egor_23

Categories:

Исторический материализм 57

(ССЫЛКА) (В тексте выделяю всюду я)

Банкротство и маразм буржуазной философии.
Кризис и упадок современного капитализма находят свое выражение в кризисе, упадке и разложении всей буржуазной культуры, том числе и буржуазной философии. Никогда еще за всю историю буржуазного общества не наблюдалось такого разгула мистики, идеализма и мракобесия, как в современную стадию развития империалистического капитализма. Гниющему обществу соответствуют в гнилостные продукты в области философии.
В пору своей молодости буржуазия и лучшие ее идеологи превозносили могущество человеческого разума, его способность познать мир. А в наше время буржуазные философы стараются принизить человеческий разум, доказать его бессилие, неспособность познать объективную истину. Иррационализм и мистика стали модой. Характерным для империалистической буржуазии как класса, желающего задержать ход истории и обращающего свой взор в прошлое, является стремление воскресить средневековую схоластику. Реакционные философы в США, Франции, Англии и Италии подняли ныне на щит главу средневековых схоластов Фому Аквинского, в университетах США, Италии, Франции и Англии читаются курсы лекций о Фоме Аквинском, ему посвящаются многочисленные исследования, диссертации, статьи в журналах. Библиографический справочник, содержащий перечень «трудов», вышедших за последние 20 лет и посвященных Фоме Аквинскому, насчитывает 315 страниц. Иллюстрацией разложения буржуазной философии является идеалистическая философия современного американского философа Сантаяны. Его учение о надмировых «сущностях» есть воспроизведение платоновского «царства идей» и «универсалий» средневековых схоластов. Сантаяна открыто заявляет, что он враг науки и его «философия не является и не хочет быть научной». «Истина и вымысел,— пишет Сантаяна,— могут быть приняты за одно, и различием между ними можно пренебречь». Американский философ Глен, автор книги «сведение в философию», объявляет свою философию «добровольной и беззаветно преданной служанкой богословия».
Наиболее широко распространенная в США философия — прагматизм (Джемс) и инструментализм (Дьюи, Гук) — представляет собой разновидность субъективного идеализма. Эта философия учит, что критерием истины является польза, бизнес, и стирает грань между верой и знанием, наукой и религией, теологией и философией. Прагматизм и инструментализм — это идеологическое оружие империалистической реакции.
Одним из отвратительнейших идейных продуктов империалистической реакции является субъективно-идеалистическая философия экзистенциалистов, имеющая многих приверженцев среди буржуазии и буржуазной интеллигенции Франции и США, Англии и Западной Германии. Экзистенциалисты своими учителями считают блаженного Августина и других средневековых мистиков, затем Ницше и Бергсона, а ближайшими вдохновителями экзистенциалистов являются немецкие фашисты. Человеконенавистничество, эгоизм и индивидуализм, презрение к разуму и к научному знанию, мистика и аморализм, воспевание смерти и империалистического разбоя — вот характерные черты и сущность этой философии прогнившего капитализма. Личное, индивидуальное существование экзистенциалисты объявляют единственной реальностью; коллектив, народ, общество они объявляют вымыслом, ложью. Философия экзистенциалистов взращивается империалистической реакцией, чтобы растлить сознание масс, разрушить пролетарскую солидарность, отвлечь мысль трудящихся от социальных противоречий, перенеся внимание внутрь индивида. Империалистическим целям служит и субъективно-идеалистическое англо-американское философское течение семантиков, сводящих философию к лингвистике и объявляющих коммунизм, социализм, класс, демократию вымыслом, словами, лишенными смысла.
Как всякий класс, идущий к гибели и переживающий период заката, упадка, буржуазия и ее философы ищут утешения и спасения в мистике, в идейном и моральном растлении сознания народа. Этой цели и служат различные идеалистические философские течения, растущие в буржуазном обществе, как грибы после дождя. Философствования буржуазных идеологов напоминают настоящий «шабаш ведьм» средневековых мракобесов, растлителей умов. Их философия — это чад, которым они хотят отравить сознание трудящихся.
Идеализму, мистике, схоластике философствующих оруженосцев буржуазии противостоит ясная, как солнце, истина философии диалектического материализма. Марксистско-ленинское мировоззрение возникло на гранитной базе великих достижений передовой науки, оно развивается вместе с успехами естествознания и общественных наук, вместе с успехами всемирно-исторической практики самой передовой силы человечества— рабочего класса. Марксистская философия—это жизнеутверждающее учение, вселяющее в умы трудящихся непоколебимую уверенность в победе коммунизма.
9. Наука. Что такое наука.
Каждая наука — механика, физика, химия, биология, история — изучает законы определенной формы движения материи, законы развития определенной области действительности.
В целом наука, как особая форма общественного сознания, представляет собой систему знаний об окружающем нас мире, природе и обществе, о законах их движения и развития. Достоверность, истинность, объективность знаний проверяются и доказываются практикой. В отличие от искусства, отражающего объективный мир в художественных образах, наука отражает мир по преимуществу в форме понятий, определений, формул, законов и т. п.
В противовес религии, являющейся иллюзорным, превратным, фантастическим отражением действительности, научное знание, опирающееся на практику и проверяемое практикой, способно давать и дает нам объективную истину, т. е. правильное отражение объективного мира. Ход развития человеческого познания идет от менее глубокого знания к более глубокому, от познания явлений к сущности, от одной сущности к другой. Открывая законы объективного мира, наука дает возможность предвидения событий и служит орудием практического изменения мира человеком.
Происхождение науки.
Наука возникает из потребностей общественной практики, материального производства. Предметом научных наблюдений и обобщений становятся прежде всего те явления природы, которые так или иначе связаны с материальной жизнью общества, с производством. Производственная практика толкала людей на познание таких явлений, как смена дня и ночи, времен года, изменение погоды, разливы рек. Практические нужды требовали знания причин болезней людей и животных, изучения полезных и вредных свойств растений, особенностей и повадок животных, знания механических, физических и химических свойств тел, минералов и т. д.
Первоначально знания людей были невелики, целиком удерживались в памяти людей и в течение веков устно передавались из поколения в поколение. Эти знания сводились прежде всего к производственным наблюдениям, к производственному опыту. Но с развитием общества, с разделением труда и ростом разнообразия человеческой деятельности, с развитием обмена и связей между народами, с возникновением классов и государств расширяются знания людей об окружающем их мире. Память отдельного человека уже не в состоянии удержать знания, возникает потребность в записи наблюдений и обобщений, а в связи с этим появляется искусство письма.
Подобно членораздельной речи, письменность не была изобретением одного человека; она явилась результатом усилий множества людей в ответ на потребности общественной практики. Правда, письменность в ее наиболее развитой форме, как и наука, в течение длительного времени была монополией узкого круга людей из среды господствующих классов: жрецов, духовенства, чиновников, интеллигенции.
Возникнув, искусство письма стало мощным средством накопления знаний, передаваемых из поколения в поколение, от одного народа к другому. Первоначально запись различного рода сведений, наблюдений была беспорядочной, бессистемной и часто противоречивой. Это были записи о военных походах, победах и поражениях, о жизни, быте и нравах других народов, о фауне и флоре различных мест. Записывались также сведения, относящиеся к жизненной основе общества, к производству (время разлива рек, начало полевых работ, время созревания хлебов и т. д.). Затем записи упорядочиваются, приводятся в систему; накопленные знания создают возможность устанавливать связь, взаимозависимость явлений, их закономерность. Так возникают первые зачатки науки.
Астрономия возникла из практической потребности в знании закономерной смены времен года, из потребности ориентации ночью в пути. В древнем Египте и Вавилоне, где земледелие было связано с разливами рек, астрономия была нужна для вычисления периодов разлива рек. «Необходимость вычислять периоды разлития Нила,— пишет Маркс,— создала египетскую астрономию, а вместе с тем господство касты жрецов как руководителей земледелия». (К.Маркс, Капитал, т. I, 1949, стр. 517).
Развитие астрономии требовало развития математики как ее необходимой основы. Древние астрономы, как правило, были одновременно и выдающимися математиками. Потребности измерения полей, после разлива Нила, вызвали к жизни геометрию, которая затем была заимствована у египтян греками и другими народами. Строительство больших зданий, сложных гидротехнических сооружений (каналов, плотин, дамб), потребности судоходства и военного дела вызвали к жизни механику, а последняя в свою очередь вызвала дальнейшее развитие математики.
Жизненная необходимость борьбы с болезнями людей и животных вызвала появление медицины и ветеринарии, а это содействовало возникновению и развитию ботаники, зоологии, анатомии, физиологии.
Естествознание, как правило, давало ответы на те вопросы, которые ставило развитие производства, или обобщало практику. Еще задолго до того, как было сформулировано положение, что трение превращается в теплоту, люди посредством трения согревали руки, добывали огонь. Прежде чем был открыт закон превращения энергии, это превращение уже осуществлялось практически (паровая машина). Это не следует понимать таким образом, будто наука способна лишь к пассивному обобщению того, что уже достигнуто в производстве. Нет, опираясь на теоретическое обобщение практики, наука совершает открытия, которые двигают вперед и революционизируют само производство. Таковы, например, открытие законов пара и изобретение паровой машины, открытие законов электричества, открытие внутриатомной энергии, таково сделанное Мичуриным открытие законов искусственного формообразования организмов, открытие законов управления плодородием почв, достигнутое русскими учеными Докучаевым, Костычевым, Вильямсом, Мичуриным и Лысенко.
Влияние производства, экономических потребностей на развитие науки бывает не только прямым, непосредственным, но и косвенным, опосредованным. Но так или иначе, потребности материальной жизни общества определяют развитие науки всегда и всюду, хотя сами ученые могут этого и не сознавать.
Буржуазные историки утверждают, что не наука зависит от общественного производства, а, наоборот, состояние и развитие производства зависят от развития науки. Они считают науку плодом чистых размышлений ученого, сидящего в уединенном кабинете и оторванного от жизни, от ее потребностей. Но этот идеалистический взгляд полностью опровергается историей. Нужды производства, технические потребности оказывали на возникновение и развитие наук воздействие более сильное, чем десятки университетов. Не только астрономия и математика выросли из потребностей общества. Гидростатика (Торичелли и др.) вызвана к жизни потребностями регулирования горных потоков в Италии XVI и XVII вв. Современная крупная промышленность немыслима без современной механики, физики, химии, но бурное развитие этих наук вызвано именно потребностями крупной промышленности, основанной на сознательном применении естествознания. Современная физика и химия немыслимы без современной исполинской техники, а эту технику в руки физиков и химиков дает крупная промышленность. История всех великих открытий в науке свидетельствует о том, что общественная практика, потребности экономического развития, классовая борьба являлись движущей силой возникновения и развития науки.
Развитие науки в античном обществе.
Наука, как особая форма общественного сознания, возникла в античном обществе: В Вавилоне, Египте, в древней Греции и Риме. В античном мире наука была еще нераздельна с философией. «По сути дела,— говорит А. А. Жданов, — греки знали лишь одну, не расчленённую науку, в которую входили и философские представления. Возьмём ли мы Демокрита, Эпикура, Аристотеля,— все они в равной мере подтверждают мысль Энгельса о том, что «древнейшие греческие философы были одновременно естествоиспытателями». (А.А.Жданов, Выступление на дискуссии по книге Г.Ф.Александрова «История западноевропейской философии» 24 июня 1947 г., Госполитиздат, 1947, стр. 10). Но уже намечалось отпочкование наук от философии, их диференциация. Астрономия, математика, механика, медицина, зачатки биологических наук представлены выдающимися античными философами и учёными. Характерно, что идеалистическая философия и тогда была враждебна науке. Лишь материалистическая философия была неразрывно связана с наукой, с зачатками естествознания того времени. Научные знания античного общества о природе связаны прежде всего с именами материалистов: Фалеса, Гераклита, Эмпедокла, Левкиппа, Демокрита, Эпикура, Лукреция. С именем Аристотеля, этого всеобъемлющего гения древнего мира, связан ряд отраслей естествознания: зоология, ботаника, анатомия.
Философия и наука античного общества, представляя собой определенную ступень в духовном развитии человечества, были отражением рабовладельческого способа производства. Знания древних носили преимущественно умозрительный характер. В этом сказалось презрительное отношение класса рабовладельцев к физическому труду, который считался недостойным свободных людей. Недаром историк древности Плутарх писал, что нужно извинить Архимеда за то, что он для спасения родного города Сиракуз от неприятеля вынужден был заниматься механикой. Эта наивная «защита» Плутархом великого ученого за экспериментальные исследования в области механики характерна для умонастроения рабовладельцев.
Античная наука находилась в стадии детства и делала лишь начальные шаги. Ее значение состоит прежде всего в том, что она, хотя и в наивной форме, но более или менее систематически выражала взгляды древних на окружающий мир и выдвинула по различным проблемам целый ряд гениальных гипотез, оказавших значительное влияние на последующее развитие научных знаний.
Наука в феодальном обществе.
На смену рабовладельческому строю пришел феодализм, который в экономической области означал переход к более прогрессивному способу производства, но в области научной начально знаменовал несомненно упадок.
«Средневековье, — пишет Энгельс, — развилось из совершенно примитивного состояния. Оно стерло с лица земли древнюю цивилизацию, древнюю философию, политику и юриспруденцию и начало во всем с самого начала. Единственное, что средневековье взяло от погибшего древнего мира, было христианство и несколько полуразрушенных, утерявших всю свою прежнюю цивилизацию городов. Следствием этого было то, что, как это бывает на всех ранних ступенях развития, монополию на интеллектуальное образование получили попы и что само образование приняло преимущественно богословский характер». (К.Маркс и Ф.Энгельс, Соч., т. VIII, стр. 128).
В феодальном обществе господствовала религиозная идеология, мистика. В христианской Европе средних веков наука и научная мысль преследовались, душились, подавлялись. Вместо науки проповедовалась псевдонаука: схоластика, теология, алхимия. Мрачная ночь средневековья отмечена кровавым заревом костров инквизиции, на которых сжигали смелых, самоотверженных и благороднейших представителей пробуждавшейся научной мысли. Сквозь тьму и мракобесие католицизма с трудом пробивались ростки науки, попытки свободного исследования природы (Роджер Вэкон, Вильям Оккам и др.).
Несколько более благоприятные условия для развития научной мысли в период раннего феодализма были в арабских странах. Правда, и мусульманское духовенство преследовало науку и ученых, но не столь жестоко, как в католической Европе. Одним из крупных очагов арабской культуры был Багдад, другим — южная часть Испании с центром в Кордове. Арабы через Византию и византийских ученых приобщились к античной культуре, познакомились с трудами Аристотеля, Эвклида, Гиппократа, Галена. Арабские ученые, философы, врачи дали некоторый толчок дальнейшему развитию медицины, биологии и в особенности химии. Значительный вклад в развитие науки в это время внесли народы Кавказа и Средней Азии. Крупнейшие представители науки этого периода — Авиценна, Аверроэс.
Наука в эпоху Возрождения и капитализма.
Вместе с экономическим развитием внутри феодального общества росли новые социальные силы — буржуазия и буржуазная интеллигенция. Развитие ремесла, мануфактур, торговли, мореплавания вступало в противоречие с теологией, мистикой и схоластикой, требовало развития науки — механики, математики, астрономии, географии. Рост крупных городов, частые эпидемии обусловливали развитие медицины, биологических наук, на которые опирается медицина. Так называемая эпоха Возрождения знаменовала начало революции в способе производства, дала мощный толчок развитию науки и породила целую плеяду гигантов научной мысли, философии, искусства. От той революционной эпохи берет свое начало все современное естествознание.
«Современное естествознание, — единственное, о котором может идти речь как о науке, в противоположность гениальным догадкам греков и спорадическим, не имеющим между собою связи исследованиям арабов,— начинается с той грандиозной эпохи, когда бюргерство сломило мощь феодализма, когда на заднем плане борьбы между горожанами и феодальным дворянством показалось мятежное крестьянство, а за ним революционные предшественники современного пролетариата, уже с красным знаменем в руках и с коммунизмом на устах, — с той эпохи, которая создала в Европе крупные монархии, сломила духовную диктатуру папы, воскресила греческую древность и вместе с ней вызвала к жизни высочайшее развитие искусства в новое время, которая разбила границы старого мира и впервые, собственно говоря, открыла землю.
Это была величайшая из революций, какие до тех пор пережила земля. И естествознание, развивавшееся в атмосфере этой революции, было насквозь революционным, шло рука об руку с пробуждающейся новой философией великих итальянцев, посылая своих мучеников на костры и в темницы... Это было время, нуждавшееся в гигантах и породившее гигантов, гигантов учености, духа и характера. Это было время, которое французы правильно назвали Ренессансом, протестантская Европа односторонне и ограниченно — Реформацией
». (Ф.Энгельс, Диалектика природы, 1949, стр. 152).
Это было время, когда естествознание провозгласило, правда не без колебаний и не сразу, свою независимость от религии, от церкви.
«Чем в религиозной области было сожжение Лютером папской буллы, тем в естествознании было великое творение Коперника, в котором он, — хотя и робко, после 36-летних колебаний и, так сказать, на смертном одре,— бросил вызов церковному суеверию. С этого времени исследование природы по существу освободилось от религии... С тех пор и развитие науки пошло гигантскими шагами, ускоряясь, так сказать, пропорционально квадрату удаления во времени от своего исходного пункта...». (Ф.Энгельс, Диалектика природы, 1949, стр. 153).
Великое открытие Коперника нанесло удар не только геоцентрической системе Птоломея, но и религиозному мировоззрению. Недаром католическая церковь так бешено и беспощадно преследовала сторонников учения Коперника.
Открытия Галилея, Кеплера, Декарта, Ньютона, Лейбница, Гарвея, Ломоносова завершают целую полосу в развития естествознания.
Научные открытия величайшего мужа науки М. В. Ломоносова обогатили ряд отраслей науки. Особенно велики его заслуги в области физики и химии. Ему принадлежит честь открытия и экспериментального доказательства, задолго до Лавуазье, закона сохранения вещества. Ломоносов развил дальше гипотезу древних об атомном строении материи; он разработал атомистическую теорию газов и является создателем физической химии. Ему принадлежит честь открытия закона сохранения энергии. Пушкин, характеризуя универсальный и могучий гений Ломоносова, писал: «Соединяя необыкновенную силу воли с необыкновенною силою понятия, Ломоносов обнял все отрасли просвещения. Жажда науки была сильнейшею страстью сей души, исполненной страстей. Историк, ритор, механик, химик, минералог, художник и стихотворец, он все испытал и все проник... Первый углубляется в историю отечества, утверждает правила общественного языка его, дает законы и образцы классического красноречия, с несчастным Рихманом предугадывает открытия Франклина, учреждает фабрику, сам сооружает махины, дарит художества мозаическими произведениями и, наконец, открывает нам истинные источники нашего поэтического языка». (А.С.Пушкин, Сочинения. Гихл, 1948, стр. 713). «Ломоносов был великий человек... Он создал первый университет. Он, лучше сказать, сам был первым нашим университетом». (Там же, стр. 777).
Наибольшие успехи в развитии естествознания XVII — XVIII вв. выпали на долю механики, астрономии и связанной с ними математики. Эти отрасли научного знания были наиболее близко и непосредственно связаны с насущными нуждами развивавшейся промышленности, с ходом развития материальной жизни возникавшего капиталистического общества.
В отличие от всех предшествующих способов производства, основанных на рутинной технике, капиталистический способ производства потребовал машинного производства, которое основывается на сознательном применении данных науки, естествознания. Именно в этом и заключается главная причина естествознания бурного развития естествознания.
Первый период развития естествознания эпохи капитализма, начавшийся с XVI столетия, дал великие открытия в области математики, механики, астрономии, но в области изучения органических явлений не вышел за пределы начальных ступеней познания. Еще не были исследованы ни исторически следовавшие друг за другом органические формы (палеонтология), ни историческая смена геологических условий развития организмов (геология). Естествоиспытатели рассматривали природу метафизически. Для более основательного изучения форм жизни, пишет Энгельс, «недоставало обеих первооснов — химии и науки о главной органической структурной форме, клетке». (Ф.Энгельс, Диалектика природы, стр. 153).
С половины XVIII и особенно в XIX столетии научные открытия пробивают одну брешь за другой в метафизическом взгляде на природу. Теория Канта—Лапласа о происхождении солнечной системы; учение об историческом развитии земли и палеонтологическая теория о последовательно сменяющих друг друга органических формах на земле; возникновение органической химии, искусственное создание органических веществ, доказывающее применимость химических законов в области живой природы; открытие механической теории теплоты, а также закона превращения энергии; открытие клеточного строения организмов и, наконец, поскольку речь идет о познании природы, открытия Ламарка и Дарвина — эти и другие естественнонаучные открытия показывали природу в ее единстве, внутренней связи, в историческом развитии.
Теория развития не могла одержать победы в науке в условиях феодализма с его застойностью производства, с медленным течением всей общественной жизни, с господством крайне консервативной религиозной идеологии. Капитализм сломал феодальные отношения, революционизировал производство и тем ускорил ход общественной жизни. Вслед за революцией в способе производства последовали политические буржуазные революции. Все это и явилось толчком для сдвигов в области естествознания.
Но при всем том капиталистический строй и буржуазное мировоззрение ставят пределы, ограничивают развитие науки. Буржуазные естествоиспытатели, находясь во власти метафизического и идеалистического мировоззрения, не могли и не могут дать верной картины природы и общества, их пугают противоречия, скачкообразность развития. Буржуазная наука, Допуская в крайне упрощенном, вульгарном виде развитие в природе (плоская эволюция), не признает развития общества.
Подлинно научное мировоззрение создали корифеи науки и вожди рабочего класса Маркс и Энгельс и их гениальные продолжатели Ленин и Сталин. Открытия Маркса и Энгельса знаменовавшие величайшую революцию в области науки и философии, оказали гигантское влияние не только на все отрасли знания, но и на все стороны общественной жизни. С именами Маркса и Энгельса как вождей рабочего класса связано возникновение подлинной науки об обществе — исторического материализма, политической экономии и научного социализма.
Великая революция в философии и науке, произведенная Марксом и Энгельсом, привела к изгнанию идеализма из последнего убежища — из области знаний об обществе.
Ленин и Сталин обогатили марксистскую науку новыми великими открытиями, обобщили опыт рабочего движения эпохи империализма и пролетарских революций, опыт победоносного строительства социализма в СССР.
Великий вклад народов СССР в науку.
Каждый народ, большой и малый, гордится тем вкладом, который он внес в развитие науки. Советский народ дал миру не только величайших ученых-естествоиспытателей, но и величайших корифеев общественной науки Ленина и Сталина. Народы СССР по праву гордятся тем, что их передовые ученые внесли и вносят великий вклад в сокровищницу передовой научной мысли.
В тяжелых условиях крепостнической, а затем капиталистической царской России лучшие представители русской науки прокладывали новые пути во всех отраслях познания. Нет буквально ни одной отрасли естествознания, где бы русским ученым не принадлежали открытия мирового значения. Мы уже назвали исполина науки Ломоносова. Создателем первой паровой машины был гениальный русский изобретатель Ползунов. В математике русский народ дал миру Лобачевского, которого по праву называют Коперником в своей области. Попову принадлежит изобретение радио, Петрову — вольтовой дуги, Яблочкову — первой дуговой электролампы, Ладыгину — электролампы накаливания. Честь изобретения первого в мире самолета принадлежит гениальному русскому изобретателю Можайскому. Создателями теории самолета являются русские ученые Жуковский и Чаплыгин. В области химии русская наука дала миру гениального Менделеева, Зинина и Бутлерова. Дальнейшее развитие материалистической биологии после Дарвина осуществили великие русские и советские ученые Тимирязев, Мичурин, Лысенко. Докучаев, Костычёв, Вильямс впервые в истории создали подлинную науку о почве — этом важнейшем средстве общественного производства. Современная физиология стала наукой благодаря гениальным исследованиям Сеченова и Павлова. Открытия Мечникова, Ивановского, Гамалея и других ученых в микробиологии далеко опередили зарубежную науку в этой области. Высочайшего и всестороннего развития достигла наука народов СССР в условиях победы социализма. Достижения советских физиков в области овладения внутриатомной энергией свели на нет монополию американских атомщиков.
Наука в эпоху империализма.  эпоху империализма развитие производительных сил носит крайне неравномерный, противоречивый характер, сопровождаясь разрушительнейшими кризисами, империалистическими войнами. Погоня за прибылью, конкуренция, а также потребности империалистических войн заставляют капиталистов развивать технику и науку. Капиталистические монополии полностью подчинили своим интересам научно-исследовательскую деятельность. Научные лаборатории и научно-исследовательские институты в условиях капитализма создаются по тому же принципу, что и любое капиталистическое предприятие: современные научно-исследовательские институты и лаборатории — это капиталистические предприятия со сложным оборудованием. В институтах сотни и тысячи ученых и инженеров работают по заданиям и под контролем капиталистических монополий.
Развитие науки, особенно физики, химии и всех прикладных отраслей знания, непосредственно связанных с развитием техники, конечно, не прекращается в эпоху загнивания капитализма, а происходит, принимая односторонний, уродливый характер. Открыты новые источники сырья и энергии, новые материалы, заменители: синтетический каучук, синтетический бензин, пластмассы и т. п. Но все эти достижения в условиях
империализма ведут лишь к усилению эксплуатации, нищеты масс, к созданию новых, более совершенных орудий войны и разрушения.
Наука в буржуазном обществе — это служанка капитала, орудие эксплуатации. Труд и наука при капитализме поставлены в антагонистические отношения: развитие науки, как и развитие производительных сил, ведет к обнищанию трудящихся.
«Человечество в целом, — пишет Маркс,приобретает все большую власть над природой, в то время как отдельный человек становится рабом других людей или своей собственной низости. Кажется, что даже чистый свет науки не может сиять иначе, как только на мрачном фоне невежества... Этот антагонизм между современной промышленностью и наукой, с одной стороны, и нищетой и упадком — с другой, этот антагонизм между производительными силами и общественными отношениями нашей эпохи есть осязаемый, подавляющий и неоспоримый факт». (К.Маркс и Ф.Энгельс, Избранные произведения, т. I, 1948, стр. 318).
Развитие науки в капиталистическом обществе совершается не путем непрерывного движения вперед, а через глубочайшие противоречия и кризисы. Конец XIX и первая половина XX в. отмечены настоящей революцией в естествознании, в особенности в физике. Но часть физиков не смогла понять новых открытий, поддалась влиянию идеализма и склонилась к ложным идеалистическим выводам.
В. И. Ленин дал глубокий анализ кризиса естествознания. Он писал: «...сегодняшний «физический» идеализм точно так же, как вчерашний «физиологический» идеализм, означает только то, что одна школа естествоиспытателей в одной отрасли естествознания скатилась к реакционной философии, не сумев прямо и сразу подняться от метафизического материализма к диалектическому материализму. Этот шаг делает и сделает современная физика, но она идет к единственно верному методу и единственно верной философии естествознания не прямо, а зигзагами, не сознательно, а стихийно, не видя ясно своей «конечной цели», а приближаясь к ней ощупью, шатаясь, иногда даже задом. Современная физика лежит в родах. Она рожает диалектический материализм. Роды болезненные. Кроме живого и жизнеспособного существа, они дают неизбежно некоторые мертвые продукты, кое-какие отбросы, подлежащие отправке в помещение для нечистот. К числу этих отбросов относится весь физический идеализм, вся эмпириокритическая философия вместе с эмпириосимволизмом, эмпириомонизмом и пр. И т. п.». (В.И.Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 299).
Ленин писал, что своими новыми открытиями физика подтверждает истинность диалектического материализма. Ленин указал, что выход из кризиса естествознания заключается в переходе естествоиспытателей на позиции диалектического материализма. Но в условиях буржуазного общества естествоиспытатели воспитываются на идеалистическом мировоззрении, выдаваемом за «новейшую философию». К диалектическому материализму как мировоззрению пролетарскому буржуазные ученые в силу своего общественного положения и воспитания относятся предвзято, враждебно. Даже тогда, когда в ходе научного исследования они прямо наталкиваются на диалектический характер процессов в природе, они не решаются делать диалектические выводы, а сбиваются на релятивизм.
Лишь наиболее смелые из естествоиспытателей в буржуазном обществе под давлением неумолимых фактов рвут с идеалистическими и метафизическими воззрениями и переходят на позиции диалектического материализма (Ланжевен, Фредерик и Ирен Жолио-Кюри, М. Пренан и др.).
ДАЛЕЕ: Отражение классовой борьбы в развитии науки.

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.