egor_23

Category:

Исторический материализм 53

(ссылка) (В тексте выделяю всюду я)

4. Формы общественного сознания.
Взаимоотношение различных форм общественного сознания.
Мораль, политические и правовые идеи, философия, наука, искусство, религия – всё это различные, исторически развившиеся формы общественного сознания. В ходе развития общества меняется не только содержание всех форм общественного сознания, но и их соотношение. В зависимости от характера базиса общества, от особенностей общественно-экономической формации получают преимущественное развитие те или иные формы общественного сознания. Например, в эпоху феодализма религия получила преимущественное развитие и являлась господствующей формой общественного сознания. В эпоху расцвета капитализма развилась правовая, юридическая идеология. В социалистическом обществе решающее значение имеет научная идеология. Великие идеи марксизма-ленинизма составляют душу коммунистической морали, советской науки, литературы и искусства. Религия в социалистическом обществе является вредным пережитком старого общества; со временем она исчезнет, будет преодолена, вытеснена научным мировоззрением, ибо только научное мировоззрение соответствует природе социализма, коммунизма. При коммунизме еще большего расцвета достигнут такие формы общественного сознания, как наука и искусство.
В рамках каждого общества все многообразные формы общественного сознания представляют собой отражение в различных формах одного и того же общественного бытия. Поэтому, несмотря на их различие, они имеют в каждую историческую эпоху общее содержание, составляют единство. Каждая форма общественного сознания в классовом обществе испытывает определяющее воздействие экономического базиса и непосредственно и через политику правящих классов, их партий и государства.
Идеологи буржуазии, ее философы, моралисты, писатели, художники на словах часто отрицают связь политики и морали, политики и философии, политики и науки, политики и искусства, политики и религии. Но это лишь лицемерие буржуазии и ее идеологов, обусловленное противоречивым положением буржуазии как класса. На деле идеология буржуазии проникнута буржуазными политическими устремлениями. Но буржуазия не может признать это открыто, потому что ее политика антинародна. Ее идеология, ее мораль, искусство, литература, философия также реакционны, антинародны. Отсюда вытекает стремление буржуазии представить свою классовую, корыстную политику, свою растленную культуру, реакционные формы общественного сознания как надклассовые. Буржуазные писатели, художники, ученые, прикрываясь тогой «независимости» от политики, объявляют себя носителями «чистого искусства», «чистой науки». В действительности же их искусство, наука, философия являются проповедью буржуазных идей.
Ленин и Сталин разоблачили попытки идеологов буржуазии прикрыться маской «беспартийности». В классовом обществе все формы идеологии в конечном счете служат определенным политическим целям и интересам. Революционный пролетариат не имеет нужды маскировать свою политику и открыто провозглашает принцип партийности философии, науки и искусства.
Общественная идеология и психология.
В моральных нормах, в научных и философских теориях, в произведениях искусства, религиозных верованиях выражается психология того или иного класса. Вместе с тем в этих идеологических формах общественного сознания отражается также и психология данного класса.
В.И. Ленин и И.В. Сталин в своих произведениях говорят не только об идеологии буржуазии, об идеологии рабочего класса, но и о психологии буржуа, о психологии рабочего, о психологии крестьянина, о психическом складе нации. (См. В.И.Ленин, Соч., т.XXVI, изд. 3, стр. 239; И.В.Сталин, Соч., т.11, стр. 67; Соч., т.12, стр. 314).
Что же такое общественная психология, классовая психология и чем она отличается от идеологии? Общественная психология — это совокупность чувств, настроений, переживаний, мыслей, иллюзий, привычек, навыков, черт характера людей данного класса или общества, стихийно возникающих в сознании людей в связи с непосредственными условиями их материальной жизни. В психологию данной нации входят черты психического склада, возникающие из общности исторических условий ее развития. Эти общие черты психического склада данной нации у различных классов преломляются через особые условия их материальной жизни. При этом психология рабочих разных стран имеет больше общего, чем, например, психология французского рабочего и французского капиталиста. У рабочих в. результате их роли в производстве и условий жизни вырабатывается психология дисциплинированных тружеников, проникнутых духом солидарности и коллективизма, в отличие от буржуазной психологии индивидуализма.
Под влиянием условий жизни пролетариата уже на ранних ступенях развития капитализма возникает стихийное рабочее движение, инстинктивное, стихийное стремление к социализму. Полную ясность сознания рабочему классу дает социалистическая идеология, возникающая из науки, на основе теоретического обобщения опыта рабочего движения.
Психология и идеология определенного класса не отделены друг от друга китайской стеной. Если в период стихийного рабочего движения психология рабочих находится под сильным влиянием буржуазной идеологии, в частности тред-юнионизма, то с победой идеологии научного социализма в рабочем движении и психология рабочих приобретает черты ясной пролетарской зрелости, осознанности. Однако и после того, как социалистическая идеология уже победила в рабочем движении, в психологии рабочих долго сохраняются привычки, навыки, взгляды, порожденные и привитые капитализмом, частной собственностью, конкуренцией. Эти черты, привычки сохраняются в сознании по традиции и часто не осознаются их носителями. Лишь после долгой и упорной работы коммунистической партии и пролетарского государства на почве социалистического способа производства, через воспитательное воздействие социалистического труда и социалистического соревнования рабочие преодолевают остатки, пережитки старой психологии, привитой им условиями капитализма.
То же в еще большей степени происходит и с переделкой психологии крестьянина на почве колхозного строя. Частнособственнические навыки, индивидуалистическая психология еще долго дают о себе знать и после победы колхозного строя.
На почве социалистического способа производства получает всестороннее развитие социалистическая психология, проникнутая духом коллективизма, товарищеской солидарности. Социалистическая психология формируется при руководящем воздействии коммунистической партии.
Итак, психология того или иного класса формируется под влиянием повседневных условий жизни данного класса. В ней содержится много стихийного, часто неосознанного, перешедшего в привычку. Что же касается идеологии того или иного класса, то это совокупность идей, выражающих более или менее ясно положение и интересы данного класса, его взгляды на общественную, политическую жизнь, на окружающий мир. Это — мировоззрение класса, проявляющееся в политических и правовых взглядах и теориях, в морали, в философии, искусстве, религии.
5. Нравственность. Что такое нравственность.
Нравственность, этика, или мораль, - это совокупность исторически изменяющихся норм, принципов, правил, регулирующих поведение людей по отношению друг к другу, к обществу, а в классовом обществе, - так же к их отношению к своему классу, к своей партии и к враждебным партиям и классам. В отличии от норма права, так же регулирующих отношения между людьми, но имеющих принудительную санкцию государства, нравственные нормы опираются на силу общественного мнения, на внутренние убеждения, на силу привычки. Категориями нравственности служат понятия о добре и зле, о долге и справедливости, о долге и чести и т.д.
Решающим и определяющим в оценке поведения людей в конечном счете являются общественные интересы, в классовом обществе - классовые. Общественное мнение данного класса, народа ободряет и поощряет одни поступки как добродетельные, нравственные и порицает, осуждает другие поступки, как безнравственные, позорные, бесчестные.
Сознание ответственности, чувство долга перед обществом, родиной, своим классом, народом бывает настолько велико, что оказывается силой более могучей, чем инстинкт самосохранения. Сознание высокого нравственного долга перед партией, перед рабочим классом давало силу большевикам в годы мрачного царизма переносить лишения, тюрьмы, ссылку, идти на смерть, на виселицу ради торжества коммунизма. Сознание священного нравственного долга перед социалистической родиной рождало в годы Великой Отечественной войны Советского Союза героические подвиги Александра Матросова, Лизы Чайкиной, Зои Космодемьянской, Олега Кошевого и его героических товарищей и многих, многих других известных и безвестных советских патриотов.
Происхождение морали и изменчивость ее норм.
Нравственные нормы, принципы морали не являются вечными и неизменными. Религиозные, идеалистические учения о вечных, неизменных принципах морали являются вздором. Никакой вне человеческой, божественной или надклассовой морали не существовало и не существует. Выведение морали из велений бога или из каких-либо других идеалистических определений — это сознательная или бессознательная попытка скрыть, затушевать земные, общественные, классовые корни морали.
Мораль, нравственность, являясь одной из форм общественного сознания, представляет отражение условий материальной жизни общества. Поэтому вместе с изменением базиса общества изменяются формы и содержание морали. «Представления о добре и зле,— говорит Энгельс,— так менялись от народа к народу, от века к веку, что часто прямо противоречили одно другому». (Ф.Энгельс, Анти-Дюринг, 1950, стр.87).
В первобытном обществе отношения людей друг к другу регулирует исторически и стихийно сложившийся обычаи как совокупность традиционных, освященных тысячелетиями понятий, правил жизни и поведения. Обычаи, передаваясь из поколения в поколение, переходят в привычку. Они рассматриваются как заповеди предков, а с возникновением религии — как заповеди богов. Например, на ранних ступенях развития общества, когда уровень производительных сил был чрезвычайно низок, хронический голод вынуждал первобытных людей убивать и даже поедать стариков, и это считалось вполне нравственным. С развитием производительности труда постепенно отмирала эта жестокая практика, а вместе с ней изменялись обычаи, нравы. Стариков как носителей опыта стали окружать заботой, почетом, уважением. Но старая традиция еще долго сохранялась как религиозный обряд в виде человеческих жертвоприношений. В символической форме это сохранилось и в христианстве: миф о Христе-богочеловеке, принесшем себя в жертву; причащение как вкушение тела и крови Христа и т. д.
На ранних ступенях первобытного общества существовало многоженство и многомужество. Обычай освящал эти семейно-брачные отношения, и тогда никому не могло прийти в голову объявить их безнравственными. Но в ходе общественного развития возникла моногамная семья, а в связи с этим в корне изменились представления людей о нравственном и безнравственном в области семейно-брачных отношений, многоженство и многомужество стали осуждаться как явления безнравственные, антиморальные. Но в эпоху рабства, феодализма и капитализма наряду с официальным, моногамным браком существует санкционируемая законом проституция. Проституция особенно расцвела в капиталистическом обществе, и официальная нравственность буржуазного общества допускает проституцию. В капиталистическом обществе, где все превращается в товар, тело женщины также превращается в предмет купли и продажи. Буржуазный брак — это не что иное, как коммерческая сделка. Брак по расчету освящен буржуазной моралью, ибо деньги, нажива — это решающий мотив и главный критерий моральных оценок в капиталистическом обществе.
В социалистическом обществе возникает новая, прочная моногамная семья и подлинно человечная коммунистическая мораль, регулирующая семейно-брачные отношения. Брак по расчету, не по любви в социалистическом обществе считается безнравственным, бесчестным.
В эпоху рабства и феодализма праздная жизнь, паразитизм, тунеядство господствующих классов рассматривались как явления вполне нравственные. Нарождавшаяся буржуазия в XVI, XVII, XVIII столетиях, охваченная жаждой накопления, деятельности, с презрением относилась к феодальным добродетелям — расточительству, лени, тунеядству, праздности, она проповедовала бережливость, трудолюбие, пуританскую мораль. Но буржуазия стала реакционной, превратилась, так же как в свое время рабовладельцы и феодалы, в паразитический класс. Соответственно этому претерпели изменение и ее нравственные принципы.
Ход исторического развития от первобытно-общинного строя до капитализма был прогрессом в развитии производительных сил, социальных отношений, в развитии науки, искусства, литературы. Но это прогрессивное развитие носило антагонистический характер и сопровождалось моральной деградацией эксплуататорских классов. Энгельс писал, что переход от первобытно-общинного, родового строя к классовому обществу с самого начала оказывается «прямо упадком, грехопадением с простой моральной высоты старого родового строя. Самые низменные интересы — вульгарная жадность, грубая страсть к наслаждениям, грязная алчность, эгоистический грабеж общего достояния — являются восприемниками нового, цивилизованного, классового общества; самые гнусные средства — воровство, насилие, коварство, измена подтачивают старый бесклассовый родовой строй и приводят его к падению». (Ф.Энгельс, Происхождение семьи, частной собственности и государства, Госполитиздат. 1949, стр. 101).
От эпохи античного рабства до капитализма включительно движущей силой цивилизаций была грубая алчность: «...богатство, еще раз богатство и трижды богатство, богатство не общества, а вот этого отдельного дрянного индивида, было ее единственной, определяющей целью». При этом «всякий шаг вперед в производстве означает одновременно шаг назад в положении угнетенного класса, т. е. огромного большинства. Всякое благо для одних необходимо является злом для других, всякое новое освобождение одного класса — новым угнетением для другого». (Там же, стр. 184).
Только в условиях социализма, где уничтожены эксплуататорские классы, где нет антагонизма между классами, а также между личностью и обществом, утверждается высшая форма морали — коммунистическая мораль. Главный принцип этой морали — борьба за коммунизм; благо всего общества, народа, трудящихся — превыше всего. Коммунистическая мораль зарождается в рамках капитализма, ее носителем там является пролетариат. В социалистическом обществе коммунистическая нравственность становится господствующей, всенародной нравственностью. Здесь она выражает и отражает социалистические производственные отношения сотрудничества и взаимопомощи свободных от эксплуатации людей. Коммунистическая мораль знаменует собой вершину нравственного развития человечества.
Влияние различных форм общественного сознания на развитие морали.
Итак, изменения экономического базиса являются определяющей причиной изменения нравственности. Но на развитие нрав сознания оказывают влияние и политическое отношения, право, а также религия, наука, философия и искусство. Реакционная фашистская политика, например, еще более усиливает звериную мораль буржуазного общества, возводит аморализм, человеконенавистничество, вероломство в принцип, в норму поведения.
В предшествовавшие социализму эпохи значительное влияние на развитие нравственности оказывали религия и церковь. Уже в первобытном обществе мораль получает религиозные санкции. Чтобы добиться соблюдения эксплуататорской морали угнетенными классами, религия и церковь объявляют ее заповедями бога. Это не мешает церкви как официальному блюстителю нравов в феодальном и капиталистическом обществе превращать «отпущение грехов» в предмет торга, спекуляция, (продажа индульгенций, свечой, пожертвования на церковь).
Религия провозглашает высокими добродетелями смирение, кротость, покорность, всепрощение, любовь к угнетателям, «Рабы, повинуйтесь господам своим», «если вас ударят по правой щеке, подставьте левую», «возлюбите врагов ваших» — вот принципы религиозной морали. Эту мораль церковь навязывает рабочему классу, всем трудящимся, пытаясь подавить в них законную ненависть к эксплуататорам.
На формирование моральных норм значительное влияние оказывает искусство. Так, например, нравственное сознание передовых слоев общества воспитывается под освободительным воздействием великих произведений искусства, отображающих и разоблачающих нравы рабовладельческого, феодального и капиталистического общества. Такие писатели, как Шекспир и Диккенс, Мольер и Бальзак, Крылов и Грибоедов, Пушкин и Гоголь, Толстой и Горький, в бессмертных образах своих произведений навеки заклеймили грязь и подлость эксплуататорского мира. Русская классическая литература, разоблачая гнусную мораль помещиков, чиновников, буржуазии, оказывала огромное воздействие на воспитание в передовых слоях русского народа высоких моральных принципов и идеалов. Советская литература, драматургия, советский театр, кино, живопись, музыка оказали и оказывают огромное влияние на формирование высокого и благородного морального облика советского человека, воспитывая такие черты, как советский патриотизм, идейность, преданность делу коммунизма, честность, политическая ясность и определенность, мужество, бесстрашие и ненависть к врагам социализма.
Влияние философии на мораль выражалось в том, что она, начиная с античного общества, всегда уделяла огромное внимание проблемам этики, теоретическому обоснованию или критике господствовавшей в обществе морали. Марксистская философия с самого своего возникновения подвергла революционной критике дворянскую и буржуазную этику. Марксистское философское мировоззрение составляет общую идейную основу принципов коммунистической морали.
Классовый характер нравственности.
Если свои понятия о справедливом и несправедливом, о чести и долге, добре и зле люди всегда, сознательно или бессознательно, черпают из условий материальной жизни данного общества, то эти принципы, понятия, идеи в обществе, разделённом на классы, неизбежно носили и носят классовый характер.
В обществе, разделенном на непримиримые, враждебные классы, не может быть единой для всех морали. Характеризуя мораль капиталистического общества, Энгельс писал: «Какая мораль проповедуется нам теперь? Прежде всего христианско-феодальная, унаследованная от прежних религиозных времен; она, в свою очередь, распадается в основном на католическую и протестантскую, причем опять-таки нет недостатка в дальнейших подразделениях от иезуитский-католической и ортодоксально-протестантской до шаткой просветительской морали. Рядом с ними фигурирует современно-буржуазная мораль, а рядом с последнею — пролетарская мораль будущего... Прошедшее, настоящее и будущее выдвинули три большие группы одновременно и параллельно существующих теорий морали. Какая же из них является истинной? Ни одна, если прилагать мерку абсолютной завершенности; но, конечно, та мораль обладает наибольшим количеством элементов, обещающих ей долговечное существование, которая в настоящем выступает за низвержение современного строя, защищает будущее, следовательно, — мораль пролетарская». (Ф.Энгельс, Анти-Дюринг, стр. 88).
Буржуазная мораль.
Главный движущий мотив, определяющий действия буржуазии, ее поведение, ее взгляды, ее принципы, — это прибыль, нажива. К. Маркс в «Капитале» приводит следующие слова одного экономиста о побудительных мотивах капитала: «Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение; при 20 процентах он становится оживленным, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает ногами все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы». (К.Маркс, Капитал, т. I, 1949, стр. 764).
«Человек человеку — волк», «в карман норови», «падающего толкни», «каждый за себя, один бог за всех» и т. п. — вот правила буржуазной морали, возникшие на почве антагонизма классов, частной собственности, всеобщей конкуренции.
Буржуазное общество, как говорил Ленин, основано на принципе: «...либо ты грабишь другого, либо другой грабит тебя, либо ты работаешь на другого, либо он на тебя, либо ты рабовладелец, либо ты раб. И понятно, что воспитанные в этом обществе люди, можно сказать, с молоком матери воспринимают психологию, привычку, понятие — либо рабовладелец, либо раб, либо мелкий собственник, мелкий служащий, мелкий чиновник, интеллигент, словом — человек, который заботится только о том, чтобы иметь свое, а до другого ему дела нет». (В.И.Ленин, Соч., т. XXX, изд. 3, стр. 412). Владелец больших запасов хлеба в капиталистическом обществе заинтересован в том, чтобы была засуха, неурожай, голод, — это подымет цены на хлеб; буржуа-врач заинтересован в том, чтобы было больше больных, буржуа-юрист — в том, чтобы в стране совершалось больше преступлений, буржуа-архитектор — чтобы в городах чаще происходили пожары, священник — чтобы больше умирало людей. Несчастья одних становятся источником дохода и даже условием существования других.
Величайшим бедствием народов являются империалистические войны. Но они же служат источником баснословных прибылей для магнатов капитала, для владельцев военных заводов. Вот почему буржуазные идеологи и политики оправдывают грабительские войны, объявляют войну явлением естественным, вечным. Недаром капиталистические монополии боятся мира, как огня.
В капиталистическом обществе все превращено в товар, в меновую стоимость, все продажно, покупается и продается: рабочая сила человека, совесть и честь, достоинство человека и его пороки, любовь и красота, талант художника и вдохновение поэта, гений ученого и проповеди попа. Товарное обращение, пишет Маркс, «становится колоссальной общественной ретортой, в которую все втягивается для того, чтобы выйти оттуда в виде денежного кристалла. Этой алхимии не могут противостоять даже мощи святых, не говоря уже о менее грубых res sacrosanctae, extra commercium huminum [священных предметах, исключенных из торгового оборота людей]. Подобно тому как в деньгах стираются все качественные различия товаров, они, в свою очередь, как радикальный левеллер, стирают всяческие различия. Но деньги — сами товар, внешняя вещь, которая может стать частной собственностью всякого человека. Общественная сила становится таким образом частной силой частного лица». (К.Маркс, Капитал, т. I, 1949, стр. 138-139). Капиталистическое общество «приветствует золото как блестящее воплощение своего интимнейшего жизненного принципа». (Там же, стр. 139). Деньги — это божество, идеал буржуазного общества, ему поклоняются, ему приносят в жертву миллионы человеческих жизней. Кто ими обладает, тот обладает всем; кто их не имеет, тот обречен на нужду, лишения, страдания.
В глазах буржуа деньги — главное мерило достоинства человека. Количеством имеющихся у человека денег определяется его общественное положение. Буржуа, обладатель денег, пишет Маркс, может сказать о себе: «Я уродлив, но я могу купить себе красивейшую женщину; и, значит, я уже не уродлив, ибо действие уродства, его отпугивающая сила, сведена на-нет деньгами. Пусть я — по своей индивидуальности — хромой, но деньги предоставляют мне 24 ноги, и я уже не хромаю; я дурной, нечестный, бессовестный, тупой человек, но деньги в почете — значит, в почете и владелец денег. Деньги — это высшее благо,— значит, благ и их владелец; деньги, кроме того, освобождают меня от труда быть нечестным; предполагается, что я честен». (К.Маркс и Ф.Энгельс, Об исскустве, сборник, 1937, стр. 68). В Америке существует поговорка: «Если вы украли доллар, вас посадят в тюрьму, а если вы украли железную дорогу, вас сделают сенатором».
Буржуазные моралисты, политики и публицисты много говорят и пишут о свободе личности, о равноправии женщин, о высоких добродетелях, а между тем во всех капиталистических странах законом охраняется существование домов терпимости и неравноправие полов. В США, в штате Алабама, существует закон, согласно которому муж имеет право наказать жену палкой, причем палка «не должна быть толще двух пальцев». Такие же законы существуют и в «демократической» Англии, Вот что пишет английская либеральная газета «Ньюс кроннкл» в заметке: «Бейте вашу жену, если вам угодно»:
«Муж имеет право физически наказывать свою жену, если употребляемая им для этой цели трость не толще его мизинца. Такое решение вынес судья Тэдор Рис на заседании суда Брантфардского графства. Разбиралось дело, возбужденное квартирохозяйкой, которая хочет выселить беспрерывно ссорящуюся супружескую чету».
Только в капиталистическом обществе возможны позорные объявления, подобные тому, которое в 1948 г. было помещено в американской газете «Ньюс дей»: «Продается жена, разведенная, блондинка, привлекательная, ищет мужчину, который женился бы на ней и содержал бы ее и двух ее детей. Желающий должен дать согласие и быть в состоянии немедленно внести 10 тысяч долларов». Это одна из бесчисленных иллюстраций того, что собой представляет буржуазная мораль.
Аморализм современной буржуазии.
Для всех эксплуататорских классов в период их упадка характерно моральное разложение, аморализм. Недаром французское дворянство накануне французской буржуазной революции 1789 г. сделало своим девизом выражение: «после нас хоть потоп».
Ф. Ландберг, автор известной книги «60 семейств Америки», рисует паразитизм и расточительство американской плутократии. Разбогатев на эксплуатации собственного народа и грабеже других народов, на войне, на крови миллионов, буржуазия США не знает, как использовать награбленное. Обжорство, разврат, умопомрачительная роскошь, бриллиантовые ошейники для собак стоимостью в 15 тыс. долларов , (банкеты для любимых собак и лошадей, специальные выезды для ручных обезьян с персональными лакеями, ожерелья в 600 тыс. долларов, пиршества, банкеты, на которые расходуются сотни тысяч долларов. Пресытившись столь «скромными» развлечениями, плутократия придумала более сумасбродные затеи: среди гостей рассаживали обезьян, в комнатных бассейнах плавали наряженные золотыми рыбками пловцы, и шансонетки выпрыгивали прямо из пирогов». Так было в 90-е годы XIX и. «Неизмеримо более чудовищные излишества наших дней возрождают и во много раз превосходят самые фантастические из прежних тщательно продуманных форм распыления созданных народом богатств». (Ф.Ландберг, 60 семейств Америки, Государственное издательство иностранной литературы, 1948, стр. 476).
Нравы современной буржуазии напоминают нравы рабовладельцев древнего Рима эпохи его упадка или гибнущей феодальной аристократии. Буржуазия превзошла своих предшественников по преступлениям перед человечеством, по расточительству, по аморализму. Социологи, философы, писатели и идеологи, политические вожаки буржуазии пытаются дать даже «теоретическое» обоснование ее цинизму и аморализму, кровожадности и человеконенавистничеству. Глашатаем аморализма буржуазии в XIX в, выступал Фридрих Ницше. Поэтому германский фашизм подхватил философию Ницше и провозгласил его своим духовным отцом.
В германском и японском фашизме и американском империализме воплотилось все то гнусное и звериное, что свойственно всей империалистической буржуазии. Гитлер говорил: «Я освобождаю человека... от унижающей химеры, которая называется совестью. Совесть, как и образование, калечит человека. У меня то преимущество, что меня не удерживают никакие соображения теоретического или морального порядка». Гитлер рисовал перед немецкой молодежью в качестве идеала образ дикого хищного зверя. В этом зверином духе воспитывался немецкий народ перед второй мировой войной. Облик гитлеровцев — это облик людей, лишенных совести и чести» павших до уровня диких зверей. Злодеяния гитлеровской армии в оккупированных странах, в особенности на территории СССР, превзошли все зверства гуннов, вандалов, орд Чингис-хана и Тамерлана, вместе взятых. У немецких, японских, американских и других империалистов варварская жестокость соединена со всеми достижениями современной истребительной техники: душегубками, газовыми камерами» «майданеками», «освенцинами», бактериологическими средствами войны.
После разгрома гитлеровской Германии и империалистической Японии в роли вдохновителя всей международной реакции и организатора новой войны выступил американо-английский империализм. Американский империализм собирает под своим знаменем все силы мракобесия и реакции. Крупнейшие военные преступники и фашистские заправилы Германии и Японии выпускаются американскими властями на свободу, водворяются на руководящие посты в западных зонах Германии и в Японии. Вместе с тем американские и английские власти жестоко преследуют во всех доступных им странах борцов против германского, итальянского, греческого и японского фашизма, борцов за подлинную свободу и независимость народов.
За короткий срок после второй мировой войны буржуазия США проделала такой путь в сторону фашизма, накопила такой богатый опыт разбойничьей борьбы против негров, против патриотов Греции, Кореи, Филиппин, что она в зверствах и аморальности уже ничем не отличается от германского фашизма. Суды Линча в США — явления, тождественные зверствам гитлеровских эсэсовцев. Да и эсэсовцы в качестве образца брали не только жестокости средневековой католической инквизиции, но и суды Линча, бандитизм ку-клукс-клана.
Циничная, наглая, открытая и безнаказанная проповедь третьей мировой войны на страницах американской печати, пропаганда империалистического похода против СССР и стран народной демократии — это показатель крайней реакционности в крайней моральной деградации современной буржуазии.
Моральный облик современной американской буржуазии выразил в своем выступлении ректор университета в городе Тампа (штат Флорида) д-р Нэнс. Этот людоед, идеолог буржуазии заявил; «Я считаю, что мы должны провести тотальную подготовку, основываясь на законе джунглей. Каждый должен научиться искусству убивать. Я не думаю, что война должна ограничиться армиями, военно-морскими флотами и военно-воздушными силами или что должны быть какие-либо ограничения в отношении методов или оружия уничтожения. Я одобрил бы бактериологическую войну, применение газов, атомных и водородных бомб и межконтинентальных ракет. Я не стал бы просить о милосердном отношении к больницам, церквам, учебным заведениям или каким-либо группам населения... Было бы лицемерием оказывать милосердие какой-либо группе». («Правда», 6 августа 1950 г.) Эта проповедь американских людоедов по своему цинизму, человеконенавистничеству превосходит проповеди даже гитлеровских людоедов. Варварские бомбардировки американскими разбойниками мирных корейских городов и сел, истребление мирного населения Кореи — таково проявление людоедской идеологии американской буржуазии на практике.
В конгрессе США тон задают такие людоеды, как сенатор Кеннон, в буржуазной литературе и искусстве — декаденты вроде Генри Миллера и Фолкнера, которые рассматривают преступление как выражение «свободы воли». Главные герои американской буржуазной литературы — гангстеры, воры. «Писатель» Миллер объявляет человека мерзавцем по природе и существование человечества считает ошибкой. Во время войны он выразил надежду, что в ближайшие столетия человеческая цивилизация будет стерта с лица земли. В США распространяются «философия» и литературные творения французского мракобеса экзистенциалиста Сартра, проповедующего ненависть к коллективу, объявляющего всякие нормы морали «не имеющими значения». С открытой проповедью аморализма, оправдания преступлений, атомной войны выступает также английский философ мракобес Рассель.
Аморализм, крайний индивидуализм и эгоизм, человеконенавистничество — это показатели гниения и морального банкротства буржуазии, капитализма. Вместе с тем нельзя не учитывать того, что проповедь разнузданного индивидуализма, эгоизма и аморализма имеет для буржуазии служебное, политическое значение. Буржуазия и ее идеологические представители хотят растлить сознание средних слоев и натравить их на социалистический рабочий класс. Буржуазия стремится воспитать банды головорезов, лишенных совести и чести, готовых за деньги на все. Проповедь аморализма — это звено в общей цепи идеологической подготовки империалистической буржуазии к третьей мировой войне.
ДАЛЕЕ: Коммунистическая мораль.

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.