egor_23

Category:

Голод в СССР в 1946-1947 гг. (Вторая часть)

Голод в СССР в 1946-1947 гг. (Первая часть) Масштабы голода

(Список литературы в первой части) Опыт голодных 1906, 1911, 1921, 1932 гг. в России доказывает, что при производстве зерна на душу населения в размере менее 350 кг без значительного импорта хлеба голод неизбежен. В 1946 г. этот показатель был равен примерно 230 кг 46).
В результате небывало низкого урожая государство вынуждено было пойти на крайние меры. К концу третьего квартала 1946 г. на централизованном снабжении хлебом состояло 87, 8 млн. человек вместо 77, 1 млн. на январь 1945 г. Виды на урожай и ход хлебозаготовок к осени 1946 г. показывали, что обеспечить централизованное снабжение хлебом до нового урожая такой контингент будет невозможно. С 1 октября 1946 г. с пайкового снабжения хлебом было снято почти все сельское население: рабочие совхозов, МТС, сельские работники культпросветучреждений (колхозники и раньше не получали карточек на хлеб), более 2 млн. иждивенцев и детей железнодорожников, проживавших в сельской местности. Численность сельских жителей, снабжавшихся хлебом, сократилась с 27 до 4 млн. Одновременно были сняты с пайкового снабжения хлебом 3,5 млн. взрослых иждивенцев в городах и рабочих поселках. Численность снабжавшихся хлебом утверждалась ежемесячно Советом Министров СССР. В связи с бедственным положением с продовольствием населения областей, пострадавших от засухи, здесь в конце 1946 г. число лиц, снабжавшихся хлебом, было увеличено на 2 млн. человек. В начале 1947 г. по городским нормам хлебом снабжалось 54 340,3 тыс. человек, по сельским нормам - 4482, 47 тыс. (в том числе члены семей железнодорожников, проживавших в сельской местности). Всего на 1 февраля 1947 г. на централизованном снабжении хлебом было 58 822,77 тыс. человек 47). То есть с централизованного снабжения с 01.10.1946 года по 01.02.1947 года было снято почти 29 миллионов человек, что поставило их на грань выживания. Напомню, что крестьяне и раньше не находились на централизованном снабжении, кормили себя сами, как за счет того, что получат в колхозе на трудодни, так и за счет личного приусадебного участка (ЛПХ). Согласно закону от 1935 года колхознику в зависимости от региона разрешено было иметь от 0,25 до 0,5 га, а в отдельных районах до 1 га приусадебной земли и от одной до 2-3 коров, до 2-3 свиноматок, от 20 до 25 овец и коз, неограниченное количество птицы, кроликов, до 20 ульев 48). ЛПХ позволяло колхозникам в урожайные годы весьма неплохо жить.
При этом нормы снабжения по карточкам разных категорий городского населения в течение 1946 г. и до нового урожая 1947 г. несколько раз менялись в сторону их сокращения. Эти нормы для разных категорий работающих и иждивенцев по месяцам были различны: от 1,2 до 0,4 кг хлеба в день до 250-150 г (для иждивенцев) 49). В итоге особенно тяжелыми были последствия для сельского населения, пострадавших от засухи регионов. Все городское население – рабочие, служащие и их иждивенцы получали по карточкам небольшие нормы хлеба. К этому нужно добавить то, что горожанам удавалось дополнительно приобрести в системе общественного питания своего предприятия или на рынке. В целом городское население было минимально обеспечено самым необходимым продовольствием. Другое дело – деревня, колхозники. Ни один из названных для горожан источников продовольствия колхознику не был доступен. А зерна за свой труд большинство колхозников получило мало. В среднем по стране в 1946 г. было распределено на один трудодень 0,52 кг хлеба, хлеб выдавался только в размере 15% от заготовленного 50), а в 7,7% колхозов в основном, находившихся в областях, охваченных засухой и сорвавшим план хлебозаготовок, вообще не производили оплату зерном по трудодням. Расчет с колхозниками по зерну в 1946 г. был хуже, чем в военном 1943 г. – самом тяжелом для сельского хозяйства. Не лучше обстояло с выдачей денег: 37,5% колхозов выдавали на трудодни не более 60 коп., а 29,4% – совсем ни копейки. На одного наличного члена колхозной семьи в 1946 г. было получено по трудодням зерновых на 40% меньше, чем в довоенном 1940 г. картофеля – в 4 раза меньше, денег – в 3 с лишним раза меньше. Особенно низкой была денежная оплата трудодня в колхозах Центра, Поволжья, Севера, Северо-Запада России и БССР 51). Выданного могло хватить на несколько месяцев, в итоге недоедание, голод стали реальной угрозой для части колхозников. В регионах, охваченных засухой, не оправдалась надежда на личное подсобное хозяйство. К тому же это хозяйство облагалось налогами в виде поставок животноводческой продукции. То есть большая часть работников колхозов, совхозов и членов их семей тоже находилась на грани выживания, всего в сельской местности в 1946 году проживало 107 млн. человек. Богатых и относительно богатых колхозов по стране было приблизительно 25%, остальные выживали.
Но в целом сельские жители чуть легче перенесли голод 1946-1947 годов, чем горожане. Об этом можно судить по таким цифрам, в городской местности в 1947 г. смертность увеличилась на 48%, в сельской местности — на 37% по отношению к 1946 году 52). А значит расчет и действия власти были в принципе верными; иной подход привел бы к еще большей смертности в городах, где голод бы принял катастрофические размеры.
Неурожай и голод 1946–1948 гг. коснулся трех республик Советского Союза: Молдавии, Украины и России. Согласно данным Министерства здравоохранения, больных с диагнозом «дистрофия» всего по РСФСР в этот период насчитывалось 600 тыс., на Украине — более 800 тыс., в Молдавии — более 300 тыс. В документах из сибирских областей чаще всего упоминаются Забайкалье, Хакассия, Новосибирская, Кемеровская, Томская области. Таким образом, не менее 1,7 млн. чел. в СССР числились «официально голодающими». Максимальный показатель смертности от дистрофии достигал 10% от общего числа людей, которым был поставлен данный диагноз. В 1947 г. этот показатель был характерен только для Молдавии, где была наиболее тяжелая ситуация. По Украине и России уровень смертности от дистрофии не превышал 5% 53).
Действия советской власти по предотвращению голода
Как уже написано выше, урожай 1946 года был катастрофически мал, голод в СССР стал неизбежен. Не было надежды на помощь извне, импорт хлеба, хотя попытки закупить продовольствие в других странах были. В декабре 1946 г. был подписан договор между Всесоюзным объединением «Экспортхлеб» и китайской компанией «Тун-син», по которому фирма «Тунсин» продала СССР 1 млн. т зерна и соевых бобов и 10 тыс. т мяса 54).
Если жителей сел и деревень худо-бедно могли прокормить приусадебные участки, поэтому их сняли с довольствия, то горожан обеспечить хлебом могло только государство. Поэтому государству требовалось взять хлеб у колхозов и совхозов любой ценой, что было весьма непросто, так как деревня сама была на грани голода. Поэтому хлебозаготовки проходили жестко, как никогда, но при этом к делу подходили разумно. В тех регионах, где засуха погубила значительную часть урожая, планы хлебозаготовок существенно снизили, а там где урожай выдался хороший, планы хлебозаготовок повысили. Но кое-где и сниженные планы хлебозаготовок собрать не могли, в таких колхозах выгребали все подчистую, даже семенной урожай, чтобы его зимой не проели, запрещали выдавать зерно на трудодни до выполнения плана, а тех председателей, кто все же выдавал зерно на трудодни в колхозах, которые еще не выполнили план сдачи зерна государству, сажали. В Смоленской области за время хлебозаготовок осуждено 420 председателей колхозов, в Сталинградской – 155 55). В первом полугодии 1946 г. в СССР было привлечено к суду 4490 председателей колхозов, а во втором полугодии - 8058; в 1947 г. соответственно - 4706 и 2269; в 1948 г. - 1760. Причем более 50% из них привлекли к суду за невыполнение плана хлебозаготовок. По обвинительным приговорам в отношении 433 председателей Смоленской области установлено, что из них 183 человека (42,3%) были осуждены за корыстные преступления (хищения, растраты, подлоги), а остальные 250 человек (57,7%) - за невыполнение плана хлебозаготовок 1946 г 56). Конечно, это было крайне жестоко и несправедливо, но данная мера дала быстрый эффект.
При этом многим колхозам и совхозам, которые были расположены в регионах особенно пострадавших от засухи, были отсрочены до урожая 1947 г. и 1948 г. возврат зерна по семенной ссуде, задолженность по натуральной оплате за работы МТС, по обязательным поставкам семенной зерновой ссуды. Кроме того, с них была списана значительная часть долгов и отменена сдача зерна в хлебный фонд Красной Армии, включая задолженность прошлых лет. За все отпущенные «грехи» с колхозов и совхозов требовалось аккуратное и честное выполнение установленного плана заготовок зерна и др. сельскохозпродуктов, которые в большинстве случаев были снижены 57). Все делалось с одной целью. Уменьшить масштабы и последствии голода в стране, справедливо разделить урожай между всеми жителями СССР. Министр заготовок СССР Б.А. Двинский в июле 1946 г. сообщил предсовмина Микояну о наличии хлеба, включая резервы на 1 июля 1946 г. «В связи с неурожаем, - писал он,- было бы хорошо, если бы тов. Сталин определил месячный уровень расхода по всем назначениям (кроме семян и экспорта) в пределах 1,5-1,6 млн. т, тогда все ведомства нашли бы пути и способы к урезыванию своих необычайно возросших потребностей» 58). Конечно, было много недовольных, особенно среди жителей села, они вырастили урожай, а у них большую часть его отобрали. Только это следствие эгоизма и низкого уровня сознания, непонимания того, какая угроза стояла перед городом, перед страной. Как голода, так и реальной вероятностью превращения «холодной войны» в горячую, которая потребовала бы больших расходов продовольствия 59).
Надо было не просто кормить население СССР в течении года, но и оставить зерно на семена, на случай войны и для помощи регионам, особо сильно пострадавшим в период голода. То есть все продумывали заранее, поэтому 11,6 млн. т, из всего собранного государством в 1946 году, направили на внутренние нужды государства, остальные 4.8 млн. т поступили в госрезерв, запасы которого на 01.02.1947 года составили ровно 10 млн. тонн. Из этого резерва помогали голодающим в первой половине 1947 года, оттуда же весной этого года выделили на семена 2.5 млн. тонн и 4.7 млн. тонн осталось в госрезерве на 01.07.1947 года 60). Всё было сделано весьма разумно. Конечно, можно сказать, что остаток в 4.7 млн. т. нужно было раньше пустить на снабжение населения, но не иметь стратегических запасов зерна при столь сложной международной политической обстановке просто глупо, абсурдно жить одним днем. Кроме того, надо было иметь запас для непредвиденных ситуаций внутри страны, ситуация с голодом могла выйти из-под контроля.
Помощь из госрезерва оказывали всем пострадавшим от засухи регионам. С января до лета 1947 г. Молдавия стала получать ежемесячно более 5 тыс. т продовольственной ссуды . С начала 1947 г. и до 1 июня в данную республику было поставлено 28 595 т продовольствия. Значительная продовольственная помощь была оказана и Украине. В течение весны 1947 г. (на 1 июня) колхозам республики было отпущено 45 870 т хлеба и 29 280 т фуража. За то же время в Сталинградскую область было направлено около 8 тыс. т зерна, Ставропольскому краю - 4,2 тыс. т. 61).
Большую продовольственную и семенную ссуду получили области Черноземной зоны. Курской области в августе 1946 г. было отпущено 4029 тыс. пуд. ржи, Орловской области» 1,5 млн. пуд. продовольственного зерна и 3,5 млн. пуд. семенной ссуды. Часть продовольствия, выделенного для областей, пострадавших от засухи, шла для питательных пунктов. Для спасения населения от голода такие пункты создавались в деревнях Молдавии, Украины, Поволжья. В Молдавии, например, с января 1947 г. действовало более 680 таких пунктов, а в марте - уже более тысячи. Здесь питание получали до 200 тыс. человек, в том числе значительная часть детей. Для детей создавались оздоровительные площадки с улучшенным питанием со сроком пребывания 30 дней. Зимой 1946/47 учебного года такие площадки были созданы в ряде городов страны, но они охватывали незначительную часть нуждающихся. На Украине на время весенних полевых работ 1947 г. было организовано общественное питание для 3,4 млн. человек, занятым на севе выдавалось 300-400 г хлеба на день 62).
В феврале, марте 1947 г. в Молдавии на учете находилось более 240 тыс. больных дистрофией. Всего дистрофией, по данным Минздрава республики, переболело 389 тыс. человек. Было госпитализировано 116 тыс. человек, а с начала 1947 г. были развернуты дополнительно к существующей сети 5 тыс. временных коек для госпитализации дистрофиков, кроме того, для 5 тыс. больных была организована амбулаторная медицинская помощь и питание в лечебных учреждениях. Аналогичное лечение получали пострадавшие от голода, в других регионах СССР 63).
Весенний сев 1947 г. был проведен за счет семян, полученных из государственных запасов и оставшихся в колхозах от урожая прошлого года. Всего же по всем республикам и областям на весенний сев 1947 г. было отпущено из госрезервов 2558 тыс. т яровых зерновых культур. Это позволило не допустить сокращения посевных площадей. В 1947 г. было посеяно яровых культур на 6 млн. га больше, чем в 1946 г. 64).
В итоге разумные хоть и жесткие действия руководства СССР, а также успехи в медицине, ее бурное развитие в годы советской власти 65), позволили свести к минимуму последствия от голода. Самый жуткий неурожай в истории, страшный царь-голод унес жизни лишь 770.000 человек, хоть раньше умирало гораздо больше в период не столь сильного, опасного неурожая. В тех же 1900, 1911 66), 1921 и 1932 годах 67) урожай был гораздо выше на одного жителя страны, а умерло в итоге в несколько раз больше человек.
Подобное честное, справедливое распределение продуктов труда возможно только при развитом, правильном социализме, при его тотальном планировании и контроле, при его заботе о всем населении своей страны. В этом преимущество данного строя. В той же царской России левобережное Поволжье порой сильно голодало, а в правобережном Поволжье излишки в миллионы пудов зерна сгнивали 68). Нечто похожее было в годы Великой депрессии в США, когда более 5 миллионов человек, по другим оценкам 7 млн., умерло от голода, а в то же время миллионы гектаров с созревшим урожаем перепахивали; сжигали, закапывали в землю миллионы свиней, чтобы не сбить цены на зерно и свинину; в стране было изобилие продуктов питания, но миллионы умирали от голода, так как у них не было денег на еду 69).
Социальные последствия голода
Голод послужил толчком для более активной миграции колхозников, рабочих совхозов на работу в город. Сельские жители в условиях стихийного бедствия осознали свою слабую социальную защищенность. Экономически отсталый и даже средний колхоз не мог помочь колхознику в экстремальной ситуации, обеспечить необходимый продовольственный прожиточный минимум, как это делало государство для рабочих, служащих, остального городского населения. В первую очередь возросла миграция из экономически слабых колхозов, человек всегда ищет место, где лучше. В среднем в конце 40-х годов ежегодно 1.5 миллиона жителей сел и деревень перебирались в город 70). Способствовало данному процессу и то, что к концу 40-х годов промышленность СССР, восстановившись после ВОВ 71), существенно увеличила выпуск тракторов, комбайнов и другой сельхозтехники, что высвобождало лишние руки в колхозах и вынуждало крестьян перебираться в города 72). Кстати, процесс массовой миграции из колхозов в город после голода 1946-1947 годов говорит о том, что отсутствие паспорта у колхозников не было проблемой, чтобы перебраться из деревни в город. Вопрос решался просто, писалось заявление на выход из колхоза председателю и на получение паспорта тому же председателю или в сельсовет. Они не имели права препятствовать в получении паспорта и в выходе из колхоза 73).
Кроме того, голод вынуждал как городское, так и сельское население искать любые возможности, чтобы раздобыть еду. Многих голод толкнул на воровство, что привело как к резкому росту преступлений, так и к возрастанию числа людей, посаженных за воровство 74). Осенью 1946 г. было осуждено за хищение хлеба 53 369 человек, из них 36 670 человек (68,7%) приговорены к лишению свободы, при этом по Закону от 7 августа 1932 г. осудили 1146 человек, в том числе 35 человек получили высшую меру наказания – расстрел 75). Но никак не 400.000 было посажено за воровство в 1946 году и в первой половине 1947 года, как утверждают фантазеры, в частности в Википедии 76). В июне 1947 г. были приняты Указы Президиума Верховного Совета СССР «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» и «Об усилении охраны личной собственности граждан», предусматривающие гораздо более длительные сроки заключения за кражу, присвоение, растрату общественного имущества и личного имущества граждан 77).
Два данных закона от июня 1947 года, кратно ужесточившие наказание за воровство, имели очень тяжелые социальные последствия. Уже к 1950 году число заключенных в СССР увеличилось на 0.5 миллиона человек 78). То есть число заключенных возросло на 0.5 млн. человек, но не в результате голода 1946-1947 годов, а в результате принятия двух законов от июня 1947 года и возросло не сразу, а в течении двух лет. И возросло не потому, что воровать стали намного больше, а из-за кратного ужесточения наказания.
Число жертв голода
Цифры 1.5-2 млн., погибших от голода и его последствий, о которых пишут антисоветчики, аргументируются недоверием к советской статистике. Насколько правомерна такая постановка вопроса? Сбором и обработкой данных о движении населения в тот период специально занимались два центральных государственных ведомства: отдел записи актов гражданского состояния (ЗАГС) Главного управления МВД СССР и отдел демографии ЦСУ при Госплане СССР. Кроме них свою статистику вело Министерство здравоохранения СССР. То есть по сути три ведомства независимо друг от друга занимались сбором и анализом текущей статистики. Между этими ведомствами не было сотрудничества и не могло быть, такая система была создана преднамеренно, чтобы несколько независимых источников занимались изучением данных, чтобы руководство имело объективную картину того, что происходит в СССР. Поэтому цифры, которые приводились по системе здравоохранения и ЗАГСу нередко отличались от данных ЦСУ, которое обладало наиболее богатым банком данных, но никакой кричащей разницы в показателях не было, что позволяет вполне им доверять. И главное. Вся подобная информация была строго засекречена, поэтому подтасовывать ее просто не имело смысла, поскольку она не публиковалась в открытой печати. Информация всех ведомств анализировалась в ЦК ВКП(б) и Совмине СССР 79).
В 1947 году ЗАГСы зарегистрировали 2640 тыс. умерших, что на 11 тыс. больше данных ЦСУ Госплана СССР. По сравнению с 1946 г. число умерших увеличилось на 770 тыс. или на 41%. В городской местности в 1947 г. смертность увеличилась на 48%, в сельской местности — на 37%. В I полугодии 1947 г. смертность населения была особенно высока. Всего за I квартал 1947 г. было зарегистрировано 724 тыс. умерших, в 1946 г. — 501,6 тыс., в 1940 г. — 705 тыс. человек. Увеличение смертности по сравнению с 1946 г. отмечалось повсеместно, за исключением Латвийской ССР и Дагестанской АССР, где было небольшое снижение 80). В 29 республиках, краях и областях, в том числе и в городах России в 1947 г. наблюдался высокий рост смертности. В Воронежской, Курской, Орловской, Ростовской, Тамбовской, Ульяновской областях число умерших было вдвое больше, чем в 1946 г., а в Вологодской, Костромской, Ленинградской, Молотовской, Новосибирской, Сталинградской, Читинской областях, Краснодарском крае, Башкирской и Коми АССР количество умерших в 1947 г. было на 70-80% больше, чем в предыдущем году. Численность умерших на Украине в 1947 г. была в 1,7 раза, а в Молдавии — в 2,5 раза больше, чем в 1946 г. В обеих республиках с первых месяцев голода фиксировали истинную причину роста смертности 81).
По данным ЦСУ в целом по СССР из 2628,9 тыс. умерших по разным причинам в 1947 г. 2248,7 тыс. (85%) пришлось на РСФСР, Украину и Молдавию. Численность людей, умерших в 1947 г. в районах голода, превышала численность умерших в 1946 г. на 774,5 тыс 82). То есть от голода 1946-1947 годов и болезней, которые стали следствием данного голода, умерло в СССР от 770 до 774.5 тысяч человек 3). При этом современные исследователи данной темы, в частности Майкл Эллман и Зима В.Ф. 84), пытаются поштучно посчитать жертв голода, и записывают в число умерших от голода, скончавшихся от различного рода эпидемий, включая тиф, а также умерших от дизентерии, от ран и увечий, полученных в ходе ВОВ и т.д. У них получается, что чуть ли не у всех умерших в СССР в 1947 году причиной смерти являлся голод. Вспышки эпидемических заболеваний неоднократно отмечаются в течение 1940-х гг., но напрямую они никак не обусловлены голодом 85). Кроме того, в это время продолжался обмен территориями и населением с Польшей, Чехословакией и т.д 86). В ходе данного обмена СССР получал меньше, чем отдавал своим новым союзникам, в частности по состоянию на 31 октября 1946 года, из Польши в СССР переселилось около 518 тыс. чел. (в том числе на Украину - 482109, в Белоруссию - 35961 и в Литву - 14 чел.). В то же время обратный поток был почти вдвое большим - около 1090 тыс. чел. (в том числе из Украины - 789982, из Белоруссии - 231152 и из Литвы - 69724 человек 87). Но все подобные демографические потери записывают в число умерших и из этого делают вывод, что цифры умерших по данным ЗАГСов и ЦСУ неверные, а значит, по их мнению, в СССР от голода 1946-1947 годов умерло не менее 1.5-2 млн. человек.
Почему лгут о причинах голода и о количестве жертв?
Великая Отечественная война еще продолжает сохранять святость на фоне «развенчанного» советского прошлого. Поэтому тема ВОВ вышла на первый план в информационной войне против России. Дегероизация исторической памяти узаконивает в общественном сознании те геополитические сдвиги, которые произошли в результате разрушения СССР. Осталось «доказать», что основная вина за развязывание Второй мировой войны, а следовательно и те ужасы, которая пережила «добрая, просвещенная» Европа лежит на «сталинском режиме», то есть России. В рамках этой темы продолжаются «изыскания» по проблеме голода в 1946-1947 годах, чтобы обесценить в глазах народа Победу СССР в ВОВ и доказать, что советский режим преступный и неэффективный. Для этого искажают обстоятельства, которые привели к голоду, лгут о масштабах голода и в 2-2.5 раза увеличивают число жертв 88). Чтобы опорочить СССР и социализм, многие современные российские авторы характеризуют колхозный строй, как «колхозное крепостничество», «государственное крепостничество», где крестьянский труд был превращен в рабский. Колхозно-совхозная деревня того времени при такой характеристике предстает перед читателями как своеобразный ГУЛАГ. Аналогично оценивает колхозный строй и российская власть, что, несомненно, является перехлестом, в основе которого лежит игнорирование объективных факторов, в том числе тяжелых последствий ВОВ, засухи 1946 года9). Факты говорят об ином. Для восстановления с/х выделялись значительные средства. Государственные капитальные вложения на эти цели за 1946 - 1950 гг. были больше, чем за первую и вторую пятилетки, вместе взятые 90). В 1946 г. они составили 12,9 млрд руб., или 11,9% расходов на народное хозяйство, а в 1950 г. их объем уже составил 34 млрд руб., а удельный вес — 21,6%. Всего за годы послевоенной пятилетки из государственного бюджета было направлено в сельское и лесное хозяйство 115,5 млрд руб 91). Основная часть средств шла на техническое оснащение, создание и укрепление МТС. За послевоенное пятилетие сельское хозяйство получило 536 тыс. тракторов, 93 тыс. комбайнов, 281 тыс. грузовых автомашин и много другой техники. Мощность тракторного парка МТС, обслуживавших колхозы, за это время увеличилась вдвое, число комбайнов – в 1,4 раза, что позволило поднять уровень механизации колхозного производства. В 1950 г. вспашка паров и подъем зяби в колхозах на 92 - 93% производились тракторами, 51% зерновых убирался комбайнами. За послевоенную пятилетку в школах и на курсах было обучено около 2 млн. трактористов, комбайнеров и других механизаторов. В 1950 г. в колхозах (вместе с МТС) работало 1230 тыс. механизаторов 92).
Из опыта засухи 1946 года государство сделало выводы. Для обеспечения высоких и устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах европейской части СССР был принят план полезащитных насаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоемов. Особое внимание в нем уделялось лесоразведению, данные лесонасаждения и сегодня защищают около 25 млн га сельскохозяйственных угодий. Во все это были вложены государством большие средства 93). Уже в 1952 г. был превзойден довоенный уровень производства продукции с/х. Эти успехи сопровождались ростом оплаты труда в колхозах, увеличением количества сельхозпродукции, выдававшейся на каждый заработанный трудодень. В колхозах РСФСР на один наличный двор в 1948 г. оно составляло 3,7 ц. зерновых, в 1952 г. достигло 7,1 ц., а в денежном выражении выросло соответственно с 259 до 338 руб. Преодолевались тяжелые последствия ВОВ и в культурной жизни деревни, произошел значительный рост числа сельских, особенно семилетних и средних школ, и количества учащихся, что было связано с введением с 1949 г. всеобщего семилетнего образования в сельской местности 94). При этом стране, только что вышедшей из четырехлетней изнурительной войны, потерявшей около 30% национального богатства, нелегко было решить эти задачи. Их осуществление во многом затруднялось сложностью международной обстановки первых послевоенных лет, на укрепление обороноспособности страны Советское государство вынуждено было ежегодно направлять примерно 20% всех расходов государственного бюджета. Данные факты полностью противоречят утверждениям российской власти и исследованиям большинства современных авторов, что колхозы – это крепостничество, ГУЛАГ 5).
Очернение социализма и СССР происходит на фоне деградации России 21 века: уничтожения производства 96), снижения уровня жизни большинства населения 97), недоступности медицины для миллионов 98), что ведет к массовому недовольству масс капитализмом, а значит возрастает угроза для власти со стороны коммунизма. В работах современных историков, пишущих на данную тему, в том числе и российских, присутствует стремление внушить массам по заказу власти, что социализм — это тиранический режим, наиболее ярким проявлением которого явились сталинские репрессии, коллективизация и где в политической сфере невозможны демократия и соблюдение прав человека, а в экономической наблюдаются бесхозяйственность, дефицит товаров народного потребления и голод. Российская власть не хочет, чтобы массы желали возврата в социализм, так как данное настроение большинства несет опасность существованию, как капитализму в России, так и самой российской власти, которая защищает интересы капиталистов. Кроме того за этим стоит желание отвлечь массы от реальных проблем в стране. От того, что корень этих проблем – российский периферийный капитализм, а иным капитализм в России быть не может.

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.