egor_23

Categories:

Февральские хроники

Февральские хроники Первый день революции... 

8 марта (23 февраля) 1917 г. в честь Международного дня работницы по призыву Петербургского комитета большевиков бастовало около 90 тысяч рабочих. Грандиозные демонстрации рабочих. Столкновения с полицией. Вечером большевистский комитет Выборгского района постановил: забастовку продолжать и превратить ее во всеобщую. Начало Февральской революции.

8 марта (23 февраля) 1917 г., когда сам царь прибыл в Могилев, его приближенные наконец убедились, что отвечать в условиях инфляции и нехватки продуктов локаутом на забастовку под экономическими требованиями - самоубийственная наглость.
Вслед за работниками Путиловского завода останавливать работу начали и рабочие других предприятий, и забастовщики с рабочих окраин по нескольким направлениям двинулись в центр Петрограда. Способствовало массовости выступлений и то, что 8 марта по новому стилю уже было известно в рабочей среде как праздник борьбы трудящихся женщин за свои права, и женщины-работницы активно участвовали в демонстрациях.
Кроме того, рабочие останавливающих работу предприятий заходили и на соседние предприятия, чтобы убедить их рабочих присоединиться к стачке, таким образом движение стало набирать массовость.
Всего 8 марта (23 февраля), по сведениям властей, к концу дня бастовало 43 предприятия с 78 443 рабочими (другие оценки числа бастовавших достигают 128 тысяч).

Тем временем состоялось заседание Государственной думы, на которой запрос против локаута на Путиловском и Ижорском заводах внесли депутаты от фракций меньшевиков и трудовиков (депутаты-большевики были сосланы в Сибирь еще в ноябре 1914 г.); поддержал запрос в своей речи и кадет Шингарев, тогда как правый депутат Шульгин ответил, что он не присоединяется к запросу, поскольку у него нет оснований не доверять военным властям, в управлении которых находились эти заводы.
Вечером 8 марта (23 февраля) на совещании руководство петроградских большевиков, бывших тогда не самой влиятельной силой из-за репрессий, но принявших активное участие в революции, приняли решение поддержать забастовку, усилить агитацию среди солдат и добиться вооружения рабочих.
Что же до Николая II, то у него первая дневниковая запись о революции была написана только 11 (!) марта (27 февраля) - до того он в Могилеве оставался чисто пассивной фигурой.....

12 марта (27 февраля) 1917 г. стало днем, когда был бит главный козырь старого режима - лояльность расположенных в столице войск. Солдаты и унтер-офицеры той самой учебной команды запасного батальона Волынского полка, которая 11 марта (26 февраля) по приказу своего командира штабс-капитана Лашкевича стреляла в рабочих на Знаменской площади, до утреннего построения следующего дня уже приняли решение не повторить чего-то подобного. Когда Лашкевич прибыл в расположение команды, построенной унтер-офицером Кирпичниковым, солдаты отказались ему подчиняться и убили своего командира. Выйдя из казарм, они направились к другим подразделениям, убедив их присоединиться к восстанию - следующими восставшими подразделениями стали запасные батальоны Литовского и Преображенского полков. К вечеру же из 160-тысячного гарнизона Петрограда восстало более 60 тысяч человек.
Сформированный Хабаловым отряд под командованием полковника Кутепова (будущего главы ОЛВС) также не изменил положение - солдаты отряда также перешли на сторону восставших или скрылись.
С помощью перешедших на их сторону солдат восставшим удалось захватить значительные запасы оружия в Петроградском арсенале, а также захватить петроградские тюрьмы - "Кресты", ДПЗ на Шпалерной и Литовский замок, освободив их заключенных. В числе освобожденных оказались как арестованные в ночь с 10 на 11 марта (с 25 на 26 февраля) члены Петербургского комитета РСДРП(б), так и меньшевики-оборонцы из рабочей группы ЦВПК, арестованные несколькими неделями ранее.
Депутаты Государственной думы (кроме наиболее правых) оказались в двусмысленном положении - вооруженного восстания против самодержавия они отнюдь не хотели и формального неподчинения указу о роспуске не оказали, однако в условиях краха старой власти решили стать той силой, которая "наведет в столице порядок", поэтому собрали в одном из залов Таврического дворца "частное совещание" нового органа - Временного комитета Государственной думы ("Комитет членов Государственной Думы для водворения порядка в столице и для сношения с лицами и учреждениями"). Возглавил Временный комитет председатель думы октябристов Родзянко, члены же его представляли практически весь политический спектр России, кроме черносотенцев на правом фланге и большевиков на левом - от "прогрессивного националиста" Шульгина до меньшевика Чхеидзе. В тот же день освобожденными членами левых партий и представителями заводов был создан Петроградский совет, главной силой в которой на тот момент оказались меньшевики (председателем стал тот же Чхеидзе); большевики, войдя в его состав, стали там меньшинством (из 15 членов изначального состава Исполкома Петросовета большевиков было двое - Шляпников и Залуцкий).

Безнадежность положения стала ясна даже царским министрам - во второй половине дня они собрались на оказавшееся последним заседание Совета министров, на котором обратились к царю с просьбой о замене своего кабинета "ответственным министерством", а также отстранили наиболее непопулярного члена кабинета - министра внутренних дел Протопопова, велев ему объявить себя больным (снять его с должности мог только сам император).

Сам же Николай, еще вечером 11 марта (26 февраля) занимавший себя игрой в домино (по его дневнику) решил, наконец, из Могилева направиться в Царское Село - в вагон он сел ночью, выехал же утром следующего дня и до Петрограда так и не добрался.

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.