egor_23

Поход Деникина на Москву, июль – ноябрь 1919

Поход на Москву или Московский поход ВСЮР — это военная кампания Вооружённых Сил Юга России (ВСЮР), развёрнутая против РСФСР в июле 1919 года в ходе Гражданской войны в России. Целью похода было взятие Москвы, что, по мнению главнокомандующего ВСЮР А.И. Деникина, должно было сыграть решающую роль в исходе войны и приблизить белых к окончательной победе.

Максимально продвижение армий ВСЮР в ходе похода на Москву
Максимально продвижение армий ВСЮР в ходе похода на Москву

Московский поход ВСЮР условно делится на два этапа: наступление ВСЮР (3 июля - 10 октября) и отражение контрнаступления сил красного Южного фронта (11 октября - 18 ноября).
Предпосылки
К началу июля 1919 года обстановка на Южном фронте Гражданской войны складывалась решительно в пользу белогвардейцев. Немаловажную роль в этом сыграли антибольшевистские восстания (Вёшенское и «григорьевское») как последствия грабежей и террора на подконтрольной большевикам территории, вследствие чего советская власть в тылу Красной Армии де-факто держалась только в городах и в местах сосредоточения войск, в то время как остальная территория контролировалась многочисленными повстанческими атаманами и местными самоуправлениями.
Поход
Летом 1919 года центр вооружённой борьбы переместился с Восточного на Южный фронт. 3 июля 1919 года Главнокомандующий Вооруженных сил Юга России генерал-лейтенант Деникин издал директиву № 08878, которой предписывалось начинать наступление на Москву. Дорога на нее была открыта. На правом фланге на Саратов, Пензу и Нижний Новгород наступала Кавказская армия генерала Врангеля. В центре на Воронеж, Рязань и Москву шла Донская армия генерала Сидорина. Самая отборная армия «белых», Добровольческая, под командованием генерала Май-Маевского должна была идти на Москву от Харькова через Курск, Орел и Тулу. За левый фланг Деникину можно было не беспокоиться: в Белоруссии в это время развернули наступление поляки. Даже если бы Деникин, в силу своего великорусского шовинизма, не хотел подписывать никаких соглашений с Петлюрой, он мог бы этого не делать, а создать оборонительный фронт по линии Днепра и спокойно идти на Москву. Армия Деникина в тот момент составляла 100 тысяч штыков и сабель. Однако сил для развития успеха у белых постоянно не хватало, поскольку основные губернии и промышленные города центральной России находились в руках красных. Отчего последние имели преимущество как в численности войск, так и в вооружении. Приказ Деникина сразу же вызвал возражение многих белых военачальников. Против него выступили генералы Сидорин и Врангель. Последний назвал директиву роковой ошибкой Деникина. Он считал, что сначала необходимо укрепиться на занятых позициях. Врангель предлагал создать в районе Харькова крупную конную группу, которая действовала бы в тылу врага, и прорваться к соединениям Колчака, после чего совместными силами наступать на Советскую Россию.
Ранний этап. Июль-август 1919 года
В течение июля 1919 года армии ВСЮР по мере сил выполняли план Московской директивы. Большевистское командование со своей стороны приняло чрезвычайные меры по укреплению Южного фронта. Уже в июле его численность увеличилась до 180 тыс. чел. и ок. 900 орудий. С середины месяца начались безрезультатные попытки РККА перейти в контрнаступление, но эти действия приостановили продвижение войск к Москве. Основные успехи были достигнуты на западном и юго-западном направлениях. На западе 31 июля 1919 года войсками ВСЮР была взята Полтава. На юго-западе были разбиты силы красных в Северной Таврии и западнее Екатеринослава. Войска ВСЮР вышли к концу июля на линию Верхнеднепровск - Никополь - далее по Днепру. Кавказская армия 28 июля взяла Камышин и продвинулась севернее, создав обширный плацдарм за Волгой в районе Царицына. При этом Донская армия не только не смогла продвинуться вперед, но в ходе кровопролитных боев с переменным успехом несколько подалась назад и потеряла Лиски и Балашов. Историк А. Немировский пишет, что наступательные операции ВСЮР в июле развивались напряженно и медленно; ничего похожего на быстрое продвижение прошлого месяца (июня) не наблюдалось. Причинами этого он называет непрерывно притекавшие в РККА подкрепления, намного превышавшие масштаб пополнения у белых. Историк выделяет только две крупные наступательные операции: Полтавскую и Камышинскую. Для восточной половины фронта ВСЮР вторая половина июля была очень тяжела и, в сущности, показала бесперспективность дальнейшего наступления на направлении к линии Тамбов - Саратов.
Исправленная директива. Август-сентябрь 1919 года
В середине августа Южный фронт красных планировал перейти в контрнаступление с целью разгромить главную группировку белых войск, овладеть нижним течением Дона и не допустить отхода основных сил противника на Северный Кавказ.

Заблаговременно узнав о подготовке контрнаступления, деникинское командование предприняло попытку сорвать его - 10 августа направило в рейд по тылам красных войск 4-й Донской казачий корпус генерал-лейтенанта Мамонтова (6 тыс. сабель, 3 тыс. штыков, 12 орудий). Прорвав фронт казачий корпус ушёл в глубокий тыл красных, беря города, уничтожая гарнизоны и части противника, разрушая коммуникации, раздавая оружие партизанам. Для борьбы с ним красное командование создало Внутренний фронт под командованием М. М. Лашевича (ок. 23 тыс. человек, авиация, бронепоезда). Рейд конницы Мамонтова хоть и не смог сорвать контрнаступление Красной Армии, но полностью разрушил и дезорганизовал тылы красных, серьёзно подорвав боеспособность наступавших частей.
События первой декады августа 1919 года определяются упорным желанием Деникина выполнить первую часть Московской директивы (взять Балашов и Саратов). Но попытки Донской и Кавказской армий наступать на востоке от Дона окончательно захлебнулись. На западе Добровольческая армия без особенного сопротивления развивая преследование разбитого в июле врага, достигла 11 августа линии Гадяч - Кременчуг - Знаменка -Елисаветград. Была обнаружена неожиданно малая боеспособность украинской части Южного фронта РККА. Это обусловило перемену боевого плана Деникина: не отменяя формально прежних задач Московской директивы на востоке, 12 августа Деникин отдает новую директиву, предусматривавшую немедленный переход Добровольческой армии и 3-го отдельного корпуса в общее наступление на запад, независимо от оборота дел на других участках фронта. Создается Киевская группа войск генерала Бредова для наступления на Киев.
А. Немировский пишет, что основной целью Деникина в этот период по-прежнему являлось обеспечение широкого спрямленного фронта для последующих действий на Москву, только на этот раз с уклоном к западу. Построение такого фронта дополнительно облегчалось хорошей перспективой соединения с поляками и создания с ними общей противобольшевистской линии. К середине августа советские войска подготовили встречное наступление из центрального Черноземья.

14 августа особая группа (67 тысяч штыков и сабель против 34 тысяч у противника) двинулась на Царицын, а ударная группа под командованием В. И. Селивачёва (55 тысяч штыков и сабель против 30 тысяч у противника) - на Харьков. Продвигаясь с тяжёлыми боями, они к началу сентября вышли на ближние подступы к Харькову и Царицыну, где и были полностью разгромлены. Прорыв красных был ликвидирован к концу августа. Группа Селивачева потерпела полное поражение и отошла под общим натиском добровольцев на исходные позиции. 18 августа 1919 года рухнул фронт большевиков в Новороссии, силы красных в этом регионе оказались окружены. 23-24 августа войска ВСЮР взяли Одессу, 31 августа — Киев, 20 сентября — Курск. После чего деникинские войска начали успешное наступление на север и запад.
Кавказская армия разбила наступающие войска большевиков и отстояла Царицын; одновременно донцы переправились через Дон и потеснили большевиков к Хопру.
Общее наступление. Сентябрь-октябрь 1919 года
Выявившееся к середине сентября полное поражение августовского наступления большевиков побудило Деникина отдать директиву о переходе ВСЮР в общее наступление. А. Немировский пишет, что именно теперь должно было начаться выполнение Московской директивы как таковой: необходимый для этого широкий фронт в сочетании с инициативой в руках ВСЮР наконец имелись в наличии. Наступление должно было осуществляться по кратчайшему, центральному маршруту и проходить в два этапа: достижение рубежа (Днепр - во взаимодействии с поляками) - Брянск - Орёл - Елец и оттуда концентрическое наступление на Москву. На рубежах Дона и Царицына была занята стратегическая оборона. В течение 12 сентября - 19 октября план Деникина осуществлялся с исключительным успехом. Создавалось впечатление, что Южный фронт красных развалился. В особенности первые две недели наступления (12 - 24 сентября) были подлинным триумфом ВСЮР, которым практически не оказывалось сопротивления. На центральном направлении 17 сентября пали Сумы, Обоянь, Старый Оскол, 20-21 сентября добровольцы овладели Курском, 24 сентября пали Фатеж и Рыльск.
Сентябрь и первая половина октября 1919 были временем наибольшего успеха антибольшевистских сил. Продолжавшие успешное наступление войска Деникина 6 октября заняли Воронеж, 13 октября — Орёл и угрожали Туле. Южный фронт большевиков рушился. Большевики были близки к катастрофе и готовились к уходу в подполье. Был создан подпольный Московский комитет партии, правительственные учреждения начали эвакуацию в Вологду. 27 сентября Южный фронт был разделён на Южный и Юго-Восточный. 5-8 октября на II съезде РКСМ была объявлена комсомольская мобилизация на южный фронт. Был провозглашён отчаянный лозунг: «Все на борьбу с Деникиным!» Против ВСЮР были брошены все силы Южного и часть сил Юго-Восточного фронтов.
Крушение общего наступления. Октябрь-декабрь 1919 года.
С середины октября 1919 г. положение белых армий Юга заметно ухудшилось. Тылы ВСЮР были разрушены рейдами повстанческой армии Махно по Центральной Украине, Донбассу, Приазовью. Против махновцев пришлось снимать войска с фронта, в то время как большевики сумели заключить перемирие с поляками, которые дошли до Березины, (Деникин в переговорах с поляками отказался признать независимость Польши и поэтому Пилсудский был против победы Деникина) и с УНР, высвободив силы для борьбы с Деникиным.
К 11 октября, создав количественное и качественное превосходство над противником на орловско-курском направлении, силы красных, усиленные войсками латышских, эстонских и китайских национальных частей, (62 тысячи штыков и сабель у красных против 22 тысяч у белых) перешли в наступление. Первоначально необычайно ожесточенные бои в целом клонились к победе белых и к исходу второй декады октября добровольцы занимали линию Новгород-Северский - Дмитровск - Орёл - Новосиль - южнее Ельца - Дон. Но, к этому времени наступление их всюду захлебнулось, а на линии Севск -Дмитровск - Кромы - Орёл они с трудом отбивали натиск противника. В ожесточённых боях, шедших с переменным успехом, южнее Орла малочисленным частям Добровольческой армии к концу октября войска Южного фронта РККА (командующий А. И. Егоров) нанесли поражение, а затем стали теснить их по всей линии фронта. Зимой 1919—1920 гг. деникинские войска оставили Харьков, Киев, Донбасс.
Причины провала Изначальная слабость армии Деникина

Поход на Москву, начавшийся весьма успешно, захлебнулся на подступах к ней, так как тылы ВСЮР были чрезвычайно слабы. Само по себе представление Деникина о том, что захватив Москву, он покончит с большевизмом, было ошибочным. Даже если бы белые взяли столицу, Красная армия неизбежно перешла бы в контрнаступление. Деникинцы, не имеющие достаточных резервов, были обречены на поражение и по другим причинам.
Непредрешение
Подобно другим руководителям белого движения, Деникин придерживался политики непредрешенчества, согласно которой разрешение основных государственно-национальных и социальных вопросов откладывалось до Учредительного собрания. Отсутствие четкой политической программы вело к невозможности завоевать устойчивую поддержку ни у одной из социальных групп. Некоторые историки видели главную причину поражения белых в отсутствии монархического лозунга. Так считал даже Троцкий, говоривший, что «если бы белогвардейцы догадались выбросить лозунг Кулацкого царя, — мы не удержались бы и двух недель».
Политическая и социальная недальновидность
Деникин опирался, прежде всего, на свои идеализированные представления о том, какой должна быть Россия. Очевидно, что такое неприкрытое игнорирование реальности не могло пройти даром. К примеру, казаков Дона и Кубани трудно соблазнить лозунгом «Великая, Единая и Неделимая Россия»: хотя они являлись злейшими врагами большевиков, приоритетом для них была широкая автономия казачьих государственных образований, которую отрицал Деникин. Противоречия в отношениях с казачеством, лишили белое движение поддержки одной из самых перспективных в деле борьбы с большевиками социальных групп.
Деникинская концепция «единой и неделимой России» не допускала даже обсуждения вопроса о самоопределении национальных территорий, входивших в состав России. При взятии Киева Деникин, отрицавший независимость Украины, не смог договориться с руководством УНР и Галицкой армии. Это привело к вооруженному противостоянию, которое хоть и закончилось победой деникинцев, могло бы и вовсе не состояться. Это лишило белое движение поддержки национальных меньшинств, многие из которых были настроены против большевиков.
Земельный вопрос
Хотя в планы Деникина входило осуществить умеренные земельные реформы, он оказался совершенно не в состоянии это сделать. На подконтрольной ему территории действовал колчаковский закон, который предполагал сохранение земли за своими владельцами до созыва Учредительного собрания и осуществлялось привычное для белых возвращение земель прежним владельцам. Естественно, что это вызывало недовольство крестьян и мешало обрести поддержку широких слоев населения.
Рабочий вопрос
Деникин принял прогрессивное рабочее законодательство, которое предполагало 8-часовой рабочий день и реализацию мер по охране труда, но оно так и не получило практического применения. При этом фабрики и заводы возвращались прежним хозяевам, независимые профсоюзы были фактически запрещены, а рабочие демонстрации и забастовки жестоко подавлялись. На крупных предприятиях были введены сверхурочные часы, что привело к более чем 8-часовому рабочему дню. Неспособность белой власти сгладить противоречия с рабочими приводило к тому, что в их тылу всегда могло вспыхнуть очередное народное волнение.
Массовая мобилизация без обеспечения заинтересованности мобилизуемых
Социальная база Красной армии изначально была куда более прочной, нежели Добровольческой. Красные могли опереться на поддержку рабочих и крестьянской бедноты. Эти категории населения всегда можно было мобилизовать за паек и небольшое денежное довольствие. Крестьяне-середняки воевали и у белых, и у красных, однако они неохотно отправлялись в чужие губернии и легко переходили из одного стана в другой. После того как основным принципом формирования деникинской армии стала массовая мобилизация, качественный состав войск заметно ухудшился и, при отсутствии широкой социальной поддержки, это вело к значительному снижению боеспособности.
недооценка других действующих сил в своем тылу
«Выполнение плана Деникина осуществлялось в формах, отличных от тех, которые мыслились согласно его приказу. Оно вылилось в целую экспедицию на Украину, в течение которой силы южных белых армий проявили слабую деятельность на центральных операционных направлениях... Белое командование увлеклось, по-видимому, второй целью - захватом Украины, что повлекло за собой разброску его сил в пространстве, проигрыш во времени и в будущем крупное поражение» (Какурин Н.Е. Как сражалась революция, т. 2, с. 222, 232). «Всякий раз, как силы украинской и южной контрреволюции сталкиваются между собою, между ними начинается вооруженная борьба, которая отвлекает обе стороны от их основной цели — борьбы с РСФСР... Завоевание Украины, проведенное под неприемлемым для населения лозунгами, явилось источником не силы, а слабости деникинских армий, залив их тыл волной повстанческого движения» (Указ. соч., т. 2, с. 354, 356). «Наконец выступление Махно как открытого противника белого командования нанесло последнему ряд сильных ударов и сильно поколебало его общее стратегическое положение» (т.1, с. 103). Г.К. Орджоникидзе, член Реввоенсовета 14-й армии Южного фронта, 10 ноября 1919 года писал В.И.Ленину: «По-видимому, наше продвижение вперед будет довольно быстрым. Деникин, безусловно, сломал себе шею на украинском мужике».
Недооценка Украины
Конкретно события развивались так. 30 августа в Киев вступили части Украинской Галицкой Армии, но уже 31 августа они были вытеснены оттуда подошедшими из-за Днепра деникинцами. А 1 сентября в местечке Добровеличковка к северу от Одессы на конференции делегатов воинских частей было оформлено создание Революционной повстанческой армии Украины (махновцев). Но под натиском белых она продолжала отступать - впрочем, организованно, построившись в каре размером 40 на 40 км. К 20-му сентября армия оказалась уже в районе Умани и тогда же в Жмеринке было подписано соглашение о союзе между махновцами и петлюровцами. 25 сентября правительство УНР официально объявило войну Деникину. А уже 26 сентября ожесточенные бои между армией УНР (петлюровцами и галичанами) и деникинцами развернулись на всех участках фронта. В ночь с 26 на 27 сентября махновцы перешли в решающее наступление. В этот день, 27 сентября 1919 года, потерпела крах «белая» Россия: на армию Деникина обрушились объединенные вооруженные силы всей Украины.
Еще один из устоявшихся мифов украинской историографии - миф о военной слабости украинцев в годы Национально-освободительной революции, о том, что социалистические группировки не смогли создать боеспособную украинскую армию. Этот миф вполне надежно опровергается как общим ходом событий, так и конкретными цифрами. По данным генерала Удовиченко (Удовиченко 0.І. Україна у війні за державність: історія організації бойових дій Українських Збройних Сил 1917 - 1921. - К., 1995, с. 117), одного из руководителей армии УНР, в августе 1919 г. боевой состав петлюровской армии вместе с галичанами насчитывал 70 тыс. штыков и сабель, 1078 пулеметов, 170 орудий, 9 бронепоездов, 6 броневиков - всего до 85 тыс. человек, не считая порядка 30 тыс. в обозе и невооруженном резерве. Из-за кошмарной эпидемии тифа к концу сентября эти силы (особенно количество штыков) сократились где-то в полтора раза, но все равно были весьма внушительны. По данным начальника штаба махновской армии В. Белаша, в сентябре 1919 г. силы махновцев составляли 40 тыс. штыков, 10 тыс. сабель, 1000 пулеметов и 20 орудий (Дороги Нестора Махно. - К., 1993.-с. 302). К этому следует добавить еще армию союзного УНР атамана Зеленого с 10 тыс. штыков и сабель и 12 орудиями, которая действовала к югу от Киева. Итого общая численность Объединенных Вооруженных сил Украины превышала 150 тыс. человек. Создать такую армию и в таких условиях - невероятный подвиг! А не учесть ее?

Хотя качество войск «белых» русских было в целом выше, чем у украинцев (как по боевому мастерству, так и в особенности по снабжению), значительный численный перевес оказался на стороне украинцев и они его реализовали. Решающий удар нанесли махновцы, которые представляли собой наиболее боеспособную часть украинской армии: у них было лучше поставлено снабжение, ещё не было эпидемии тифа, вся армия была исключительно мобильной — либо конной, либо на тачанках. 27 сентября в районе села Перегоновка под Уманью произошло генеральное сражение махновцев с «белыми» В итоге последние были разгромлены наголову, свыше 18 тыс. чел. убито, 5 тыс. захвачено в плен (разоружены и отпущены по домам — это казаки; офицеров из четырех отборных офицерских полков махновцы в плен не брали). Итого за один день было уничтожено около 15% всего личного состава деникинской армии!
После этого махновцы двинулись на восток, в свои «коренные» районы. Они захватили Кривой Рог, Никополь, Александровск (Запорожье), Мелитополь, Юзовку (Донецк), Бердянск, Мариуполь, подступили к Екатеринославу. Мариуполь и Бердянск были основными базами снабжения (и складами боеприпасов) всей деникинской армии. 17 октября махновцы подошли уже близко к Таганрогу — ставке самого генерала Деникина! А ведь это время — кульминация наступления «белых» на Москву, как раз 13 октября ими был взят Орел. А к 25 октября, по словам В.Белаша, у махновцев было уже свыше 100 тыс. вооруженных бойцов (с. 316). Слово генералу Деникину: «Положение становилось грозным и требовало мер исключительных. Для подавления восстания пришлось, невзирая на серьезное положение фронта, снимать с него части и использовать все резервы... Это восстание, принявшее такие широкие размеры, расстроило наш тыл и ослабило фронт в наиболее трудное для него время» (с. 146—147). Жестокая война с махновцами тянулась до самого конца 1919 г., когда эти районы, охваченные тотальной эпидемией тифа, заняли без боя красные.
Главные операции похода
Конный рейд Мамонтова (10 августа—19 сентября 1919)
Августовское контрнаступление Южного фронта (1919) (14 августа—12 сентября 1919)
Орловско-Кромская операция (11 октября—18 ноября 1919)
Воронежско-Касторненская операция (13 октября—16 ноября 1919)
Черниговская операция (17 октября—18 ноября 1919)
Лиски-Бобровская операция (ноябрь 1919)

Оценка похода противником
Критический разбор замысла белого главнокомандование сделан командующим красного Южного фронта А. И. Егоровым: «Теперь Деникин мог считать по внешним стратегическим признакам своё положение блестящим. Деникин, сидя в Царицыне, отдает свою пресловутую «Московскую директиву». Директива эта датирована 20 июня старого стиля (3 июля нового стиля)…Главный удар силами Добровольческой армии наносился по кратчайшему к Москве направлению, по тому историческому пути, по которому когда-то направлялись татарские набеги, а именно — по водоразделу между Доном и Днепром. Направление это было в общем принято верно и обеспечено от удара с запада…показателем нереальности намерений Деникина являлась обширность театра. Директива охватывала своими задачами огромные пространства примерно в 800 000 кв. км. Рассчитывать в таких условиях на достижение конечной цели можно было бы только при условии поголовного втягивания всего населения в борьбу против советской власти или совершенного разложения армий красных как боевой силы… Из трех основных элементов предпринимаемой операции - силы, пространство и противник - ничто не находилось в соответствии с предположениями директивы. С другой стороны, пренебрежение к важности промежуточных целей, и среди них в первую очередь - к занятию и обеспечению исходного положения, обрекло намеченную Деникиным операцию на гибель..»
Егоров А. И. Разгром Деникина. Глава 7.

А. И. Егоров оценивает сложившуюся осенью стратегическую обстановку как тяжелейшую и отмечает, что «Поход на Москву» для войск Южного фронта нес величайшую опасность.

Источник

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.