда же, например в эпохи революций, общество движется как бы со скоростью гигантского локомотива.
Мы, советские люди, знаем теперь практически, как можно ускорить ход истории. Об этом свидетельствует досрочное выполнение сталинских пятилеток, превращение нашей страны из аграрной в могучую индустриальную социалистическую державу.
Возможности ускорения истории зависят от достигнутой обществом ступени экономического развития, от численности масс, принимающих активное участие в политической жизни, от степени их организованности и сознательности, от понимания ими своих коренных интересов. Вожди, идеологи своим руководством могут содействовать или мешать росту организованности и сознательности масс, а значит, ускорить или замедлить ход развития событий и в известной мере весь ход общественного развития.
Буржуазные социологи нередко стремятся приписать объективизм и фатализм марксистам. Но марксизм так же далек от объективизма и фатализма, как небо от земли. Лишь оппортунисты, ревизионисты под видом «марксизма» защищали и защищают взгляд, будто социализм наступит сам собой, без классовой борьбы, без революции, стихийно, в результате простого роста производительных сил. Сторонники этих взглядов принижают роль передового сознания, передовых партий и передовых деятелей в общественном развитии. В Германии такой взгляд защищали катедер-социалисты, в 90-х годах XIX в.— ревизионист Бернштейн, провозгласивший оппортунистический лозунг «движение — все, конечная цель — ничто»; позже на эту же точку зрения стали Каутский и др.
В России фаталистический объективизм проповедовали «легальные марксисты» — Струве, Булгаков, затем «экономисты», меньшевики, бухаринцы с их «теорией» «самотека» и «мирного врастания капитализма в социализм». Так называемая «школа» историка М. Н. Покровского, защищавшая взгляды вульгарного «экономического материализма», также игнорировала роль личности в истории.
Марксисты-ленинцы всегда выступали против фаталистических взглядов, против теории стихийности. Эти взгляды ведут к апологии капитализма и в корне враждебны марксизму, рабочему классу.
Для марксиста признание исторической необходимости тех или иных событий отнюдь не означает отрицания значения борьбы передовых классов, значения активной деятельности людей, в том числе и тех, которые руководят этой борьбой
.
Передовой класс, его вожди действительно творят историю, творят будущее, но творят не по произволу, а на основе правильного понимания потребностей общественного развития, не так, как им вздумается, не при обстоятельствах, по произволу избранных, а при обстоятельствах, унаследованных от прежних поколений, созданных предшествующим ходом общественного развития. Поняв исторические задачи, вставшие в порядок дня, поняв условия, пути и средства решения этих задач, великий исторический деятель, представитель передового класса, мобилизует и сплачивает массы, руководит их борьбой.
3. Народ — творец истории
Для того чтобы правильно оценить роль личности в истории, в общественном развитии, нужно было прежде всего понять роль народных масс, творящих историю. Но именно этого и не могли сделать представители идеалистических теорий общественного развития. И субъективным идеалистам и фаталистам, как правило, чуждо понимание творческой исторической роли народных масс. В этом отражалась классовая ограниченность мировоззрения создателей этих теорий; они выступали в своем большинстве в качестве выразителей идеологии эксплуататорских классов, чуждых и враждебных народу.
Из всех домарксистских учений крупнейший шаг вперед в разрешении вопроса о роли народных масс в истории сделали русские революционеры-демократы середины XIX в.
Взгляды русских революционеров-демократов на роль народных масс в истории
Воззрения русских революционных демократов XIX в. на роль народных масс и личности в истории значительно выше и глубже взглядов всех предшествовавших им историков и социологов домарксовского периода. Их точка зрения на историю проникнута духом классовой борьбы. Исторических деятелей они рассматривают в связи с движением масс, в связи с объективными условиями эпохи. Исторические личности, великие деятели, говорили они, появляются вследствие исторических обстоятельств и выражают потребности общества своего времени.
Деятельность великих людей нужно объяснять в связи с исторической жизнью народа, писал Н. А. Добролюбов. Историческая личность имеет успех в своей деятельности тогда, когда ее цели, стремления отвечают назревшим нуждам народа, потребностям времени. Добролюбов критиковал наивное представление об истории как совокупности биографий великих людей. Лишь для невнимательного взора, писал он, исторические деятели представляются единственными и первоначальными виновниками событий. Внимательное изучение показывает всегда, что история в своем ходе совершенно независима от произвола лиц, что путь ее определяется закономерной связью событий. Исторический деятель может по-настоящему повести за собой массу только тогда, когда он является как бы воплощением общей мысли, общих чаяний и стремлений, отвечающих назревшей потребности.
«Великие исторические преобразователи имеют большое влияние на развитие и ход исторических событий в свое время и в своем народе,— пишет Добролюбов; — но не нужно забывать, что прежде, чем начнется их влияние, сами они находятся под влиянием понятий и нравов того времени и того общества, на которое потом начинают они действовать силою своего гения... История занимается людьми, даже и великими, только потому, что Они имели важное значение для народа или для человечества. Следовательно, главная задача истории великого человека состоит в том, чтобы показать, как умел он воспользоваться теми средствами, какие представлялись ему в его время; как выразились в нем те элементы живого развития, какие мог он найти в своем народе». (Н. А. Добролюбов, Полное собрание сочинений, т. III, М. 1936, Щ. 120).
Народ, с точки зрения Добролюбова,— главная действующая сила истории. Без народа так называемые великие люди не могут основывать царства, империи, вести войны, творить историю.
Революционные демократы Чернышевский и Добролюбов вплотную подходили к историческому материализму. Но они не могли еще в силу исторических условий, в силу своей классовой позиции, как идеологи крестьянства, провести последовательно точку зрения классовой борьбы. Это сказалось и на односторонней, ошибочной оценке исторической роли Петра Первого, которому Добролюбов приписал роль выразителя народных потребностей и стремлений. В действительности же Петр Первый был передовым представителем прогрессивных слоев помещиков и нарождавшегося купечества, выразителем их интересов. Как указывает И. В. Сталин, Петр Первый сделал много для возвышения и укрепления русского национального государства, которое было государством помещиков и купцов. Возвышение класса помещиков и купцов, укрепление их государства шло за счет крестьянства, с которого драли три шкуры.
Незрелость общественных отношений в России в середине XIX в. помешала Чернышевскому, Добролюбову и др. выработать последовательное материалистическое мировоззрение, охватывающее и область социальной жизни. Но их революционный демократизм, их близость к трудящемуся народу, к крестьянству, чаяния которого они выражали, помогли им увидеть то, чего не видели предшествующие и современные буржуазные историки: роль народных масс как основной силы исторического развития.
Марксизм-ленинизм о роли народных масс в развитии производства
Открытие Марксом и Энгельсом определяющей силы общественного развития—изменения и развития способов производства — дало возможность раскрыть до конца роль народных масс в истории. Основу для научного решения проблемы о взаимоотношении народных масс, классов и вождей, исторических деятелей, их роли в общественном развитии составляет учение исторического материализма об определяющей роли способа производства материальных благ, учение о классовой борьбе как основном содержании истории классового общества. История общества, как уже было установлено выше, есть прежде всего история способов производства, а вместе с тем история производителей материальных благ, история трудящихся масс — основной силы производственного процесса, история народов.
В истории имели место нашествия варваров Аттилы, Чингисхана, Батыя, Тамерлана. Они опустошали целые страны, уничтожали города, села, скот, инвентарь, накопленные веками культурные ценности. Гибли армии стран, подвергавшихся нашествию, вместе со своими полководцами. Но оставался народ опустошенных стран. И народ снова своим трудом оплодотворял землю, отстраивал заново города, села, создавал новые сокровища культуры.
Народ творил историю, даже не сознавая этого, творил благодаря тому, что созидал своим трудом все ценности материальной культуры. Подвергаясь жесточайшему классовому гнету, влача тяжелое ярмо подневольного труда, десятки и сотни миллионов производителей материальных благ, трудящихся все же двигали историю. Геологи говорят, что незаметные для глаза мелкие дождевые капли, температурные изменения производят в итоге в земной коре геологические изменения более значительные, чем бросающиеся в глаза и потрясающие наше воображение вулканические извержения и землетрясения. Так и малозаметные на первый взгляд изменения в орудиях труда, осуществляемые миллионами людей на протяжении веков, подготовляют великие технические перевороты.
Буржуазные историки техники обычно выдвигают па первое место творческий гений отдельных ученых и изобретателей, приписывая им целиком все достижения технического прогресса. Но выдающиеся технические изобретения не только подготовляются ходом производства, но, как правило, и вызываются им. Возможность использования технических открытий зависит от потребностей и характера производства, а также от наличия рабочей силы, способной производить и применять новые орудия производства.
Техническое изобретение, научное открытие лишь тогда оказывает свое влияние на ход общественного развития, когда оно получает массовое применение в производстве. Поэтому признание выдающегося значения изобретателей и изобретений, научных открытий отнюдь не опровергает главного положения исторического материализма о том, что история общества — это закономерный процесс, определяемый развитием производства, это прежде всего история производителей, трудящихся, история народов. Деятельность великих изобретателей входит в этот общий закономерный процесс как один из его моментов.
Народ, являясь главной силой производства, через развитие производства определяет в конечном счете весь ход, направление развития общества.
Роль народных масс в творчестве духовной культуры
Мы рассмотрели роль народа, творца материальных благ. Но, говорят идеалисты, сфера деятельности, которая безраздельно принадлежит не народу, не простым людям, а великим гениям, в коих заложена «искра божия»: это—сфера духовной деятельности: наука, философия, искусство.
Классическая древность дала Гомера, Аристофана, Софокла, Эврипида, Праксителя, Фидия, Демокрита, Аристотеля, Эпикура, Лукреция и других светил философии и искусства. Им человечество обязано бессмертными творениями античного мира. Эпоха Возрождения дала Данте, Рафаэля, Микель-Анджело, Леонардо да Винчи, Коперника, Джордано Бруно, Галилея, Сервантеса, Шекспира, Рабле.
Россия в XVIII в. дала исполина научной мысли — Ломоносова, выдающегося мыслителя и революционера — Радищева, а в XIX в.— Грибоедова, Пушкина, Лермонтова, Герцена, Огарева, Белинского, Чернышевского, Добролюбова, Писарева, Некрасова, Гоголя, Достоевского, Тургенева, Толстого, Горького, Сурикова, Репина, Чайковского и других великих представителей литературы, искусства и общественной мысли. Разве не их величию, не их бессмертному гению человечество и народы СССР обязаны гениальными творениями? Да, им.
Но и здесь, даже в этой области, значительная роль принадлежит народу, его творчеству. Не говоря уже о том, что лишь благодаря труду народа в сфере материального производства ученый, писатель, поэт, художник могут располагать необходимым досугом для творчества, сам источник подлинного великого искусства заключен в народе. Народ дает поэту, писателю язык, речь, созданные веками. Народ является, по выражению товарища Сталина, творцом и носителем языка. Народ создал эпос, песни, сказки. И подлинно великие писатели и поэты берут образы из неиссякаемой сокровищницы поэтического, художественного творчества народа.
Жизнь народа и народное творчество являются источником мудрости и вдохновения всех подлинно великих писателей и поэтов. Величие классической русской литературы состоит в богатстве ее идейного содержания, ибо она выражала думы, чаяния, помыслы народа, стремления передовых классов, прогрессивных сил. Великий классик русской, советской и мировой литературы Горький писал:«Народ не только — сила, создающая все материальные ценности, он — единственный и неиссякаемый источник ценностей Духовных, первый по времени, красоте и гениальности творчества философ и поэт, создавший все великие поэмы, все трагедии земли и величайшую из них — историю всемирной культуры». (М. Горький, Литературно-критические статьи, Гослитиздат, 1937, стр. 26). Народ, несмотря на величайший гнет и страдания, всегда продолжал жить своей глубокой внутренней жизнью. Он, создавая тысячи сказок, песен, пословиц, иногда восходит до таких образов, как Прометей, Фауст. «Лучшие произведения великих поэтов всех стран почерпнуты из сокровищницы коллективного творчества народа... Рыцарство было осмеяно в народных сказках раньше Сервантеса, и так же зло, и так же грустно, как у него». (Там же, стр. 32).
Искусство, которое отрывается от этого животворного источника, неизбежно чахнет и вырождается.
Роль народных масс в политических революциях и освободительных войнах
И в области политики народ является той силой, которая в конечном счете определяет — судьбы общества. На авансцене всемирной истории в прошлом выступали только выдающиеся деятели, представители господствующих, эксплуататорских классов. Угнетенные классы были как бы вне политики. Массы, народ, трудящиеся во всех обществах, основанных на антагонизме классов, задавлены зверской эксплуатацией, нуждой, лишениями, политическим и духовным гнетом. Массы спали историческим сном. Ленин писал в 1918 г., что «...сто с лишним лет тому назад, историю творили горстки дворян и кучки буржуазных интеллигентов, при сонных и спящих кассах рабочих и крестьян. Тогда история могла ползти в силу этого только с ужасающей медленностью». (В. И. Ленин, Соч., т. 27, изд. 4, стр. 136).
Но бывали в истории и такие периоды, когда массы поднимались к активной борьбе, и тогда ход истории неизмеримо ускорялся. Такими периодами были эпохи великих революций и освободительных войн.
В эпохи освободительных войн необходимость защищать свой очаг» свою родину от нашествия иноземных поработителей поднимала массы к сознательному участию в борьбе. История нашей родины богата примерами, показывающими решающую роль народных масс в разгроме захватчиков.
Россия в XIII—XV вв. пережила страшное татарское иго. Лавины монгольских орд угрожали тогда европейским народам, всем культурным ценностям, созданным человечеством. Прошло много десятилетий тяжелой, изнурительной борьбы; величайшие жертвы были принесены русским народом. Страна отвоевала себе свободу, право на жизнь, на самостоятельное развитие прежде всего потому, что сами народные массы боролись против иноземного ига. Борьба за национальную свободу возглавлялась такими выдающимися государственными деятелями, представителями господствовавшего тогда класса крупных землевладельцев, как Александр Невский, Дмитрий Донской.
1812 год. Нашествие Наполеона. Почему была завоевана победа над врагом? Только в результате Отечественной народной войны. Только тогда стал возможен разгром врага, когда поднялся весь народ, от мала до велика, на защиту отечества. Кутузов, гениальный русский полководец, своим умом, воинским искусством ускорил и облегчил эту победу.
Искусство полководца при наличии других условий приобретает решающее значение, когда оно поставлено на службу интересам народа, интересам прогрессивного движения, справедливой войны. Наполеон потерпел поражение, несмотря на свой военный гений и богатый военный опыт, связанный с десятками блестящих побед. Он потерпел поражение потому, что исход войны решали в конце концов причины более глубокие и прежде всего национальные интересы народов, которые французская буржуазная империя, возглавляемая Наполеоном, хотела поработить. Жизненные интересы народов оказались силой более могущественной, чем гений Наполеона и предводимая им армия.
Еще более ярко выступает роль народных масс, их сознательное участие в творчестве истории в эпохи революций, представляющих собой настоящие «праздники истории». Переход от одной общественной формации к другой происходит через революции. И хотя плоды победы в революциях прошлого обычно доставались не массам, главную, решающую, ударную силу этих революций составляли массы народа.
От численности участвующих в революциях масс, от степени их сознательности и организованности зависит размах революций, их глубина и результаты. Октябрьская социалистическая революция — это самый глубокий переворот во всемирной истории, потому что здесь на историческую арену вышли во главе с самым революционным классом — пролетариатом и его партией гигантские, многомиллионные массы людей и уничтожили все формы эксплуатации и угнетения, изменили все общественные отношения — в экономике, в политике, в идеологии, в быту.
Реакционные классы боятся масс, народа. Поэтому даже в пору буржуазных революций, даже тогда, когда буржуазия в общем играла революционную роль, как, например, во французской революции 1789—1794 гг., она взирала со страхом и ненавистью на санкюлотов, на простонародье, возглавляемое якобинцами — Робеспьером, Сен-Жюстом, Маратом. Тем более велика эта ненависть к народу со стороны буржуазии в нашу эпоху, когда революция направлена против основ капитализма, против буржуазии, когда широчайшие массы проснулись к политической жизни, к историческому творчеству.
Реакционные идеологи буржуазии и их прислужники — социал-демократы пытаются запугать рабочий класс грандиозностью задач по управлению государством, по созданию нового общества. Они указывают на то, что массы темны, бескультурны, не обладают искусством управлять, что массы способны лишь ломать, разрушать, а не творить.
Но рабочий класс запугать нельзя. Его великие вожди — Маркс и Энгельс, Ленин и Сталин — глубоко верили в творческие силы масс, в их революционный инстинкт, в их разум. Они знали, что в народе таятся неисчислимые творческие силы, таланты. Они учили, что именно революции поднимают к историческому творчеству миллионы, массы, народ. Ленин писал: «...именно революционные периоды отличаются большей широтой, большим богатством, большей сознательностью, большей планомерностью, большей систематичностью, большей смелостью и яркостью исторического творчества по сравнению с периодами мещанского, кадетского, реформистского прогресса». (В. И. Ленин, Соч., т. 10, изд. 4, стр. 227).
Ход социалистической революции, борьба за социализм подтвердили предвидение Маркса и Энгельса, Ленина и Сталина. Великая Октябрьская социалистическая революция, как никакая другая революция в прошлом, пробудила к историческому творчеству гигантские силы народа, создала возможность расцвета бесчисленных талантов во всех областях деятельности: в хозяйственной, государственной, военной, культурной.

ДАЛЕЕ: Советский народ-творец и строитель коммунизма 

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.